УДК 347.2/5 

Страницы в журнале: 83-87

 

А.Б. СТЁПИН,

кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права Астраханского государственного университета, судья Трусовского районного суда г. Астрахани e-mail: aleksandrstjopin@rambler.ru

 

Исследуются вопросы интерпретации понятия и сущности материальных и нематериальных средств защиты частных прав, их видовая характеристика, общие черты и отличительные особенности, проблема их достаточности. 

Ключевые слова: защита частных прав, материальные средства защиты частных прав, нематериальные средства защиты частных прав, форма защиты.

 

Tangible and intangible protection of private rights in law in russia: the problem of adequacy

 

Stepin А.

 

On the basis of the analysis of a scientific material questions of interpretation of concept and essence of material and non-material means of protection of private law, their specific characteristic, common features and distinctive features, a problem of their sufficiency are investigated.

Keywords: protection of private law, appliances of protection of private law, non-material means of protection of private law, protection form.

 

Средства защиты частных прав в законодательстве России являются многоуровневым образованием и подразделяются на материальные и нематериальные. В литературе много говорится о соотношении материальных и нематериальных средств защиты частных прав как о форме и содержании. Это не всегда правильно, поскольку любое из названных средств в основном характеризуется наличием блока норм регулятивного (материального) характера, что обеспечивает их единство и непосредственное участие в разрешении спорных правоотношений. Именно посредством таких норм в первую очередь осуществляется реализация частноправовых предписаний правоприменительных и нормативных правовых актов национального законодательства и международного права. Совместное применение материальных и нематериальных средств позволяет решить проблему их достаточности с точки зрения защиты и восстановления нарушенного частного права.  

Нематериальные средства защиты — это процессуальные средства регулирования правоотношений с целью восстановления нарушенного права. Материальные средства защиты — предусмотренные материальными нормативными актами средства регулирования правоотношений с целью правильного определения их вида, характера и правовых последствий.

Остановимся более подробно на отличительных особенностях материальных и нематериальных средств защиты частных прав. По оценке А.П. Вершинина, различие между данными средствами состоит в том, что их реализуют различные субъекты правовых отношений. Нематериальные меры применяют властные юрисдикционные органы. Материально-правовые меры защиты используют субъекты материально-правовых отношений либо органы исполнения юрисдикционных актов[1]. Кроме того, в отличие от материальных средств защиты нематериальные средства регулируются совокупностью правил, регламентирующих производство по осуществлению правосудия или административной процедуре.

Материальные и нематериальные средства защиты различаются по источникам их закрепления. Это выражается в том, что они закрепляются в различных отраслях процессуального и материального права, а также в нормативных актах разных уровней законодательства, включая источники международного права. Различие указанных средств прослеживается также в способах защиты частных прав. По мнению Б.Д. Завидова и О.Б. Гусева, к нематериальным способам защиты можно отнести:

1) признание права;

2) признание недействительной сделки или акта государственного органа или органа местного самоуправления;

3) присуждение к исполнению обязанности в натуре;

4) неприменение акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону.

К материальным способам защиты, в частности, относятся:

1) возмещение убытков;

2) восстановление положения, существовавшего до нарушения права;

3) расторжение (изменение) договора;

4) взыскание неустойки[2].

С нашей точки зрения, данная градация условна, поскольку при возникновении спора о праве нет четкой границы, разделяющей материальные и нематериальные способы защиты, более явственно такое разделение прослеживается в отношении средств защиты частных прав. Например, восстановление права, признание права, присуждение денежной суммы вследствие возмещения материального ущерба или компенсации морального вреда являются способами защиты, которые могут применяться как в материальных, так и в нематериальных отношениях, в связи с чем не существует их четкого разделения. Вместе с тем данные способы обретают более отчетливые очертания, если реализуются в рамках различных средств защиты, например во внесудебном административном порядке, и в рамках административного, уголовного и гражданского судебного производства.

Также материальные и нематериальные средства защиты частных прав отличаются друг от друга:

1) правовыми основаниями;

2) процедурой реализации;

3) возможностью обжалования.

