УДК 341.3

Страницы в журнале: 147-152

М.Н. БРАЙДЖЕ,

аспирант кафедры международного и европейского права Казанского (Приволжского) федерального университета

 

В современном международном праве сложилась система норм, регулирующая ответственность за нанесение ущерба окружающей природной среде в связи с военной деятельностью государств. Законодательной основой является Женевская конвенция о защите гражданского населения во время войны (1949 г.).

Ключевые слова: экология, вооруженные конфликты, международное гуманитарное право, международное право окружающей среды.

International law of environmental protection in the event of armed conflict

 

Braidzhe M.

 

At the present time in modern international law has developed a system of rules governing prohibitions, restrictions and liability for damage to the environment in connection with the military activities of States. The legal basis is the Geneva Convention for the Protection of Civilian Persons in Time of War of 1949.

Keywords: ecology, armed conflicts, international humanitarian law, international environmental law.

 

В  современном мире нормы международного права являются основой для регулирования защиты окружающей среды не только в мирное время, но и в период вооруженных конфликтов. Необходимость совершенствования таких норм диктуется реалиями общественной жизни, которая дает нам многочисленные примеры различного рода войн и вооруженных конфликтов. Независимо от своего социального характера и целей (межгосударственные, гражданские войны), законности (оборонительные, национально-освободительные, военные санкции на основе Устава ООН) или незаконности (агрессивные войны, вооруженная агрессия)  все вооруженные противостояния характеризуются применением вооруженных средств борьбы. В ходе использования таких средств воюющие, а также не участвующие в военном конфликте стороны должны соблюдать существующие специальные нормы международного права, охраняющие окружающую среду. Такие нормы содержатся в международном гуманитарном праве, относящемся к старейшим отраслям международного права. Предназначение этих специфических международно-правовых норм заключается в ограничении выбора средств и методов вооруженной борьбы, запрещении наиболее жестоких из них. Они защищают гражданское население и культурные ценности, положение нейтральных сторон в случае вооруженного конфликта и устанавливают уголовную ответственность за их нарушение при совершении военных преступлений. Тем самым эти нормы объективно содействуют гуманизации войн и ограничению их масштабов и гибельных последствий для народов.

К международным вооруженным конфликтам относятся вооруженные столкновения между государствами, конфликты, в которых народы ведут борьбу против колониального господства и иностранной оккупации и расистских режимов для осуществления своего права на самоопределение, закрепленного в Уставе ООН и в других международных правовых актах.

Со времени принятия в 1972 году Стокгольмской декларации по окружающей среде и Парижской конвенции об охране всемирного культурного и природного наследия окружающая среда стала ценностью, охраняемой международным правом не только в условиях мира, но и во время международных конфликтов[1].

Здесь также важно отметить, что в международное гуманитарное право прочно вошла знаменитая оговорка Мартенса. При принятии Конвенции о законах и обычаях сухопутной войны от 18 октября 1907 г. он предложил применять для защиты воюющих и гражданского населения следующее положение: население и воюющие стороны остаются под охраной и действием начал международного права, поскольку эти начала вытекают из установившихся между образованными народами обычаев, из законов человечности и требований общественного сознания. Действенность данной оговорки в контексте охраны окружающей среды в период вооруженного конфликта неоспорима.

Во время войны окружающей среде наносится значительный вред. В связи с этим нормы международного права, касающиеся защиты природной среды, направлены не на то, чтобы предотвратить нанесение ущерба вообще, а скорее на то, чтобы ограничить его до уровня, который можно считать терпимым.

Осознание жизненной важности для человечества здоровой окружающей среды и решительные действия многочисленных международных природоохранных организаций привели к принятию целого ряда законов о защите и сохранении природной среды.

Кодификация норм по охране окружающей среды впервые проявилась на уровне законодательств отдельных государств. Она привела к принятию многочисленных законодательных актов по защите окружающей среды, как в целом, так и отдельных ее компонентов: воздуха, воды, лесов, недр и т. д.

