УДК 342.415

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО №5 2011 Страницы в журнале: 21-24 

 

Д.С. ИВАНИН,

аспирант кафедры конституционного и административного права Российского государственного социального университета

 

Рассматриваются отдельные проблемы в толковании положений Конституции РФ о социальном государстве, касающихся соотношения функций по обеспечению свободного развития человека и социально-экономического развития страны в целом.

Ключевые слова: социальное государство, человеческий капитал, свободное развитие человека, социально-экономическое развитие.

 

The constitutional functions of the welfare state  and human capital development

 

Ivanin D.

 

We consider some problems in the interpretation of the Constitution of the Russian Federation on the social state, on relation of functions to ensure the free development of human and socio-economic development in general.

Keywords: welfare state, human capital, freedom of human development, socio-economic development.

 

В   соответствии со ст. 7 Конституции РФ   Российская Федерация — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. В этой связи реализация базовых политико-экономических приоритетов нашей страны должна осуществляться через социальные основы государственной политики.

Сегодня перед Россией остро стоит задача модернизации экономики и перехода на инновационный путь развития. Решение этой задачи невозможно без использования системы правовых средств, и в первую очередь конституционно-правовых, что позволит законодательно регламентировать основные векторы реформ экономики, организационно-институциональный механизм модернизации, финансирования инновационных мероприятий.

Впервые термин «социальное государство» был введен в научный оборот в 1850 году Л. фон Штейном. Определяя сущность социального государства, автор утверждал, что государство в силу своей власти обязано поддерживать абсолютное равенство в правах для всех общественных классов, а также для каждой самоопределяющейся личности. Оно обязано способствовать экономическому и общественному прогрессу всех своих граждан, ибо развитие одного выступает условием развития другого[1].

В дальнейшем на практическом уровне развитие теории социального государства выражалось в признании и законодательном закреплении социальных прав человека, в установлении юридических гарантий реализации этих прав.

После Второй мировой войны в европейских странах характеристика государства как социального постепенно закрепляется на конституционном  уровне. Первой социальную природу своего государства зафиксировала Федеративная Республика Германия, в конституции которой в 1949 году было записано: «Федеративная Республика Германия является демократическим и социальным правовым федеративным государством»[2]. Это означало, что государство в своей деятельности должно подчиняться принципу социальности, т. е. «осуществлять политику, направленную на обеспечение достойного человека уровня жизни, удовлетворение основных жизненных потребностей всех социальных групп». Статус социального государства ввели Франция (1958 г.), Швейцария (1972 г.), Швеция (1975 г.),  Испания (1978 г.), Турция (1978 г.) и другие страны.

В России процесс законодательного установления мер социального обеспечения начался в конце XIX века, и впоследствии в советском праве социальные права и обязанности граждан были достаточно широко  отражены. Однако впервые Российская Федерация провозглашена как социальное государство в действующей Конституции РФ 1993 года.

Среди современных юристов отсутствует единая позиция по поводу определения социального государства и тех функций, которые оно должно осуществлять исходя из Конституции РФ.

Так, Р.И. Иванова на основании ст. 7 Конституции РФ делает вывод о том, что данным конституционным определением государство «принимает на себя обязательства проводить активную социальную политику, направленную на развитие личности, достижение благосостояния, социальной защиты и безопасности граждан»[3].

В своих исследованиях Ю.И. Скуратов отмечает, что ответственность социального государства за обеспечение человеку достойного существования вторична. Социальное государство руководствуется исходным представлением, согласно которому каждый взрослый человек имеет возможность и обязан зарабатывать на себя и содержание своей семьи[4]. Реализация принципа социального государства основана на том, что большинство граждан вполне в состоянии самостоятельно обеспечить себе достойный уровень жизни, существенно отличающийся от минимума, установленного государством для своих граждан. Основой этого является свобода экономической деятельности, предпринимательская деятельность, свобода различных видов творческой деятельности и другие виды деятельности, развивающиеся и поддерживаемые государством в современном, экономически развитом демократическом обществе[5].

