УДК 343.2:328.185 

Страницы в журнале: 141-144

 

И.В. ТЕПЛЯШИН,

кандидат юридических наук, доцент кафедры теории и истории государства и права Юридического института Красноярского государственного аграрного университета

 

В статье рассматривается роль личности в механизме противодействия коррупции в России. Обращается внимание на институты российского гражданского общества. Статья содержит информацию о необходимости исследования исторических особенностей социально-политического развития личности и общества в условиях формируемой сегодня антикоррупционной политики России.

Ключевые слова: личность и коррупция, правосознание и правовая культура личности, гражданское общество, российское антикоррупционное законодательство, политика в сфере противодействия коррупции.

 

Describes the role of personality in the way of countering corruption in Russia. Attention is drawn to the Russian civil society institutions. This article contains information about the need to study the historical background of socio-political development of the individual and society in the context of the forthcoming today anti-corruption policy of Russia.

Keywords: identity and corruption, law and legal culture identity, civil society, Russian anti-corruption policy in combating corruption.

 

Проблемы реализации нормативных положений, направленных на противодействие коррупции в современной России, в настоящее время, безусловно, являются весьма спорными. При этом в современном правосознании российского общества остались категории, обусловленные длительным культом власти и недемократическим развитием общества. Также низкий уровень правосознания и правовой культуры общества, отрицание на протяжении долгого времени общечеловеческих ценностей со стороны правящей элиты влияли на качественный выбор человеком соответствующей модели поведения в обществе, взаимодействия с государственным механизмом.

В свою очередь, как известно, понятие коррупции носит не только правовой характер, но и социальный. Это предполагает, что необходимым условием успешной борьбы с коррупцией является вовлечение в данный процесс граждан государства. Кроме того, само российское общество должно быть готово к такой социально-правовой деятельности. Социологические исследования, проведенные по проблеме коррупции в России и мерам по противодействию ей, свидетельствуют, что большинство респондентов (около 70%) не верят в возможность получения ощутимых результатов в борьбе с коррупцией, оценивают коррупционированность ветвей власти как высокую (51%) или очень высокую (36%), а антикоррупционное законодательство как слабое (41%) или малоэффективное (22%)[1].

В исследовании механизма противодействия коррупции, способов правового регулирования относительно данного института, по нашему мнению, важно учитывать значение личностного подхода, роль и специфику отношения человека к представленным политико-правовым категориям. Также необходимо методологический анализ нацелить на характер правосознания и менталитета российского народа, его национальные привычки, обычаи, стереотипы, особенности отношения нации к правовым нововведениям и инновациям. Здесь стоит активизировать исследование исторического и социального развития российского гражданского общества, конвертировать полученные результаты в содержательные аспекты формируемой в настоящее время антикоррупционной политики в России.

Надо сказать, что в специальной литературе подчеркивается важность личностного подхода, особенно в условиях изучения института эффективности права. Данный методологический принцип исследования психологических проблем правового регулирования конкретизируется в следующих исходных положениях:

1) личность не является пассивным звеном в процессе правового регулирования, она играет в нем активную роль, выступая субъектом взаимодействия с правовой системой, реализуя собственные побуждения, интересы и цели;

2) взаимодействие личности и правовой системы носит диалектический характер, где личность является одновременно «зависимой переменной», изменяющейся под влиянием правовой системы, но вместе с тем она способна различным образом преломлять это влияние в своем поведении;

3) психологическая характеристика личности, включенной в систему правового регулирования, исходит из наличия в ней тенденции устойчивости и динамичности, а также интеграции и обособления в этой системе;

4) исследование личности в системе правового регулирования должно осуществляться на социально-психологическом уровне с учетом конкретных социально-правовых условий и обстоятельств, влияющих на ее поведение и различные формы общения в сфере действия права[2].

