УДК 342.4/.7 

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО №8 2011 Страницы в журнале: 48-50

 

В.А. ЛЕВЧИК,

руководитель нормативно-правовой рабочей группы Ассоциации региональных операторов связи

 

Проанализированы конституционные запреты — нормы, защищающие и вводящие права и свободы, но сформулированные в негативной форме. Показаны предусмотренные Конституцией РФ механизмы ограничения прав и свобод, а также преодоления конституционных запретов. Установлен факт наличия в Основном законе непреодолимых запретов. Полученные результаты использованы для анализа Федерального закона «О персональных данных».

Ключевые слова: Конституция РФ, Основной закон, права и свободы, непреодолимый запрет, персональные данные, личная и семейная тайна, информация о частной жизни

 

Constitutional prohibitions

 

Levchik V.

 

The article analyzes constitutional prohibitions — the rules of the Basic Law, protecting and imposing rights and freedoms but formulated in a negative way. The article shows stipulated in the Constitution mechanisms of limiting the rights and freedoms and overcoming the constitutional prohibitions. Presence of insurmountable prohibitions in the Basic Law is established as a fact in the article. The results achieved are used for the analysis of the Federal Law of Personal Data.

Keywords: Constitution, Basic Law, rights and freedoms, insurmountable prohibition, personal data, personal and familial secrecy, information of the private life.

 

Одной из главных целей Конституции РФ является установление прав и свобод человека, признаваемых высшей ценностью (ст. 2), а их признание, соблюдение и защита — суть деятельности и обязанность государства (статьи 2  и 18). Кроме непосредственного установления прав и свобод, Конституция РФ содержит большое количество запретов. Установление конкретного права или свободы зачастую сопровождается введением необходимого для их защиты запрета, и наоборот, введение того или иного запрета фактически вводит новые права и свободы.

По сути, конституционные запреты — это тоже права и свободы, однако сформулированные в негативной форме.

Приведем примеры конституционных запретов. Согласно ст. 6 «гражданство Российской Федерации приобретается и прекращается в соответствии с федеральным законом, является единым и равным независимо от оснований приобретения» (ч. 1); «гражданин Российской Федерации не может быть лишен своего гражданства или права изменить его» (ч. 3).

Часть 1 ст. 13: «В Российской Федерации признается идеологическое многообразие»; ч. 2: «Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной»; ч. 5: «Запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни».

Часть 1 ст. 14: «Российская Федерация — светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной».

Кроме непосредственного установления прав и свобод, статьи 17, 55 и 56 Конституции РФ содержат важнейшие ограничительные нормы, из которых обратим внимание на норму ч. 3 ст. 55. Хотя там и говорится об ограничении прав и свобод, на самом деле это положение обеспечивает их защиту. Именно на этой норме и основывается все российское законодательство (например, благодаря ей существует УК РФ). При этом, исходя из ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, нельзя создать некий гипотетический закон, запрещающий любоваться голубым небом, поскольку невозможно указать, чьи права и законные интересы такие действия будут нарушать. Под действие данной рамочной нормы могут попасть все без исключения права и свободы. Она является как бы оговоркой для всех иных законодательных норм, устанавливающих права и свободы.

Однако такой универсальной рамочной статьи, которая касалась бы именно конституционных запретов, в Основном законе не существует. Поскольку конституционные запреты устанавливаются для защиты прав и свобод, то и возможность их преодоления вводится не в какой-то одной статье для всех сразу, а строго индивидуально, т. е. для каких-то преодоление возможно, а для каких-то нет.

В таблице приведены примеры непреодолимых конституционных запретов, а также запретов, в формулировках которых явным образом указан механизм их преодоления (выделено).

Конституционные запреты, которые не содержат в формулировках механизмов своего преодоления, защищают тем самым охраняемые ими права и свободы от возможности их ограничения даже ч. 3 ст. 55 Конституции РФ. Перечислим некоторые примеры непреодолимых запретов.

Часть 1 ст. 21: «Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления»; ч. 2: «Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию. Никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам».

Часть 1 ст. 23: «Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени»; ч. 1 ст. 24: «Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются».

Часть 1 ст. 37: «Труд свободен. Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию»; ч. 2: «Принудительный труд запрещен».

