Н.М. ВОЛКОВА,

помощник адвоката Адвокатской палаты города Москвы

 

Автор исследует криминогенные факторы организационно-управленческого, правового  и социально-психологического характера, способствующие росту экономической преступности, и называет те факторы, которые будут способствовать сдерживанию и снижению криминогенности в этой среде.

Ключевые слова: экономическая преступность, криминогенность, факторы сдерживания криминогенности.

 

Criminogenic factors of economic orientation

 Volkova N.

 

The author examines the criminogenic factors of organizational and managerial, legal and socio-psychological nature that promote the growth of economic crime, and calls are the factors that will contribute to the containment and reduction of criminality in this environment.

 Keywords: economic crime, criminal, criminality deterrent

 

Известные болезни экономики или их зачатки, естественно, сказываются на преступности экономической направленности. Дело в том, что в результате всех ошибок и просчетов реформаторов мы сегодня имеем следующие криминогенные факторы организационно-управленческого характера:

— резкое снижение управляемости сферой экономики;

— недостатки в управлении субъектами экономики со стороны контролирующих и правоохранительных органов;

—недостатки в управленческой деятельности самих субъектов экономики.

Рассмотрим эти факторы более внимательно.

 Низкое состояние управляемости сферой экономики. Поскольку сфера экономики зачастую является высоко прибыльной, а также стратегически важной подсистемой государства, в развитых зарубежных странах она находится под усиленным государственным контролем. В целях предотвращения накапливания материальных средств, в том числе незаконного происхождения, мировая управленческая практика создала многочисленные способы снижения нормы прибыли предпринимательских и других организаций. Подобная деятельность основывается на применении главным образом экономических механизмов: налогов, пошлин, цен и кредитов. В результате создаются возможности не только для развития производства, пополнения государственного бюджета, но также и для контроля со стороны государства над криминальной ситуацией в сфере экономики. Можно с уверенностью сказать, что в современных условиях в России лишь в незначительной степени указанные меры используются, хотя очевидно, что это значительно снизило бы рост преступных проявлений, в которых значительное место имеют преступления в сфере интересов государственной и муниципальной службы, а также службы в коммерческих и иных организациях.

 Не только, и даже не столько отдельные виды или группы преступлений экономической направленности, сколько криминализация экономики в целом как следствие их массового совершения, подрывая основы нарождающейся системы социально-экономических отношений, ведет к их деформации, атрофии правовых форм и установлению антисоциальных норм поведения в экономике. Криминализация сферы экономики оказывает системное воздействие на нее, на механизм хозяйствования и сложившуюся совокупность социально-экономических отношений, затрагивая их генетическую основу. Паразитируя на либеральных рыночных отношениях для незаконного обогащения, преступность экономической направленности неизбежно ведет к их разрушению, сокращению поля экономической свободы для других хозяйствующих субъектов и населения, способствует стагнации общественного хозяйства, нарушению рыночного равновесия и нормальных воспроизводственных процессов.

Отсутствие четкого разграничения функций и полномочий субъектов хозяйственного управления, поспешная и плохо продуманная ломка сложившихся ранее структур, не компенсируемая созданием новых, соответствующих рыночным отношениям органов административного управления и экономического регулирования — все это негативно сказалось на состоянии сферы экономики и привело к неконтролируемому росту числа преступлений экономической направленности, в частности против интересов государственной и муниципальной службы, а также службы в коммерческих и иных организациях.

Недостаточно продуманное проведение реформы хозяйственной системы часто не соответствовало уровню развития и структуре экономики и поэтому не всегда согласовывалось с общим положением дел в стране. В результате система экономики оказалась чрезмерно уязвимой для преступных посягательств. Попытки каким-либо образом воздействовать на эту сферу, в большинстве случаев несущие в себе позитивное начало, часто влекли непредусмотренные негативные последствия и способствовали росту преступности.

Недостатки в управленческой деятельности предпринимательских организаций в некоторых случаях и целенаправленная противоправная деятельность работников и участников этих организаций, их недостаточная профессиональная компетентность и недобросовестность способствовали росту преступности против интересов службы в коммерческих и иных организациях.

Таким образом, можно констатировать, что всплеск преступности экономической направленности был вызван, помимо экономических факторов, значительными просчетами и недостатками организационно-управленческого характера, что требует безотлагательного принятия адекватных мер.

