УДК 341.1/8 

Страницы в журнале: 118-123

 

М.М. БУЯНОВА,

аспирант сектора международно-правовых исследований Института государства и права РАН

 

Политика, проводимая Международным валютным фондом и Всемирным банком, систематически подрывает демократические принципы и разрушает институт защиты прав человека в десятках стран по всему миру. За более чем 50 лет существования Международный валютный фонд и Всемирный банк продвинули форму экономического «развития», где интересы богатых кредиторов и транснациональных корпораций стоят выше, чем потребности большинства нуждающихся в мире.

Ключевые слова: Международный валютный фонд, Всемирный банк, международное экономическое право, политика «реструктуризации» экономики, принципы демократии, права человека.

 

International monetary and financial institutions: the need for change

 

Buyanova M.

 

Policies of the International Monetary Fund and the World Bank have systematically undermined democratic principles and eroded human rights protections in dozens of countries around the globe. For more than 50 years, the International Monetary Fund and the World Bank have advanced a form of economic “development” that prioritizes the concerns of wealthy lenders and multinational corporations neglecting the needs of the world’s poor majority.

Keywords: International Monetary Fund, World Bank, international economic law, the policy of “restructuring” of the economy, democracy, human rights.

 

Рост взаимозависимости финансово-экономической политики разных стран, необходимость стабилизации финансово-валютной системы и все большая интернационализация мировой экономики привели к созданию после Второй мировой войны международных финансовых организаций, целью которых являлось и является регулирование международных экономических, валютно-кредитных и финансовых отношений.

На протяжении десятилетий работа двух главных финансовых учреждений мира привлекала внимание не только специалистов в данной области, но и не посвященных во все тонкости финансовых операций обывателей, а в последнее время вопрос о деятельности международных валютных организаций стал особенно острым, так как затронутыми оказались не только сферы международной экономической и финансовой жизни, но и демократические устои общества, а также непосредственно права человека. Все более очевидным становится влияние финансовых учреждений на процесс развития демократии в развивающихся странах. Права человека, закрепленные во Всеобщей декларации прав человека 1948 года и являющиеся базисом в международном праве, оказались на одной плоскости с политикой, проводимой Всемирным банком (далее — ВБ) и Международным валютным фондом (далее — МВФ). Эти организации, по сути являющиеся международными ростовщиками, оказывают огромное давление на экономики более чем 70 стран. Для того чтобы получить международную поддержку, ссуду или уменьшение основной суммы долга, страны-заемщики должны согласиться с условиями, предъявляемыми ВБ и МВФ. Требования, выдвигаемые кредитующими учреждениями, вынуждают глав зависимых государств ставить интересы международных финансовых инвесторов выше потребностей и нужд своих собственных граждан. Такая зависимость социальных нужд от интересов инвесторов не дает возможности национальным правительствам гарантировать своему народу то, что он не будет голодать, получит медико-санитарную помощь, образование, т. е. все основные права, закрепленные во Всеобщей декларации прав человека.

Более чем за 50 лет МВФ и ВБ достигли такой формы экономического развития, что теперь предпочтение отдается интересам богатых кредиторов и многонациональных корпораций, а нужды и потребности бедного, малоимущего большинства просто игнорируются. Те цели, ради которых создавались международные валютные организации, сейчас обретают иной характер. Нарастает проблема несоответствия заявленных целей результатам их фактической реализации.

Так что же представляют собой две самые крупные и влиятельные финансовые организации мира и какова их роль в сложившейся проблеме?

Изначально ВБ создавался как многостороннее кредитное учреждение и состоит на данный момент из четырех тесно связанных между собой институтов (в совокупности называемых группой ВБ), общей целью которых является повышение уровня жизни в развивающихся странах за счет финансовой помощи развитых стран.

