К.А. МАЛКАРОВ,

аспирант кафедры государственного строительства и права Российской академии государственной службы при Президенте РФ.

 

В статье рассмотрены основные критерии основания ограничения конституционных прав и свобод гражданина в России,  основные принципы правомерности, с учетом которых возможны эти ограничения, значимость выработки критериев правомерности ограничений прав и свобод человека и гражданина. Предложены научные факты и приведены статьи (примеры) для точного толкования.

Ключевые слова: ограничения прав и свобод человека и гражданина, критерии, правомерность, основания, принципы, конституция..

 

Material criteria of an admissibility of restriction of the rights and freedom of the Russian citizens.

Malkarov К.

 

In article the basic criteria of the basis of restriction of constitutional laws and freedom of the citizen of the Russian Federation are considered. Also, main principles of legitimacy with which account restrictions, the importance of development of criteria of legitimacy of restrictions of the rights and freedom of the person and the citizen are possible. The scientific facts are offered and articles (examples) for exact interpretation are resulted.

Keywords: restrictions of the rights and freedom of the person and the citizen, criteria, legitimacy, the bases, principles, the Constitution.

 

В науке конституционного права вопрос об ограничениях прав и свобод человека и гражданина неминуемо приводит к анализу критериев ограничений. Критерии ограничений прав и свобод человека и гражданина выступают как необходимые признаки, по которым можно оценить само существо данного явления. В этой связи правильнее было бы говорить не о критериях ограничений вообще, а о критериях правомерных ограничений. Практическая значимость такого подхода состоит в том, что оценка ограничений осуществляется путем определения его признаков, что позволяет разграничить правомерные и неправомерные ограничения. Интересно, что единых подходов к понятию и содержанию критериев ограничений до настоящего времени не выработано, что неоднократно отмечалось в литературе.

Зачастую авторы, определяя признаки правомерности ограничений, пишут об индикаторах определения степени ограничений. Так, например, В.А. Толстик полагает, что такими индикаторами являются общеправовые принципы права в целом[1].

Помимо этого в качестве критериев выделяются основания ограничений, пределы прав соответствующих органов на ограничения, условия применения принуждения, допустимые пределы ограничений и др.[2]. Как видно, признаки правомерности ограничений разнообразны, они относятся как к целям и принципам, так и к основаниям ограничений. Зачастую цели, основания и принципы, а также пределы ограничений законодателем отождествляются, при этом норма права приобретает компромиссный характер, образуя правовые коллизии. К сожалению, на законодательном уровне легального определения критериям ограничений не дано, что еще более осложняет его юридическую интерпретацию. Сложности имеются не только в определении критериев ограничения вообще, но и в обозначении ясных и понятных критериев, которые позволяли бы определить конкретные пределы ограничения прав и свобод граждан в условиях действия особых правовых режимов[3].

Значимость выработки критериев правомерности ограничений прав и свобод человека и гражданина велика по многим причинам.

1.            Закладывая признаки правомерности ограничений в норму права и используя их в процессе правоприменения, можно с высокой долей вероятности оценить их подлинность и необходимость в демократическом правовом государстве.

2.            Определяя необходимость и насущную потребность в ограничениях, легко определить их допустимость и, как следствие, исключить нарушения прав человека в деятельности органов государственной власти.

3.            Закрепление критериев правомерности ограничений прав и свобод человека и гражданина позволяет устанавливать неконституционный характер соответствующих мотиваций правопользователя, его заинтересованность в получении определяемых содержанием права (свободы) благ вопреки сущности (природе) конституционных требований пользования.

4.            Критерии позволяют раскрыть совокупность признаков, определяющих существенные стороны ограничений как правовых явлений, их внутреннее содержание.

5.            В целях совершенствования единой правовой концепции ограничения прав и свобод человека и гражданина необходимо четко определить критерии правомерности ограничений.

Критерий — это средство для суждения, признак, на основании которого производится оценка, определение или классификация чего-либо, мерило оценки[4]. Отсутствие единообразного доктринального и легального определения критериев ограничения прав и свобод человека и гражданина не означает его отсутствие в судебной практике.

Основание ограничений предполагает то существенное и значимое обстоятельство, которое служит базой или основой для ограничения прав и свобод человека и гражданина. Основание ограничений как признак его правомерности характеризует то обстоятельство, которое вызвало необходимость введения ограничений. М.В. Баглай отмечает, что ч. 3 ст. 55 Конституции РФ вводит ограничения при наличии шести оснований, которые сами по себе не вызывают сомнения. Вопрос, по его мнению, состоит в том, что конкретно должно быть вложено в эти основания, чтобы не допустить злоупотреблений. Автор выделяет наряду с основаниями два условия ограничений: 1) ограничения могут быть введены только федеральным законом; 2) только в той мере, в какой это необходимо[5]. Позиция об основаниях ограничений в аспекте ч. 3 ст. 55 Конституции РФ небезосновательно разделяется многими авторами.