Важную роль в детерминации преступности экономической направленности играют факторы правового характера. По нашему мнению, ими являются следующие:

— несовершенство нормативной базы, регулирующей экономику;

— несовершенство нормативной базы, регламентирующей деятельность правоохранительных и контролирующих органов в сфере экономики;

— недостаточный уровень правоохранительного воздействия на сферу экономики.

Несовершенство законодательной базы, регламентирующей экономику, одновременно способствовало снижению ее эффективности и совершению частными предпринимателями и другими участниками экономической деятельности противоправных действий.

Правовая база отношений в сфере экономики, с одной стороны, излишне детально регламентирует отдельные ее направления, а с другой — в ней существуют значительные пробелы.

С огромным отставанием от реальной ситуации на современном рынке принимаются законы, регулирующие отношения в экономике, в экономической деятельности. Несовершенство законодательной базы, регулирующей деятельность правоохранительных и контролирующих органов в сфере экономики, препятствуют выявлению и расследованию противоправных проявлений в ней. Недостаточный уровень воздействия правоохранительных и контролирующих органов на экономику выражается в низком уровне контроля над криминальной ситуацией, недостаточной осведомленности о готовящихся и совершаемых преступлениях экономической направленности, отсутствии эффективной системы предупреждения и борьбы с указанными преступлениями.

Подтверждение детерминации преступности экономической направленности факторами правового характера, которые были указаны выше, служат результаты проведенного нами исследования. Так, нами были опрошены 198 сотрудников правоохранительных органов и других органов исполнительной власти, осуществляющих контролирующие функции в рассматриваемой нами сфере, а также прокуратуры и судов. Их значительная часть отметила несовершенство уголовного законодательства, призванного воздействовать на нарушителей в сфере экономики (82,32% опрошенных отметили недостаточный уровень анализируемых уголовно-правовых норм, а 65,15% -правоприменительной практики в данной области. Кстати, об этом же заявило и подавляющее большинство опрошенных граждан.

Отметим, что часть изучаемых преступлений — это преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях. В этой связи представляется необходимым проанализировать правовое положение субъектов названных преступлений. На неравноправие правового положения частных предприятий по сравнению с государственными в области защиты их прав от преступных посягательств указали 39,39% опрошенных сотрудников правоохранительных, контролирующих органов и судов (об их равенстве не в полной мере высказались 31,31% опрошенных); при защите их имущественных прав — 29,29 и 37,88% соответственно; при защите иных прав (социальных, трудовых) — 32,83 и 43,94% опрошенных. На несоответствие правового положения государственных и частных предприятий при продаже им оборудования, сырья, материалов, а также производства работ либо оказания услуг указали 75,74% опрошенных (на их соответствие не в полной мере остановились 17,68% опрошенных); о неравенстве частных и государственных предприятий при оплате производимых ими товаров, работ и услуг по государственным ценам высказались 60,1% опрошенных (о неполном их равенстве имеют мнение 26,77%), а на рынке — 56,57 и 29,8% опрошенных соответственно. О неравенстве в области взыскания налогов, сборов и иных обязательных платежей высказались 59,6% опрошенных, об установлении этих же сборов по усмотрению местных органов власти заявили 21,21% опрошенных работников правоохранительных, контролирующих органов и судов.

В настоящее время в условиях действующего российского законодательства (как гражданского, так и уголовного, административного и иного), частная предпринимательская деятельность не может быть достаточно эффективной, то есть высокорентабельной (для данного вида предпринимательской деятельности) и конкурентоспособной.

Для того чтобы частная предпринимательская деятельность была эффективной и приносила прибыль, среднюю для данной сферы деятельности, частные предприниматели фактически вынуждены идти на различные нарушения законодательства, регулирующего их деятельность, тем самым совершая проступки, а нередко и преступления (значительную часть которых составляют коррупционные преступления). Свои действия они объясняют тем, что подвергаются гонениям со стороны как государственных органов, так и криминальных структур.

Так, в течение одного года частные предприниматели подвергались проверкам со стороны правоохранительных и контролирующих органов от 12 до 25 раз, что неизбежно приводило к значительному снижению эффективности предпринимательской деятельности, которой они занимались.

Кроме того, в процессе данных проверок, помимо потерянного времени и организационного ущерба частной предпринимательской деятельности, частные предприниматели зачастую вынуждены были нести прямые расходы на нужды проверяющих, ибо степень коррумпированности работников контролирующих и правоохранительных органов очень высока.

