Е.П. ГРИШИНА,

кандидат юридических наук, доцент ГОУ «Российская таможенная академия»

А.В. КОНСТАНТИНОВ,

заместитель начальника Правового управления Федеральной таможенной службы РФ, генерал-майор таможенной службы

 

Законодательные новации, вызванные принятием Уголовно-процессуального кодекса РФ и последующими внесенными в него изменениями, значительно расширили возможности использования потенциала познаний специалиста в доказательственной деятельности.

УПК РФ предложил качественно новый вид доказательства — заключение специалиста (п. 3-1 ч. 2 ст. 73 в ред. Федерального закона от 04.07.03 № 92-ФЗ). В соответствии со ст. 80 УПК РФ заключением специалиста является «представленное в письменном виде суждение по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами».

Заключение специалиста — качественно новый институт доказательственного права, не достаточно апробированный судебно-следственной практикой. Осторожность, с которой следователи, дознаватели и судьи относятся к заключению специалиста, обусловлена недостаточно завершенной правовой регламентацией процесса истребования, получения этого вида доказательств, не говоря о содержательной (информационной) стороне.

Специалист дает заключение, содержание которого составляют суждения по поводу вопросов, входящих в его компетенцию. Термин «суждения» (он слишком общий — рассуждать можно о чем угодно) недостаточно понятен и не всегда удобен в правоприменительной практике. Обычно под суждением подразумеваются умозаключения, разъяснения, доводы, аргументы. Между тем суждение — многогранное понятие: оно является не только результатом логического построения (по схеме субъект-предикат-связка), но и представляет собой внутреннюю психологическую убежденность лица, высказавшего его, в правильности, достоверности своих слов. Применительно к заключению специалиста можно вести речь также о подкреплении доводов суждения знаниями в области науки, искусства, ремесла, промысла. Можно сказать, что суждение — одна из познавательных форм мышления, результатом которой является констатация посредством утверждения или отрицания наличия или отсутствия признаков, свойств какого-либо предмета или явления. Содержащиеся в заключении специалиста суждения есть изложение основанных на научных знаниях и внедренных в практику общих положений (в частности, содержащихся в учебных пособиях, ведомственных правилах и инструкциях для инженеров, врачей, экономистов, товароведов и представителей других профессий), которые могут дать более полное представление о том или ином обстоятельстве, имеющем отношение к делу. Так полагают авторы комментария к УПК РФ В.П. Верин и В.В. Мозяков[1].

Полагаем, что подобное толкование заключения специалиста существенно снижает границы возможного использования этого вида доказательств. То обстоятельство, что заключение специалиста должно базироваться на научных и апробированных практикой знаниях, ни у кого не вызывает сомнений. Однако степень концептуальной завершенности этих знаний может быть различной. К тому же содержательная сторона знаний специалиста может быть весьма специфичной, что делает невозможным закрепление интересующей следствие научной информации в специализированных формализованных источниках и актах ведомственного регулирования. Однако это не должно служить препятствием или выступать  в качестве прямого запрета для участия того или иного лица в качестве специалиста по уголовному делу и для дачи им заключения.

Заключение специалиста носит характер не выводного, итогового знания или документа, содержащего сведения, основанные на специальном исследовании, как это имеет место в отношении заключения эксперта, поэтому этот акт иногда именуют вспомогательным, ориентирующим, дающим основания для назначения экспертизы. Такой подход не вполне оправдан, так как нивелирование роли заключения специалиста, уравнивание его со справочной информацией (только в процессуальной форме) ставит этот вид доказательств в худшее, незначимое положение по сравнению с другими доказательствами.

C.А. Шейфер полагал, что деятельность специалиста можно считать исследованием «в том смысле, что специалист активно выявляет искомую информацию»[2], однако отмечал при этом, что исследование специалиста ни в коем случае нельзя отождествлять с экспертным.

Законодательная новелла п. 3-1 ч. 2 ст. 73 УК РФ породила ряд серьезных вопросов логико-гносеологического, правового и прикладного характера:

а) что представляет собой заключение специалиста как качественно новый вид доказательств?

б) в чем заключается принципиальное отличие заключения специалиста от справки специалиста, приобщенной к делу в качестве иного документа?

в) какой объем деятельности сведущего лица может быть положен  в основу заключения специалиста и можно ли визуальный осмотр приравнять к исследованию?

г) как соотносится (будет соотноситься в практической деятельности по расследованию преступлений) заключение специалиста с заключением эксперта?

д) каков порядок истребования и представления заключения специалиста, как оно может быть использовано в доказывании?

