УДК  342.2

Страницы в журнале: 19-23 

 

Г.Р. БУТАЕВ,

аспирант кафедры конституционного и муниципального права Дагестанского государственного университета

 

Анализируются конституционно-правовые характеристики социального государства с точки зрения формирования универсального конституционно-правового института социального государства.

Ключевые слова: социальное государство, социальное рыночное хозяйство, социальная функция частной собственности, социальное партнерство, социальная справедливость, социальная солидарность.

 

The conceptual bases of reforming the constitutional institution of the social state in the modern period

 

Butaev G.

 

The article concerns the constitutional characteristics of the social state with a view to forming the universal constitutional institution of the social state.

Keywords: the social state, the social market economy, the social function of private property, the social partnership, the social justice, the social solidarity.

 

Одна из основных проблем современной науки конституционного права — отсутствие обстоятельной концепции и общепризнанного определения понятия «социальное государство». Разумеется, можно найти множество определений в трудах не только правоведов, но и экономистов, социологов, политологов и философов. Однако все они не раскрывают рассматриваемое понятие в полном объеме. Это обусловлено сложностью понятия социального государства, его многогранностью, наличием многообразия форм его функционирования в различных странах, неопределенностью условий его формирования и динамики развития. Появляется суждение, в соответствии с которым отвергается сама возможность создания общей теории социального государства и, следовательно, его общепринятого определения. При таком подходе силу набирает точка зрения, которая на передний план выдвигает критерий «самобытности» социальных государств[1]. При этом каждое социальное государство должно обладать неповторимыми и уникальными правовыми признаками, которые не могут быть воспроизведены другими социальными государствами, обладающими, в свою очередь, собственными специфическими чертами. По нашему мнению, различие социальных государств по ряду параметров не исключает наличия у них общих признаков, позволяющих создавать классификации и типологии, множество которых содержится в научной литературе.

Законодательство Российской Федерации не содержит дефиницию социального государства, что приводит к произвольному толкованию этого термина. Прежде всего, нам хотелось бы привести собственное определение социального государства, а именно: «это государство, обеспечивающее каждому члену общества достойный уровень жизни, необходимый для поддержания здоровья и благосостояния его самого и его семьи, когда он работает, а также когда он не может работать по объективным причинам». Мы разделяем позицию Л.С. Мамута, который пишет, что определение «социальное» не относится к композиции, к построению государства, а выражает праксеологический момент его бытия[2]. Аналогичного мнения придерживается и В.Е. Чиркин, указывающий, что социальное государство — это «интервенционистское государство»[3]. В предложенном нами определении также акцентируется внимание на деятельностном аспекте государства, выражающемся в достижении определенных результатов общественного развития. Представляется, что о социальном государстве можно говорить лишь тогда, когда достигнут уровень жизни, отмеченный в нашем определении. В научной литературе есть и другие определения, раскрывающие указанное понятие. Так, П.К. Гончаров констатирует, что социальное государство представляет собой особый тип высокоразвитого государства, в котором обеспечивается высокий уровень социальной защищенности всех граждан посредством активной деятельности государства по регулированию социальной, экономической и других сфер жизнедеятельности общества, по установлению в нем социальной справедливости и солидарности[4]. Н.А. Волгин, Н.И. Гриценко, Ф.И. Шарков в своей работе предлагают определение, в которое включены следующие формулировки: «социальное государство — это демократическое правовое государство», «самостоятельный тип правового государства», «оно устанавливает оптимальные взаимоотношения личности, коллектива и государства», «это наиболее целесообразный способ соединения власти и свободы», «оно обеспечивает минимум социальных рисков» и т. д.[5] Достаточно интересным, хотя и во многом дискуссионным, представляется определение социального государства, представленное Л.С. Мамутом. Социальное государство предлагается рассматривать в качестве такой публично-властной организации общества, которая самообязывается оказывать своим членам определенные социальные услуги, отличные от услуг политических, административных, судебных, причем самообязывается именно государство в целом, т. е. государственно-организованный народ, а не государственный аппарат, являющийся лишь официальным представителем этого народа[6]. В свою очередь М.В. Баглай полагает, что «социальное государство берет на себя обязанность заботиться о социальной справедливости, благополучии своих граждан, их социальной защищенности»[7]. По мнению же академика О.Е. Кутафина, «главная задача социального государства — достижение такого уровня общественного развития, который основывается на закрепленных правом принципах социальной справедливости, всеобщей солидарности и взаимной ответственности. Социальное государство призвано помогать слабым, влиять на распределение экономических благ, исходя из принципа справедливости, чтобы обеспечить каждому достойное существование»[8]. Существуют и иные определения социального государства.