Многие государства также приняли и конституционные нормы по защите окружающей среды: Российская Федерация, Белоруссия, Украина, Казахстан, Польша, Венгрия, Словакия, Чехия и другие бывшие социалистические государства Центральной и Восточной Европы[2].

Но необходимо отметить, что одной только национальной политики в области окружающей среды недостаточно, так как из-за своей масштабности и транснациональности многие проблемы окружающей среды требуют международно-правового решения.

Поэтому вопрос о защите и охране окружающей среды включен в повестку дня заседаний ряда организаций, действующих в области международного права. Их усилия завершились принятием свода правил, известного как международное экологическое право. Эти нормы охватывают широкий круг вопросов, включая предотвращение ущерба окружающей среде и развитие международного сотрудничества в ликвидации его последствий[3]. Одним из наиболее важных документов, относящихся к защите окружающей среды во время войны, является Конвенция о запрещении военного или иного враждебного использования средств воздействия на природную среду от 10 декабря 1976 г. (далее — Конвенция).

В Конвенции говорится о запрещении антропогенного влияния посредством преднамеренного вмешательства в естественные процессы. Государства-участники обязались не прибегать к использованию средств воздействия на природную среду в военных или иных враждебных целях в качестве способов разрушения, нанесения ущерба или причинения вреда. Объектами здесь могут выступать не только природные ресурсы, но и вооруженные силы и гражданское население.

Особое значение имеет понятие «враждебное использование», которое указывает на необходимость наличия враждебной цели при осуществлении таких действий. Но не всякое враждебное использование подлежит запрету, а только такое, которое имеет «широкие, долгосрочные или серьезные последствия». Любого из этих трех критериев достаточно для того, чтобы считать применение тех или иных средств воздействия на природную среду неправомерным. Запрещается такое использование средств воздействия на природную среду, которое одновременно является враждебным и вызывает разрушения, наносит ущерб, превышающий определенный порог, закрепленный Конвенцией.

Сигналом к созданию такого рода конвенции для защиты окружающей среды во время вооруженных конфликтов стало нанесение природе огромного ущерба во время войны в Индокитае в 1967—1972 гг.

Специальные армейские войсковые соединения США 2600 раз вызывали над территориями Вьетнама, Лаоса и Кампучии искусственные ливни путем рассеивания в облаках кристаллов йодистого серебра и двуокиси углерода. Таким образом военные стремились нарушить коммуникации, затруднить снабжение, подорвать производственные базы противника. С помощью химического реагента дождям придавалась различная степень кислотности, что приводило к выведению из строя боевой техники. Применение такого рода искусственных ливней оказало непредсказуемое влияние на экологическое равновесие природной среды. Кроме того, в этой войне широко использовались дефолианты, содержащие диоксин с периодом распада порядка 20 лет. Даже малая доза диоксина способна вызвать рождение мертвых детей или детей-уродов, устойчивые и губительные генетические изменения, раковые заболевания, пороки сердца, катаракты и другие заболевания. Однако жертвами данных химических веществ стали не только мирные жители, но и американские солдаты, воевавшие во Вьетнаме[4]. Также свидетельством тому, что экологическое оружие может тяжело поразить экологическую систему, служит бесплодность 13 тыс. кв. км бывших сельскохозяйственных угодий, 25,5 тыс. кв. км лесов, т. е. более 40% общей площади Вьетнама. Такие последствия не могли и не должны были остаться незамеченными.

В связи с этим в ст. 1 Конвенции говорится:

«1. Каждое государство—участник настоящей Конвенции обязуется не прибегать к военному или любому иному враждебному использованию средств воздействия на природную среду, которые имеют широкие, долгосрочные или серьезные последствия, в качестве способов разрушения, нанесения ущерба или причинения вреда любому другому государству-участнику.

