А.С. ПОДПОРИНОВА,

ведущий научный сотрудник Фонда «Правовые технологии XXI века»

 

В последнее время все чаще говорится о выделении международного уголовного права как самостоятельной отрасли международного публичного права. Международное уголовное право определяется юристами-международниками как отрасль, включающая принципы и нормы, созданные с целью охраны международного правопорядка от преступных посягательств со стороны субъектов международного права путем установления уголовной ответственности виновных физических лиц и ответственности государства за совершение международных преступлений и преступлений международного характера[1].

Наиболее важная особенность системы международного уголовного права состоит в том, что она объединяет нормы, относящиеся не только к уголовному, но и к уголовно-процессуальному праву и уголовно-исполнительному праву, а также судоустройству.

Так, международное уголовное право устанавливает юрисдикцию международной судебной системы, общие принципы международного уголовного права, состав и управление делами международной судебной системы, нормы международного уголовного процесса (расследование и уголовное преследование, судебное разбирательство, меры наказания, обжалование и пересмотр судебных решений, международное сотрудничество и судебная помощь, исполнение судебных решений). Указанные особенности нашли свое место в уставах международных трибуналов и в Статуте Международного уголовного суда, в основу которых, помимо норм материального права, положены уголовно-процессуальные нормы и нормы по устройству судебной системы.

В 1948 году после Нюрнбергского и Токийского процессов, после Второй мировой войны Генеральная Ассамблея ООН впервые в Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него[2] признала необходимость создания постоянного Международного уголовного суда.

С того времени вопрос о необходимости создания такого суда обсуждался как в ООН, так и вне ее. Поворотным моментом в истории создания постоянного суда стало учреждение Советом безопасности ООН двух трибуналов ad hoc[3]: Международного уголовного трибунала для судебного преследования лиц, ответственных за серьезные нарушения международного гуманитарного права, совершенные на территории бывшей Югославии с 1991 года (далее — МУТЮ) и Международного уголовного трибунала по Руанде для судебного преследования лиц, ответственных за геноцид и другие серьезные нарушения международного права, совершенные на территории Руанды, и граждан Руанды, ответственных за геноцид и другие подобные нарушения, совершенные на территории соседних государств, в период с 1 января по 31 декабря 1994 года (далее — МУТР).

В 1993 году Генеральная Ассамблея ООН в своей Резолюции 48/31 предложила ускорить и окончательно завершить работу над проектом статута постоянного Международного уголовного суда. В результате работы Комиссии международного права ООН в 1994 году был подготовлен проект статута, и 17 июля 1998 г. дипломатическая конференция полномочных представителей государств — участников ООН подавляющим числом голосов одобрила Римский статут Международного уголовного суда. Статут вступил в силу с 1 июля 2002 г., после того как его ратифицировали 60 государств.

Таким образом, на сегодняшний день (июль 2004 года) существует три органа международного уголовного правосудия, которые могут быть разделены на временные трибуналы (суды ad hoc) — МУТЮ и МУТР и постоянно действующий Международный уголовный суд.

Проведем сравнительный анализ этих двух видов органов международного уголовного правосудия.

Международные суды ad hoc были созданы решением Совета безопасности ООН, действующим на основании главы VII Устава ООН и в соответствии с требованиями ст. 29 Устава ООН, а Международный уголовный суд — государствами — участниками ООН Статута Международного уголовного суда. Таким образом, Международный уголовный суд в отличие от МУТЮ и МУТР не является детищем Совбеза ООН и не будет управляться Генеральной Ассамблеей ООН. Взаимоотношения между Международным уголовным судом и ООН будут подробно определены в специальном соглашении, которое будет обсуждено и одобрено Ассамблеей государств — участников Статута.

В резолюциях об учреждении МУТЮ и МУТР Совет безопасности ООН связал трибуналы мандатами, которые являются конкретными с точки зрения времени и территории, то есть суды ad hoc имеют ограниченную и временную юрисдикцию. МУТЮ полномочен в соответствии с уставом осуществлять судебное преследование за преступления, совершенные на территории бывшей Югославии начиная с 1991 года, а МУТР — за преступления, совершенные на территории Руанды, а также на территории соседних государств, но гражданами Руанды, в период с 1 января по 31 декабря 1994 г. Международный уголовный суд же вправе рассматривать преступления, предусмотренные уставом, которые совершены после вступления в силу Статута, то есть после 1 июля 2002 г. Суд может осуществлять свою юрисдикцию, если преступление совершено на территории или гражданином государства — участника Статута или государства, признающего юрисдикцию Международного уголовного суда.