Часто в качестве оснований ограничения авторы видят «ценности, в целях защиты которых права и свободы могут быть ограничены»[6]. Отметим, что сами по себе ценности (права и свободы других граждан, здоровье, нравственность и т.д.) не могут служить основанием для ограничения прав и свобод человека и гражданина.

В нормах действующего законодательства в качестве оснований выделяются какие-либо обстоятельства, при наличии которых права и свободы могут быть ограничены, либо конкретный документ, закрепляющий в себе допустимость ограничений прав и свобод граждан. Можно выделить два вида оснований ограничения прав и свобод человека и гражданина: формальные и содержательные. В этой связи необходимо специально подчеркнуть, что для введения абсолютных и относительных ограничений формальные основания будут различны. Формальным основанием относительных ограничений является Конституция РФ, Федеральный конституционный закон, Федеральный закон. Формальным основанием абсолютных ограничений является Конституция РФ и Федеральный конституционный закон.

Можно выделить сколь угодно много содержательных оснований введения ограничений прав и свобод человека и гражданина, поскольку основание в данном контексте — это обстоятельство, вызывающее к жизни ограничение. После обобщения выделим наиболее характерные содержательные основания:

1. Необходимость в демократическом обществе.

2. Наличие явной, а не предполагаемой угрозы конституционно обозначенным ценностям (основам конституционного строя, правам и свободам других лиц, здоровью, безопасности государства и обороне страны, общественному порядку).

Вторым критерием правомерности являются принципы, с учетом которых возможны ограничения[7]. Принципы проявляют ценностное назначение, основополагающее содержание ограничений, они объективно присущи правомерным ограничениям. «Невнимательность» к принципам ограничения является причиной не только их несоблюдения в ходе законотворческого процесса, но и возможного нарушения прав человека в процессе правоприменения.

Принципы ограничений прямо не отмечаются в Конституции РФ, однако системное толкование Основного закона позволяет выделить следующие.

1. Принцип законности, который можно разделить на две составляющие. Во-первых, законность должна быть присуща норме, содержащей ограничение. Во-вторых, процедура принятия закона не может быть иной, чем установлено.

2.            Принцип ясности и определенности ограничений, который требует установления в норме права пределов ограничения и предела степени усмотрения органов государственной власти на ограничение.

3.            Принцип четкости ограничений, состоящий в такой формулировке нормы права, которая понятна для гражданина и должностного лица. Формулировка нормы не должна предполагать разночтений и возможности произвольного истолкования.

4. Принцип соразмерности ограничений, который означает, что ограничения должны учитывать необходимый баланс интересов человека, общества и государства, в котором приоритет имеют права и свободы  человека и гражданина.

5. Принцип целеобусловленности ограничений, то есть соответствие целям, в достижение которых они устанавливаются.

Третьим критерием правомерности ограничений необходимо считать достижение конституционно обозначенной цели. Ограничения всегда имеют какую-либо цель или несколько целей. Вместе с тем, вопрос определения целей представляется очень сложным. Во-первых, потому, что цели, обозначенные в нормах международного и внутригосударственного права различаются, во-вторых, сложно измерить результат ограничений прав и свобод человека и гражданина, и, в-третьих, на сегодняшний день в науке не выработано единой классификации целей.

В Конституции РФ цели ограничений обозначены в ч. 3 ст. 55 Конституции РФ и представляют собой защиту основ конституционного строя, нравственность, здоровье, права и законные интересы других лиц, обеспечение обороны страны и безопасности государства.

В зарубежной литературе часто в качестве основной цели ограничения прав и свобод называются интересы национальной безопасности, территориальной целостности, экономического благосостояния, общественного порядка. Целями могут быть предотвращение массовых беспорядков и преступлений, защита прав, свобод и достоинства других лиц, предотвращение разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечение авторитета и беспристрастности правосудия[8].

В статьях 4, 8 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, статьях 12, 18, 19, 21 Международного пакта о гражданских и политических правах, статьях 8—11 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод  содержатся положения, в целом совпадающие по сути и общей направленности с положениями Всеобщей декларации прав человека.