Действительно, невозможно себе представить законы, направленные на разжигание социальной, расовой, национальной или религиозной ненависти и вражды, разрешающие пропаганду социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства; не будут соответствовать Конституции РФ и гипотетические законы «О применении пыток» или «О рабском труде». Очевидно, что если для принятия подобных законов кто-то вознамерится воспользоваться общими основаниями и порядком, установленными в ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, то запреты, аналогичные приведенным выше, обеспечат исключения из такого общего подхода.

Вместе с тем норма ч. 3 ст. 55 сама является запретом на принятие необоснованных законов. С этой точки зрения вся Конституция РФ выступает запретом на действия, идущие с ней вразрез, нарушающие ее положения.

Рассмотрим конституционные запреты, вводящие дополнительные права и свободы.

Часть 1 ст. 26: «Каждый вправе определять и указывать свою национальную принадлежность. Никто не может быть принужден к определению и указанию своей национальной принадлежности».

Часть 1 ст. 29: «Каждому гарантируется свобода мысли и слова»; ч. 3: «Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них».

Так, гипотетический закон, вообще упраздняющий понятие «национальная принадлежность», может быть принят, если удовлетворит основаниям и порядку, которые предусмотрены ч. 3 ст. 55, причем запрет, установленный в ч. 1 ст. 26, не имеет к этому отношения.

Аналогично запрет, закрепленный в ч. 3 ст. 29, не имеет отношения к возможному ограничению свободы слова, причем последнее не противоречит ч. 3 ст. 56, неявно предусматривающей такую возможность в условиях чрезвычайного положения.

Перечисленные запреты вводят свободы, дополнительные по отношению к тем, которые явно установлены в статьях: свободу не определять или не указывать национальную принадлежность, свободу не выражать свои мнения или убеждения, равно как и не отказываться от них. И только эти свободы не могут быть ограничены федеральными законами.

Конституция РФ признает возможность ограничения таких важнейших прав и свобод, как, например, право на жизнь (ч. 1 ст. 20), на свободу и личную неприкосновенность (ч. 1 ст. 22), на неприкосновенность жилища (ст. 25), на частную собственность (части 1 и 2 ст. 35): они вполне подпадают под действие ч. 3 ст. 55, поскольку запреты, содержащиеся в этих же статьях, явно говорят о таких ограничениях, жестко их регулируя.

Федеральный закон от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных» (далее — Закон) в ст. 2 устанавливает своей целью обеспечение защиты прав и свобод человека и гражданина при обработке его персональных данных, в том числе защиты прав на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну. Однако нигде далее Закон не определяет эти понятия и даже не обращается к ним, а вводит в п. 1 ст. 3 базовое понятие «персональные данные», которое определяет настолько широко, что оно охватывает и информацию о частной жизни, защищаемую статьями 23 и 24 Конституции РФ.

Подобное неоправданно широкое определение с использованием таких категоричных формулировок, как «любая информация» и «другая информация», вместе с максимально широким набором действий, входящих в понятие «обработка персональных данных», подводит под действие Закона множество субъектов и ситуаций, которые законодатели наверняка не имели в виду. Также очевидно, что норма п. 1 ст. 6 Закона, устанавливающая случаи, при которых возможна обработка персональных данных (а значит, и информации о частной жизни) без согласия их субъекта, противоречит абсолютному запрету ч. 1 ст. 24 Конституции РФ.

Не менее очевидно, что публичные интересы предусматривают довольно много случаев, когда персональные данные должны быть обработаны без согласия их субъектов. Чтобы не нарушать при этом ч. 1 ст. 24 Конституции РФ, от Закона требуется четко отделить такие персональные данные от информации о частной жизни. При этом следует учитывать, что Конституция РФ не содержит явного указания на то, считать ли сведения, составляющие личную и семейную тайну, особо защищаемой частью информации о частной жизни, либо расценивать их как совпадающие понятия (например, информация о супругах или детях обычно не считается тайной, однако какие-то обстоятельства женитьбы (замужества) или факт усыновления (удочерения) вполне могут быть таковой). Но в любом из этих случаев конституционный запрет ч. 1 ст. 24 распространяется и на сведения, составляющие личную и семейную тайну, — до тех пор, пока самой Конституцией РФ или федеральным законом не будет явно установлено, что сведения, составляющие личную и семейную тайну, не являются информацией о частной жизни.

Таким образом, объективно напрашивается вывод о необходимости устранения несоответствия ключевых моментов Закона ст. 24 Конституции РФ.