2. Каждое государство—участник настоящей Конвенции обязуется не помогать, не поощрять и не побуждать любое государство или группу государств или международную организацию к осуществлению деятельности, противоречащей положениям пункта 1 настоящей статьи».

Среди результатов Второй Конференции по пересмотру Конвенции (далее — Конференция), прошедшей в Женеве 14—18 сентября 1992 г.[5], можно отметить толкование ст. 1 Конвенции, согласно которому «все научные исследования и опытные разработки в области средств, воздействующих на природную среду, а также их использование должны осуществляться только в мирных целях»[6].

Статья 2 Конвенции открывает нам понятие «средства воздействия на природную среду» и характеризует их как «любые средства для изменения — путем преднамеренного управления природными процессами — динамики, состава или структуры Земли, включая ее биоту, литосферу, гидросферу и атмосферу, или космического пространства».

В то же время ст. 3 Конвенции гласит: «Положения настоящей Конвенции не препятствуют использованию средств воздействия на природную среду в мирных целях и не затрагивают общепризнанных принципов и применимых правил международного права, касающихся такого использования». Однако нельзя утверждать, насколько безопасными могут быть такие воздействия на окружающую среду, хотя и указывается, что они применяются для мирных целей. История показывает, что любое маломальское влияние человека на природу приводит к изменениям и нарушениям в экосистеме. Вспомнить хотя бы использование гербицидов и пестицидов. Применение данных ядохимикатов было и остается одним из основных путей интенсификации сельскохозяйственного производства. Однако, будучи чужеродными химическими веществами, вносимыми в окружающую среду, пестициды могут представлять собой известную опасность для природы и человека. Многие пестициды способны длительно сохраняться в среде обитания людей, попадая из одного объекта среды в другой и превращаясь в более токсичные соединения. В связи с этим на Конференции было подтверждено толкование, согласно которому при определенных условиях использование гербицидов может быть приравнено к средствам, воздействующим на природную среду, запрещенным ст. 2 Конвенции[7].

Согласно ст. 5 Конвенции государства-участники должны консультироваться и оказывать друг другу помощь по вопросам, возникающим в связи с целями или выполнением положений Конвенции. Такое сотрудничество осуществляется в рамках ООН и включает использование услуг соответствующих международных организаций (хотя конкретно не указано, какие именно организации оказывают данную помощь), а также Консультативного комитета экспертов, который созывается по инициативе государства—участника Конвенции. Относительно данного положения по результатам Конференции было принято решение о создании группы экспертов для уточнения сферы действия Конвенции и ее применения[8].

Также любое государство—участник Конвенции, имеющее основание полагать, что какое-либо другое государство-участник действует в нарушение обязательств, вытекающих из положений Конвенции, вправе непосредственно обратиться с жалобой в Совет Безопасности ООН.

Однако, несмотря на положительные изменения, внесенные в Конвенцию, все еще существуют некоторые недостатки. Например, для использования положений Конвенции необходимо наличие ущерба окружающей среде, соответствующего очень строгим критериям. Многие делегации подняли вопрос о применимости Конвенции к случаям такого ущерба, который был нанесен природной среде во время войны в Персидском заливе в 1990—1991 гг. В связи с этим на Конференции некоторые делегации выступили с предложением уточнить и расширить определение запрещенного урона и снизить порог применимости (в частности, критерий широких, долгосрочных или серьезных последствий), а также внести в Конвенцию запрет на любой значительный урон природной среде (и не только наносимый оружием высокого уровня технологий). Большинство делегаций придерживались мнения о необходимости изменить Конвенцию в соответствии с реальными условиями современных конфликтов и дополнить ее положениями относительно химического оружия[9].

Среди международных актов, предоставляющих непосредственную защиту окружающей среде в период вооруженных конфликтов, следует особо отметить Женевскую конвенцию о защите гражданского населения во время войны от 12 августа 1949 г., Дополнительный протокол I к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 г., касающийся защиты жертв международных вооруженных конфликтов, от 8 июня 1977 г. (далее — Протокол I).