Каждое из приведенных определений имеет собственную теоретическую значимость. В них раскрываются те или иные стороны социального государства. Однако ни одно из определений не является полным, всесторонне охватывающим содержание такого сложного явления. Вместе с тем весьма проблематично выделить исчерпывающий перечень теоретических и правовых признаков социального государства при существовании различных взглядов на природу самого государства, не говоря уже о государстве социальном. Вряд ли хоть одно из приведенных выше определений окажется пригодным для включения в конституцию какого-либо государства в силу его громоздкости, неполноты и отсутствия конкретного содержания, определяющего направленность государства в социальной сфере. По нашему мнению, наиболее целесообразна позиция, согласно которой вычленяются конституционно-правовые элементы, входящие в концепцию социального государства. Как показывает анализ конституционного обеспечения и реального функционирования современного социального государства, ему свойственны не только наличие соответствующего принципа в конституции, продуманная стратегия социальной политики и весомые достижения в ее реализации, но и целый ряд других конституционных положений, обеспечивающих реализацию указанного принципа. Сформировалась устойчивая группа правовых норм, образующих конституционно-правовой институт социального государства. При этом ни одна страна в мире, провозгласившая себя социальным государством, не включила в свою конституцию всю группу правовых норм, составляющих, на наш взгляд, такой конституционно-правовой институт. Некоторые конституционно-правовые элементы концепции социального государства отмечает В.Е. Чиркин, который пишет: «Для того чтобы уяснить юридическую природу социального государства, необходимо… вычленить его основные признаки с учетом того, как они отражаются в законодательстве (прежде всего, в конституциях)»[9]. Ученый приводит несколько положений, раскрывающих правовую концепцию социального государства. Настоящая же статья содержит расширенный перечень юридических элементов, характеризующих социальное государство и учитывающих мировые тенденции реформирования его концепции в плане повышения роли структур гражданского общества в социальной деятельности государства.

Неотъемлемой частью конституционно-правового института социального государства является норма о провозглашении той или иной страной себя социальным государством. Такая важная характеристика государства находит отражение главным образом посредством конституционного закрепления. Впервые на конституционном уровне социальным государством себя объявила Германия в 1949 году. Статья 20 Конституции ФРГ провозглашает: «Федеративная Республика Германия является демократическим и социальным федеративным государством»[10]. Действующая Конституция РФ в ст. 7 объявляет Российскую Федерацию социальным государством, «политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека». Конституция Испании 1978 года открывается положением о том, что «Испания конституируется как правовое демократическое социальное государство, которое провозглашает высшими ценностями своего правопорядка справедливость, равенство и политический плюрализм»[11]. Сходные положения есть также и в конституциях Турецкой Республики 1982 года (ст. 2), Хорватии 1990 года (ст. 1), Республики Словения 1991 года (ст. 2), Республики Беларусь 1996 года (ст. 1) и др.

Важнейший элемент конституционно-правового института социального государства — положение о социально ориентированной рыночной экономике или социальном рыночном хозяйстве. Термин «социальное рыночное хозяйство» ввел в обращение в 1946 году экономист Альфред Мюллер-Армак. Разработки в этом направлении были продолжены А. Репке, Л. Эрхардом и другими учеными из различных стран. А. Мюллер-Армак отмечал, что социальное рыночное хозяйство представляет собой социально-экономический порядок, при котором целенаправленно организованная экономика свободного рынка дает более надежную гарантию социального прогресса — особенно в силу того, что социальный прогресс на базе свободной системы, посредством сознательной выработки мер, соответствующих принципам свободного рынка, и перераспределения доходов через государственный бюджет, когда развитие конкуренции формирует экономическую базу для социальных мер, может быть организован более эффективно[12]. Социальная рыночная экономика сочетает в себе как достоинства свободной рыночной экономики, так и преимущества административно-командного хозяйства, выступая своеобразным «третьим вариантом» организации социально-экономического уклада страны. Социальные компоненты данной концепции дополняют экономическую систему рыночной экономики, которая до этого не ставила в качестве своей цели достижение социально справедливых результатов[13].