В разрезе личностного подхода законодатель отмечает необходимость участия институтов гражданского общества в механизме противодействия коррупции. Эта идея находит свое отражение в Национальном плане противодействия коррупции (утв. Президентом РФ 31.07.2008 № Пр-1568). Обращают на себя внимание положения по реализации комплекса мер, направленных на совершенствование функционирования государственного аппарата и включающих в себя:

— выработку оптимальной системы взаимодействия институтов гражданского общества и средств массовой информации с государственными органами;

— повышение правовой культуры общества;

— реализацию прав граждан на получение достоверной информации о фактах коррупции и складывающейся практике правоохранительной деятельности в этой сфере[3].

Отсюда можно сделать вывод, что вектором развития и совершенствования антикоррупционного механизма в России выбран принцип системного и продуктивного взаимодействия гражданского общества и государства.

Кроме того, в российском законодательстве соответствующее место отводится роли и инициативе граждан в вопросе борьбы с коррупцией. Так, в Федеральном законе от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» в перечне мер по профилактике коррупции закреплены такие меры, как:

— формирование в обществе нетерпимости к коррупционному поведению;

— антикоррупционная экспертиза правовых актов и их проектов;

— предъявление в установленном законом порядке квалификационных требований к гражданам, претендующим на замещение государственных или муниципальных должностей и должностей государственной или муниципальной службы, а также проверка в установленном порядке представленных сведений;

— развитие институтов общественного и парламентского контроля за соблюдением законодательства Российской Федерации о противодействии коррупции и др.

При этом среди основных направлений деятельности государственных органов по повышению эффективности противодействия коррупции указывается создание механизма взаимодействия правоохранительных и иных государственных органов с общественными и парламентскими комиссиями по вопросам противодействия коррупции, а также с гражданами и институтами гражданского общества.

В силу этого принципы и порядок реализации механизма противодействия коррупции должны учитывать роль личности и общества в целом. Можно говорить о том, что важнейшими факторами формирования цивилизованной и при этом эффективной, основанной на законе формулы взаимодействия государства и гражданина в вопросе противодействия коррупции, непременно, выступают: реальное существование гражданского общества; его полноценное функционирование при сочетании интересов как можно большего числа граждан; политико-правовая активность личности, направленная на реализацию своих творческих способностей и стремлений.

В специальной литературе отмечается, что коррупция в органах власти России достигла таких размахов, что вышла на уровень общенациональной угрозы, борьба с которой должна являться консолидированной. В этом плане причины коррупционных проявлений в органах государственной власти и местного самоуправления обусловлены рядом негативных социальных факторов экономического, идеологического и духовно-нравственного характера, а также недостатками в деятельности органов государственной власти, осуществляющих противодействие коррупции. Условия для коррупции создаются неполнотой и бессистемностью правовой базы противодействия коррупции, а также дефектами правовых норм, оставляющими простор для коррупционных проявлений[4].

При этом многие новшества нуждаются в своем правоприменительном совершенствовании. Для формирования антикоррупционного общественного сознания имеют значение и такие антикоррупционные инструменты, которые были бы направлены не только на реализацию прав граждан и организаций на доступ к информации о фактах коррупции через средства массовой информации, но и на публичное обсуждение выявленных фактов, участие в правоприменительной деятельности и принятии соответствующих законных решений. Такими мерами могут быть:

— обеспечение доступа граждан и организаций к информации о противодействии коррупции в органах власти;

— установление обратной связи с получателями государственных услуг;

— формирование механизма социального осуждения коррупционера.

В органах власти должен проводиться анализ публикаций СМИ, а также жалоб и обращений граждан о фактах проявления коррупции. Для нормативного обеспечения проведения экспертизы жалоб и обращений граждан должны быть разработаны соответствующие административные регламенты рассмотрения обращений и жалоб граждан, включающие необходимость направления обращений заявителей, в том числе в уполномоченные органы и комиссии. Нужно активизировать создание горячих линий для сообщений о фактах коррупции. Федеральным органам исполнительной власти следует обеспечить информирование граждан и организаций о результатах проведенных проверок, обстоятельствах совершения коррупционных поступков и принятых по отношению к виновным должностным лицам мерах посредством размещения указанных сведений на официальном сайте ведомства в сети Интернет[5].