Статья 35 Протокола I закрепляет принцип защиты окружающей среды и запрещает применять методы или средства ведения военных действий, которые имеют своей целью причинить или, как можно ожидать, причинят обширный, долговременный и серьезный ущерб природной среде. Не разрешается причинение ущерба природной среде в качестве репрессалий. Также запрещается превращать окружающую среду как таковую в объект нападения.

В статье 55 Протокола I говорится следующее:

«1. При ведении военных действий проявляется забота о защите природной среды от обширного, долговременного и серьезного ущерба. Такая защита включает запрещение использования методов или средств ведения войны, которые имеют целью причинить или, как можно ожидать, причинят такой ущерб природной среде и тем самым нанесут ущерб здоровью и выживанию населения.

2. Причинение ущерба природной среде в качестве репрессалий запрещается».

Данная статья предназначена для защиты гражданского населения от последствий военных действий и включена в более широкий контекст защиты гражданских объектов.

В послании Генерального секретаря ООН Кофи Аннана было заявлено, что экологические последствия вооруженных конфликтов игнорируются современными законами. Он призвал пересмотреть международные соглашения, касающиеся войн и вооруженных конфликтов, и распространить их действие на защиту окружающей среды.

Кофи Аннан отметил, что стороны, участвующие в боевых действиях, несут ответственность за соблюдение международных норм и соглашений, регулирующих ведение войны. Некоторые из таких норм, как, например, запрещение преднамеренного уничтожения сельскохозяйственных угодий, имеют экологическую направленность. Однако в целом экологические последствия войны игнорируются современными законами.

Кофи Аннан напомнил, что в ходе конфликта между Израилем и «Хезболлой» мазутом с электростанции в Джейее к северу от Бейрута было загрязнено 150 км ливанского и сирийского побережья. Пострадали пляжи и прибрежные воды. Был нанесен ущерб рыболовству и туризму.

В последние годы все большее число правительств обращается к Программе ООН по окружающей среде (далее — ЮНЕП) с просьбой дать оценку состояния окружающей среды после завершения конфликтов. В настоящее время одна группа ЮНЕП проводит оценку последствий конфликта в Ливане, а другие две работают в Судане и Ираке.

В Судане на большой части территории страны наблюдается серьезная деградация окружающей среды. Она связана с опустыниванием и обезлесиванием. В Дарфуре эти процессы, а также истощение ресурсов и изменение регионального климата являются основными причинами отсутствия продовольственной безопасности и конфликта[10].

В вооруженном конфликте Израиля с палестинцами, произошедшем в конце 2008 — начале  2009 года, Израиль нарушил ст. 55 Протокола I, используя разрывные пули последнего поколения, которые причиняют гораздо более серьезные ранения, чем обычные боеприпасы. Попадая в тело человека, они буквально выдирают куски плоти. Один из норвежских врачей заявил, что за 30 лет работы в горячих точках мира он никогда не сталкивался ни с чем подобным, и призвал расследовать эти факты, поскольку использование любых разрывных пуль запрещено международными конвенциями[11].

В то же время Протокол I содержит положения, обеспечивающие косвенную защиту окружающей среды.

Во-первых, ст. 51 запрещает совершать нападения неизбирательного характера (пункты 4—5) с применением методов или средств ведения военных действий, последствия которых не могут быть ограничены, как это требуется в соответствии с Протоколом I (п. 4с). Запрещены также бомбардировки, при которых «в качестве единого военного объекта рассматривается ряд явно отстоящих друга от друга и различимых военных объектов» (п. 5а). При этом немаловажно отметить, что в данной статье находит свое подтверждение принцип соразмерности (пункт 5b).

Во-вторых, в соответствии со ст. 52, касающейся общей защиты гражданских объектов, нападения должны строго ограничиваться военными объектами (пункты 1—2).

