УДК 341.4 

Страницы в журнале: 148-152

 

Н.И. АГАМИРОВ,

кандидат политических наук, нотариус, профессор кафедры нотариата Российской академии адвокатуры и нотариата

 

Г.Г. ГОЛЬДИН,

доктор политических наук, профессор, адвокат, зав. кафедрой международного права Российской академии адвокатуры и нотариата e-mail: avocats@yandex.ru

 

Рассматриваются основные тенденции развития международных судебных инстанций и расширения сферы международно-правовой ответственности, касающиеся вопросов не только защиты прав человека, борьбы с международной преступностью, но и разрешения финансовых споров.

Ключевые слова: международное право, институционализация, трибуналы, ответственность.

 

International institutions in the context of the law of international responsibility

 

Agamirov N., Goldin G.

 

The main trends in international courts and expand the international legal responsibility concerning the issues of not only the protection of human rights, fight against international crime, but the resolution of financial disputes.

Keywords: international law, institutionalization, tribunals, responsibility.

 

На смену биполярному миру приходит не новая мировая система, а конгломерат ее элементов, характеризующихся многомерностью компонентов. Этому процессу соответствует пролиферация международных институтов, способствующая поиску баланса сил на международной арене, когда сложившиеся способы саморегулирования, например равновесие сил, оказываются малопригодными и подлежат замене механизмами целенаправленного управления, основанными на демократическом сотрудничестве.

В длительном и сложном процессе замены равновесия сил балансом интересов идея гармонизации общих и национальных интересов становится основой представлений о справедливом порядке, который должен базироваться не на равенстве сил, а на равенстве прав и обязанностей, особой ответственности ведущих держав мира. Лишь при помощи международного права государства смогут образовать достаточно устойчивую международную систему, становясь зависимыми не от усмотрения сильного, а от согласованных норм международного взаимодействия. В этом и заключается основа международного правопорядка и стабильности.

Беспрецедентное расширение круга общественных отношений, составляющих предмет правового регулирования, развивается по двум основным векторам. Для первого характерна регламентация международным правом новых направлений межгосударственного сотрудничества. Содержание второго определяет проникновение регулирующего воздействия международно-правовых норм в сферу внутригосударственных отношений. Нельзя игнорировать потребность в том, чтобы определенные элементы сферы внутригосударственных отношений рассматривались как объекты совместного регулирования с участием как внутригосударственных, так и международно-правовых норм. Среди объектов совместного регулирования можно назвать вопросы защиты прав человека, охраны окружающей среды, международную преступность, правовой статус отдельных видов территорий. Важны усилия по установлению содержания ряда правовых концепций (правовое государство, демократическое общество и др.).

В новой системе международных отношений выделяются различные способы воздействия международных правовых актов на национальные правовые системы: сближение ценностных ориентаций, возможное на основании того, что международное право содержит в себе наиболее общие цивилизационные ценности, оказывающие влияние на формирование национальных правовых систем; признание примата норм международного права над национальным правом; принятие приоритета международных правовых актов при толковании норм национальных правовых систем; определение процедур имплементации международно-правовых норм в национальное законодательство; включение ратифицированных международных правовых актов в национальные правовые системы; коллизионное право.

Каждая новая система международных отношений начинается с попытки запрета и осуждения войн и ограничения правовыми средствами возможности прибегать к силе для разрешения международных конфликтов. В XX веке этот процесс шел наиболее активно. Особую роль сыграли Гаагские конвенции по мирному урегулированию споров между государствами (1899—1907 гг.), Устав Лиги Наций 1920 года, в преамбуле и ряде статей которого содержались положения, ограничивающие обращение к войне как способу разрешения конфликта. Среди других документов международно-правового характера следует назвать разработанные Лигой Наций типовой договор о взаимной помощи 1923 года, Женевский протокол о мирном разрешении международных споров 1924 года, Декларацию об агрессивных войнах 1927 года. Во всех этих документах, носивших декларативный характер, агрессивная война объявлялась международным преступлением. Но все эти документы не стали ни правовым, ни политическим препятствием для начала Второй мировой войны. Создание Организации Объединенных Наций (ООН) не смогло удержать мир от издержек, которые несло блоковое противоборство в годы холодной войны.

