УДК 341.232
 
М.В. ШУГУРОВ,
доктор философских наук, профессор Саратовской государственной академии права
 
В статье рассматривается межгосударственное сотрудничество как один из основных гарантов соблюдения прав человека; определяются основные задачи межгосударственного сотрудничества; обосновывается необходимость в условиях глобализации и глобальных угроз правам человека формировать доктринально выверенную и безупречную в правовом плане стратегию сотрудничества.
Ключевые слова: межгосударственное сотрудничество, права человека, гуманитарное сотрудничество, международные правовые акты.
 
Keywords: intergovernmental collaboration, human rights, humanitarian collaboration, international legal acts.
 
Важнейшим аспектом интеграционных процессов в условиях глобализации выступают международно признанные права человека. На сегодняшний день в мировом сообществе достигнуто понимание того, что главным фактором обеспечения, признания, соблюдения и осуществления прав человека во всем мире является поддержание надлежащего уровня международного сотрудничества.
Международное сотрудничество — идея, ценность и принцип современного международного права — на сегодняшний день строится на внушительной нормативно-правовой базе. К основным задачам международного сотрудничества можно отнести вопросы совершенствования контрольно-имплементационных механизмов, преодоления разницы между уровнями обеспечения признания и осуществления прав человека в различных регионах мира, дальнейшего развития общепризнанных прав человека, присоединения к конвенциям по правам человека других государств и т. д. Международное сотрудничество в области прав человека превратилось в сложную структуру, регулируемую разветвленной системой норм. Так же как и гуманитарное сотрудничество, оно разворачивается в политической, культурной, экономической, информационной и, конечно же, правовой сфере. К сотрудничеству в области прав человека вполне применимы выводы, сделанные относительно гуманитарного сотрудничества и заключающиеся в том, что «гуманитарное сотрудничество — только одно из направлений цивилизационного развития, значение которого может проявляться лишь при условии его сочетания с другими направлениями такого развития»[1].
Решение задач, стоящих перед международно-правовым сотрудничеством, во многом зависит от их своевременного и всестороннего доктринального осмысления, предполагающего учет аксиологических аспектов. В доктрине формулируется совершенно правильный тезис о том, что, «несмотря на все достижения, система международного сотрудничества в области прав человека на сегодняшний день далека от совершенства. Кроме того, в современном мире появляются новые вызовы и угрозы правам человека, не существовавшие ранее»[2]. Безусловно, все задачи, стоящие перед международно-правовым сотрудничеством в области прав человека, одинаково важны. Тем не менее к числу фундаментальных относится вопрос, связанный с поддержанием и дальнейшим развитием самой идеи международно-правового сотрудничества в области прав
человека, выступающей принципом международно признанных прав человека и ценностью современного мирового сообщества. Как подчеркивает В.А. Карташкин, постоянно возрастающая роль международного права в современном мире проявляется в разработке и конкретизации международных норм и принципов, регулирующих права и свободы человека, которые должны соблюдаться государствами[3]. Точно так же требуют своей конкретизации и международно-правовые принципы, регулирующие взаимодействие государств в сфере прав человека. Исходной идеей, с которой коррелируют остальные общие принципы международного права, является, безусловно, идея сотрудничества, нуждающаяся в своем дальнейшем доктринальном осмыслении.
В условиях возрастания аксиологического фактора в международно-правовой системе именно руководящая правовая идея сотрудничества, обретающая свое осмысление с учетом происходящих в мире процессов, является движущим мотивом усилий членов мирового сообщества в направлении выработки и реализации оптимальной стратегии сотрудничества в условиях глобализирующегося мира. Идея и содержание международного сотрудничества в данной сфере лишь на первый взгляд кажутся чем-то простым и очевидным. В действительности же международное сотрудничество и помощь в реализации, в частности, экономических, социальных и культурных прав представляет собой наиболее спорный аспект современных дебатов в международном сообществе[4].