Следует понять, что особое внимание в вопросе участия граждан России в рамках антикоррупционной деятельности должно уделяться институту включенности личности в данные механизмы. Именно «встроенность» институтов гражданского общества, самой личности в механизм антикоррупционной деятельности позволит повысить реальную эффективность предпринимаемых мер и действий. Некоторые авторы предлагают в целях антикоррупционной деятельности в России осуществлять пропаганду антикоррупционного поведения, воспитывать у населения негативное отношение к коррупции во всех ее проявлениях. Это, например, оказание государственной поддержки в формировании и деятельности общественных объединений, созданных в целях противодействия коррупции, проведение мероприятий, направленных на антикоррупционное образование и пропаганду[6].

Как видится, гражданскому обществу в России необходимы определенные импульсы, которые, например, активизировали бы личность на решение каких-либо государственных преобразований, в том числе в вопросе противодействия коррупции, формирования в обществе нетерпимого отношения к этому социально вредному явлению.

Современные тенденции развития правовой жизни российского общества оказывают  существенное влияние на изменения государственно-правовых институтов, норм и отношений, связанных с личностью, ее статусом. Механизм гарантирования прогрессивных и эволюционных основ развития личности и гражданского общества — один из важных аспектов стабилизации правовой деятельности в сфере борьбы с коррупцией в России. Современная гуманитарная российская наука признала необходимость настоятельного и первоочередного изучения

основ гражданского общества, факторов его дальнейшего развития применительно к особенностям становления национальной правовой системы. Это в некоторой степени определяет важность исследования содержания и свойств отношения личности к коррупции как прежде всего к социальному институту. Правовые интересы и стремления граждан, их преломление через организационно-правовые действия в настоящее время должны выступить предметом пристального внимания научных теорий и исследований.

В разрезе исследуемой проблемы тематика теории личности носит комплексный, многосторонний характер. Правовое развитие и судьба государства и граждан, проживающих в нем, их обоюдное, выработанное длительной взаимной практикой отношение к организации социально-правовой жизни неразрывно связаны между собой. При этом российское руководство подчеркивает необходимость продолжения реализации демократического механизма взаимодействия гражданского общества и государства. В Послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации от 5 ноября 2008 г. отмечается, что российское общество подтверждает приверженность демократическим ценностям Конституции и что в настоящее время вопрос не в том, быть или не быть демократии в России, ав том, как должна развиваться дальше российская демократия[7].

В этом плане необходимо сфокусировать свое внимание на приоритетных инновационных направлениях формирования внутреннего отношения граждан к прогрессирующей «коррупционной коррозии» социальной жизни российского общества и государства.

При формировании массового нетерпимого отношения к коррупции важная роль может быть отдана правовой пропаганде среди широких слоев населения, проведению правового всеобуча в масштабах государства, процессу вытеснения из психологии человека правового нигилизма. Наряду с этим, как видится, необходимо провести законодательное закрепление достаточно большого объема программ относительно ориентированного воспитательного воздействия. Эти программы должны касаться в первую очередь механизма и системы образования, действенности процесса реализации демократических прав, слияния права и культурно-исторических ценностей и интересов российского общества, повышения уровня национального правосознания, правомерной реализации законных имущественных интересов человека.

Представляется, что соответствующая правовая культура должна формироваться в отношении представителей органов государственной власти. Надо сказать, здесь существует необходимость в создании специальных научно-исследовательских институтов, инновационных программ и методик профессионального характера, направленных на повышение эффективности деятельности государственных органов в области российского антикоррупционного механизма. Так, в системе МВД России достаточно активно пытаются снизить уровень коррумпированности. Отмечается, что в июле 2007 года была принята Концепция обеспечения собственной безопасности органов внутренних дел и ФМС России. Создание в МВД антикоррупционных барьеров стало системным и последовательным. Так, внедряется институт личного поручительства, в том числе и при назначении сотрудников на вышестоящие должности. Введена процедура согласования с подразделениями собственной безопасности назначений граждан, принимаемых на службу в органы внутренних дел. Это аналитическая работа по выявлению всевозможных коррупционных угроз и определению объектов, нуждающихся в защите, проверка моральных качеств сотрудников и их профессионального поведения[8].