И этот опыт только подчеркивает значимость проблемы авторитета в продвижении международного права. Пока нет другого универсального института, ООН, несмотря на все ее противоречия и неоднозначную оценку ее деятельности со стороны отдельных государств, должна сохранять за собой лидирующую роль в решении всех спорных международных проблем. Одним из главных органов системы ООН является Международный суд Организации Объединенных Наций (далее — Международный суд)[1]. Он начал работу в 1946 году, заменив собой Постоянную палату международного правосудия, учрежденную в 1920 году под эгидой Лиги Наций. В октябре 1945 года Постоянная палата международного правосудия на своей последней сессии приняла решение о передаче своих архивов и имущества Международному суду, который также должен был заседать во Дворце мира в Гааге. Таким образом, была обеспечена преемственность в развитии международной судебной системы.

Международный суд не является правотворческим органом. Его решения не создают и прецедентного права, поскольку они обязательны лишь для участвующих в деле сторон и лишь по данному делу. Международный суд в своих решениях отмечает, что он не является законодательным органом, его обязанность заключается в том, чтобы применять право таким, какое оно есть, а не создавать его. В принципе, такая позиция не вызывает сомнений. В силу специфики межгосударственных споров Международный суд должен особенно строго придерживаться буквы закона. Но, как мы видим, практическое значение актов Международного суда выходит за эти формальные рамки. Международный суд не создает прецедентного права, однако, благодаря его юридической обоснованности и авторитету, сформулированные им положения пользуются большим влиянием. Международный суд сам ссылается на свои предыдущие решения. Более того, международные организации и государства с большим уважением относятся к сформулированным Международным судом положениям.

Значимой тенденцией развития международного правосудия является пролиферация международных судов и трибуналов. Одним из последствий кардинального изменения характера международных отношений за последнее десятилетие стал возросший интерес государств к использованию судов в качестве средства разрешения спорных правовых вопросов. Среди возникших судебных органов — Международный суд по морскому праву, международные трибуналы по бывшей Югославии и Руанде, «гибридные» суды в Сьерра-Леоне и Восточном Тиморе. Массовые жалобы по поводу нарушений прав человека в Иране и Ираке стали предметом работы специальных комиссий по рассмотрению таких претензий. Ряд экономических организаций — группа Всемирного банка и Всемирная торговая организация, Всемирная организация интеллектуальной собственности — имеют соответствующие судебно-арбитражные органы. Стороной разбирательства международных судебных учреждений —Европейского и Межамериканского судов по правам человека, Суда Европейских сообществ, Суда Андского сообщества, Суда экономического и валютного сообщества Центральной Африки, Суда Южноафриканского сообщества развития — могут быть физические лица [2].

Множественность международных судебных учреждений, применяющих и одновременно развивающих международное право, при отсутствии какого-либо формального взаимодействия между ними, а тем более иерархии связана с риском частичного совпадения их компетенции. Возможно возникновение противоречий в толковании и применении одних и тех же норм и принципов международного права и в конечном итоге — его фрагментации. Между тем авторитет и ценность международного права во многом определяются его универсальностью, а судебные решения призваны укреплять его единообразное толкование и применение.

Структурные характеристики международной нормативной системы постоянно усложняются. Эта тенденция является объективным следствием дальнейшей интенсификации регулирования существующих и вновь образующихся разновидностей международных отношений, а также более тесного взаимодействия и взаимопроникновения различных нормативных конструкций в целях обеспечения высокого качественного уровня и эффективности этого процесса. Однако международное право не может функционировать обособленно. В мировом сообществе обязательно должен существовать юридический механизм, обеспечивающий реализацию норм международного права.