В современном мире ответственность за положение дел с правами человека возложена не только на государства, но и на негосударственные органы и учреждения. Это обстоятельство находит свое осмысление в международно-правовой доктрине[5]. О расширении круга субъектов, ответственных за права человека, свидетельствует принятая резолюцией 53/144 Генеральной Ассамблеей ООН от 9 декабря 1998 г. Декларация о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы. Международно-правовая обязанность защищать права и свободы человека подтверждается уставными документами международных организаций, как неправительственных, так и межправительственных. Права человека следует рассматривать как одно из начал, призванных конституировать международное сотрудничество как таковое. На волне объективных изменений в системе субъектов международного права делаются попытки умаления роли государств как традиционных субъектов международного права и международных отношений. Поэтому следует специально остановиться на доктринальных вопросах, касающихся юридической природы, целей и направлений именно межгосударственного правового сотрудничества в области прав человека с точки зрения взаимодействия аксиологических и нормативных аспектов.
Исходя из буквы и духа международных правовых актов, позитивирующих права человека, под межгосударственным сотрудничеством в данной области следует понимать сотрудничество по обеспечению процесса осуществления признанных на международном уровне прав и свобод человека через создание системы обеспечений. Вместе с тем поддержание и развитие сотрудничества вполне можно рассматривать как самостоятельную гарантию реализации ценности прав человека. Более того, международное сотрудничество в его самом широком понимании — это альтернатива образования такой системы межгосударственных отношений, которая создавала бы угрозу правам человека вплоть до их уничтожения. Обязанность государств участвовать в международном сотрудничестве, в том числе и по правам человека, закреплена не только в морально-политической, но и в юридической форме. Еще в советской доктрине международного права было правильно отмечено: формирование и закрепление международно-правовой обязанности государств участвовать в сотрудничестве по защите прав человека ознаменовало собой новый этап развития современного международного права, придавший ему яркую гуманистическую направленность[6].
При доктринальном осмыслении международного сотрудничества в сфере защиты прав и свобод человека следует исходить из того, что системный характер международной защиты прав человека и соответствующее сотрудничество — феномен преимущественно ХХ века. Хотя согласованные попытки защиты отдельных категорий таких прав предпринимались давно, «систематическое сотрудничество государств по защите прав человека и основных свобод, охватывающее практически все их категории и виды, началось лишь в 40-х годах нашего столетия»[7]. До 40-х годов ХХ века отсутствовало международное право прав человека как отрасль общего международного права, реализация норм которого представляет собой системное международное сотрудничество. С расширением правозащитного сообщества и укрупнением перечня общепризнанных прав возникла сложная система взаимоотношений. Иногда сотрудничество (в случае гуманитарных интервенций) вообще не укладывается в международно-правовую систему сотрудничества и получает диаметрально противоположную правовую оценку.
Участие государств в поощрении прав человека, в их развитии, обеспечении и в по-разному понимаемой защите происходит в форме сотрудничества и обусловлено целым рядом факторов, имеющих не только правовую, но и морально-политическую природу. Как верно отмечалось В.И. Зубрилиным, существует множество факторов, которые детерминируют участие государств в сотрудничестве в области прав человека. Главным из них является стремление государственной власти быть или по крайней мере выглядеть легитимной. В качестве другого фактора выступает оценка со стороны мирового общественного мнения сотрудничества как фактора, сдерживающего недемократические тенденции в развитии политических систем отдельных государств[8]. Предпосылки, побудительные мотивы участия государств в сотрудничестве по правам человека предполагают согласие находящихся в их основе ценностных установок с нормами международного права[9].
Необходимость сотрудничества государств, независимо от их экономических, социальных и политических систем, на региональном международном уровне была заявлена в 1980 году в Итоговом документе Мадридской встречи представителей государств—участников СБСЕ[10]. Ориентация на самое широкое сотрудничество в целях обеспечения полного и эффективного осуществления прав человека отражена в ст. 13 Венской декларации и программы действий, принятой на Всемирной конференции по правам человека 25 июня 1993 г.