Наряду с отличительными особенностями данных средств защиты частных прав следует также сказать об их единстве. Единство прослеживается на уровне институтов права. Например, разграничение предмета иска, жалобы, заявления (процессуальный объект) и предмета спора (материальный объект). По оценке Е.В. Васьковского, «необходимо отличать предмет иска в собственном смысле, или ближайший, непосредственный предмет, от материального объекта (res de qua agitur), или материального предмета иска»[3]. С нашей точки зрения, в данном случае следует говорить о дуализме средств защиты частного права, и прежде всего таких средств, как материальные и нематериальные. Это позволяет решить проблему их достаточности для защиты нарушенного права.

Единство материальных и нематериальных средств защиты проявляется в механизме правовой защиты частных прав. Действующее материальное законодательство имеет целый ряд норм, которые направлены на защиту одновременно имущественных и неимущественных интересов субъектов частного права, например, в случаях, прямо предусмотренных законом: взыскание невыплаченной заработной платы и компенсация морального вреда, удовлетворение имущественных требований потребителя по договору купли-продажи товара ненадлежащего качества и компенсация морального вреда. Применительно к публичным правоотношениям это имеет место, когда:

1) интересы нарушены неправомерными правовыми актами, решениями и действиями (бездействием) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц[4];

2) интересы нарушены вследствие действий иных субъектов частноправовых отношений, например, нарушены права третьих лиц при самовольном строительстве.

В механизме правовой защиты частных прав данные нормы получили название «компенсирующие нормы материального законодательства»[5]. При этом важно заметить, что действие компенсирующих норм зависит не только от правильной реализации норм материального права, но и от нематериальных норм.

Единство прослеживается в средствах защиты частных прав, например административных (досудебных) и судебных. Каждое средство закреплено в материальном праве, но их реализация невозможна без процессуальных, или процедурных, норм и правил. Отдельно взятое средство защиты в системе законодательства не имеет самостоятельного значения без реализации нематериальных средств. Это особенно ценно, когда речь идет о защите и восстановлении нарушенного частного права. Поэтому решение проблемы достаточности средств защиты видится в их комплексном и системном применении. Если наряду с данными средствами применяются средства международного права, то следует уже говорить о гарантии защиты нарушенного частного права. Провозглашение единства данных средств объясняется стремлением законодателя обеспечить повышенную защиту частных прав. Задача правоприменителя состоит в том, чтобы при защите частного права реализовать все возможные внутренние правовые средства. Для разрешения проблемы достаточности материальных и нематериальных средств защиты частных прав в российском законодательстве необходимо, чтобы при урегулировании каждой правовой ситуации средства национального и международного права использовались в максимально полном объеме и в системном изложении. 

Рассмотрим видовую характеристику средств защиты частных прав. Все материальные и нематериальные средства защиты подразделяются на две основные формы — судебные средства и нормативные средства. К материальным судебным средствам защиты относятся:

1) судебные постановления по вопросам применения материального права суда первой инстанции и апелляционной инстанции;

2) судебные постановления по вопросам применения материального права. В системе материальных средств защиты выделяются судебно-конституционные средства, обусловленные защитой частного права высшей судебной инстанцией. Примером такого средства защиты могут быть правовые позиции Конституционного Суда РФ. По оценке Н.В. Витрука, это обобщенные представления по конкретным конституционно-правовым проблемам, которые служат правовым основанием итоговых решений (постановлений) суда[6]. Правовые положения иных высших судебных инстанций также следует рассматривать как материальные судебные средства защиты частных прав.      

