К.И. НАЛЕТОВ,
юрисконсульт ООО «Глобал Гасиз энд Энерджи» 
 
Лицензирование недропользования стало институтом действующего правопорядка с момента принятия Закона РФ от 21.02.1992 № 2395-1 «О недрах» (далее — Закон). Ранее правоустанавливающим и правоподтверждающим документом являлся лишь горный отвод.
Сегодня очевидна тенденция отрицания гражданско-правового характера недропользовательской лицензии. Однако многие ученые и практикующие юристы (!) склонны видеть в лицензии на пользование участком недр гражданско-правовую сделку. Такое суждение расходится с  мнением большинства и заслуживает внимания. На наш взгляд, объективная, обстоятельная и конструктивная критика заявленного подхода возможна только при ознакомлении с предлагаемой точкой зрения.
 
Например, Ю. Туктаров утверждает: «Во-первых, тот факт, что право недропользования возникает на основании административного акта, не означает, что такое право является административным. В частности, об этом свидетельствует ст. 8 ГК РФ, в которой акт государственного органа отнесен к основаниям возникновения гражданских прав и обязанностей. Во-вторых, признание в законодательстве того, что право возникает на основании решения государства, не означает, что такое решение является административным актом. Напротив, анализ положений Закона о недрах позволяет заключить, что решение государства является только частью встречного волеизъявления государства и недропользователя. Принятие решения завершает согласование воли указанных субъектов, а указание на него как на основание недропользования сделано для обеспечения максимальной определенности момента наступления правовых последствий»[1]. Кроме того, Ю. Туктаров обосновывает свою позицию ссылками на положения части третьей ст. 11 Закона, закрепляющими выдачу лицензии на основе «заранее оговоренных условий». Именно это, по мнению Ю. Туктарова, подтверждает свободу согласования условий пользования недрами. Существенную роль играют и положения части третьей ст. 16 указанного акта, утверждающие, что «при предоставлении лицензии на бесконкурсной основе все виды согласований проводятся совместно с потенциальным пользователем недр». Наконец, гражданско-правовой характер недропользовательской лицензии Ю. Туктаров подкрепляет нормами части пятой ст. 12 Закона, допускающими изменение условий лицензии только с обоюдного согласия пользователя недр и органов, предоставляющих лицензию (см. также нормы п. 3 части первой ст. 20 Закона).
Несмотря на приведенные ссылки, позиция Ю. Туктарова не вполне обоснована. По нашему мнению, факт предоставления недропользовательской лицензии на основании административного акта государственного органа не является достаточным доказательством административно-правового характера упомянутой лицензии. Действительно, административный акт согласно положениям ст. 8 ГК РФ представляется основанием возникновения гражданских прав и обязанностей, что отнюдь не свидетельствует об исключительно гражданско-правовой природе любых отношений, возника