В соответствии со ст. 55 Устава Организации Объединенных Наций 1945 года (далее — Устав ООН) государства обязаны уважать и соблюдать права человека, а также осуществлять сотрудничество по важнейшим направлениям, имеющим международное значение. К таким направлениям ст. 2 Устава ООН относит гуманитарные проблемы. Права человека вполне могут быть отнесены к гуманитарной проблематике, которая включает в себя контакты между людьми в области культуры, науки, образования. Тем не менее на сегодняшний день сотрудничество в области прав человека, в том числе и сотрудничество между государствами, оформилось в самостоятельную сферу. Приобретение правами человека международного значения вплоть до возникновения понятия «международные права человека» накладывает на государства морально-политическую обязанность осуществлять международное сотрудничество в данной области и принимать на себя юридические обязательства по признанию, соблюдению и защите прав человека. Данные обязательства предметно связаны с обязанностью участвовать в международном сотрудничестве по правам человека. Следует учитывать, что участие в международном сотрудничестве не означает автоматического прекращения индивидуальных усилий. В противном случае под сомнение была бы поставлена индивидуальная ответственность каждого государства. По этой причине международные правовые акты в области прав, предполагающие принятие определенных мер, содержат конструкцию «принимать меры индивидуально и в порядке сотрудничества».
В пунктах 2 и 3 ст. 1 Устава ООН содержится требование развивать дружественные отношения между нациями и осуществлять международное сотрудничество в разрешении международных проблем. В настоящее время требование обязательности поддержания международного сотрудничества между государствами является общепризнанной нормой и принципом международного права.
Соблюдение, защита и дальнейшее развитие прав человека возможно только при условии выполнения государствами своей обязанности сотрудничать как в направлении соблюдения прав человека, так и в других областях, которые прямо или косвенно связаны с правами человека. На сегодняшний день можно сказать, что все сферы глобального международного взаимодействия — экономическая, политическая, информационная, культурная — напрямую связаны с правами человека, каталог которых постоянно развивается и конкретизируется. Однако не всякое взаимодействие в названных областях протекает в форме сотрудничества, что неблагоприятно сказывается на правах человека. Миропорядок, не соответствующий принципам и нормам международного права, исходящего из высоких идеалов и ценностей (среди которых равноправное сотрудничество занимает одно из значимых мест), не может стать средой последовательной реализации универсальных по своей природе международных прав человека. Поэтому права человека призваны стать если и не системообразующим, то целеобразующим элементом международного сотрудничества как такового — оно, в конечном счете, осуществляется для них и ради них.
Абсолютизация прав человека как исключительной сферы международного сотрудничества достаточно опасна, поскольку именно всестороннее международное сотрудничество является условием и основанием сотрудничества в области прав человека. Да и сами права человека должны быть сбалансированы с другими ценностями цивилизационного развития. Помимо прав человека международное сотрудничество должно обеспечивать укрепление всеобщего мира, международной безопасности, развитие взаимовыгодных отношений между народами и государствами, что одновременно является системой гарантий для успешного развития и защиты прав человека. Состояние дел в области сотрудничества по правам человека и обстановка в сфере военного, политического, экономического сотрудничества оказывают друг на друга влияние. Нелишне отметить, что ст. 55 Устава ООН не только устанавливает общие положения об уважении и соблюдении прав человека, но и предусматривает конкретные обязательства государств содействовать повышению уровня жизни, полной занятости населения, условий экономического и социального прогресса и развития. Способом исполнения этих обязательств является международное сотрудничество.
При рассмотрении вопроса о содержании межгосударственного сотрудничества по правам человека не представляется возможным абстрагироваться от проблемы, касающейся юридической сущности и правовой природы международного сотрудничества в целом. Предварительно отметим, что именно изначальное стремление государств оформлять свои отношения правовым образом является предпосылкой для укрепления международно-правового сотрудничества. Последнее следует понимать как форму международных и межгосударственных отношений, а также как специальную сферу международного сотрудничества. Юридической сущностью сотрудничества является обязанность государств принимать совместные усилия и действия в конкретных сферах. Это определяет их обязанность сотрудничать в области прав человека в самых разных направлениях.