К материальным нормативным средствам защиты относятся:

1) нормы материального права;

2) нормативные правовые акты, относящиеся к материальному праву;

3) принципы права;

4) обратная сила закона. Обратная сила имеет место в праве и распространяется на всю систему законодательства. Так, если закон устраняет или смягчает ответственность, то он распространяется на все случаи, предшествующие его вступлению в законную силу. По оценке некоторых авторов, обратная сила относится к действию не только закона, но и судебного решения, имеющего высшую юридическую силу. Такими решениями, в частности, являются постановления Конституционного Суда РФ. Обратная сила имеет место в связи с повышением роли судебного усмотрения в вопросах защиты частного права[7]; 

5) стандарты. Они представляют собой нормы поведения, связанные с реализацией субъектами частноправовых отношений основных прав и свобод. Стандарты — это не нормы права как таковые, а правила поведения, действующие в наиболее типичных правовых отношениях. Применительно к отдельно взятому физическому лицу они имеют этический характер, применительно к органу государственной власти — правоохранительный. Таким образом, стандарты защиты частного права имеют две стороны: этическую и правоохранительную. Они применяются не во всех правоотношениях, а только в тех, которые связаны с защитой частного права.

К нематериальным судебным средствам защиты относятся:

1) судебные постановления по вопросам применения процессуального права суда первой инстанции и суда апелляционной инстанции. Например, определение суда о восстановлении процессуального срока для подачи кассационной жалобы или кассационного представления на решение суда первой инстанции и определение суда апелляционной инстанции о проверке законности и обоснованности данного судебного постановления;

2) судебные постановления по вопросам применения процессуального права высших судебных инстанций.

К нематериальным нормативным средствам защиты относятся:

1) нормы процессуального права;

2) нормативные правовые акты, относящиеся к процессуальному праву: гражданско-процессуальные, арбитражно-процессуальные, административно-процессуальные, уголовно-процессуальные;

3) аналогия закона и аналогия права, субсидиарное (дополнительное) применение норм, правовой обычай[8]. Принимая решение по защите частного права, компетентный орган определяет процессуальную возможность прямого урегулирования правовых отношений при применении положений действующего законодательства, соглашения сторон и обычаев делового оборота[9]. Способ прямого урегулирования правовых отношений предполагает использование внутриотраслевых возможностей при разрешении спора частноправового характера. В случае их недостаточности, исходя из сущности самого правового отношения, применению подлежат нормы законодательства, регулирующего сходные отношения (аналогия закона). В соответствии с п. 1 ст. 35 Конвенции о защите прав человека и основных свобод должны быть исчерпаны все средства правовой защиты, и прежде всего внутренние национальные[10]. С этих позиций аналогия закона рассматривается как правовое средство, которое помогает исчерпать все возможности отраслевого законодательства для урегулирования спорных правовых отношений. Аналогия закона позволяет решить проблему достаточности внутренних национальных правовых средств для защиты частного права во всех отраслях права;

4) юридическая процедура и процессуальные пределы, в которых особое место занимают процессуальные сроки. Защита частного права предполагает соблюдение сроков реагирования на обращение гражданина. Временные пределы при разрешении судебных споров связаны как с признанием судом законности действий участников правоотношения в возникшей спорной ситуации, так и с возможностью истца за данный период времени восстановить свое нарушенное право. Временные пределы предусматривают: срок обращения в суд и возникновения судебного усмотрения, длительность рассмотрения дела и вынесения решения, процессуальный срок обжалования постановления суда. В данном случае срок рассматривается как средство защиты частного права, восстановление срока в случае признания уважительности его пропуска является восстановлением права на защиту нарушенного права. В отличие от национального законодательства, в котором сроки могут быть восстановлены, в международном праве при пропуске государством шестимесячного срока для обращения в Европейский суд по правам человека возможность его восстановления не предусмотрена[11]. Для рассмотрения временных пределов существенное значение имеет категория «разумный срок». С нашей точки зрения, к данной категории могут быть применимы два подхода: нормативный и усмотрительный.

С позиции нормативного подхода разумный срок — это правило, закрепленное в российской системе права, выражающееся в использовании судебной власти как средства защиты прав и законных интересов личности. Для данного подхода характерны отождествление срока, установленного законом для рассмотрения судебных споров, и категории разумного срока. Можно сделать вывод, что установленный законом срок есть разумный срок рассмотрения судебного спора. Исходя из усмотрительного подхода, разумный срок рассмотрения — это период существования спорных отношений, в течение которого лицо может защитить свое нарушенное право, прибегая к усмотрению суда.

