УДК 340.131
 
Е.Ю. СЕРЕКОВА,
аспирант Института философии и права СО РАН, адвокат Дзержинской коллегии адвокатов Новосибирской области
 
Статья посвящена проблеме эффективности защиты Конституционным судом РФ права на свободу и личную неприкосновенность человека. Автор дает понятие защиты исследуемого права судебным органом конституционного контроля, показывает  специфику правозащитной деятельности Конституционного суда РФ.
Ключевые слова: право на свободу и личную неприкосновенность человека, Конституционный суд Российской Федерации.
 
Article is devoted to a problem of efficiency of protection by the Constitutional Court of Russian Federation of the right on freedom and personal inviolability of the man. In clause the concept of protection of the researched right by a judicial body of the constitutional control is given, the specificity protective of activity the Constitutional Court of Russian Federation received reflection in its decisions is shown.
Keywords: the right on freedom and personal inviolability of the man, the Constitutional Court of Russian Federation.
 
В  глобализирующемся мире в период финансового кризиса увеличивается потребность в гарантированности права на свободу и личную неприкосновенность человека как фундамента сохранения социальной справедливости и экономического роста. Увеличение безработицы, рост преступности и социальной напряженности обостряет проблему эффективности защиты Конституционным судом Российской Федерации (далее — Конституционный суд)  исследуемого права от незаконного и необоснованного ограничения.
Своеобразие правозащитной деятельности судебного органа конституционного контроля состоит в том, что:
— принимая решение и разрешая спор, Конституционный суд косвенно воздействует на нормы права в конкретном деле, что выражается в оценке нормы и ее толковании в процессе применения. Конституционный суд дает лишь правовую характеристику нормативного правового акта в смысле его соответствия или несоответствия Конституции РФ. Решение Конституционного суда о признании акта не-
конституционным, утратившим юридическую силу действует непосредственно, и потому отмены не соответствующего Конституции РФ закона органом, его принявшим, не требуется, так как этот закон считается отмененным, т. е. недействительным, с момента оглашения по-
становления Конституционного суда[1]. До принятия нового нормативного акта непосредственно применяется Конституция РФ. Контрольная деятельность Конституционного суда является источником для правотворчества, что относится к полномочиям других властей. Подчеркнем, что Конституционный суд вправе отменить норму, создать же новую он не вправе;
— признавая неконституционность того или иного положения закона по жалобам граждан, Конституционный суд защищает не только права гражданина, подавшего жалобу, но и многих лиц, права которых нарушаются либо могли нарушаться не соответствующим Конституции РФ нормативным актом;
— защита действует постоянно, но реализуется только с момента возникновения юридического факта (подача жалобы) и только в виде правоотношения между субъектом, обратившимся за защитой, и судом как органом государства;
— право на судебную защиту, закрепленное в ст. 46 Конституции РФ, универсально, оно гарантируется каждому (гражданам, иностранцам, лицам без гражданства)[2]. Конституционный суд неоднократно подчеркивал, что право на судебную защиту относится к таким правам, которые не могут быть ограничены ни при каких обстоятельствах[3];
— Конституционный суд оказывает защиту только реально принадлежащего субъекту конституционного права и только в том случае, если это право действительно или эвентуально нарушено в конкретном деле.
Специфика правозащитной деятельности Конституционного суда  обусловлена:
1) особым статусом Конституционного суда. Исключительное правовое положение Конституционного суда заключается в следующем:
— только полномочия Конституционного суда как органа судебной власти детально определены и прописаны в Конституции РФ;
— Конституционный суд не имеет инстанционной структуры;
— Конституционный суд является высшим судебным органом конституционного контроля в Российской Федерации, осуществляющим судебную власть в форме конституционного судопроизводства;
— Конституционный суд решает исключительно вопросы права. Только Конституционный суд обладает полномочиями по контролю за федеральными законами и иными нормативными актами с точки зрения их правового характера, ориентируясь на применение только правового закона (соответствующего неотъемлемым, неотчуждаемым естественным правам человека). Возможность непосредственно обратиться к Конституции РФ (воплощенному в ней праву) и применить ее нормы в отсутствие закона или даже вопреки ему позволяет Конституционному суду осуществлять свою социальную функцию — защитить право на свободу и личную неприкосновенность от любых проявлений произвола, от посягательств не только других лиц, но и государства;
— только Конституционный суд правомочен признать нормативный акт неконституционным, последний теряет свою юридическую силу, что влечет запрет на его применение;
— принципы коллегиальности и гласности судебного разбирательства, независимости судей наиболее широкое значение приобретают именно в рамках конституционного судопроизводства;
— обязательность решений Конституционного суда не ограничивается ни по сфере распространения, ни по кругу адресатов, причем эти решения обязательны и для самого Конституционного суда;
— это единственный государственный орган, наделенный полномочием официального толкования Конституции РФ. Решения Конституционного суда  занимают второе место в
иерархии правовых актов после Конституции РФ, наделенной высшей юридической силой; их уровень выше любых иных государственных актов, включая федеральный конституционный закон, поскольку этими нормативными актами не могут быть отменены решения Конституционного суда. Решения Конституционного суда окончательны и обжалованию не подлежат, их нельзя преодолеть решением другого органа государственной власти;
— Конституционный суд имеет право законодательной инициативы по вопросам своего ведения, что важно для предупреждения нарушений конституционных прав и свобод граждан. Несмотря на право внесения в Федеральное собрание законопроекта, Конституционный суд  действует иначе: включает в постановления положения о необходимости принятия или изменения правовых норм с целью предупреждения возможных конституционных нарушений;
2) особенностями конституционного правонарушения, включающими:
— объект конституционного деликта (состояние неприкосновенности личности, обусловливающее порядок взаимоотношений личности и государства);
— субъекты конституционного деликта — высшие органы государственной власти и их должностные лица, субъекты Российской Федерации, осуществляющие правовое регулирование отношений[4].
Объективная сторона нарушения состоит в издании высшим органом государственной власти или его должностным лицом не соответствующего Конституции РФ нормативного акта, нарушающего рассматриваемое право.
Субъективная сторона деликта (т. е. отношение правонарушителя к совершенному деянию, его последствиям) не имеет принципиального значения для принятия Конституционным судом решения о применении мер юридического воздействия. Однако, признавая нормативный акт неконституционным, Конституционный суд предварительно выясняет мотивы его принятия;