Международно-правовая природа сотрудничества характеризуется тем, что источником такого сотрудничества является не надгосударственное обязывание (предписание), а добровольное принятие обязательства осуществлять сотрудничество. Государства имеют, в частности, обязанность содействовать в сотрудничестве с ООН всеобщему уважению и соблюдению прав человека и основных свобод. Помимо этого государства должны оказывать помощь ООН и предпринимать самостоятельные или совместные усилия в направлении содействия социальному прогрессу и улучшению условий жизни при большей свободе. Следовательно, обязанность государств заключается не просто в установлении сотрудничества, а в его осуществлении в определенных институциональных формах, координирующих усилия как государств, так и государств и международных организаций. Например, совместная работа в деле поощрения эффективного осуществления гражданских, политических и экономических прав и обусловливающее ее сотрудничество в сфере информации, культуры и образования, контактов между людьми и организациями, улучшение условий для свободы и политического развития и духовного обогащения человеческой личности в европейских условиях предполагается на уровне ОБСЕ.
Международное сотрудничество в области прав человека получило не только правовые, но и организационные формы. Устав ООН уполномочивает отдельные органы ООН осуществлять деятельность по защите прав человека. Пункт 1 ст. 13 возлагает такие обязанности на Генеральную Ассамблею ООН, а ст. 62 — на Экономический и Социальный совет ООН (ЭКОСОС). ЭКОСОС правомочен давать рекомендации в целях содействия уважению и соблюдению прав человека, осуществлять подготовку соответствующих конвенций. Статья 68 Устава ООН наделяет ЭКОСОС правом создавать комиссии для содействия правам человека. В последнее время внимание международно-правовой доктрины привлекает правозащитная деятельность Совета безопасности ООН[11].
В контексте комплексного подхода к международному сотрудничеству следует констатировать, что оно распространяется не только на обеспечение реализации и защиту признанных прав, но и на само их признание. В данном акте выражается приверженность следовать ценности прав человека. Международное признание государствами прав и свобод человека наиболее концентрированно выражается в праве на признание его правосубъектности, закрепленном в ст. 6 Всеобщей декларации прав человека 1948 года и в ст. 16 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года. В зарубежной международно-правовой доктрине данное право формулируется как «право иметь права»[12].
Сегодня вполне очевидно, что практическая реализация основополагающих прав, закрепленных в универсальных и региональных международных актах, требует полной реализации обязательства по сотрудничеству в данной сфере, консолидации усилий в целях создания условий, благоприятных для признания и уважения прав человека де факто не только в практике международной, но и в наиболее тесно связанной с ней ныне  практике национальной жизни. Если принцип всеобщего уважения и соблюдения задает пределы конституционного порядка международного уровня, то принцип сотрудничества является формой реализации и обеспечения общепризнанных прав, направленной на наиболее полное и всестороннее их осуществление, как в международном, так и в национальном законодательстве, а также как в практике международного взаимодействия, так и в практике национальной правовой жизни.
Международное сотрудничество на уровне конкретных действий возможно только на основании мощного импульса веры в основные права и в достоинство и ценность человеческой личности, которая находит продолжение в преисполненности решимости содействовать социальному прогрессу и улучшению условий жизни при большей свободе. Без сохранения и приумножения такой направленности международно-правового сознания, которое вслед за П.И. Новгородцевым можно назвать «юридическим верованием», повышение эффективности сотрудничества в рассматриваемой сфере недостижимо.
