УДК 347.19

Страницы в журнале: 102-107 

 

А.Ш. ХАБИБУЛЛИНА,

аспирант кафедры гражданского и предпринимательского права Казанского (Приволжского) федерального университета desmodium@rambler.ru

 

Освещаются теоретические и практические вопросы, возникающие при ликвидации юридического лица. Особое внимание уделяется понятию ликвидации организации. Формулируется вывод о том, что ликвидация юридического лица представляет собой многоаспектное явление и может быть соотнесена с различными правовыми конструкциями.

Ключевые слова: юридическое лицо, ответственность, правоотношение, юридический факт, прекращение, ликвидация, банкротство.

 

Liquidation of legal entity: notion and reasons

 

Khabibullina A.

 

Highlights the theoretical and practical issues arising from the liquidation of a legal entity. Particular attention is paid to the notion of liquidation. We formulate a conclusion that the elimination of the legal entity is a multidimensional phenomenon and can be correlated with different legal structures.

Keywords: legal entity, liability, legal relationships, juridical fact, dissolution, liquidation, bankruptcy.

 

В  современной юридической литературе ликвидацию юридического лица зачастую определяют как способ прекращения его деятельности, отождествляя таким образом прекращение организации с прекращением деятельности юридического лица[1]. При этом также высказывается мнение о необходимости различать основания, способы и формы прекращения деятельности юридических лиц[2]. Отметим, что ликвидация юридического лица всегда влечет прекращение его деятельности, тогда как последнее не означает того, что юридического лица более не существует. Следует согласиться с точкой зрения Н.И. Чарковской и А.А. Красовской, что прекращение юридического лица можно связать с прекращением его правоспособности, которое наступает с внесением записи в единый государственный реестр о его исключении[3]. Необходимо отметить, что в проекте федерального закона о внесении изменений в ГК РФ, подготовленном Исследовательским центром частного права при Президенте РФ, абзац первый п. 3 ст. 49 ГК РФ предлагается изложить в следующей редакции: «Правоспособность юридического лица возникает в момент его создания и прекращается в момент внесения записи об этом в единый государственный реестр юридических лиц»[4]. В нашем понимании указанная запись имеет правопрекращающее значение и представляет собой юридический факт правопрекращающего характера, форму реализации воли государственной власти (в принудительном порядке) или участников (учредителей) (в добровольном порядке) о прекращении юридического лица как субъекта права[5].

Указание на последствие ликвидации организации содержится в п. 1 ст. 61 ГК РФ, в соответствии с которым ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам. Аналогичное положение приводится в словарях юридических терминов[6]. А что необходимо понимать под прекращением юридического лица, законодатель не указывает.

Совершенно справедливо связывать ликвидацию юридического лица с прекращением его как субъекта права и участника гражданского оборота без перехода прав и обязанностей в порядке универсального правопреемства к другим лицам.

Ликвидация представляет собой многоаспектное явление и может быть соотнесена с различными правовыми конструкциями. Нередко в юридической литературе и правоприменительной практике сущность ее раскрывают через следующие категории: ответственность, юридическая процедура, правоотношение, юридический факт, сделка. Опираясь на достигнутые результаты исследований в данных областях, остановимся лишь на вопросах, которые,

с нашей точки зрения, требуют уточнения, и проанализируем, насколько целесообразно употреблять обозначенные конструкции для определения ликвидации юридического лица.

Судебная практика допускает возможность использования категории ответственности и меры защиты прав и законных интересов других лиц для обозначения ликвидации организаций в принудительном порядке. Так, проверяя конституционность положений п. 2 ст. 61 ГК РФ, КС РФ указал, что ликвидация юридического лица, предусмотренная этой нормой, является санкцией за нарушение обязательных для юридических лиц нормативных актов. При этом данная санкция по своему конституционно-правовому принципу не может быть назначена по одному лишь формальному основанию неоднократности нарушений законодательства, а должна применяться в соответствии с общеправовыми принципами юридической ответственности и быть соразмерной допущенным юридическим лицом нарушениям и вызванным ими последствиям[7]. Возникает вопрос: какова природа этой ответственности?