Необходимым элементом концепции социально ориентированной рыночной экономики является положение о социальной функции частной собственности. Во многих странах повышение роли социального государства уже давно сопровождается расширением форм конституционного регулирования отношений собственности. Так, в Конституции ФРГ записано: «Собственность обязывает. Пользование ею должно одновременно служить общему благу»[14]. В Конституции Италии содержится следующая формулировка: «Частная собственность признается и гарантируется законом, который определяет способы ее приобретения и пользования, а также ее пределы — с целью обеспечения ее социальной функции и доступности для всех»[15]. С концепцией социальной функции частной собственности связаны и многие другие ограничения, обусловленные возможностью национализации частной собственности, тарифным регулированием, мерами против монополизации рынка и многими другими ограничениями прав собственника со стороны государства.

В число элементов, образующих конституционно-правовой институт социального государства на современном этапе, входит положение о социальном партнерстве. Социальное партнерство распространяют прежде всего на отношения труда и капитала, работников и работодателей, интересы которых существенно различаются. Достижение целей субъектов трудовых правоотношений, создание условий для получения общего эффекта, прежде всего — повышения производительности труда и обеспечения занятости, в настоящее время может происходить путем регулирования взаимодействия указанных субъектов с помощью социального партнерства. Однако трудовые правоотношения не исчерпывают всего многообразия отношений, возникающих между гражданином и государством. С позиций конституционного права и концепции социального государства, по мнению В.Е. Чиркина[16], вопрос о социальном партнерстве ставится гораздо более широко. Сюда относятся, в частности, и соглашения политических партий по принципиальным вопросам жизни общества. К вопросам социального партнерства в его более широком толковании относятся также принцип и порядок мирного разрешения социальных конфликтов, соответствующие процедуры, участие различных слоев населения в решении общенациональных задач. Есть и другие аспекты социального партнерства.

Следующим элементом конституционно-правового выражения концепции социального государства является провозглашение социальной справедливости. Справедливость — это идеал жизни общества, отношений в коллективах и людей между собой. Для общественных отношений, регулируемых конституцией, особое значение имеет социальная справедливость. Содержание данного положения нацелено прежде всего на создание справедливых отношений между различными группами общества, работодателями и работниками, многонациональным народом и этническими группами, справедливое отношение к инвалидам, ветеранам и т. п.[17] Принцип социальной справедливости имеет богатое содержание, включающее в себя несколько компонентов, причем неодинаковых в различных правовых системах. Основной показатель степени социальности государства, социальной справедливости — соотношение минимального размера оплаты труда и потребительской корзины. Также к компонентам социальной справедливости относятся размеры пособий по безработице, государственных пенсий, стипендий для студентов и т. д.

Важнейшим элементом конституционно-правового института социального государства является положение о социальной солидарности. Данное положение призвано формировать новый менталитет у работодателя и работника. Не бескомпромиссная борьба классов и диктатура одного из них, а солидарность в достижении общих целей определяет социальный и технологический прогресс общества. Идея социальной солидарности как образа жизни в новом обществе призвана указать ориентиры для развития социальных отношений, для формирования их нового характера. Эта идея не исключает признания противоречий в обществе, но кладет конец идеям непримиримой, разрушительной классовой борьбы и диктатуры, идеям, отвергнутым человечеством[18].

Существование государственно организованного общества основывается на взаимной ответственности государства и структур гражданского общества. В контексте социального государства следует говорить о социальной ответственности элементов гражданского общества. На современном этапе происходит модификация социального государства, предполагающая усиление ответственности каждого работоспособного члена общества за свое благополучие. Именно поэтому правовая норма о социальной ответственности каждого члена общества за свое благосостояние сыграла бы важную роль. Соответствующая норма есть в Конституции Швейцарии, ст. 41 которой гласит: «1. Союз и кантоны в дополнение к личной ответственности и частной инициативе выступают за то, чтобы: a) каждое лицо участвовало в системе социальной защищенности… d) трудоспособные могли покрывать свои расходы на жизнь благодаря труду на соразмерных условиях … <...>

4. Из социальных целей не могут выводиться никакие непосредственные претензии на государственные услуги»[19].