В рамках усмотрительного подхода разумный срок определяется не только сроком, закрепленным в норме закона, но и полнотой исследования фактических обстоятельств дела. Для данного подхода характерно рассмотрение предусмотренных законом сроков как условие рассмотрения спора в разумных временных пределах. По выражению А. Барака, зона разумности представляет собой концентрацию трудных дел и создает варианты, которые открыты судье в отношении этих дел. Разумность — это стандарты для выбора между различными возможностями. Разумность — это гибкое требование, которое предполагает принятие во внимание изменившихся обстоятельств[12].

Каждая возможность рассмотрения спора в рамках усмотрительного подхода зависит от сложности дела, поведения истца, поведения государства в лице соответствующих органов[13], изменения исковых требований, явки сторон, изменения фактических обстоятельств, привлечения новых лиц к участию в судебном процессе и др. Возможность рассмотрения спора зависит также от профессионального мировоззрения судьи.

С учетом нормативного и усмотрительного подходов разумный срок рассмотрения спора — это период, в течение которого: сохраняется возможность наступления правовых последствий, вытекающих из существа спора и связанных с восстановлением нарушенного права; охраняется возможность исполнения сторонами правоотношения своих обязательств; определяется и оценивается достаточность объема доказательств для рассмотрения спорного дела;

5) правовая регламентация. Примерами регламентации являются: выдвижение и регистрация кандидатов, списков избирателей; регистрация договора; осуществление вещных прав; информационно-правовое регулирование; согласованность норм национального и международного права;

6) процессуальная доктрина[14]. Например, вынесение обеспечительного определения допускается во всяком положении дела.

На практике встречается и сочетание материальных и нематериальных средств защиты, например, таких, как самозащита, оспаривание действий должностных лиц, восстановление права. Возможно и повторное обращение к данным способам защиты, если первоначальное оказалось недостаточным для полного восстановления нарушенного права. В любом случае современное рассмотрение материальных и нематериальных средств защиты позволяет решить проблему достаточности средств защиты частных прав. 

 

Библиография

1 См.: Вершинин А.П. Способы защиты прав предпринимателей в арбитражном суде. — СПб., 1996. С. 9.

2 См.: Завидов Б.Д., Гусев О.Б. Защита гражданских прав по законодательству России // Арбитражный и гражданский процесс. 2000. № 1. С. 13.

3 См.: Васьковский Е.В. Учебник гражданского права. — М., 2003. С. 171.

4 См., например, ст. 16 ГК РФ; статьи 78 и 79 НК РФ.

5 См.: Абушенко Д.Б. Обеспечительные меры в административном судопроизводстве: практика арбитражных судов. — М., 2006. С. 18.

6 См.: Витрук Н.В. Правовые позиции Конституционного Суда РФ: понятие, природа, юридическая сила и значение // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. 1999. № 3(28). С. 13.

7 См.: Сенякин И.Н., Степин А.Б., Подмосковный В.Д. Судебное усмотрение в частном праве: общетеоретический анализ. — Саратов, 2005. С. 236.

8 См.: Туманов Д.А. Пробелы в гражданском процессуальном праве. — М., 2008. С. 48.

9 См. ст. 6 «Применение гражданского законодательства по аналогии» ГК РФ.

10 См.: Степин А.Б. Международно-правовые источники судебного усмотрения при разрешении трудовых споров // Трудовые споры. 2005. № 6. С. 56.

11 См.: Тихомиров М.Ю. Земельные права и их защита. — М., 2010. С. 135; Его же. Комментарий к новому Жилищному кодексу Российской Федерации. — М., 2007. С. 47.

12 См.: Барак А. Судейское усмотрение. — М., 1999. С. 153.

13 См. п. 12 постановления Пленума ВС РФ от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. № 6; п. 125 постановления Европейского суда по правам человека от 15.07.2002 по делу «Калашников (Kalashnikov) против Российской Федерации» (жалоба № 47095/99) // Путеводитель по прецедентной практике Европейского суда по правам человека за 2002 год. — М., 2004. С. 325.

 

14 См.: Абушенко Д.Б. Указ. соч. С. 48.