Очевидно, что заключение специалиста — еще одна качественно новая и недостаточно апробированная практикой форма использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве. Практика расследования уголовных дел смогла бы оказать существенную помощь законодателю в создании более детальной, стройной с точки зрения юридической техники и терминологии, правовой основы заключения специалиста.

Главной проблемой применения заключения специалиста в качестве доказательства является разграничение его с заключением эксперта. По нашему мнению, их отличие может быть сведено к следующим моментам:

· заключение эксперта и заключение специалиста даются разными сведущими лицами (это очевидно из названия);

· заключение эксперта носит характер выводного знания, явившего результатом специального исследования, а заключение специалиста представляет собой суждение по поводу поставленных перед ним вопросов;

· результатом экспертного исследования являются новые фактические данные, представляющие собой самостоятельный источник доказательств по делу; специалист новые факты не устанавливает;

· порядок назначения экспертизы четко и исчерпывающе урегулирован  УПК РФ (ст. 195), а правовой механизм истребования, представления лицу, ведущему процесс, заключения специалистаУПК РФ не предусмотрен;

· наличие заключения эксперта может служить поводом для допроса лица, проводившего исследование в качестве эксперта; допрос специалиста не связан с самим фактом наличия или отсутствия заключения — лицо может быть допрошено в качестве специалиста и до и после дачи заключения, а также независимо от наличия или отсутствия последнего;

· специалист, давая заключение по требованию следователя или в суд, не проводит, в отличие от эксперта, полного исследования представленного объекта с использованием специальных познаний. Он ограничивается осмотром это объекта, а «специальные познания использует лишь для формирования суждения о признаках объектов»[3];

· статья 204 УПК РФ четко регламентирует форму, структуру, содержание заключения эксперта, а подобные моменты и требования применительно к заключению специалиста кодексом не урегулированы;

· порядок назначения судебной экспертизы урегулирован УПК РФ (ст. 195), а порядок истребования заключения специалиста не имеет такой законодательной основы;

· заключение эксперта играет самостоятельную роль, имеет самостоятельное доказательственное значение, а заключение специалиста играет роль вспомогательную, поскольку его суждения, изложенные в заключении, не могут носить такого же абсолютного и категоричного характера, как выводы эксперта;

· экспертное исследование проводится обособленно от других следственных действий: в другое время, в другом месте (в экспертной лаборатории) и на основании постановления о назначении экспертизы; заключение специалиста может быть оформлено в результате осмотра, изучения свойств объектов материального мира в рамках иного следственного действия (как правило, осмотра).

Проблема истребования заключения специалиста следователем является весьма актуальной. Вопрос о порядке, организационно-процессуальной форме такого истребования не завершен концептуально и не урегулирован нормативно.

Представляется, что следователь может послать специалисту извещение или просто официальное письмо (но не повестку) с приглашением или вызовом для дачи заключения. В названном документе целесообразно привести перечень объектов (документов, вещественных доказательств, веществ), подлежащих исследованию специалистом, а также указать на характер, отраслевую принадлежность специальных познаний, необходимых для проведения подобного исследования.

Форма заключения специалиста в приложении к ст. 476 УПК РФ не приводится.

Содержание заключения специалиста, на наш взгляд, должно включать в себя следующие пункты:

1) дата, время, место дачи заключения;

2)наименование документа (заключение специалиста);

3) номер уголовного дела, по которому дается заключение;

4) сведения о специалисте: фамилия, имя, отчество, образование  и специальность; квалификация (по диплому); место работы  и должность; стаж работы по специальности, интересующей следствие;

5) объекты, представленные на исследование (наименование, родовые и индивидуальные признаки, количество, упаковка и др.);

6) задание специалисту (вопросы, на которые необходимо ответить);

7) ответы специалиста — суждения, умозаключения;

8) подпись специалиста.

Заключение специалиста имеет право на существование и может быть использовано в доказательственной деятельности, т. е. в рамках процесса. Оно может заменить предварительное исследование объектов, проводимое за рамками процесса, как правило, до возбуждения уголовного дела. Подобное исследование, именуемое экспресс-методом, чаще всего проводится при осмотре места происшествия. Время предварительного исследования лимитировано продолжительностью следственного действия, вопросы эксперту ставятся в спешном порядке. В этом плане процессуальное заключение специалиста более достоверно и не нуждается в дополнительной процессуальной легализации.

Заключение специалиста может быть использовано для оценки заключения эксперта. Это касается в основном достоверности сформулированных экспертом выводов. Явное противоречие суждений, умозаключений специалиста и выводов эксперта может явиться основанием для назначения повторной экспертизы.