Во многих регионах бизнес жив не благодаря заботе властей, а вопреки ей. Недобросовестные чиновники рассматривают порой свою должность как источник административной ренты. Долгое время на ситуацию не влияли прокуроры. Генеральный прокурор был вынужден издать приказ об усилении надзора за исполнением закона в этой сфере. Положение медленно, но стало меняться в лучшую сторону. За четыре месяца действия приказа опротестовано почти полтысячи незаконных нормативно-правовых властных структур, которые ограничивали права предпринимателей. Внесено около 600 представлений, полторы сотни администраторов привлечены к дисциплинарной и административной ответственности, возбуждено 73 уголовных дела по статьям, предусматривающим ответственность за злоупотребление и превышение должностных полномочий, вымогательство и дачу взяток, служебный подлог[1].

Следующим не менее значимым негативным явлением в рассматриваемой сфере в настоящее время является дефицит правоприменительной практики. По мнению одного из советников Президента РФ А.А. Аслаханова, для того чтобы достигнуть приемлемого уровня эффективности правоприменительной практики, необходимо поднять реальную раскрываемость исследуемого вида преступлений примерно до 30%[2].

Расчеты показывают, что достичь этого уровня при столь неопределенных уголовно-правовых запретах в сфере экономики практически невозможно. Этот вывод заставляет искать более конструктивные решения, чем только постоянное увеличение численности работников соответствующих правоохранительных и контролирующих органов.

И, наконец, значимым негативным явлением в охране экономики является фактор дефектности профессионального сознания сотрудников правоохранительных органов, осуществляющих борьбу с преступлениями в изучаемой сфере.

По мнению опрошенных нами сотрудников правоохранительных органов, эти дефекты ранжируются следующим образом:

— недостаточно полные и современные представления о признаках расследуемых (раскрываемых) преступлений;

 — нежелание возиться с «малозначительными» преступлениями экономической направленности;

— неверие в результативность борьбы с данными преступлениями;

— психологическая неготовность к партнерским взаимоотношениям с представителями других правоохранительных, контролирующих органов и судов, ведущих аналогичную работу;

 — повышенная готовность к нарушению закона ради достижения цели привлечения виновного к уголовной ответственности;

 — недостаток навыков проведения сравнительно-правового анализа норм различных отраслей законодательства, составляющих бланкетное содержание уголовно-правовых норм об ответственности за преступления против интересов государственной и муниципальной службы, а также службы в коммерческих и иных организациях;

— недостаток психологических навыков расследования (раскрытия) преступлений в данной сфере, и особенно в условиях «давления» со стороны вышестоящих должностных лиц;

— иные дефекты профессионального сознания сотрудников правоохранительных органов, осуществляющих борьбу с преступлениями экономической направленности.

 Негативно повлиял на криминогенную обстановку в стране и неоправданный демонтаж прежней профилактики[3].

По мнению специалистов, в девяностые годы ХХ века в России решение многих проблем, в том числе и борьбы с преступностью, велось в неконституционном, внеправовом поле. Преступность развивалась в условиях разрушения законности, отсутствии адекватной правовой базы для борьбы с ней[4].

По мнению С.И. Герасимова, содержание парадигмы «борьба с преступностью» следует понимать не как объявление борьбы преступникам, полное подавление и искоренение преступности (а это не раз звучало в прежние времена), но как планомерное и непосредственное управление двумя взаимосвязанными и взаимозависимыми процессами: профилактикой преступлений и уголовно-правовым контролем над преступностью[5].

Последней группой факторов, влияющих на преступность экономической направленности, являются факторы социально-психологического характера.

К ним относятся:

— всеобщая криминализация пореформенного общества:

— криминализация сферы экономики (как социально-психологическое явление);

— несоответствие возможностей большинства граждан Российской Федерации противостоять современным психофизическим нагрузкам.

Рассмотрим названные факторы подробнее.

1. Сопровождающая процессы реформирования общества России переоценка ценностей направлена в сторону приоритета удовлетворения материальных потребностей. Своей оборотной стороной она имеет значительную криминализацию пореформенного общества. Последняя в результате деформации общественной морали и нравственности создала многочисленную социальную группу, ориентированную на противоправный образ жизни. Так, по мнению экспертов, 98 % населения считает приемлемым нелегальный образ жизни, а 85% совершают те или иные незаконные действия[6].