И уставы международных трибуналов, и Статут Международного уголовного суда предусматривают ограниченный круг преступлений, относящихся к юрисдикции этих органов. Так, все три органа полномочны осуществлять судебное преследование лиц, совершивших геноцид (ст. 4 Устава МУТЮ, ст. 2 Устава МУТР, ст. 6 Статута Международного уголовного суда). Еще в 1948 году Генеральная Ассамблея ООН признала исключительную тяжесть геноцида, приняв Конвенцию о предупреждении преступления геноцида и наказания за него. Эта Конвенция стала пользоваться широким признанием международного сообщества и была ратифицирована большинством государств. Определение преступления геноцида, которое содержится в этой Конвенции, уставах международных трибуналов, Статуте Международного уголовного суда, состоит из двух важных элементов. Первый элемент — необходимое намерение (mens rea) уничтожить полностью или частично какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую. Второй элемент — запрещенное деяние (actus rea): убийство, причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам группы; умышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее; меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде группы, а также насильственная передача детей из одной группы в другую.

К другой группе преступлений, входящих в юрисдикцию органов международного уголовного правосудия, относятся преступления против человечности. В соответствии с уставами международных трибуналов (ст. 5 МУТЮ, ст. 3 МУТР) и ст. 7 Статута Международного уголовного суда преступления против человечности включают в себя такие преступления, как истребление гражданского населения, обращение в рабство, пытки, изнасилование, принудительная беременность, преследование по политическим, расовым, национальным, этническим, религиозным или гендерным мотивам, похищение людей, но лишь в рамках широкомасштабного или систематического нападения на гражданское население. Требование о широкомасштабности или систематичности нападений является очень важным, поскольку устанавливает более высокий порог и особые размеры для того, чтобы то или иное преступление подпадало под юрисдикцию трибуналов или Международного уголовного суда.

К третьей группе международных преступлений относятся военные преступления — нарушения законов и обычаев войны, а также серьезные нарушения Женевских конвенций от 12.08.1949 — об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях; об улучшении участи раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, из состава вооруженных сил на море; об обращении с военнопленными; о защите гражданского населения во время войны — и двух дополнительных протоколов к ним: касающегося защиты жертв международных вооруженных конфликтов (Дополнительный протокол I) и касающегося жертв вооруженных конфликтов международного характера (Дополнительный протокол II).

К серьезным нарушениям относятся следующие военные преступления, направленные против лиц или имущества, пользующихся защитой Женевских конвенций: умышленное убийство, умышленное причинение тяжелых страданий или серьезных тяжелых повреждений или ущерба здоровью; пытки, бесчеловечное обращение, включая биологические эксперименты; незаконное, произвольное и проводимое в большом масштабе разрушение и присвоение имущества, не вызываемые военной необходимостью; принуждение военнопленного или гражданского лица служить в вооруженных силах неприятельской державы; умышленное лишение прав военнопленного или гражданского лица на беспристрастное и нормальное судопроизводство; незаконное депортирование, перемещение или арест гражданского лица; взятие заложников.

Ответственность лиц, совершивших военное преступление, предусмотрена в Уставе МУТЮ (статьи 2,3) и в Статуте Международного уголовного суда (ст. 8).

Юрисдикция МУТР в отношении военных преступлений ограничивается нарушениями статьи 3, общей для Женевских конвенций от 12.08.1949 о защите жертв войны и Дополнительного протокола II к ним.

В отличие от уставов международных трибуналов Статут Международного уголовного суда предусматривает возможность преследования за такое серьезное международное преступление, как агрессия (подп. b п. 1 ст. 5). Суд сможет осуществлять юрисдикцию в отношении этого преступления, как только Ассамблеей государств-участников будет принято положение, содержащее определение этого преступления и излагающее условия осуществления юрисдикции.

Международные трибуналы имеют приоритет по отношению к юрисдикции национальных судов всех государств. На любом этапе судебного разбирательства международный трибунал может официально просить национальные суды передать производство по делу трибуналу. Международный уголовный суд, напротив, в соответствии с принципом комплиментарности осуществляет свою юрисдикцию только тогда, когда государства-участники не расследуют или ненадлежащим образом проводят судебное преследование в отношении преступления, указанного в Статуте. Международный уголовный суд не может принять дело к рассмотрению, если государство приняло решение самостоятельно осуществлять уголовное преследование, за исключением случаев, когда государство неспособно добросовестно выполнить свои обязательства.

Уставы международных трибуналов и Статут Международного уголовного суда предоставляют обвинителям (МУТР, МУТЮ) и прокурору (Международному уголовному суду) полномочия начинать расследование и независимо возбуждать дела. Обвинители трибуналов могут начинать расследование ex-oficio (в силу занимаемой должности) или на основе информации, полученной из любого источника, — прежде всего от правительств, органов ООН, межправительственных и неправительственных организаций (ст. 18 Устава

МУТЮ, ст. 17 Устава МУТР). Обвинитель оценивает полученную или найденную информацию и принимает решение в отношении того, достаточно ли оснований для разбирательства. Если будет установлено, что имеются основания prima facie, обвинитель составляет обвинительное заключение и направляет его судье Судебной камеры.