Полагаем, что заключение специалиста может вызвать необходимость в обязательном назначении экспертизы в следующих случаях:

· заключение специалиста противоречит другим собранным по делу доказательствам;

· достоверность выводов эксперта ставится под сомнение заключением специалиста (независимо от других собранных по делу доказательств);

· имеются сомнения относительно обоснованности и достоверности заключения специалиста;

· специалист указывает на необходимость назначения экспертизы;

· после ознакомления с заключением специалиста стороны заявили ходатайство о назначении экспертизы.

 Серьезной проблемой правового регулирования вопросов, касающихся заключения специалиста, является отсутствие норм, регулирующих процедуру получения этого заключения. Не претендуя на исчерпывающее решение проблемы, позволим себе высказать ряд предложений по совершенствованию правового регулирования этой процедуры посредством дополнения УПК РФ главой 27.1 «Заключение и допрос специалиста». Эта глава должна содержать следующие статьи:

207.1 «Порядок получения заключения специалиста», 207.2 «Представление заключения специалиста защитником», 207.3 «Права подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля при вынесении постановления об истребовании заключения специалиста», 207-4 «Заключение специалиста».

Статья 207.1 УПК РФ «Порядок получения заключения специалиста» может быть представлена в следующей редакции:

«1. Признав необходимым получение заключения специалиста, следователь выносит об этом постановление.

2. В постановлении о получении заключения специалиста указываются:

1) основания получения заключения специалиста;

2) фамилия, имя, отчество специалиста;

3) вопросы, требующие разъяснения;

4) материалы, предоставленные в распоряжение специалиста.

3. Заключение специалиста выдается лицами, обладающими специальными знаниями.

4. В случаях, не терпящих отлагательства, а также при невозможности принятия решения о возбуждении уголовного дела до получения заключения специалиста, заключение специалиста может быть получено до возбуждения уголовного дела.

5. Следователь знакомит с постановлением о получении заключения специалиста подозреваемого, обвиняемого, его защитника, потерпевшего, свидетеля и разъясняет им права, предусмотренные пунктами 1—5 части первой  ст. 207.3 настоящего Кодекса. Об этом составляется протокол, подписываемый следователем и лицами, которые ознакомлены с постановлением».

Думается, понятие случаев, не терпящих отлагательства, должно быть разъяснено в соответствующем Постановлении Пленума Верховного суда РФ; в качестве подобных случаев могут быть отмечены следующие обстоятельства: особый характер деятельности пре-ступника, представляющий повышенную опасность для общества, а также наличие информации о том, что преступник намерен скрыться либо продолжать противоправную деятельность; невозможность сохранения в первоначальном виде следов преступления; угроза их уничтожения или утраты иным способом в течение короткого промежутка времени; отсутствие иной значимой информации, кроме той, которая может быть получена посредством заключения специалиста, и т. п.

Статью 207.2 целесообразно посвятить представлению заключения специалиста защитником. Защитнику, согласно ч. 3 ст. 53 УПК РФ, предоставлено право привлекать специалиста.

При анкетировании сотрудников органов дознания ФТС России по вопросу целесообразности и допустимости использования заключения специалиста, полученного защитником, в доказательственной деятельности, т.е. оценки его наравне с другими доказательствами, была выявлена одна общая тенденция — все без исключения респонденты были склонны считать, что защитник всегда будет привлекать «своего» специалиста, который будет выносить заключение в интересах обвиняемого. Сама по себе реализации принципа состязательности при подобном положении вещей невозможна. По мнению анкетированных лиц, привлечение специалиста защитником — машина для фальсификации доказательств, формирования сомнительной и недостоверной доказательственной базы, подрывающей авторитет сотрудников правоохранительных органов, осуществляющих доказывание.

Мы придерживаемся диаметрально противоположного мнения: УПК РФ (ч. 2 ст. 53) предоставляет специалисту право собирать и представлять доказательства, превращая его в полноценный субъект доказывания. Предоставляя защитнику право привлекать специалиста, УПК РФ не дает ответа на вопрос, в какой конкретно форме подобное привлечение может иметь место. В любом случае допрашивать специалиста может только  лицо, ведущее процесс.

В целях устранения возможных разночтений и терминологических неточностей считаем оправданным изложение ч. 3 ст. 53 УПК РФ в следующей редакции: «привлекать специалиста, получать заключение специалиста в соответствии со статьей 58 настоящего Кодекса». К тому же дополнение ст. 307 УК РФ уголовной ответственностью специалиста за заведомо ложное заключение способно уравнять чашу весов в решении вопроса о юридической силе доказательств, представляемых защитником и лицом, ведущим процесс. Подобного рода законодательное нововведение навсегда покончит с порочной практикой привлечения специалиста защитником только по ходатайству последнего, которое следователь может удовлетворить либо отказать в его удовлетворении.