Парадокс развития международного права состоит в значительном отставании юридического механизма, способствующего его реализации. На протяжении истории соблюдение международных норм обеспечивалось в основном политическими средствами. Только со второй половины XX века начали закладываться основы такого необходимого для любой правовой системы комплекса норм, как нормы об ответственности. В международном праве этот комплекс обладает немалой спецификой, определяющейся особенностями данного права. Правительства в своих замечаниях на проект Комиссии международного права подчеркивали, что речь идет не о частноправовой и не об уголовно-правовой, а именно о международно-правовой ответственности[3]. 12 декабря 2001 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла Статьи об ответственности государств за международно-противоправные деяния (далее — Статьи). Они легли в основу права международной ответственности и касаются всех отраслей международного права. Статьи затрагивают вопросы не только ответственности государств, но и связанные с этим правоотношения физических и юридических лиц.

Особенности международно-правовой ответственности и самой системы международного права обусловили необходимость формирования особой отрасли права — права международной ответственности. Статьи в значительной мере представляют собой кодификацию существующих обычных норм, разумеется, с уточнением их содержания и со значительными элементами прогрессивного развития.

В то же время любая ответственность преследует определенные цели. Не является исключением и международная ответственность. Цели права международной ответственности заключаются в том, чтобы сдерживать потенциального правонарушителя; побудить правонарушителя выполнить свои обязанности надлежащим образом; предоставить потерпевшему возмещение за причиненный материальный и моральный ущерб; воздействовать на будущее поведение субъектов в интересах добросовестного выполнения своих обязательств. Соответственно, они отражают его превентивную, компенсационную функции, функции обеспечения правопорядка, превенции и поддержания правопорядка.

Согласно принципу международно-правовой ответственности всякое международно-противоправное деяние влечет за собой международно-правовую ответственность. Для наступления ответственности достаточно факта противоправного деяния. Такая ответственность наступает независимо от вины правонарушителя и именуется объективной ответственностью. Элементами международно-противоправного деяния могут быть поведение, которое согласно международному праву присваивается государству, т. е. считается им совершенным, или же поведение, представляющее собой нарушение обязательства данного государства по международному праву.

Заслуживает внимания раздел Статей о серьезных нарушениях обязательств, вытекающих из императивных норм общего международного права. В международной практике получило признание понятие «международное преступление», означающее грубое нарушение государством основополагающей нормы международного права. Ассамблея Лиги Наций в Декларации 1927 года признала агрессию международным преступлением. В принятом Генеральной Ассамблеей ООН в 1974 году определении агрессии агрессивная война квалифицируется как «преступление против международного мира». Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 года характеризует геноцид как преступление, которое нарушает нормы международного права (ст. 1).

В стремлении к общему согласию Комиссия международного права приняла компромиссную формулировку — «серьезные нарушения обязательств, вытекающих из императивных норм общего международного права», которая, в принципе, отражает ту же идею, что и международное преступление. В 1976 году Комиссия международного права предложила примерный перечень нарушений, касающихся тяжкого нарушения международного обязательства, имеющий основополагающее значение для обеспечения международного мира и безопасности, права народов на самоопределение (запрет колониального господства); защиты человеческой личности (запрет рабства, геноцида, апартеида), окружающей среды (запрещение масштабного загрязнения атмосферы или моря).

Актуализация отмеченных проблем определяется и транснационализацией преступности. Необходимость объединения усилий государств в борьбе против преступности породила тенденцию к интернационализации уголовного права. Это — одна из центральных проблем в борьбе с преступностью, особенно организованной. Интернационализация означает наращивание числа общих элементов в уголовно-правовых и процессуальных системах государств, увеличение их способности взаимодействовать друг с другом, а также с международным правом.

 

Следует выделить процесс прогрессивного развития международного уголовного права, что проявляется в росте числа конвенций, обязывающих государства установить уголовную ответственность за определенные деяния, в развитии системы договоров о правовой помощи, в учреждении Международного уголовного суда[4].