В группу ВБ входят:

— Международный банк реконструкции и развития (далее — МБРР), предоставляющий кредиты развивающимся странам с более высокими показателями экономики относительно беднейших стран;

— Международная ассоциация развития, предоставляющая беспроцентные займы беднейшим странам, которые не в состоянии брать кредиты у ВБ;

— Международная финансовая корпорация, представляющая собой специализированное учреждение ООН, за счет средств МБРР выдающее кредиты развивающимся странам для поощрения частных производственных предприятий;

— Международное агентство по инвестиционным гарантиям, предоставляющее гарантии частным иностранным инвесторам путем страхования и перестрахования некоммерческих рисков.

Ядром ВБ является МБРР, учрежденный одновременно с МВФ, в соответствии с решением Валютно-финансовой конференции ООН, состоявшейся в Бреттон-Вудсе в 1944 году, в целях обеспечения международного потока долгосрочных инвестиций, для помощи в восстановлении экономики опустошенными войной странам Европы.

Стоит обратить внимание на то, что еще при создании МБРР некоторыми политиками высказывалось мнение о его возможном будущем. Они полагали, что в дальнейшем его можно будет использовать не только как инструмент восстановления послевоенных экономик Западной Европы, но и для инвестирования капиталов в страны Азии, Африки, Латинской Америки. Только они не предполагали, что такое время наступит так скоро: МБРР быстро отошел от своей первоначальной роли содействия реконструкции и развитию в Европе. После 1952 года все больший акцент в его деятельности начал переноситься на меры, специально рассчитанные на развивающиеся страны.

С 1946 года к настоящему времени число членов МБРР выросло более чем в 4,5 раза и достигло к концу XX века 180, включая все бывшие республики СССР и страны Центральной Европы.

Следует заметить, что членство в специализированных учреждениях ООН, каковым является МБРР, находится во взаимосвязи с членством в ООН (член ООН может стать членом любого специализированного учреждения), в то же время с группой ВБ ситуация обстоит иначе. Д. Боуэт отмечал: «Членство в МБРР зависит в первую очередь от членства в МВФ и нисколько не зависит от членства в ООН»[1]. Членство в МБРР доступно любой стране — члену МВФ, которая проводит независимую внешнюю политику и готова соблюдать права и обязанности, налагаемые Уставом МБРР. Подобная жесткая увязка Устава МБРР (разд. 1 ст. 2; разд. 3 ст. 6 Устава)[2] с членством в МВФ обусловлена тем, что страны — члены МБРР обязаны проводить валютную политику в соответствии с положениями Устава МВФ. Исключение из одного финансового учреждения влечет потерю связи с другим.

МВФ — международная валютно-финансовая организация, имеющая статус специализированного учреждения ООН, функционирующая с мая 1946 года. В Уставе МВФ[3] определены цели его создания и основные направления деятельности.

В отличие от ВБ, предоставляющего займы только бедным странам, МВФ может делать это по отношению к любой из своих стран-членов, испытывающих нехватку иностранной валюты для покрытия краткосрочных финансовых обязательств перед кредиторами в других странах. При этом МВФ выдвигает условия, соблюдение которых, по его мнению, должно устранить проблему дефицита валюты в стране.

Юридически государство не обязано подчиняться условиям МВФ. Однако на практике другого выбора нет: если государство не соблюдает условия, оно лишается так необходимой ему валюты. Если МВФ отказывает в помощи, так же поступают и частные банки, а как следствие, нуждающееся государство оказывается в «кольце» проблем. Такая же ситуация наблюдается и с коммерческими банками, которые идут на предоставление кредитов только после того, как получат подтверждение об удовлетворительном выполнении страной-заемщиком совместных программ преобразований, одобренных ВБ и МВФ.

Если же рассматривать механизм взаимодействия ВБ и МВФ, то получается достаточно простая формула: МБРР отказывается давать займы на реконструкцию отраслей тем странам, у которых нет стабилизационной программы, одобренной МВФ.