В качестве целей ограничения прав в них указываются интересы государственной (национальной) безопасности, общественного благосостояния, общественной безопасности и общественного порядка (или предотвращение беспорядков или преступлений), морали (или нравственности), здоровья, соблюдение прав и свобод других лиц. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод предусматривает и некоторые дополнительные (специфические) цели: а) интересы экономического благосостояния страны (в части ограничения права на уважение частной и семейной жизни, жилища и корреспонденции); б) охрана территориальной целостности; защита репутации других лиц; предотвращение разглашения конфиденциальной информации; обеспечение авторитета и беспристрастности правосудия (в части ограничения права на свободу выражения мнения); в) общественное спокойствие (в части ограничения права на свободу мысли, совести и религии).

Обращение к международным правовым актам показывает, что в них наличествуют нормы, хотя во многом и близкие по смыслу, но не вполне совпадающие по буквальным формулировкам в части определения целей ограничения прав и свобод граждан с Конституцией РФ. Это свидетельствует о том, что каждое государство по-разному определяет цели, в достижение которых допустимы ограничения, но так или иначе, их назначением является урегулирование отношений личности, общества и государства.

Обобщая достижения научных разработок в области целей ограничений, отметим следующее. Цели можно поделить на постоянные и временные.

К постоянным относятся те цели, которые ставятся при относительных ограничениях. В частности это:

1.            Интересы национальной безопасности (территориальная целостность, независимость и единство государства).

2.            Защита общего блага (общественный интерес, общественная нравственность, общественный порядок).

3.            Защита прав и свобод, а также здоровья людей.

К временным целям можно отнести защиту обороны страны и безопасности государства, что характерно при установлении абсолютных ограничений.

Подводя итог под всем вышеизложенным, обозначим следующее. Критерии правомерности ограничений прав и свобод человека и гражданина — это совокупность признаков ограничений, которые детерминируют их юридическую допустимость, исключительность и конституционность. Критерии правомерности ограничений прав и свобод человека и гражданина служат своего рода индикаторами, которые в своей совокупности играют роль необходимого и достаточного набора признаков правовых ограничений. Критерии правомерности ограничений выступают в качестве адекватной оценки степени соблюдения конституционно-правовой меры при установлении и применении ограничений, определяя их законность, которая заложена в ряде конституционных положений (статьи 2, 17, 19, ч. 3 ст. 55 и др.).

 

 

Список использованной литературы

 

1. Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. — М.,2006.

2. Бондарь Н.С. Принципы, пределы, основания ограничения прав и свобод человека по российскому законодательству // Государство и право.1998. № 8.

3. Волкова Н.С. Общественная безопасность и законодательство о правах человека // Журнал российского права. 2005. № 2.

4. Комментарии к Конституции Российской Федерации./ Под ред.Л.А.Окунькова.— М., 1996.

5. Конституционные права и свободы человека и гражданина./ Под ред. О.И. Тиунова.— М.: Норма, 2005.

6. Манукян В.И. ЕСПЧ: право, прецеденты, комментарии: Научно-практическое пособие.— Киев: Истина, 2006.

7. Нересянц В.С. Теория права и государства.— М., 2001.

8. Толстик В.А. Противоречия в понимании и практике ограничения прав и свобод человека и гражданина.// Теория и практика ограничения прав человека по российскому законодательству и международному праву: Сборник научных трудов. Ч. 1. – М.: Прогресс, 2004.

9. Устинов В.С. Основания и критерии ограничения прав и свобод личности в законодательстве и теории: Сб. науч. тр. Ч. 1.— Новгород, 1998.

 

Библиография

1 См.: Толстик В.А. Противоречия в понимании и практике ограничения прав и свобод человека и гражданина //  Теория  и  практика  ограничения  прав  человека  по  российскому  законодательству  и международному праву: Сборник научных трудов. Ч. 1. — С. 162.

2 Тиунов О.Н. Конституционные права и свободы человека и гражданина. — М.: Норма, — С. 309.

3  См.: Волкова Н.С. Общественная безопасность и законодательство о правах человека // Журнал российского права. 2005. № 2. — С. 93—100.

4  Большой энциклопедический словарь // http://slovoras.ru

5  Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. — М.: Норма. 2006. — С. 180.

6  Бондарь Н.С. Принципы, пределы, основания ограничения прав и свобод человека по российскому законодательству и международному праву // Государство и право. 1998. № 8.  С. 39—41.

7 Иногда принципами называют ограничения прав и свобод, которые образуют конституционный принцип ограниченности ограничений прав и свобод. (См: Мектепбаева С.К. Принципы ограничения прав и свобод человека и гражданина // Официальный сайт уполномоченного по правам человека Республики Казахстан.)

8 Пушкаш В. Роль Конституционного Суда в соблюдении пределов ограничений некоторых прав или свобод, предусмотренных Конституцией Республики Молдова // Конституционное правосудие: Вестник Конференции органов консппуционного контроля стран молодой демократии. Вып. 3 (29). 2005. — С. 89.