Особенно серьезные опасения вызывает «потерянное поколение» 15— 20 летних, каждый пятый их которых активно сотрудничает с криминальными структурами[7]. В связи с тем, что точных статистических данных о лицах, сотрудничающих с криминальными структурами, нет, вышеуказанные цифры, по нашему мнению, условны. При таком положении дел любые перспективные программы предупреждения преступности неизбежно тормозятся действием деформированных ценностных установок конкретных объектов воздействия либо самих исполнителей.

2. Криминализация сферы экономики (как социально-психологическое явление) вызывает значительный приток в нее материальных источников, трудовых и интеллектуальных ресурсов.

Однако это осуществляется не в социально значимых целях, а в целях быстрого и (в большинстве случаев) заранее планируемого незаконного обогащения. Ориентация на материальные стимулы без учета нравственных критериев не способствует повышению профессионального и интеллектуального уровня лиц, занятых в сфере экономики. Понижение морально-психологических качеств этих лиц способствует совершению ими преступлений. Недостаточная профессиональная компетентность сотрудников служб безопасности частных предпринимательских структур не позволяет осуществлять эффективное противодействие анализируемому виду преступности.

 Деятельность в сфере предпринимательства юридических лиц осуществляется их работниками, поэтому криминальные ориентиры в психологии достаточно большого количества предпринимателей приводят к значительному росту и совершению ими новых преступлений, нарушению правильного и законного течения совершаемой субъектами предпринимательской и иной экономической деятельности.

 3. На формирование криминальных традиций оказывает влияние несоответствие индивидуальных возможностей большинства граждан Российской Федерации психофизическим нагрузкам, испытываемым ими в течение ряда последних лет. В современных условиях «возникают трудности, связанные с психофизиологической адаптацией человека...

 Перед юристами встают новые проблемы: исследование совместно с психологами и физиологами особенностей поведения человека в стрессовых, опасных и трудных ситуациях»[8]. Источником подобных ситуаций в настоящее время является совокупность причин социального характера.

Не акцентируя внимание на индивидуальных особенностях конкретной личности, следует отметить общий негативный эмоционально-психологический фон жизнедеятельности населения, вызванный его значительным обнищанием, отсутствием социальных гарантий, обострением общественных противоречий.

Практика расследования уголовных дел по фактам совершения преступлений экономической направленности показывает, что нередки случаи, когда ранее законопослушные граждане, разуверившись в возможности легальным образом утвердить себя в жизни и обеспечить приемлемый жизненный уровень себе и своим близким, совершали преступления. В большинстве таких случаев роль психофизиологических перегрузок очевидна.

К факторам, сдерживающим правонарушения и преступления экономической направленности, относятся:

 — развитое уголовное законодательство в сочетании с прогрессивной практикой работы правоохранительных органов;

 — массовое сознание, негативно воспринимающее обход закона в корыстных целях;

— ограниченность запросов населения из-за недостатка денежных средств и дефицита различной экономической информации[9].

С учетом изложенного, на ближайшие 2-3 года цель правоохранительной деятельности (если оставаться на почве реальности) должна проявляться не в заведомо невыполнимых обещаниях резко сократить преступность, а в четкой ориентации на ее (преступности) сдерживание, минимизацию роста и структурного ухудшения (в отдельных регионах возможна цель стабилизации уровня преступности, а применительно к некоторым ее видам— ограниченного снижения).

Между тем, не зная величины, структуры, тенденций явления, невозможно программировать воздействие на него, включающее развитие правового обеспечения, а также выявление и решение других проблемных ситуаций (информационно-методических, организационных, кадровых и др.) Поэтому основной задачей в настоящее время является быстрое осуществление криминологических, социологических, социально-психологических и других исследований, которые позволили бы при условии репрезентативного масштаба, комплексности и точности методик выявить реальную распространенность и характер изменений в преступности экономической направленности, ее характеристики по видам преступлений и участникам.

 При анализе причинности и детерминации коррупции существенны три стороны вопроса:

 1) характеристики служебной среды;

 2) характеристики служащих;

 3) условия и процессы их взаимодействия, состояние социального контроля в сфере службы[10].

Обычно выделяются три основные причины взяточничества среди государственных чиновников: низкая зарплата, слабость социальных гарантий при отставке и правовая незащищенность. Одновременно с этим подчеркивается, что само по себе повышение зарплаты государственным чиновникам автоматически не приведет к снижению количества взяток.

 Проведенное в 2000-2001 гг. фондом «Информатика для демократии» исследование показало, что на взятки в России ежегодно тратят около 37 млрд. долл. США (примерно 34 млрд.— взятки в сфере бизнеса, 3 млрд.— бытовая коррупция).