При этом необходимо дополнить УПК РФ статьей 207.2 «Представление заключения специалиста защитником» в следующей редакции: «Заключение специалиста может быть представлено защитником в порядке ч. 3 ст. 53 УПК РФ», а также статьей 207.3 «Права подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля при вынесении постановления о получении заключения специалиста» следующего содержания:

«1. При вынесении следователем постановления о получении заключения специалиста подозреваемый, обвиняемый, его защитник вправе:

1) знакомиться с постановлением о получении заключения специалиста;

2) заявлять отвод специалисту;

3) ходатайствовать о привлечении в качестве специалистов указанных ими лиц;

4) ходатайствовать о внесении в постановление о получении заключения специалиста дополнительных вопросов специалисту;

5) знакомиться с заключением специалиста или сообщением о невозможности дать заключение, а также с протоколом допроса специалиста по поводу данного им заключения.

2. Свидетель и потерпевший, интересы которых могут затронуты заключением специалиста, вправе знакомиться с заключением специалиста. Потерпевший пользуется также правами, предусмотренными пунктами 1 и 3 части первой настоящей статьи.

3. В случае вынесения постановления о получении заключения специалиста до возбуждения уголовного дела подозрев аемый, обвиняемый, их защитник, потерпевший и свидетель (если их права затрагиваются заключением специалиста) должны быть ознакомлены с постановлением о получении заключения специалиста немедленно после возбуждения уголовного дела».

Заключение специалиста — самостоятельное полноценное доказательство по уголовному делу, поэтому требования к его форме, структуре и содержанию необходимо закрепить в отдельной статье УПК РФ.

УПК РФ также должен быть дополнен статьей 207.4 «Заключение специалиста» следующего содержания: 

«В заключении специалиста указываются:

1) дата, время и место дачи заключения;

2) основания истребования заключения специалиста;

3) должностное лицо, вынесшее постановление о получении заключения специалиста;

4) фамилия, имя и отчество специалиста, его образование, специальность, квалификация, стаж работы, ученая степень и (или) ученое звание, занимаемая должность;

5) сведения о предупреждении специалиста об ответственности за дачу заведомо ложного заключения;

6) вопросы, поставленные перед специалистом;

7) объекты и материалы, представленные специалисту для дачи заключения;

8) суждение специалиста по вопросам, поставленным перед ним сторонами.

Если при работе над заключением специалист установит обстоятельства, которые имеют значение для уголовного дела, но по поводу которых ему не были поставлены вопросы, то он вправе указать на них в своем заключении».

Ответы или указания на некоторые вопросы, которые не были заданы специалисту в постановлении об истребовании заключения, — это реализация права специалиста на инициативу, которым, как мы полагаем, должен быть дополнен статус этого участника процесса.

Специалист — сведущее лицо, обладающее знаниями и навыками их применения в определенной сфере профессиональной деятельности или более глубокими знаниями и навыками, нежели любое иное лицо, за исключением разве что эксперта. Исходя из этого, нетрудно заключить, что специалисту гораздо легче определить пределы своих суждений и умозаключений, а также перечень вопросов, на которые он может ответить.

Для того, чтобы специалист мог стать полноценной фигурой доказывания, необходимо предусмотреть не только процессуальный порядок производства следственных действий с его участием, права специалиста, но и его ответственность за дачу заведомо ложного заключения. Без этого невозможно будет оценить заключение на предмет его допустимости и достоверности.

В связи с тем, что заключение специалиста закреплено в УПК РФ в качестве самостоятельного вида доказательств, необходимо внести изменения в ч. 1 ст. 307 УК РФ, изложить в следующей редакции: «Заведомо ложные показание свидетеля, потерпевшего либо заключение или показание эксперта, заключение или показание специалиста, а равно заведомо неправильный перевод в суде либо при производстве предварительного расследования...» Часть 2 ст. 307  следует оставить без изменения.

Соответствующие изменения должны быть внесены и в ст. 58 УПК РФ. Часть 4 ст. 58 УПК РФ должна быть изложена в следующей редакции: «За дачу заведомо ложного заключения специалист несет ответственность в соответствии со статьей 307 Уголовного кодекса Российской Федерации». Часть 4 УПК РФ в нынешней редакции перенумеровать в часть 5.

Внесение этих поправок в УПК РФ снимет все спорные и проблемные вопросы, касающиеся заключения специалиста, и сделает само заключение полноценным, обеспеченным надлежащей нормативной основой, доказательством.

 

Библиография

1 Комментарий кУголовно-процессуальному кодексу РФ / Под общ. ред. В.П. Верина, В.В. Мозякова.— М.: Экзамен, 2004.  С. 220.

2 Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. —  М., 2001. С. 136.

3 Быков В. Заключение специалиста // Законность. 2004. № 9. С. 21-24.