3) особенностью средств защиты, направленных на устранение выявленных нарушений. В качестве основного средства защиты права на свободу и личную неприкосновенность выступает индивидуальная (коллективная) жалоба. В отдельных случаях конституционным средством защиты в Конституционном суде  является запрос. Федеральный конституционный закон от 21.07.1994 № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» к средствам защиты прав человека, применяемым Конституционным судом, относит: проверку конституционности закона, применяемого или подлежащего применению в конкретном деле (ст. 3); признание закона либо отдельных его положений соответствующими Конституции РФ; признание закона либо отдельных его положений не соответствующими Конституции (ст. 100).
Процедура защиты права гражданина в Конституционном суде включает применение мер защиты (восстановительные меры) — первичных средств защиты, используемых Конституционным судом в отношении правонарушителей с целью восстановления нарушенного права человека и ликвидации правонарушения (например, восстановление правового положения, изменившегося в результате нарушения конституционного права человека, неприменение акта органа государственной власти, не соответствующего Конституции РФ). При негативной позиции правонарушителя применяют вторичные средства защиты — меры ответственности, их цель — удовлетворение притязаний потерпевшего к правонарушителю в форме осуждения его деятельности за незаконный принятый акт и применения к нему принудительных санкций (например, признание неконституционными актов или их отдельных положений). Систематическая отмена актов госоргана позволяет поставить вопрос о ненадлежащем исполнении своих обязанностей со стороны высшего должностного лица вплоть до освобождения его от занимаемой должности.
Функция защиты права на свободу и личную неприкосновенность человека реализуется в Конституционном суде в форме конкретного и абстрактного нормоконтроля, однако практика показывает, что защита исследуемого права осуществляется главным образом путем рассмотрения дел по жалобам граждан, непосредственно заинтересованных в прекращении вторжения в сферу их личной свободы, восстановлении состояния личной неприкосновенности.
Учитывая сказанное, защита права на свободу и личную неприкосновенность человека Конституционным судом — принудительная юридическая деятельность судебного органа конституционного контроля, реализуемая в форме конкретного и абстрактного нормоконтроля, направленная одновременно на ликвидацию нарушения Конституции РФ и предотвращение, прекращение и наказуемость произвольного вмешательства в сферу целостности и автономии человека, восстановления нарушенного основного права.
Специфика правозащитной деятельности Конституционного суда получила отражение в его решениях; в частности, Конституционный суд  интерпретировал положения, касающиеся:
— запрета произвольного ограничения права на свободу, связанного с применением задержания, ареста, заключения под стражу или лишением свободы во всех формах без предусмотренных законом оснований и вне установленной процедуры, без санкции суда или компетентных должностных лиц, сверх установленных или контролируемых сроков. Лицо, обвиняемое в совершении преступления, вправе обжаловать в суд законность и обоснованность содержания под стражей на любом этапе уголовного судопроизводства, включая ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела. Тем самым обеспечена доступность судебной защиты в целях соблюдения процессуальных прав участников уголовного судопроизводства[5];
— права на личную неприкосновенность, которое исключает незаконное воздействие на человека как в физическом, так и в психическом смысле, причем понятием «физическая неприкосновенность» охватывается не только прижизненный период существования человеческого организма; это понятие закладывает основу для правовой охраны тела умершего человека. Статья 8 Закона РФ от 22.12.1992 № 4180-1 «О трансплантации органов и (или) тканей человека», согласно которой изъятие органов и (или) тканей у трупа не допускается, если учреждение здравоохранения на момент изъятия поставлено в известность о том, что при жизни данное лицо либо его близкие родственники или законный представитель заявили о своем несогласии на изъятие его органов и (или) тканей после смерти для трансплантации реципиенту, по конституционно-правовому смыслу не является неясной или неопределенной и потому не может рассматриваться как нарушающая конституционные права граждан, не препятствует гражданам зафиксировать в той или иной форме (в том числе нотариальной) и довести до сведения учреждения здравоохранения свое несогласие на изъятие у них органов и (или) тканей после смерти в целях трансплантации, причем нарушение соответствующего волеизъявления влечет наступление юридической ответственности[6]. Сдержанность Конституционного суда наряду с признанием за законодателем безусловного права выбора решения по данному вопросу основывается на том, что задача Конституционного суда состоит исключительно в оценке соответствия нормативного акта Конституции РФ, соблюдении в норме баланса конституционных ценностей правового государства.
Правовые позиции Конституционного суда  по вопросу защиты рассматриваемого права свидетельствуют о значительном конституционном воздействии главным образом на уголовное и уголовно-процессуальное законодательство, где права, свободы и интересы личности подвергаются наибольшему риску ограничения. Через конституционализацию норм отраслевого права и практики их применения, формирования представления, каким должен быть закон, соответствующий требованиям Конституции, Конституционный суд оказывает влияние на определение нормативного содержания института права на свободу и личную неприкосновенность, конституционные положения общего характера трансформируются в специальные нормативно-правовые требования защиты права на свободу и личную неприкосновенность человека, последовательно совершенствуется текущее законодательство и правоприменительная практика.
Положительно оценивая влияние Конституционного суда  на законотворческую и правоприменительную практику защиты исследуемого права, отметим, что, принимая решение, Конституционный суд придерживается принципа соразмерного ограничения права на свободу и личную неприкосновенность, однако на практике встречаются случаи, когда Конституционный суд недостаточно ясно и противоречиво излагает правовые позиции, отдает предпочтение государственным интересам, выдвигая на первое место проблемы законодателя в ущерб эффективной и полной защите прав граждан. Например, в своем определении от 11.07.2006 № 374-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Сухова Владимира Петровича на нарушение его конституционных прав положением части 1 статьи 20.25 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» Конституционный суд указал, что санкция в виде административного ареста за неуплату административного штрафа соразмерна характеру совершенного деяния, поскольку, во-первых, последнее посягает на общественный порядок, необходимость соблюдения и охраны которого вытекает непосредственно из обязанности граждан и их объединений соблюдать Конституцию РФ и законы, во-вторых, данный вид
административного наказания назначается судом в исключительных случаях при соблюдении ряда процессуальных гарантий и максимально индивидуализировано в отношении каждого правонарушителя, учитывая характер правонарушения, личность виновного, его имущественное положение, обстоятельства, смягчающие (отягчающие) административную ответственность. Думается, прав В.Н. Васильев, полагая недопустимым применение административного ареста лишь за то, что лицо, совершившее административное правонарушение, не в состоянии нести наказание имущественного характера[7].
 