Хотя эта оценка одними специалистами была сочтена завышенной, а другими заниженной, она показывает масштаб постсоветской коррупции[11].

Примерно такие же данные приводят и другие исследователи[12] (что говорит о достаточной достоверности данных экономических показателей уровня коррупции в России): согласно этим исследованиям, более 38 млрд. долл. США в год отдают в виде взяток российские граждане, причем приблизительно 3 млрд. долл. граждане— не предприниматели (449 млн. долл.— на поступление детей в ВУЗы, автоинспекциям— 368 млн. долл. и 274 млн. долл. США— в суды), а 33 млрд. долл. США— предприниматели.

Для сравнения можно привести следующие данные:  за 2000 г. в виде подоходного налога в России была собрана сумма, эквивалентная примерно 6 млрд. долл. США, а вся доходная часть федерального бюджета в том же году составляла около 40 млрд. долл. США; таким образом, в нашей стране параллельно существуют две налоговые системы— официальная и теневая.

Согласно проведенным исследованиям, в ситуации, когда приходится решать, давать или не давать взятку, попадала половина всего населения нашей страны. Однако только 38 % соглашались с коррупционными требованиями чиновников (получается, что взятки давали более 55 млн. человек).

Что же касается деловой коррупции, то 82% бизнесменов абсолютно точно давали взятки» (причем 75% от суммы «деловых взяток» приходится на муниципальные уровни власти, 20 %— на региональные и лишь 5 %— на федеральные структуры). Правда, методом исследований не охватывались самые верхние уровни коррупции, «когда хватают очень редко, но много».

Согласно опросам, население считает, что уровень коррупции при Ельцине и Путине соотносится как восемь к одному. «На самом деле это не соответствует действительности», подчеркивает Г.Н. Сатаров,— «за последние годы уровень коррупции практически не изменился»[13].

Согласно приведенным данным, надежность коррупционной сделки составляет примерно 98%, так что соблазн очень велик. По результатам исследования, проведенного в 2001 г. и декабре 2005 г. фондом «Общественное мнение», наиболее коррумпированными признаются милиция, таможня и правоохранительные органы (их назвали 57 % опрошенных) и ГИБДД (45%), служащие судов, прокуратуры (32 %) и лечебных учреждений (24%). Каждый пятый опрошенный посчитал, что коррупция наиболее часто встречается в местных органах власти (21%), военкоматах (19%) и учреждениях образования (18%). Федеральные власти в числе институтов, наиболее склонных к коррупции, назвали 14% респондентов[14].

Как считает Пино Арлакки (заместитель Генерального секретаря ООН, возглавлявшего делегацию международных специалистов— 150 экспертов из 18 стран), за один год по всему миру «отмывается» до 100 млрд. долл. США из России (хотя российские специалисты оценивают эту сумму в 10-20 млрд. долл. США). В нескольких богатейших странах «отмываемые» суммы колеблются от 300 до 500 млрд. долл. США, и большая часть «отмываемых» в мире денег заработана не в России, а в США и в других развитых странах мира. Однако Россию, по словам заместителя Генерального секретаря ООН, в этом смысле ждет «большое будущее»: несовершенство отечественных законов и недоразвитость банковской системы создают идеальные предпосылки для того, чтобы именно наше государство стало в недалеком будущем центром, где будет «отмываться» львиная доля «грязных» денег со всего мира. По его мнению, для того, чтобы положить конец отмыванию «грязных» денег, мировую и российскую банковскую систему придется кардинально видоизменить и лишить ее части традиционных либеральных атрибутов— речь идет прежде всего о сохранении тайны банковских вкладов (это предложение ООН уже вызвало негативное восприятие банковских кругов во всем мире).

Необходим резкий переход к гражданскому обществу, где государству отведена его изначальная роль— служение интересам общества. Гражданское общество— это общество людей, осознающих свое достоинство и имеющих эффективные рычаги влияния на государство, если оно унижает его.

Сегодня государство— это практически самостоятельный класс бюрократии, неподконтрольный обществу. Необходим новый механизм управления: через обратную связь по конечному результату— улучшению показателей качества жизни[15].

Проведенное исследование позволяет, таким образом, сформулировать следующие выводы:

1. Анализируемые преступления экономической направленности значительно распространены, исключительно латентны и существует устойчивая тенденция к росту числа их совершения и регистрации. Неуклонный и значительный рост общественной опасности этих преступлений требует своевременного, адекватного и радикального реагирования со стороны государства, в первую очередь направленного на профилактику их совершения.