Под юридической ответственностью (в негативном, ретроспективном смысле) понимается обязанность субъекта правонарушения претерпевать неблагоприятные последствия[8]. В зависимости от отраслевой принадлежности норм, закрепляющих юридическую ответственность, различают гражданско-правовую, административную, уголовную, дисциплинарную ответственность. Применение того или иного вида юридической ответственности зависит от характера правонарушения и от того, к какой отрасли права принадлежит тот или иной институт. Однако, являясь институтом гражданского права, ликвидация юридического лица в принудительном порядке выступает в качестве средства не гражданской, а публично-правовой административной ответственности. Таким образом, ликвидация юридического лица представляет собой яркий пример взаимодействия частного и публичного права. Это один из случаев межотраслевых отношений, в которых институт гражданского права находит широкое применение в публичном праве. Подобное заимствование представляет собой реализацию межотраслевых связей в гражданском праве. Возможность использования последних при исследовании института ликвидации юридического лица может быть подтверждена обоснованным мнением профессора М.Ю. Челышева о том, что «межотраслевые связи гражданского права проявляются при исследовании самой сути ликвидации. Действительно, прекращение юридического лица в сфере действия гражданского права в форме ликвидации означает одновременно и прекращение существования данного субъекта в иных правоотраслевых областях. При этом исчезают не только частноправовые, но и публично-правовые грани юридического лица как субъекта права. <…> Ликвидация как правовое явление имеет сама по себе межотраслевое значение. Это выражается в том, что не только в гражданском праве предусматриваются нормы о ликвидации, но они закрепляются и в нормах иных правовых образований»[9].

В юридической литературе была высказана точка зрения, согласно которой ликвидация организации представляет собой правоотношение, существующее в развитии и в то же время являющееся правовым состоянием, т. е. юридическим фактом, влекущим прекращение правоотношений, облекающихся в форму юридического лица и составляющих его содержание[10].

С нашей точки зрения, ликвидация юридического лица представляет собой сложное, длительное явление, состоящее из определенных этапов, мероприятий, в рамках которых возникают разного рода правоотношения. Последние в совокупности образуют систему правоотношений, возникающих в связи или по поводу ликвидации организации. Этимологическое понимание системы сводится к форме организации чего-нибудь, к целому, представляющему собой единство закономерно расположенных и находящихся во взаимной связи частей (элементов)[11]. Взяв за основу данную дефиницию, следует отметить, что ликвидация юридического лица представляет собой целостную структуру последовательных взаимосвязанных правоотношений (элементов). В связи с этим определять ликвидацию организации необходимо не как правоотношение, а как систему последовательных правоотношений, находящихся в динамике, влекущих абсолютное прекращение юридического лица без перехода его прав и обязанностей в порядке универсального правопреемства к другим лицам. Логичнее, на наш взгляд, оперировать понятием «правоотношения (система правоотношений), возникающие в связи, по поводу, в ходе, при ликвидации юридического лица».

Думается, что ликвидацию организации можно обозначить как юридическую процедуру, представляющую собой целостную структурированную систему последовательных взаимосвязанных правоотношений (элементов), находящихся в динамике, в основе возникновения, изменения или прекращения которых лежит комплекс различных юридических фактов и фактических составов. Данная юридическая процедура влечет абсолютное прекращение юридического лица без перехода его прав и обязанностей в порядке универсального правопреемства к другим лицам, сопровождается рядом определенных действий органов юридического лица, его представителей, органов государственной власти и завершается внесением соответствующей записи в ЕГРЮЛ.

По общему правилу юридическое лицо может быть ликвидировано как в добровольном, так и в принудительном (судебном) порядке на основании судебного акта. Примечательно, что в отношении большинства юридических лиц добровольная ликвидация не препятствует обращению в суд с иском о принудительной ликвидации в случае наличия для этого оснований. При этом невыполнение решения учредителей (участников) юридического лица о его добровольной ликвидации, а также принятие решения о ликвидации без назначения ликвидационной комиссии и без определения порядка и сроков ликвидации не являются основаниями для обращения в суд с иском о принудительной ликвидации этого юридического лица, если в его деятельности не установлены неоднократные или грубые нарушения закона или иных правовых норм[12].

Добровольная ликвидация юридического лица возможна по решению учредителей либо органа, уполномоченного на то учредительными документами. Основаниями принятия такого решения могут быть, например, достижение цели, ради которой организация была создана, либо истечение срока, на который она создавалась. Перечень оснований добровольной ликвидации юридического лица не является исчерпывающим.

Принудительная ликвидация юридического лица осуществляется по решению суда в случаях, предусмотренных п. 2 ст. 61 ГК РФ, на основании исков соответствующих государственных органов и органов местного самоуправления, которым право на предъявление такого требования предоставлено законом. К таким основаниям относятся: наличие допущенных при создании юридического лица грубых нарушений закона, если эти нарушения носят неустранимый характер; осуществление юридическим лицом деятельности без надлежащего разрешения (лицензии) либо деятельности, запрещенной законом или с нарушением Конституции РФ, с иными неоднократными или грубыми нарушениями закона или других правовых актов, а также в иных случаях, предусмотренных ГК РФ.