По нашему мнению, в соответствии с Конституцией РФ государство обязано лишь создавать условия для достойной жизни и свободного развития. Обязанность обеспечить себе достойный уровень жизни и развития все-таки ложится непосредственно на саму трудоспособную личность. Конечно, это не умаляет обязанности государства по обеспечению социальной защищенности человека, если тот в силу возраста, состояния здоровья или по другим не зависящим от него причинам не может трудиться и не имеет дохода, обеспечивающего прожиточный минимум для него и его семьи (ч. 2 ст. 7 Конституции РФ).

Е.Ю. Бархатова считает, что социальное государство  берет на себя обязанность заботиться о социальной справедливости, о благополучии своих граждан, их социальной защищенности[6]. Аналогичную точку зрения разделяют и другие авторы[7]. Однако данная трактовка функций социального государства, на наш взгляд, недостаточно конкретна и не раскрывает в полной мере положений Конституции РФ. В этой связи В.Г. Вишняков справедливо замечает, что понятие «заботиться» не имеет юридического содержания и носит морально-этический характер[8].

Как отмечал в своих исследованиях О.Е. Кутафин, социальное государство в том смысле, который вкладывает в него конституция, должно стремиться лишь к максимально возможному в условиях демократической страны равномерному содействию благу всех граждан и к максимально возможному равномерному распределению жизненных тягот[9]. Одна из важнейших целей социального государства — сглаживание социального неравенства, преодоление его крайних форм. Демократическое социальное государство стремится к сглаживанию неравенства на основе роста благосостояния людей, что отличает его от тоталитарного государства, которое полностью управляет экономикой и организует ее, которое способно предложить своим гражданам лишь равенство в бедности.

Как видим, при толковании понятия «социальное государство» ученые в основном обращают внимание на функции государства по перераспределению благ, поддержке малоимущих и обеспечению социальной справедливости. Однако в конституционной дефиниции социального государства, помимо создания условий, обеспечивающих достойную жизнь всем гражданам, многие ученые выделяют второй элемент (или функцию, которую государство неминуемо обязано выполнять) — создание условий, обеспечивающих свободное развитие человека. Данный элемент социального государства исследуется в науке конституционного права недостаточно всесторонне.

Вместе с тем возможность свободного развития человека является одной из основных функций социального государства. Еще Л. фон Штейн функциями социального государства считал способствование свободному межклассовому движению и помощь тем, кто терпит лишения. Эти две функции, по его мнению, реализуются в конкретных управленческих задачах: в устранении юридических препятствий свободному межклассовому движению; в попечении об общественной нужде, которое призвано обеспечить каждой личности физические условия самостоятельности;  в содействии труду, не обладающему капиталом; в достижении хозяйственной самостоятельности[10].

Наличие условий для свободного развития — необходимый элемент самосовершенствования человека. Только имея возможности развиваться, поддерживать свое здоровье, повышать уровень образования, профессиональной компетентности и т. п., человек будет способен самостоятельно обеспечивать себя и свою семью, не прибегая к помощи  государства.

На основании ст. 7 Конституции РФ С.А. Авакьян выделяет четыре функции социального государства: создание условий для того, чтобы каждый человек своим трудом мог обеспечить себе необходимый экономический уровень жизни; забота о здоровье людей; создание предпосылок для свободного развития личности (прилагаются старания к тому, чтобы человек мог создать условия для жизни, отдыха, занятий спортом, удовлетворения своих духовных и культурных интересов и т. д.; либо организация соответствующих сфер для поддержания инициатив физических и юридических лиц); забота либо оказание помощи, в том числе материальной и организационной, в отношении тех категорий граждан, которые не в состоянии достойно жить на свои доходы[11].