По мнению британской правозащитной организации, израильские силы умышленно разрушают гражданские объекты и инфраструктуру в секторе Газа, нарушая тем самым международный гуманитарный закон, что является военным преступлением[12]. Правозащитники напоминают, что как оккупант Израиль обязан по международным законам защищать и гарантировать основные права палестинскому населению.

В-третьих, ст. 54 говорит об охране объектов, необходимых для защиты гражданского населения. В перечень таких объектов входят «производящие продовольствие сельскохозяйственные районы, посевы, скот, сооружения для снабжения питьевой водой и запасы последней, а также ирригационные сооружения» (п. 2).

В-четвертых, ст. 56 говорит о защите установок и сооружений, содержащих опасные силы, а именно: «плотины, дамбы, атомные электростанции», которые в то же время не могут быть объектами репрессалий.

В-пятых, в ст. 57 перечисляется ряд предосторожностей, которые необходимо принимать при проведении военных операций, а также в ходе их подготовки. В частности, в ней говорится, что «те, кто планирует нападение или принимает решение о его осуществлении, делают все практически возможное, чтобы удостовериться в том, что объекты нападения не являются ни гражданскими лицами, ни гражданскими объектами и не подлежат особой защите; принимают все практически возможные меры предосторожности при выборе средств и методов нападения, с тем чтобы избежать случайных потерь жизни среди гражданского населения, ранения гражданских лиц и случайного ущерба гражданским объектам и, во всяком случае, свести их к минимуму; воздерживаются от принятия решений об осуществлении любого нападения, которое, как можно ожидать, вызовет случайные потери жизни среди гражданского населения, ранения гражданских лиц и нанесет случайный ущерб гражданским объектам».

Широкое применение напалма во время вооруженных конфликтов во Вьетнаме, в Корее, на Ближнем Востоке вызвало значительный интерес к юридическим нормам, относящимся к зажигательному оружию вообще. Вопрос этот был затронут еще в 1868 году[13]. В Гаагском проекте Правил воздушной войны (1923 г.) было установлено, что использование снарядов весом до 400 г является законным, если оно носит оборонительный характер. В уставах некоторых стран содержатся положения о возможности применения и более тяжелых снарядов при огне с самолетов или против самолетов.

Постепенно зажигательное оружие (особенно напалм) получило такое широкое распространение, что заняло видное место в иерархии современных вооружений. Протокол о запрещении или ограничении применения зажигательного оружия к Конвенции о конкретных видах обычного оружия (1980 г.) запрещает превращать леса и другие виды растительного покрова в объект нападения с применением зажигательного оружия.

Наиболее важные выводы сводятся к следующему: последствия применения напалма носят неизбирательный характер; ожоги, полученные в результате его применения, причиняют мучительные страдания; повреждения в большинстве случаев являются чрезмерными; поражающее воздействие дополняется токсическим воздействием; широкое применение ведет к непоправимым экологическим изменениям.

В-шестых, в ст. 58 устанавливаются меры предосторожности, которые необходимо принимать воюющим сторонам на своей собственной территории с тем, чтобы помимо всего прочего обеспечить защиту гражданских объектов: «Стороны, находящиеся в конфликте, в максимальной практически возможной степени стремятся без ущерба для статьи 49 Четвертой конвенции удалить все гражданское население, отдельных гражданских лиц и гражданские объекты, находящиеся под их контролем, из районов, расположенных вблизи от военных объектов; избегают размещения военных объектов в густонаселенных районах или вблизи от них; принимают другие необходимые меры предосторожности для защиты гражданского населения, отдельных гражданских лиц и гражданских объектов, находящихся под их контролем, от опасностей, возникающих в результате военных операций». Недопустимо использовать в военных целях искусственно вызываемые явления: землетрясения, цунами, нарушение экологического баланса какого-либо района, изменения в элементах погоды (облака, осадки, циклоны, штормы) и климата, в океанских течениях, в состоянии озонового слоя и ионосферы. Некоторые из этих процессов, например, изменение элементов погоды, уже сейчас возможны, другие — скажем, поворот океанских течений, изменение направления ураганов — пока неподвластны человеку, но могут стать таковыми в будущем.