МВФ и все организации группы ВБ имеют статус специализированных учреждений ООН.

Специализированные учреждения ООН — субъекты международного права особого рода, имеющие правомочия публично-правового характера[4].

На основании статей 60 и 63 Устава ООН в 1947 году советами управляющих МВФ и МБРР были одобрены соответствующие соглашения с ООН, которые определили место МВФ и МБРР в системе ООН. МВФ и МБРР имеют те же права, что и другие специализированные учреждения ООН, однако их деятельность отличается определенной самостоятельностью, основанной на их «финансовой автономии», отсутствующей у нефинансовых учреждений ООН.

В Соглашении 1947 года между МБРР и ООН отмечается: «Вследствие характера своих международных обязанностей и положений Устава Банк является независимой международной организацией и должен функционировать в качестве таковой»[5]. Как видим, в тексте прямо указывается на независимость МБРР, и далее текст Соглашения гласит: «ООН признает, что действия, предпринимаемые Банком в области предоставления займов, определяются независимым статусом Банка, на основании его решений, принятых в соответствии со статьями Соглашения по МБРР. ООН может давать рекомендации, касающиеся технических вопросов»[6].

Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что МВФ и ВБ имеют «замкнутую систему» ответственности, а это важно для понимания всей сложности проблемы.

Цели создания и функционирования международных валютных учреждений заключались в содействии искоренению бедности и устойчивому развитию путем выработки стратегии помощи нуждающимся странам; оказании помощи развивающимся странам посредством долгосрочного финансирования проектов и программ развития; кредитовании и решении вопросов охраны окружающей среды. Как показывает практика, выполнение поставленных задач приводит к прямо противоположному результату и совершенно расходится с продекларированными целями. Достаточно взглянуть на политику, проводимую ВБ и МВФ, которая на данный момент не способствует улучшению ситуаций в развивающихся странах, а наоборот, совершенно не учитывает интересы и потребности людей, ущемляет гражданские, трудовые права, наносит вред окружающей среде вследствие диктатуры транснациональных корпораций и всемогущих правительств.

ВБ, наряду с МВФ, поощряет приватизацию государственных служб, выступает за ослабление трудового законодательства, подрывает малый бизнес и фермерское хозяйство. Через деструктивные программы реструктуризации экономики ВБ требует, чтобы развивающиеся страны повысили цены за услуги в сфере здравоохранения и образования и сократили расходы на жизненно важные государственные структуры. С помощью ВБ и МВФ корпорации-гиганты стали богаче, в то время как большинство населения во всем мире стало беднее.

Следствием политики реструктуризации экономики, насаждаемой международными финансовыми организациями, является снижение уровня жизни людей, проживающих в странах, зависимых от кредитов ВБ и МВФ.

Несмотря на то что МВФ — ведущее учреждение в навязывании политики реструктуризации экономики, основную часть денег под реализацию программ обеспечивает ВБ, который обычно требует, чтобы правительства государств-заемщиков разрешили приватизацию коммунальных служб и увеличили тарифы для населения в сфере здравоохранения. 65% займов ВБ сейчас направлено на реализацию политики реструктуризации экономики.

Увеличение тарифов за пользование услугами в сфере здравоохранения ведет к росту смертности, а в сфере образования — к росту неграмотности. В странах третьего мира большинство людей не в состоянии позволить себе платить за медицинские услуги, а тем более за образование. Здесь напрямую затрагиваются права человека на образование и медико-санитарную помощь.

Вместо того чтобы вкладывать деньги в развитие социально-экономической сферы, например, в то же здравоохранение, страны-должники вынуждены сокращать расходы в этой области, чтобы выполнить жесткие условия погашения кредита по указаниям ВБ и МВФ.

