УДК 347.5:340.6
 
О.В. РОДИН,
кандидат медицинских наук, адвокат
 
В статье раскрываются проблемы использования судом результатов судебно-медицинской экспертизы по гражданским делам о причинении вреда здоровью при оказании медицинских услуг.
Ключевые слова (keywords): медицинские услуги (medical service), вред здоровью (harmful injury), гражданские дела (civil case), судебно-медицинская экспертиза (court commission of medical experts).
 
Судебная процедура строится в правовом поле. Однако если суд формулирует свои выводы на основании правовой оценки, то судебно-медицинская экспертиза — на основании фактической оценки обстоятельств дела (в рамках процессуальных требований). Между правовой и фактической оценкой может возникать расхождение произвольного масштаба, обусловленное рядом причин. Суд может сделать правоприменительные выводы на основе:
— неправильного истолкования неправильной оценки судебно-медицинской экспертизой фактических обстоятельств;
— неправильного истолкования правильной оценки судебно-медицинской экспертизой фактических обстоятельств;
— правильного истолкования неправильной оценки судебно-медицинской экспертизой фактических обстоятельств;
— правильного истолкования правильной оценки судебно-медицинской экспертизой фактических обстоятельств.
Однако задача суда — правильная правовая оценка фактических обстоятельств дела. И привлечение судебно-медицинской экспертизы — мера вынужденная, поскольку судьи не обладают специальными познаниями в области медицины. При этом суд не может и не должен зависеть от правильности или неправильности фактической оценки обстоятельств дела судебно-медицинской экспертизой. В этой связи ему необходим инструментарий оценки пригодности выводов судебно-медицинской экспертизы для целей правоприменения.
Предметом правовой оценки судом являются не выводы судебно-медицинской экспертизы, а фактические обстоятельства дела. Именно поэтому правильная правовая оценка возможна лишь тогда, когда такие выводы верно отражают указанные обстоятельства. Иными словами, суд должен иметь возможность убедиться в том, что фактические обстоятельства дела не изменены оценкой судебно-медицинской экспертизы, препятствуя их правильной правовой оценке. Для этого суду необходимо оценить выводы судебно-медицинской экспертизы.
Оценка выводов судебно-медицинских экспертиз в материально-правовом плане представляет собой их соответствие правилам медицины, правовым основаниям оказания медицинской помощи и волеизъявлению правообладателя.
Суду наиболее сложно убедиться в соответствии выводов судебно-медицинской экспертизы правилам медицины. А по медицинским делам, когда носителями специальных медицинских знаний выступают и сторона процесса (в качестве ответчика), и судебные эксперты, это затруднительно вдвойне. Если суд отдает предпочтение порочным выводам судебно-медицинской экспертизы, нарушается право ответчика на правосудие. Если суд вопреки выводам судебно-медицинской экспертизы склоняется довериться не имеющей иных достаточных доказательных оснований позиции ответчика, то он принимает решение, не обладая фактами, убеждающими в порочности экспертного заключения.
Чтобы принять выводы судебно-медицинской экспертизы в качестве доказательства по делу, суду надлежит убедиться в их обоснованности правилами медицины. В настоящее время бремя опровержения выводов судебно-медицинской экспертизы лежит на стороне процесса. И если сторона ответчика как носитель специальных медицинских знаний имеет реальные шансы опровергнуть экспертные выводы, то сторона истца таковых — а равно любых иных — не имеет и не обязана иметь[1]. Кроме того, выводы судебно-медицинской экспертизы могут быть основаны на мнении той или иной научной школы без учета мнений других научных школ, а из-за этого может возникнуть отвлеченная однобокость экспертных выводов, одинаково противоречащая позиции сторон процесса. В этой связи суду необходимо убедиться в том, что выводы судебно-медицинской экспертизы действительно соответствуют правилам медицины. Единственная возможность в такой ситуации — дополнительно привлечь мнения носителей специальных знаний, специалистов.
В этом случае, во-первых, предметом мнения специалистов является оценка не фактических обстоятельств дела, послуживших объектом экспертного исследования, а самих выводов экспертного исследования. Во-вторых, в силу состязательности процесса мнения специалистов должны быть представлены с обеих сторон. В-третьих, предмет судебной оценки — не мнение специалиста, а аргументируемая им степень обоснованности правилами медицины выводов судебно-медицинской экспертизы.
Если мнения специалистов поддерживают обоснованность правилами медицины выводов судебно-медицинской экспертизы, то суду надлежит принять их в качестве доказательства
по делу.
Если мнения специалистов опровергают обоснованность правилами медицины выводов судебно-медицинской экспертизы, то суду надлежит отказать в принятии их в качестве доказательства по делу и назначить повторную экспертизу (в связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного заключения,  наличием противоречий в заключениях нескольких экспертов суд может назначить по тем же вопросам повторную экспертизу, проведение которой поручается другому эксперту или другим экспертам — ч. 2 ст. 87 ГПК РФ).