Наконец, к конституционно-правовым элементам института социального государства относят комплекс конституционно закрепленных социальных прав. Социальные права традиционно рассматриваются как важнейший признак социального государства, «феномен социальной государственности прямо увязывается с провозглашением набора социальных прав»[20]. Социальные права человека — это одна из категорий конституционных прав, определяющая возможность получения от государства или при помощи государства благ в сфере социального обеспечения, охраны здоровья, образования вне рыночных отношений. К числу социальных можно отнести следующие права: право на достойную жизнь, право на социальное обеспечение, право на жилище, право на охрану здоровья, право на образование, право на экологическое благополучие и т. д.

Таким образом, существуют некие общие юридические критерии социального государства, которые могли бы войти в виде норм в конституции различных стран. Конкретные же критерии каждая страна должна, видимо, определять сама в зависимости от уровня своего развития.

Концепция социального государства, состоящая из определенных нормативных элементов, является одним из ключевых гуманитарных и конституционно-правовых достижений человечества. Понятие социального государства применительно к условиям той или иной страны конкретно и диалектично. Каждая отдельная страна в зависимости от экономических, социальных, политических, духовных и иных параметров требует своей конкретной практической модели социального государства. Однако правовая концепция социального государства, выраженная в виде обобщенных юридических норм, должна быть одинаковой для всех государств.

Перечисленная система правовых норм могла бы, по нашему мнению, составить конституционно-правовой институт социального государства. Разумеется, функционирование социального государства невозможно без конституционно-правовых норм, провозглашающих основные личные, политические, экономические и культурные права и свободы человека и гражданина, а также без положений, на основе которых формируется и осуществляет свою деятельность система органов государственной и муниципальной власти. Цель же настоящей статьи — определение группы правовых норм, имеющих прямую связь с концепцией социального государства.

 

Библиография

1 См.: Храмцов А.Ф. Социальное государство: проблемы индикации // Государственная власть и местное самоуправление. 2007. № 2. С. 57.

2 См.: Мамут Л.С. Социальное государство с точки зрения права // Государство и право. 2001. № 7. С. 5.

3 См.: Чиркин В.Е. Социальное государство: некоторые вопросы теории и практики // Гражданин и право. 2008. № 5.  С. 25.

4 См.: Гончаров П.К. Социальное государство: сущность и принципы // Вестн. Рос. ун-та дружбы народов. Серия «Политология». 2000. № 2.  С. 51.

5 См.: Волгин Н.А., Гриценко Н.И., Шарков Ф.И. Социальное государство: Учеб. — М., 2003.  С. 20.

6 Мамут Л.С. Социальное государство с точки зрения права (тезисы доклада) // Социальное правовое государство: вопросы теории и практики: Материалы межвуз. науч.-практ. конф. СПб., 21 июня 2003 г. С. 9.

7 Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации: Учеб. для вузов. — М., 2001. С. 119.

8 Кутафин О.Е. Российский конституционализм. — М., 2008. С. 347.

9 Чиркин В.Е. Конституция и социальное государство: юридические и фактические индикаторы // Журнал российского права. 2008. № 12. С. 36.

10 Конституции государств Европы: В 3 т. / Под ред. Л.А. Окунькова. — М., 2001. Т. 1. С. 587.

11 Там же. Т. 2. С. 50.

12 См.: Мюллер-Армак А. Принципы социального рыночного хозяйства // Социальное рыночное хозяйство: теория и этика экономического порядка в России и Германии. — СПб., 1999.  С. 369.

13 См.: Брызгунова О.В. Социальное рыночное хозяйство как основа экономической системы Российской Федерации // Социальное и пенсионное право. 2008. № 1; Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России: Учеб. 3-е изд., перераб. и доп. — М., 2002. С. 113; Заостровцев А.П. Конституционная экономика, общественный договор и российское общество // Общественные науки и современность. 2008. № 1. С. 31.

14 Конституции государств Европы. Указ. изд. Т. 1. С. 585.

15 Там же. Т. 2. С. 111.

16 См.: Чиркин В.Е. Конституция и социальное государство... С. 37.

17 См.: Хабриева Т.Я., Чиркин В.Е. Теория современной конституции. — М., 2005. С. 209.

18 Там же. С. 208.

19 Конституции государств Европы. Указ. изд. Т. 3. С. 543.

20  Ледях И.А. Социальное государство и права человека (из опыта западных стран) // Социальное государство и защита прав человека. — М., 1994. С. 23.