По предварительным оценкам, 1,6 млрд человек живут на доходы, которые ВБ определяет как уровень «абсолютной бедности», и число «абсолютно бедных» растет. Вместо заявленных целей борьбы с бедностью в действительности получается ее большее распространение, в еще более тяжелой форме. Страны, жестоко страдающие от своей задолженности, вынуждены — если они хотят реструктуризации своих долгов или получения новых займов — открывать свои рынки для дешевого импорта, в особенности продовольствия из индустриальных стран, тем самым серьезно подрывая внутреннее производство и, соответственно, усугубляя бедность собственного народа.

Анализируя фактическую деятельность международных финансовых организаций, невозможно не заметить, что они игнорируют интересы гражданского общества, навязывая экономическую модель, называемую «одно направление подойдет для всего», странам-должникам.

Достаточно рассмотреть ситуацию, сложившуюся в Мексике и странах Латинской Америки.

Последние 20 лет Мексика следует экономической политике, проводимой МВФ и ВБ, и выполняет все их условия и требования. «Покладистость» и «послушность» Мексики в выполнении всех предписаний МВФ и ВБ настолько оказалась безотказной, что в 1994 году страну назвали «образцовым учеником»[7].

В действительности после принятия и выполнения первых предписаний МВФ касательно проведения торговой либерализации, приватизации и прекращения регулирования в экономической сфере реальная заработная плата упала, нищета и неравенство возросли, а внешний долг страны еще больше вырос.

Опыт Мексики в проведении политики МВФ наглядно демонстрирует, как он ставит интересы инвесторов выше благополучия простых людей.

После того как Мексика обратилась за помощью к МВФ и тот предоставил ей кредит в размере 4 млрд долл., страна погрузилась в рыночные реформы, в результате которых совместно с профсоюзами был разработан ряд пактов, дабы держать под контролем доходы рабочих. В связи с этим заработная плата была проиндексирована до ожидаемого уровня инфляции. Однако, к сожалению мексиканских рабочих, инфляция поднялась больше, чем ожидалось. В период реализации первого пакта, с декабря 1987 года по май 1994 года, минимальная заработная плата возросла на 136%, а стоимость корзины товаров народного потребления поднялась на 371%, т. е. разница исчисляется в троекратном размере.

В 1980-е гг. реальный уровень заработный платы снизился на 75% (на фоне возрастания цен), а между 1981 и 1990 годами доля рабочих в национальном доходе упала с 49 до 29%. Параллельно с этим государство значительно сократило финансирование в сфере образования, исследовательской деятельности и развития.

Все эти изменения отразились на населении страны не лучшим образом.

Ключевые индикаторы уровня жизни (здоровье, питание, обеспеченность жильем, образование) показали серьезное ухудшение.

Схожая ситуация наблюдается и для стран Африки. Развивающиеся страны Африканского континента испытывают серьезные трудности с обслуживанием своего внешнего долга.

В Эфиопии выплаты по внешнему долгу в четыре раза превышают государственные расходы на здравоохранение. В Танзании — в шесть раз. В целом по Африке правительства передают кредиторам, в лице ВБ и МВФ, в четыре раза больше, чем тратят на образование и здравоохранение[8].

Следствием такого положения дел стало ухудшение условий жизнедеятельности, вызванное значительным сокращением государственных субсидий в социально-экономической сфере страны, что в свою очередь привело к росту смертности, в частности, от бесконтрольного распространения СПИДа на континенте. Международные финансовые организации отказываются аннулировать долги странам, наиболее страдающим от массового распространения ВИЧ-инфекции, продолжая при этом оказывать давление на беднейшие страны, вынуждая их снижать расходы на государственные службы, включая здравоохранение и образование.

В 1980-х и 1990-х годах страны Африки, нуждавшиеся в кредитовании, согласились на проведение политики реструктуризации экономики, включавшей в себя следующее условия:

— прекращение субсидирования в основные продукты питания;

— прекращение поддержки фермерских хозяйств;

— переориентация сельскохозяйственной экономики на экспорт продукции.