Если мнения специалистов разделились, то суду необходимо установить, устранимо ли сомнение в обоснованности правилами медицины выводов судебно-медицинской экспертизы. Для этого достаточно выяснить мнение специалистов по существу фактических обстоятельств дела.
Если по существу фактических обстоятельств дела мнение специалистов совпадает с выводами судебно-медицинской экспертизы, суду следует назначить дополнительную судебно-медицинскую экспертизу (в случаях недостаточной ясности или неполноты заключения эксперта суд может назначить дополнительную экспертизу, поручив ее проведение тому же или другому эксперту — ч. 1 ст. 87 ГПК РФ).
Если по существу фактических обстоятельств дела мнение специалистов не совпадает с выводами судебно-медицинской экспертизы, суду следует назначить повторную судебно-медицинскую экспертизу.
Суду необходимо также удостовериться в соответствии выводов судебно-медицинской экспертизы правовым основаниям оказания медицинской помощи. Если медицинская помощь оказывается в рамках медицинских услуг, то единственным основанием правомерности ее оказания является договор. Если это договор, по которому плательщик совпадает в одном лице с получателем, то основание оказания медицинской помощи — добровольное информированное согласие в составе данного договора. Если это договор, по которому плательщик не совпадает в одном лице с получателем, то основание оказания медицинской помощи — самостоятельное добровольное информированное согласие. Если медицинская помощь оказывается в порядке действий в чужом интересе без поручения, то основанием правомерности ее оказания является последующий акт одобрения выгодоприобретателем. В отсутствие добровольного информированного согласия получателя медицинской услуги или акта одобрения выгодоприобретателем оказание медицинской помощи не имеет правовых оснований, а поэтому подлежит рассмотрению в качестве деликта.
Следовательно, выводы судебно-медицинской экспертизы должны позволять суду дифференцировать основания оказания медицинской помощи не по медицинским, а по правовым критериям.
Суд нуждается также и в установлении соответствия выводов судебно-медицинской экспертизы волеизъявлению правообладателя (носителя права на здоровье на стороне истца). При этом волеизъявление правообладателя имеет материально-правовое и процессуально-правовое значение.
Материально-правовое значение имеет добровольное информированное согласие на воздействие на здоровье правообладателя. Следовательно, судебно-медицинская экспертиза должна установить как обоснованность правилами медицины медицинского пособия в рамках волеизъявления правообладателя, так и меру последствий того, что предпринято за этими рамками. Выводы судебно-медицинской экспертизы должны позволять суду дифференцировать обоснованное правилами медицины в рамках добровольного информированного согласия воздействие на здоровье от необоснованного и/или не охваченного волеизъявлением правообладателя.
Процессуально-правовое значение имеет волеизъявление правообладателя, выраженное в исковом заявлении. Если в основании иска лежит потребительский деликт при оказании медицинских услуг, то он не связан с медицинской помощью в составе медицинских услуг, а поэтому судебно-медицинская экспертиза должна быть ограничена пределами установления величины вреда и происхождения от источника, являющегося не собственно медицинским пособием, а всем тем, что охватывается товарной (потребительской) составляющей медицинских услуг. Если в основании иска лежит информационно-консенсуальный деликт, то любая медицинская помощь и любое умаление здоровья являются противоправными как не соответствующие воле правообладателя и предметом судебно-медицинской экспертизы может быть лишь величина умаления здоровья правообладателя. Если же основанием иска послужил ятрогенный деликт, то, как причиненный при оказании медицинских услуг, он подлежит обособлению от находящей правовые и профессиональные основания медицинской помощи.
Выводы судебно-медицинской экспертизы должны позволять суду дифференцировать меру обоснованного правилами медицины и допущенного правообладателем в соответствии с его волеизъявлением умаления здоровья от противоправного посягательства.
Следовательно, можно утверждать, что соответствие выводов судебно-медицинских экспертиз правилам медицины, правовым основаниям оказания медицинской помощи и волеизъявлению правообладателя доступно оценке и составляет ее материально-правовую сторону.
 
Библиография
1 В соответствии с п. 4 ст. 12 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1«О защите прав потребителей» при рассмотрении требований потребителя о возмещении убытков, причиненных недостоверной или недостаточно полной информацией о товаре (работе, услуге), необходимо исходить из предположения об отсутствии у потребителя специальных познаний о свойствах и характеристиках товара (работы, услуги).