В настоящее время для обозначения совокупности характеристик человека как субъекта экономических отношений применяется термин «человеческий капитал». Это понятие активно используется при принятии документов, определяющих основы государственной политики. В качестве примера можно привести Концепцию долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года (утв. распоряжением Правительства РФ от 17.11.2008 № 1662-р), Стратегию национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года (утв. Указом Президента РФ от 12.05.2009 № 537), План по реализации основных направлений антикризисных действий и политики модернизации российской экономики Правительства Российской Федерации на 2010 год (утв. Правительством РФ 02.03.2010).

Человеческий капитал представляет собой сформированный в результате инвестиций и накопленный человеком запас знаний, умений, навыков, мотиваций, способностей и здоровья, что содействует росту производительности труда и доходов данного человека[12]. В росте человеческого капитала участвуют и заинтересованы три субъекта: государство, организация (выступающая в качестве работодателя) и сам человек.

Человек — объект для инвестиций, он сам накапливает знания, умения, навыки, необходимые для успешной трудовой деятельности, поддерживая свое здоровье.

Организация (работодатель) осуществляет инвестиции в развитие человеческого капитала своих сотрудников, так как это способствует повышению производительности труда и эффективности производства.

Государство в свою очередь посредством поддержки инвестирования в человеческий капитал (а часто непосредственно осуществляя инвестиции) выполняет свои социальные функции.

Нобелевский лауреат Т. Шульц, рассматривая экономику информационного общества, доказал, что инвестиции в человеческий капитал приносят больший доход, чем инвестиции в капитал физический[13]. Они дают мультипликативный эффект: социальный (повышение уровня удовлетворенности жизнью), технологический (применение полученных знаний в разработке новых технологических решений), экономический (повышение бюджетных доходов за счет увеличения подоходных налогов как с юридических, так и с физических лиц). Именно по-

этому в инвестициях в человеческий капитал заинтересованы все: человек, государство и организации.

Развитие человеческого капитала — лишь один из элементов развития человека, наряду с его культурным, личностным и иным развитием, не связанным с трудовой деятельностью. Однако процесс инвестирования частными организациями средств в повышение человеческого капитала, несомненно, можно считать разновидностью их социальной деятельности.

К сожалению, в Конституции РФ не уделено внимание частным организациям, которые выступают собственниками средств производства и работодателями, как субъектам социальной деятельности. На конституционном уровне не установлены их права и обязанности в социальной сфере. На этот счет в Конституции РФ имеется только положение ч. 3 ст. 39, где провозглашается, что в России поощряются добровольное социальное страхование, создание дополнительных форм социального обеспечения и благотворительность. Однако это положение не включает в себя всего многообразия видов социальной деятельности, которую могут и должны осуществлять частные организации.

В этом плане показателен пример Конституции ФРГ, в ст. 14 которой записано: «Собственность обязывает. Ее использование должно одновременно служить общему благу»[14]. И в конституциях ряда других стран также говорится о социальной функции частных собственников.

В Конституции РФ, как и в основных законах многих посткоммунистических стран, повышенное внимание уделяется гарантиям неприкосновенности частной собственности и ничего не сказано о связанной с этим социальной ответственности. Такое положение дел, безусловно, затрудняет реализацию функций социального государства, так как бремя осуществления социальной политики полностью ложится на государство, которое в условиях рыночной экономики и демократической системы существенно ограничено в ресурсах и механизмах обеспечения достойного уровня жизни и свободного развития человека.

Вышеназванный фактор особенно актуален для нашей страны в настоящее время, в условиях постепенного ухода государства из социальной сферы и его перехода на либеральные рельсы. Говоря о разнице между социально-рыночной и либерально-рыночной моделью социальной роли государства, Ю.И. Скуратов отмечает, что их основное различие состоит в той мере, в которой государство присутствует в социальной сфере, и в субъектах, которые ориентированы на оказание социальных услуг и социальной помощи населению. Для либеральной модели характерно то, что государство не замыкает большинство вопросов на себя и его роль сопоставима с деятельностью коммерческих и некоммерческих структур[15]. 