Библиография
1 См., например, постановление КС РФ от 11.04.2000 № 6-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений пункта 2 статьи 1, пункта 1 статьи 21 и пункта 3 статьи 22 Федерального закона “О прокуратуре Российской Федерации” в связи с запросом судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Российской Федерации».
2 См. постановление КС РФ от 17.02.1998 № 6-П «По делу о проверке конституционности положения части второй статьи 31 Закона СССР от 24 июня 1981 года “О правовом положении иностранных граждан в СССР” в связи с жалобой Яхья Дашти Гафура».
3 См. постановление КС РФ от 03.05.1995 № 4-П «По делу о проверке конституционности статей 220.1 и 220.2 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.А. Аветяна».
4 См.: Брежнев О.В. Проблемы защиты основных прав и свобод граждан. — Курск, 2000. С. 16—31.
5 См. постановление КС РФ от 13.06.1996 № 14-П «По делу о проверке конституционности части пятой статьи 97 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.В. Щелухина».
6 См.: Определение КС РФ от 04.12.2003 № 459-О «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Саратовского областного суда о проверке конституционности статьи 8 Закона Российской Федерации “О трансплантации органов и (или) тканей человека”».
7 См.: Васильев В.Н. Административный арест как мера административного наказания: Автореф. дис. … канд. юрид. наук.  — Саратов, 2005. С. 15—18.