Пленумы ВС РФ и ВАС РФ, разъясняя свою позицию, в п. 23 постановления от 01.07.1996 № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» отметили, что юридическое лицо может быть ликвидировано по решению суда, если суд квалифицирует его действия (бездействие), связанные с неисполнением требований, содержащихся в других законах, как неоднократные или грубые нарушения данного закона или иного правового акта[13]. Помимо этого необходимо руководствоваться постановлением  КС РФ от 18.07.2003 № 14-П, в котором указано: нельзя ликвидировать юридическое лицо по формальному признаку неоднократности нарушений, должны быть проанализированы все обстоятельства дела. Также согласно информационному письму Президиума ВАС РФ от 13.08.2004 № 84 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами статьи 61 Гражданского кодекса Российской Федерации»[14]юридическое лицо не может быть ликвидировано, если допущенные им нарушения носят малозначительный характер или вредные последствия таких нарушений устранены.

Основанием для ликвидации юридического лица в принудительном порядке может стать также несоответствие закону его учредительных документов. Президиум ВАС РФ в п. 4 информационного письма от 13.01.2000 № 50 указал: «Тот факт, что акционерное общество или общество с ограниченной ответственностью не привели свои учредительные документы в соответствие с законом, регулирующим порядок их создания и деятельности, может являться основанием для их ликвидации»[15].

Существуют и особые случаи ликвидации организации. К их числу можно отнести признание юридического лица несостоятельным (банкротом), за исключением казенных предприятий, учреждений, политических партий, религиозных организаций. Если стоимость имущества юридического лица недостаточна для удовлетворения требований кредиторов, оно может быть ликвидировано только в результате признания его банкротом (ст. 65 ГК РФ).

Федеральный закон от 08.08.2000. № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» предусматривает возможность исключения недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа в упрощенном порядке без обращения в суд. Открытым остается вопрос о том, какое место среди способов прекращения организации занимает исключение недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ: можно ли его признать отдельным способом прекращения юридических лиц наряду с процедурами ликвидации и реорганизации, либо оно является особым упрощенным случаем ликвидации организации[16]. ВАС РФ также не выработал единой позиции по данному вопросу. В одних разъяснениях судом сделаны выводы о том, что по основаниям, указанным в п. 2 ст. 61 ГК РФ, может быть ликвидировано только действующее юридическое лицо (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13.08.2004 № 84), процедура исключения недействующего лица из ЕГРЮЛ является специальным основанием прекращения юридического лица, не связанным с его ликвидацией[17]. Между тем существует противоположное указание суда, допускающее административный порядок ликвидации недействующего юридического лица[18].

Полагаем, допустимо признать исключение из ЕГРЮЛ недействующих юридических лиц в качестве одного из способов прекращения организации, который имеет много общего с ликвидацией юридического лица. Так же как и при ликвидации, последствиями исключения недействующей организации из ЕГРЮЛ являются прекращение юридического лица и отсутствие правопреемства. Основное отличие заключается в том, что ликвидация организации должна применяться в отношении действующих юридических лиц и представляет собой сложную, длительную процедуру. На стадии ликвидации организация остается действующим субъектом права, в отношении которого существуют особые ограничения, установленные законодательством, и определенный правовой режим управления им.

В Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации (одобрена Советом при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства 7 октября 2009 г.; далее — Концепция) указано, что признание в судебном порядке государственной регистрации юридического лица недействительной должно стать самостоятельным основанием для ликвидации юридического лица. В этом случае на учредителей (участников) юридического лица должна быть возложена солидарная обязанность по его ликвидации. В случае неисполнения ими этой обязанности в установленные сроки ликвидацию может проводить назначенный судом ликвидатор (который может быть назначен из числа арбитражных управляющих), осуществляющий свою деятельность за счет сбора (штрафа), уплачиваемого в этом случае обязанными лицами. Согласно информационному письму Президиума ВАС РФ от 09.06.2000 № 54 «О сделках юридического лица, регистрация которого признана недействительной» признание судом недействительной регистрации юридического лица само по себе не является основанием для того, чтобы считать ничтожными сделки этого юридического лица, совершенные до признания его регистрации недействительной[19]. Если допустить возможность признания регистрации юридического лица недействительной, есть основания полагать, что субъект права не был создан и, следовательно, все действия такого несуществующего явления не могли породить каких-либо последствий. Иными словами, «в отсутствие субъекта не может возникнуть и существовать сделка. Организация, имеющая порок, делающий невозможным дальнейшее ее существование, естественно, не может иметь правоспособности»[20]. На наш взгляд, нельзя безоговорочно согласиться с указанным положением Концепции в силу того, что юридическое лицо как субъект права должно продолжить свое существование, даже если оно создано с какими-либо нарушениями, которые будут выявлены впоследствии.

Обобщая вышеизложенное, отметим, что как действующее законодательство о ликвидации юридических лиц, так и практика его применения требуют постоянного изучения и анализа. Сегодня остро ощущается необходимость в осмыслении теоретических и практических проблем, возникающих при ликвидации организаций, и в поиске оптимальных вариантов их решения.