В-седьмых, в последнее время возросла угроза радиоактивного заражения окружающей среды. В Протоколе I был предусмотрен принцип запрета военного или любого иного враждебного использования средств воздействия на природную среду, который в концентрированном виде выражает обязанность государств принимать все необходимые меры по эффективному запрещению такого использования средств воздействия на природную среду, которые имеют широкие, долгосрочные или серьезные последствия, в качестве способов разрушения, нанесения ущерба или причинения вреда любому государству. Как норма он также был закреплен в Конвенции о запрещении военного или любого иного враждебного использования средств воздействия на природную среду (1977 г.).

Способы и методы защиты окружающей среды от ущерба в результате использования военных средств были заложены также в конвенциях о физической защите ядерного материала (1980 г.), об оперативном оповещении о ядерной аварии (1986 г.); в конвенциях об оперативном оповещении о ядерной аварии (1986 г.), о помощи в случае ядерной аварии или радиационной аварийной ситуации (1986 г.) и ряде других была предусмотрена защита глобальной окружающей среды от ядерного заражения. Такие же меры предусмотрены в Договоре о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой (1963 г.), в конвенциях о запрещении военного или любого иного враждебного использования средств воздействия на природную среду (1977 г.), о контроле за трансграничным перемещением опасных отходов и их использованием (1989 г.)[14].

Таким образом, можно сделать вывод о том, что разрушительный потенциал методов и средств ведения войны, которые используются в мире или имеются в арсеналах государств, создают угрозу для окружающей среды. Однако современное мировое сообщество, будучи обеспокоенным экологической обстановкой на планете, создает условия для эффективной защиты окружающей среды как во время вооруженных конфликтов, так и в мирное время. Особое внимание конечно же необходимо уделять соблюдению и постоянному развитию норм международного гуманитарного права, касающихся защиты окружающей среды.

 

Библиография

1 См.: Conference des Nations Unies sur ѕ environnement. 1972. 5—16 juni. Doc. ONO, A/CONF.48/14,16 juni 1982. MB. 1996. 6 November.

2 См.: Schwartz M. Preliminary Report on legal and Institutional Aspects of the Relationship Between Human Rights and the Environment. — Geneva, 1991. August.

3 См.: Бувье А. Защита природной среды. Статья опубликована в Revue internationale de la Croix-Rouge. November—December. 1991.

4 См.: Галяметдинова А.Ю. Международно-правовые аспекты экологической безопасности: Дис. … канд. юрид. наук. — Казань, 2000. С. 105.

5 Doc/ENMOD/CONF/II/11 of 17 September 1992: Final Document of the Second Review conference. Part II.

6 Idem.

7 Idem.

8 Idem. Page 14.

9 См.: Бувье А. Последние исследования в области охраны окружающей среды во время вооруженного конфликта // International Review of the Red Cross. № 291. November—December. 1992. C. 117.

10 Послание Генерального секретаря ООН по случаю Международного дня предотвращения эксплуатации окружающей среды во время войны и вооруженных конфликтов (6 ноября 2008 г.) // http://www.un.org/russian/sg/messages/ 2008/env_war_day.shtml (дата обращения: 03.09.2010).

11 Официальный сайт радиостанции «Эхо Москвы»: http://www.versii.com/news/170482/ (дата обращения: 03.09.2010).

12 Официальный сайт организации «Международная амнистия»: http://www.amnesty.org.ru/pages/index-rus (дата обращения: 03.09.2010).

13 См.: Петербургская декларация об отмене употребления взрывчатых и зажигательных пуль 1868 года. Действующее международное право: В 3 т. Т. 3. — М., 1997. Разд. ХХI.

14 См.: Курс международного права: В 7 т. — М., 1992. Т. 5. С. 280—330.