В условиях глобализации возникают новые аспекты сотрудничества в области прав и свобод человека. Одновременно с интегративными процессами и укреплением уровня общечеловеческой универсальной заинтересованности правами человека следует отметить усиление регионализации сотрудничества. Данное усиление происходит не только в Европе, где права человека окружены взаимодополнительными поясами защиты (на уровнях права Совета Европы и Европейского союза, Содружества американских государств и Африканского союза). Определенную активность в области прав человека начинает проявлять и исламский мир. Однако регионализацию вряд ли правильно противопоставлять универсализации прав человека. Она должна рассматриваться как конкретизация международного сотрудничества в контексте исторически сложившихся политико-правовых условий, в которых правам человека суждено реализовываться. В целом принципы и нормы международного сотрудничества, представленные принципами и нормами общего международного права, призваны регулировать сотрудничество государств в области прав человека в контексте его конкретизации. Международно-правовая регламентация сотрудничества между государствами, а также между государствами и международными организациями определяет климат и направленность действия международного правозащитного механизма во всей его сложной комплексности. Практическое выстраивание многостороннего сотрудничества во многом предопределяет эффективную работу правозащитного механизма.
Современное государство, контуры которого определяют не только национальные конституции, но и международное законодательство, призвано заботиться о содействии человеку вообще, а не только о помощи исключительно своим гражданам в деле обеспечения их физического существования, материального благополучия и личностного развития. Данное обстоятельство (рассмотрение человека как приоритетной ценности) является аксиомой не только внешней политики, но и внутренней. Оно задает пафос современного международного гуманитарного сотрудничества. В условиях глобализации, когда появляются тенденции возникновения «всемирно-гражданского состояния», государство должно видеть в гражданине прежде всего человека, а в человеке усматривать личность и гражданина.
Современное государство, осуществляя внутреннюю политику, призвано проводить ее не в качестве исключительно суверенного субъекта, а как субъект международного права и международного сотрудничества в области прав человека. Территория международного сотрудничества совпадает с территорией государств и обращена на граждан, в отношении к которым государство имеет не только конституционные, но и международно-правовые обязательства, которые во многом совпадают, но не являются полностью тождественными. Отличительной чертой «стандарта» современного государства является наличие эффективной структуры государственной защиты прав и свобод человека как важнейшего элемента национальной правозащитной системы. Помимо этого предполагается высокая степень интегрированности в международно-правовое сотрудничество.
В ситуации открытости государств и национальных правовых систем, а также усилившейся транснациональной мобильности личностей защита государствами прав своих граждан, а также прав иностранных граждан и лиц без гражданства включает сочетание территориальности и экстерриториальности. Граждане того или иного государства, находясь на территории других государств, должны защищаться последними наравне с их собственными гражданами и быть защищаемыми своими государствами.
 
Библиография
1 Эбзеев Б.С. Глобализация, общепризнанные принципы и нормы международного права и правовое опосредование Конституцией России тенденций гуманитарного сотрудничества // Конституционный процесс: проблемы правового регулирования и перспективы развития. — СПб., 2007. С. 114.
2 Криволапов П.С. Новые тенденции международного сотрудничества в области прав человека: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2006. С. 3.
3 См.: Карташкин В.А. Права человека: международная защита в условиях глобализации. — М., 2009. C. 8—9.
4 См.: Dennis M.J. The Fifty-seven Session of the UN Commission on Human Rights // American Journal of International Law. Vol. 96. 2002. № 1. P. 191.
5 См.: Claphaman A. Humаn Rights Obligations of Non-States Actors. — Oxford, 2006.
6 См.:  Международное сотрудничество государств в области прав человека. — Киев, 1987. С. 13.
7 Куликов Р. О международно-правовой ответственности за нарушения прав человека. — М., 1979. С. 9.
8 См.: Зубрилин В.И. Суверенитет государств и сотрудничество в области прав человека // Международное право в современном мире / Отв. ред. Ю.М. Колосов. — М., 1991. С. 78.
9 См.: The Impact of International Cooperation: Theoretical Perspectives / ed. by E. Benvenisti and M. Hirsch. — N.Y., 2004.
P. 200—220.
10 См.: Международные акты о правах человека: Сб. документов. / Сост. В.А. Карташкин, Е.А. Лукашева. 2-е изд., доп. — М., 2002. С. 760—761.
11 См.: Ramcharan B.G. The Security Council and the Protection of Human Rights. — L., 2002.
12 См.: Nijman J.I. The Concept of International Personality. An Inquiry into the History and Theory of International Law. — L., 2004. P. 473.