 2. Непоследовательность и противоречивость в реформировании экономики и связанные с этим процессы определяют все наиболее опасные проявления преступности экономической направленности: организованность, профессионализм, вовлечение в коррупцию. В условиях экономической и социальной нестабильности преступное поведение психологически становится явлением все более привычным для населения, даже образом жизни и способом выживания не только отдельных лиц, но и целых групп людей.

3. К факторам, детерминирующим преступность экономической направленности, относятся следующие:

— рост материальных потребностей определенной части населения, опережающий рост их доходов;

— опережающая динамика доходов отдельных категорий работников в сравнении с ростом производительности труда, относительно низкие темпы роста производства потребительских товаров и услуг;

— возрастание потребностей «овеществить», вложить в недвижимость и другие ценные вещи денежные средства— как способ спасения их от инфляции;

— сдерживание экономической инициативы, влекущее уход активных частных предпринимателей в «теневой» (не легитимный) бизнес, в скрытую экономику;

— естественное стремление населения максимально поднять свои доходы, используя в этих целях любые способы, что в условиях ограниченных легальных возможностей толкает людей на правонарушения и преступления экономической направленности;

— ослабление на протяжении ряда последних лет правоприменительной практики борьбы с преступлениями экономической направленности, несовершенство законодательства, призванного регулировать экономику;

— жесткое налоговое законодательство при отсутствии стройной системы надлежащего контроля за его исполнением, что способствует развитию незаконных форм экономической деятельности, сокрытию доходов, подкупу чиновников;

— усилившаяся социальная дифференциация, поляризация интересов разных социальных групп, резкий рост потребностей части общества при крайне скромных возможностях большинства.

4. К факторам, сдерживающим правонарушения и преступления экономической направленности, относятся:

— развитое уголовное законодательство в сочетании с прогрессивной практикой работы правоохранительных органов;

— массовое сознание, негативно воспринимающее обход закона в корыстных целях;

— ограниченность запросов населения из-за недостатка денежных средств и дефицита различной экономической информации.

 По некоторым их перечисленных факторов в настоящее время невозможно оказать сколько-нибудь значительного воздействия. Другие отмеченные факторы в большей степени поддаются изменению и улучшению (это, по нашему мнению, в основном организационно-управленческие и правовые аспекты экономической деятельности).

 

Библиография

1 Устинов В. Закон— фундамент государства // Российская газета. 2006. 6 февраля.

2 Аслаханов А.А. Преступность в сфере экономики.— М., 1997. С. 75.

3 Об этом писали и пишут ученые (см.: Алексеев А.И.,  Герасимов С.И.,  Сухарев А.Я. Криминологическая профилактика: теория, опыт, проблемы.— М., 2001), а также говорят практики. Так, в марте 2006 г. первый заместитель Министра внутренних дел А.А. Чекалин на встрече с научной общественностью своего ведомства заявил о страшных негативных последствиях разрушения системы профилактики правонарушений и о необходимости возрождения этой системы.

4  Перминов О.Г. Указ. соч. С. 254.

5 Герасимов С.И. Роль власти в предупреждении преступности//Власть: криминологические и правовые проблемы.— М., 2000. С. 4.

6 Заблоцкис Н.Я. и др. Криминологические и уголовно-правовые проблемы.— М., 1997. С. 56.

7  См.: Там же. С. 59.

8 Аванесов Г.А. Криминология.— Горький, 1976. С. 173.

9 Мазур С.Ф. Уголовно-правовая охрана экономических отношений в сфере частного предпринимательства: Автореф. дис. …. д-ра. юрид. наук.— М., 2004. С. 28.

10 Долгова А И. Криминология.— М., 2001. С. 252-253.

11 Латов Ю.В., Ковалев С.Н. Теневая экономика.— Москва— Тула, 2004. С. 54.

12  По данным социологического исследования «Диагностика российской коррупции», произведенным фондом «ИНДЕМ» (под руководством Г.Н. Сатарова) в 1998-2001 гг., подтвержденным его же исследованием 2003 г.// Российская газета. 2002. 22 мая, 29 июня; 2003. 28 ноября; 2004. 3 марта.

13 См.: там же.

14 Брынцева Г.//Российская газета. 2006. 14 января.

15 Лесников Г.Ю. Проблемы реализации уголовной политики.— М., 2005. С. 68.