В России продолжается дальнейшая либерализация социальных отношений и уменьшение в них роли государства. В такой ситуации остро встает вопрос о привлечении организаций различных форм собственности к активной деятельности в социальной сфере и к выполнению ими отдельных социальных функций, чтобы заполнить образующийся вакуум. 

Безусловно, человеческий капитал — экономическая категория, и понятие свободного развития человека в том смысле, в каком оно заложено в Конституции РФ, гораздо  шире. Однако применение понятия человеческого капитала при осуществлении социальной политики и реализации социальных функций государства позволяет рассматривать в качестве субъектов, заинтересованных в развитии человека, частные организации. В этом контексте на частные организации, как и на государство, возлагаются обязанности по развитию человека (работника). Это как раз и есть один из элементов социальной ответственности бизнеса, о которой много говорится в последнее время.

Термин «развитие человеческого капитала» можно трактовать как экономически оправданную активную социальную деятельность частных организаций. А если учитывать широкое применение данного термина в последнее время государственными деятелями, учеными и предпринимателями, то можно сделать вывод, что инвестирование в человеческий капитал, необходимость осуществления которого в свете социально-экономической модернизации очевидна, является существенным аргументом в пользу того, чтобы на конституционном уровне закрепить права и обязанности частных собственников и работодателей в осуществлении активной социальной политики. Это позволит юридически оформить статус частных организаций как субъектов социальной деятельности и создаст для государства легитимные основания, чтобы выдвигать предпринимателям требование — быть социально ответственными. В первую очередь рассмотренные выше вопросы должны, по нашему мнению, найти отражение в Конституции РФ,  а затем — в российском законодательстве и подзаконных актах.

 

Библиография

1 Цит. по: Милецкий В.П. Социальное государство: эволюция идей, сущность и перспективы становления в современной России // Политические процессы в России в сравнительном измерении / Под ред. М.А. Василика, Л.В. Сморгунова. — СПб., 1997. С. 82.

2 Конституции зарубежных государств: Великобритания, Франция, Германия, Италия, Европейский союз, Соединенные Штаты Америки, Япония, Индия: Учеб. пособие. 6-е изд., перераб. и доп. / Сост. В.В. Маклаков. — М., 2010.

3 Комментарий к Конституции РФ / Под общ. ред. Л.В. Лазарева. — М., 2009.

4 См.: Скуратов Ю.И. Российская концепция социального государства (состояние и правовое развитие)  // Современное право. 2003. № 1. С. 5.

5 См.: Конституция Российской Федерации: доктринальный комментарий (постатейный) / Под ред. Ю.А. Дмитриева. — М., 2009.

6 См.: Бархатова Е.Ю. Комментарий к Конституции РФ. — М., 2010.

7 См.: Конституция РФ: Науч.-практ. комментарий / Под ред. Б.Н. Топорнина. — М., 1997.

8 См.: Вишняков В.Г. Конституционные основы социального государства // Журнал российского права. 2004. № 8.

9 См.: Комментарий к Конституции РФ / Под ред. В.Д. Зорькина, Л.В. Лазарева. — М., 2010.

10 См.: Кочеткова Л.Н. Социальное государство: опыт философского исследования. — М., 2009. С. 50—51.

11 См.: Авакьян С.А. Конституционное право России: Учеб. курс: В 2 т. — М., 2010. Т. 1. С. 402.

12 См.: Becker, Gary S. Human capital: theoretical and empirical analysis, with special reference to education. — N.Y., 1964.

13 См.: Schultz T. Investment in Human Capital. — N.Y., 1971.

14 Конституции зарубежных государств: Великобритания, Франция, Германия, Италия, Европейский союз, Соединенные Штаты Америки, Япония, Индия: Учеб. пособие. Указ. изд.

15 См.: Скуратов Ю.И. Социальное государство как институт гражданского общества и конституционного права // Российский юридический журнал. 2008. № 2. С. 30.