В современных условиях возникает потребность в создании подобной организационно-управленческой работы в иных органах власти, прежде всего исполнительных и судебных. Но главное — это привлечение к данной деятельности представителей гражданского общества, а значит, повышение ответственности должностных лиц перед российским обществом.

Со стороны общественности должны быть подвергнуты пристальному вниманию:

— механизмы, предусматривающие превентивные меры по пресечению коррупционных нарушений в конкретных общественных отношениях и органах власти;

— процедура формирования ведомственных кадровых резервов, отбор граждан при поступлении на государственную службу, а также при продвижении представителей органов государственной власти по служебной лестнице;

— реализация института конфликта интересов;

— выполнение государственным служащим (должностным лицом) конкретных организационно-правовых функций, соответствие такой деятельности установленному регламенту.

Здесь следует учитывать российское сознание, стремление граждан к удовлетворению своих интересов в рамках российских традиций и обычаев. Нетерпимое отношение человека к коррупции должно основываться на нравственном и духовном фундаменте, учете и всестороннем анализе исторических особенностей и характерных черт российского общества, жизни и развития личности в России.

Как видится, вопросы борьбы с коррупцией непременно должны быть разрешены через призму личности, ее интересов и стремлений. Только культурно богатая, сильная и активная в правовом плане личность, а также само гражданское общество смогут реально и правомерно реализовывать свои желания и интересы. Более того, если эта реализация будет всеобщей, объединенной и единой в конкретном направлении, то российское общество в представленной сфере придет к желаемому результату намного быстрее.

На наш взгляд, последующие научные исследования в сфере противодействия коррупции должны основываться на категориях, учитывающих внутренний психологический мир личности. При формировании российской модели противодействия коррупции следует учитывать такие принципы, как эволюционность и историческая преемственность, солидарность и консолидация общественного мнения, эффективность и ответственность органов власти. Стоит надеяться, что реализация данных идей приведет к стабилизации  системы взаимодействия государства и российского общества, коррупционной устойчивости таких отношений. Согласимся, что «Россия остается самой большой в мире по территории страной, обладает, несомненно, высоким интеллектуальным потенциалом»[9]. И, думается, именно власть нашего многонационального народа, воля граждан и возможности человека должны быть положены в основу становления эффективной борьбы с коррупцией в современной России, а значит, и прозрачных взаимоотношений между личностью, обществом и государством.

 

Библиография

1 См.: Добрынина Е. Подкупающая откровенность // Российская газета. 2008. 6 июня. № 122.

2 См.: Жинкин С.А. О новых методологических подходах к исследованию проблем эффективности права // Российский следователь. 2009. № 10. С. 31.

3  Российская газета. 2008. 5 авг. № 164. 

4 См.: Цирин А.М. Формирование институциональной основы противодействия коррупции в федеральных органах исполнительной власти // Журнал российского права. 2009. № 2. С. 28.

5 См.: Цирин А.М. Антикоррупционные инструменты и их применение в федеральных органах исполнительной власти // Журнал российского права. 2009. № 2. С. 16.

6 См., например: Игнатенко В.В., Тирских М.Г., Хвалев С.А. Механизмы противодействия коррупции в законодательстве субъектов Российской Федерации // Российское право: образование, практика, наука. 2009. № 2. С. 54.

7 Российская газета. 2008. 6 нояб.

8 См.: Барьер от коррупции. Концепция обеспечения собственной безопасности очистит милицию от взяточников и преступников // Российская газета. 2009. 7 авг. № 146.

9 Мир без России? Евгений Примаков: к чему ведет политическая близорукость // Российская газета. 2009. 21 янв.