 

Библиография

1  См., например: Гражданское право: учеб.: в 2 т. Т. 1 / под ред. Е.А. Суханова. — М., 2004; Гражданское право: учеб. Т. 1 / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. — М., 1999. С. 141.

2  См.: Советское гражданское право. Часть первая / под общ. ред. В.Ф. Маслова, А.А. Пушкина. — К., 1977. С. 124.

3  См.: Чарковская Н.И., Красовская А.А. К вопросу об исключении недействующего юридического лица из единого государственного реестра // Исполнительное право. 2008. № 1.

4 URL: http://www.privlaw.ru

5 Справедливо с этой позиции заключение А.В. Габова о том, что «de facto ликвидация рассматривается как юридический состав, а прекращение — как следствие его реализации и как юридический факт, последний в этом составе» (см.: Габов А.В. Законодательство о ликвидации юридических лиц в свете проекта изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации // Вестн. гражданского права. 2011. № 4. С. 32—83).

6  См.: Большой юридический словарь / под ред. проф. А.Я. Сухарева. 3-е изд., доп. и перераб. — М., 2007. С. 370.

7  См.: Постановление КС РФ от 18.07.2003 № 14-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 35 Федерального закона “Об акционерных обществах”, статей 61 и 99 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации и статьи 14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами гражданина А.Б. Борисова, ЗАО “Медиа-Мост” и ЗАО “Московская Независимая Вещательная Корпорация”» // Вестн. КС РФ. 2003. № 5.

8 См., например: Большой юридический словарь. 3-е изд. С. 846; Пионтковский А.А. О понятии уголовной ответственности // Советское государство и право. 1967. № 12. С. 40; Малеин Н.С. Имущественная ответственность в хозяйственных отношениях. — М., 1968. С. 8; Шаргородский М.Д. Детерминизм и ответственность // Правоведение. 1968. № 1. С. 46.

9  Челышев М.Ю. Система межотраслевых связей гражданского права: цивилистическое исследование: дис. … д-ра юрид. наук. — Казань, 2009. С. 28.

10  См.: Нода Е.В. Ликвидация юридического лица по законодательству Российской Федерации: атореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2005.

11 См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений. 4-е изд., доп. — М., 1997. С. 719.

12  См.: Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13.01.2000 № 50 «Обзор практики разрешения споров, связанных с ликвидацией юридических лиц (коммерческих организаций)» // Вестн. ВАС РФ. 2000. № 3.

13  Вестн. ВАС РФ. 1996. № 9.

14 Там же. 2004. № 10.

15 См. также: Постановление Пленума ВС РФ № 4 и Пленума  ВАС РФ № 2  от 05.02.1998 «О применении пункта 3 статьи 94 Федерального закона “Об акционерных обществах”» // Вестн. ВАС РФ. 1998. № 4.

16  В юридической литературе можно встретить точки зрения, согласно которым исключение недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ представляет собой специальный случай ликвидации организации — упрощенный или внесудебный (административный) порядок. «Упрощенная процедура ликвидации юридического лица направлена на поддержание “чистоты” реестра, поскольку позволяет оперативно “очищать” его от юридических лиц, которые существуют de jure, но не de facto» (см.: Гражданское право: учеб.: в 3 т. Т. 1 / под ред. А.П. Сергеева. — М., 2010. См. также: Марков П.А. Ликвидация недействующих юридических лиц // Российская юстиция. 2006. № 9; Пантюшов О. Ликвидация организации и субсидиарная ответственность учредителей по налоговым долгам организации // Корпоративный юрист. 2006. № 5). Существует и противоположное мнение, в соответствии с которым процедура исключения недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ должна быть обозначена в ГК РФ как один из способов прекращения правоспособности юридического лица со ссылкой на соответствующий закон (см.: Чарковская Н.И., Красовская А.А. Указ. ст.).

17 См.: Постановление Пленума ВАС РФ от 20.12.2006 № 67 «О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о банкротстве отсутствующих должников и прекращении недействующих юридических лиц» // Вестн. ВАС РФ.  2007. № 2.

18 См.: Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 17.01.2006 № 100 «О некоторых особенностях, связанных с применением статьи 21.1 Федерального закона “О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей”» // Вестн. ВАС РФ. 2006. № 4.

19 Вестн. ВАС РФ. 2000. № 7. См. также: постановления ФАС Поволжского округа от 15.01.2004 № А57-238/03-21, ФАС Восточно-Сибирского округа от 07.04.2005 № А58-2343/03-Ф02-1323/05-С2.

 

20 См.: Практика применения Гражданского кодекса РФ части первой / под общ. ред. В.А. Белова. — М., 2009. С. 113.