Международное уголовное право отражает особенности и международного права, и национального уголовного права. На этой основе сформировались общие принципы права, присущие как международному, так и внутригосударственному праву. Вступая в сферу борьбы с преступностью, международное право, естественно, заимствовало опыт более развитого национального уголовного права. В дальнейшем на международном уровне сформировались нормы и принципы, которые оказывают все более существенное влияние на национальное право.

Происходит углубление взаимодействия международного и национального права. Процесс этот весьма сложен и протекает непросто. Уголовное право всегда было отраслью, которую государство держало под особым контролем. Это определило ряд особенностей развития международного уголовного права: в основном оно содержит материальные, а не процессуальные нормы; определяет состав преступлений, оставляя реализацию норм государствам. Однако постепенно наблюдаются сдвиги, растет количество норм процессуального характера: заключается значительное число договоров о правовой помощи и учреждаются международные уголовные трибуналы, непосредственно применяющие международные нормы. Тем не менее международное уголовное право применяется в основном опосредованно, т. е. через национальные уголовно-правовые системы.

Мировой экономический кризис обострил проблему международной финансовой ответственности. Международное финансовое право — отрасль международного экономического права, принципы и нормы которой регулируют международные валютно-финансовые отношения. И эта правовая область также оказалась включенной в процесс институционализации. О создании Международного финансового трибунала эксперты впервые заговорили после глобального экономического кризиса 2008 года. Тогда в инстанциях в США и Великобритании в настоящую судебную эпопею превратилось рассмотрение последствий банкротства одного из крупнейших мировых банков Lehman Brothers. Решения судов по обе стороны Атлантики по делам, которые рассматривались в установленном порядке, противоречили друг другу и не признавались на территории другого государства[5].

В Гааге начал работу международный финансовый трибунал — Prime Finance, учрежденный «для разрешения сложных финансовых споров между инвесторами, компаниями и государствами и создания стабильности на глобальных финансовых рынках»[6]. Его руководителем стал профессор Лондонской школы экономики, глава Ассоциации британских и американских адвокатов Дж. Голден. Новый суд призван разрешить накопившиеся финансовые споры, причем как государств, так и частных инвесторов. При этом первые два года своей деятельности Prime Finance будет финансироваться за счет голландского правительства. В 2014 году организация планирует перейти на самоокупаемость: ее бюджет будет пополняться за счет взносов компаний, которые обратятся в Prime Finance для разрешения возникающих споров. Дела в этом независимом судебном органе будут приниматься к производству только в случае согласия обеих сторон спора: как государств, так и частных инвесторов. Руководство Prime Finance сформировало интернациональную команду консультантов, состоящую из экспертов по международному финансовому праву, практике рынка, арбитражу и посредничеству, советников глав крупнейших мировых банков и корпораций, профессоров ведущих университетов экономики и финансов.

Пролиферация международных институтов неизбежна в условиях глобализации. Этот процесс проявляется в политической и правовой областях. При этом он вызывает потребность в усилении регулирующих начал в мировой политике — правовых, моральных и организационных. Только тогда будет возможным формирование полицентричной международной системы. А такую задачу нельзя решить без комплекса мер, включающего реформу ведущих международных институтов, укрепление многосторонней дипломатии и правовых основ международной жизни.

 

Библиография

1 См.: Мешкова И.Н., Шереметьева О.А. Международные организации системы ООН. Международный суд. — М., 2004.

2 См.: Марусин И.С. Физические лица в международных судах. — СПб., 2007.

3 См.: Лукашук И.И. Право международной ответственности. — М., 2004.

4 См.: Блищенко И.П., Фисенко И.В. Международный уголовный суд. — М., 1998.

5 См.: Макарычев М. Гаага приобрела новый трибунал // Российская газета. 2012. 18 янв.

 

6 URL: http://www.primefinancedisputes.org/