Статья 13 Статута Международного уголовного суда предусматривает только три способа, которыми суд может начать расследование: государство-участник может передать дело прокурору, когда, как представляется, были совершены одно или несколько преступлений, подпадающих под юрисдикцию данного суда; Совет безопасности ООН может передать дело прокурору, действуя согласно Уставу ООН; прокурор может начать расследование proprio motu на основе информации о предполагаемых преступлениях в рамках юрисдикции Международного уголовного суда.

При принятии решения о начале расследования прокурор Международного уголовного суда рассматривает ряд юридически значимых вопросов: во-первых, дает ли информация разумные основания полагать, что было совершено или совершается преступление, подпадающее под юрисдикцию суда; во-вторых, является ли это дело допустимым в соответствии с требованиями ст. 17 Статута (вопросы приемлемости); в-третьих, имеются ли веские основания полагать, что проведение расследования будет отвечать интересам правосудия. О результатах проведенного расследования и принятом решении прокурор уведомляет Палату предварительного производства для его утверждения. Решение прокурора не принимать действий может быть пересмотрено Палатой по инициативе государства, передавшего дело, или Совета безопасности ООН, а также самой Палаты предварительного производства. После утверждения обвинений президиум Международного уголовного суда создает Судебную палату для проведения разбирательства.

Процедура судебного разбирательства установлена учредительными документами органов международного правосудия (уставами и Статутом), а также Правилами процедуры и доказывания, принятыми в соответствии с учредительными документами. Ни суды ad hoc, ни постоянный уголовный суд не предусматривают смертной казни. Высшей мерой наказания Международный уголовный суд считает пожизненное лишение свободы, а международные трибуналы — тюремное заключение, не превышающие сроки заключения в национальных судах (Югославии, Руанды).

Международные трибуналы в соответствии со своими уставами проводят разбирательство и в Апелляционных камерах, куда осужденный, осуществляя свое право на обжалование приговора, может подать жалобу. Основанием для этого служит ошибка в вопросе права, в результате которой решение утрачивает силу, или ошибка в вопросе факта, что могло привести к вынесению несправедливого приговора. На этих же основаниях приговор может быть обжалован и обвинителем. Апелляционная камера может подтвердить, отменить или пересмотреть решения, принятые Судебными камерами. Если открылось обстоятельство, о котором не было известно во время разбирательства в Судебной камере или в Апелляционной камере и которое может явиться решающим фактором при вынесении решения, осужденный или обвинитель могут обратиться в международный трибунал с ходатайством о пересмотре решения. Решение Апелляционной камеры окончательно и обжалованию не подлежит.

Решение Судебной палаты Международного уголовного суда может быть обжаловано прокурором или лицом, признанным виновным в совершении преступления, в порядке подачи апелляции на процессуальную ошибку, ошибку в факте, ошибку в праве или любое иное основание, которое влияет на справедливость. Равным образом приговор может быть обжалован на основании неадекватности вынесенного приговора совершенному преступлению. Пересмотр обвинительного приговора или наказания по приговору осуществляется по следующим основаниям: если обнаружились новые доказательства, которые отсутствовали во время судебного разбирательства и являются достаточно важными; если обнаружились новые факты, свидетельствующие о том, что решающее доказательство, которое было принято во внимание в ходе судебного разбирательства и от которого зависит обвинительный приговор, было ложным, сфабрикованным или фальсифицированным; в случае, когда один судья (или несколько судей), участвовавший в вынесении обвинительного приговора или утверждении обвинений, при рассмотрении данного дела совершил серьезный проступок или серьезное нарушение своих обязанностей, достаточные для того, чтобы служить основанием для отстранения этого судьи от должности. Полномочия Апелляционной палаты Международного уголовного суда включают в себя право отменить или изменить решения суда, а также вынести постановления о проведении нового судебного разбирательства другой Судебной палатой.

Сравнительно-правовой анализ учредительных документов органов международного уголовного правосудия позволяет сделать вывод об особом значении Международного уголовного суда для мирового сообщества. Суд призван быть постоянным, независимым, беспристрастным, справедливым и эффективным органом международного правосудия, обеспечивая тем самым на практике неотвратимость наказания, которое будет способствовать предупреждению преступлений и содействовать международному миру и безопасности. Практика Международного уголовного суда может создать комплекс «неписаных норм» международного уголовного права путем восполнения пробелов в документарном праве в той части, где имеется неопределенность в выборе подлежащей применению нормы права. Судебная практика сможет преодолеть затруднения и обеспечить окончательное решение вопроса на основе права и справедливости.

 

Библиография

1 См.: Международное уголовное право: Учеб. пособие / Под ред. В.Н. Кудрявцева. — 2-е изд., перераб. и доп. — М., 1999. С. 12.

2 Международное гуманитарное право в документах. — М., 1996. С. 123—127.

3 Термин ad hoc (лат. — с этой целью, для этой цели) употребляется в международном праве в отношении органов, создаваемых для выполнения определенных (обычно временных) функций.