Эти реформы произвели двойственный эффект: во-первых, они подвергли опасности продовольственную стабильность; во-вторых, результатом реализации программы реструктуризации экономики стало образование нового класса — мигрирующих работников. Фермеры, лишившиеся поддержки со стороны государства, вынуждены были оставить свои хозяйства и перебраться на заработки в города. В Зимбабве, например, в начале 1990-х годов

упразднение продовольственных субсидий привело к увеличению цен на продукты втрое, что в свою очередь заставило людей сократить привычное потребление продуктов, обострив тем самым проблему недоедания и распространения голода среди большей части населения[9], что спровоцировало увеличение миграции и урбанизации, оказавшее негативное влияние на распространение СПИДа на континенте.

Программы помощи и реструктуризации, разрабатываемые международными валютными учреждениями, и выдаваемые под них кредиты не приносят должного результата. Условия, сопровождающие кредитование беднейших стран, в частности, стран Африканского континента, вынуждают правительства государств сокращать финансирование основных отраслей экономики. Как следствие, существовавшие проблемы все более усугубляются.

Положение дел, существующее в развивающихся странах, заставляет задуматься о возможных путях преодоления сложившихся проблем, и в первую очередь в области реализации прав человека, закрепленных во Всеобщей декларации прав человека и охраняемых международным правом. Конечно, невозможно добиться соблюдения всех задекларированных прав человека, тем более в странах с низким уровнем развития и слабой экономикой, но можно постараться создать благоприятные условия для их развития.

Основанием реализации изложенного должно служить в первую очередь уважение к правам человека.

Приведем некоторые пути решения имеющихся проблем.

Как основные кредиторы МВФ и ВБ нуждаются в пересмотре проводимой ими политики.

Во-первых, им необходимо обратить внимание на плохое проведение анализа степени и причин бедности в странах-заемщиках. Невнимательность к этой проблеме приводит к ситуации, противоречащей миссии ВБ по сокращению бедности.

Во-вторых, применяемые программы реструктуризации экономики необходимо пересмотреть или отметить. Требования, сопровождающие выполнение этих программ, приводят к результатам, противоречащим целям создания и функционирования международных финансовых организаций.

В-третьих, реальную помощь в преодолении накопившихся проблем может оказать 100% аннулирование долгов беднейших стран. Там, где не представляется возможным полное списание долгов, стоит пересмотреть ставки и проценты по кредитам в сторону уменьшения. Это существенно облегчило бы задачу восстановления экономик и позволило бы заложить основу обеспечения основных прав человека путем увеличения финансирования основных отраслей экономики, в частности, здравоохранения, образования, социального обеспечения.

Этот перечень остается открытым, и возможно или даже необходимо рассмотреть и другие пути преодоления имеющихся проблем, найдя тем самым некий баланс между интересами всех сторон.

Остается надеяться, что уже в скором времени будут предприняты шаги на пути улучшения сложившихся неблагоприятных ситуаций.

 

Библиография

1 Bowett D.W. The Law of International Institutions. — L., 1963. P. 100.

2 См.: International Bank for Reconstruction and Development. Articles of Agreement. As Amended Effective. Febr. 16, 1989. Art. 2, Art. 6.

3 См.: Second Amendment of Articles of Agreement of the International Monetary Fund. Art. 1.

4 См.: Шибаева Е.А. Специализированные учреждения ООН (международно-правовые аспекты). — М., 1966.

5 См.: International Bank for Reconstruction and Development. United Nations. Agreement between UN and IBRD. 1947. Art. 1.

6 См.: Там же. Art. 4.

7 См.: Article, published by Global Exchange / How the International Monetary Fund and the World Bank Undermine Democracy and Erode Human Rights: Five Case Studies. 2001. P. 2.

8 См.: Making Debt Relief Work: a Test of Political Will, Oxfam International Position Paper. April. 1998.

 

9 Article, published by Global Exchange. Op. cit. P. 5.