УДК 347.795
А.Б. СМИРНОВА,
соискатель кафедры гражданского и предпринимательского права Казанского государственного университета
 
Общественные отношения по перевозке потребителей оформляются договорами перевозки пассажиров и перевозки багажа. Согласно ст. 786  ГК РФ по договору перевозки пассажира перевозчик обязуется доставить пассажира в пункт назначения, а в случае сдачи пассажиром багажа также доставить багаж в пункт назначения и выдать его управомоченному на получение багажа лицу. 
 
Транспортное законодательство, в частности ст. 103 Воздушного кодекса РФ (далее — ВК РФ), определяет те же обязательства: «По договору воздушной перевозки пассажира перевозчик обязуется перевезти пассажира воздушного судна в пункт на-
значения с предоставлением ему места на воздушном судне, совершающем рейс, указанный в билете, а в случае воздушной перевозки пассажиром багажа также этот багаж доставить в пункт назначения и выдать пассажиру или управомоченному на получение багажа лицу». Эти же определения даны и в п. 1 ст. 97 Кодекса внутреннего водного транспорта РФ (да-
лее — КВВТ РФ), и в ст. 82 Устава железнодорожного транспорта РФ[1] (далее — УЖТ РФ). Договорные отношения по перевозке пассажиров регулируются также постановлениями Правительства РФ (для разных видов перевозок утверждены свои правила перевозок пассажиров и багажа[2]), а также актами министерств и иных федеральных органов исполнительной власти. Помимо указанных нормативных правовых актов, договорные отношения по перевозке пассажиров подпадают под действие Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее — Закон о защите прав потребителей).
Итак, общественные отношения по перевозке пассажиров-потребителей регулируются многочисленными нормативными актами, разными по юридической силе и относящимися к разным отраслям права. Указанные выше нормативные правовые акты, регулирующие один вид правоотношений, позволяют сделать вывод о существующих внутриотраслевых и межотраслевых связях договора перевозки потребителей. Большое внимание исследованию вопроса межотраслевых связей уделил М.Ю. Челышев, который указал, что внутриотраслевые и межотраслевые связи гражданского права отражаются главным образом в его источниках[3].
Во-первых, надо отметить, что договор перевозки является институтом, который включается в обязательственную подотрасль гражданского права. Субинститутами в области перевозки являются договоры перевозки пассажиров и перевозки груза. Институту договора перевозки посвящена глава 40 ГК РФ. Указанное в ГК РФ правовое регулирование отношений, связанных с перевозкой, в значительной мере отличается от регламентации иных видов договорных обязательств. Достаточно сказать, что положениям, регулирующим столь сложные отношения, как перевозка, законодатель посвятил лишь четырнадцать статей, из них девять имеют отношение к перевозке пассажиров, но и те являются отсылочными нормами права и призывают нас постоянно обращаться к нормам транспортных уставов и кодексов.
Во-вторых, институт договора перевозки имеет как внутриотраслевые, так и межотраслевые связи. Внутриотраслевые связи усматриваются во взаимодействии разных институтов. Помимо института договора перевозки аналогичные правоотношения регулируются институтом договора фрахтования, с помощью которого оформляется перевозка пассажиров и
груза авиатранспортом, а также перевозка пассажиров такси. Несмотря на то что права
и обязанности у сторон по этим двум разным институтам немного отличаются, правовое регулирование направлено непосредственно на перемещение человека или вещей в определенных направлениях. То же самое можно сказать и об ответственности перевозчика за вред, причиненный жизни и здоровью пассажира. Статья 800 ГК РФ отсылает нас к главе 59 ГК РФ, в которой закреплены обязательства вследствие причинения вреда, таким образом, институт перевозки взаимодействует с институтом деликтных обязательств.
Принимая решение о компенсации морального вреда, причиненного пассажиру, мы руководствуемся статьями 151 и 1100 ГК РФ, а также ст. 15 Закона о защите прав потребителей, которые объединяют три института: институт компенсации морального вреда, институт ответственности (в данном случае ответственности перевозчика), институт договора перевозки. Для того чтобы решить вопрос о возможности компенсации морального вреда, необходимо руководствоваться нормами указанных выше институтов.
Помимо внутриотраслевых связей правоотношения по перевозке потребителей имеют
межотраслевые связи. Межотраслевые связи можно определить как отношения взаимной зависимости, обусловленности и общности между различными правовыми отраслями, включая и их отдельные части[4].
Межотраслевые связи договора по перевозке потребителей выражаются:
1) в источниках права. Как уже было отмечено, правоотношения по перевозке потребителей главным образом регулируются транспортным законодательством. Несмотря на то что особенности перевозки разными видами транспорта предусмотрены в соответствующих транспортных уставах и кодексах, часто нормы транспортного законодательства отсылают нас к гражданской отрасли права, в частности к ГК РФ, в котором рассматриваются вопросы по возмещению причиненного вреда здоровью и жизни потребителей. Так, ст. 117 ВК РФ предусмотрено, что ответственность перевозчика за вред, причиненный при воздушной перевозке жизни или здоровью пассажира воздушного судна, определяется в соответствии с правилами главы 59 ГК РФ. Статья 113 УЖТ РФ закрепила, что имущественную ответственность за причинение указанного вреда железная дорога несет в соответствии с законодательством Российской Федерации, т. е. также по правилам статей ГК РФ. В новом Уставе автомобильного транспорта[5] ни слова не сказано ни о размере компенсации, ни о том, на каком основании происходит возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью потребителей в период осуществления поездки, поэтому в данном случае приходится пользоваться аналогией закона.
Если потребитель терпит убытки, возникшие у него в результате неисполнения перевозчиком своих договорных обязательств, мы также обращаемся к нормам ГК РФ. Необходимо отметить, что в данном случае идет речь не об убытках, причиненных потребителю в результате утраты или повреждения багажа. Размер убытка за данный вид правонарушения определяется согласно нормам транспортного законодательства и ограничивается определенной суммой. Это пример ограниченной ответственности, когда нормы транспортных уставов и кодексов, предусматривающие ограниченную ответственность перевозчика, имеют преимущество перед нормами Закона о защите прав потребителей, устанавливающими возмещение убытков, причиненных потребителю, в полной сумме. Так, в ст. 110 УЖТ РФ указано, что пассажир, помимо предъявления перевозчику требования об уплате штрафа, вправе потребовать возмещения иных причиненных ему убытков в порядке, установленном законодательством Российской Федерации. Поэтому для решения этого вопроса мы обращаемся к ст. 15 ГК РФ, где указано, что лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Таким образом, происходит взаимное влияние двух отраслей права на один вид правоотношений.
Помимо этого, отношения по перевозке пассажиров-потребителей регулируются Законом о защите прав потребителей. Этот закон является общим нормативным правовым актом и закрепляет правила оказания услуг в разных сферах жизни людей. Так, нормы указанного закона, закрепляющие права потребителей на безопасность услуги, получение услуги в надлежащий срок и соответствующего качества, получение информации в полном объеме до момента заключения договора, а также на компенсацию морального вреда, имеют отношение к перевозке. Необходимо отметить, что Закон о защите прав потребителей является комплексным, межотраслевым актом. В данном законе объединяются нормы различных отраслей права — гражданского, административного и некоторых других. Именно в силу указанного сочетания в законодательстве о защите прав потребителей разноотраслевых норм правовая сфера защиты прав потребителей весьма показательна в плане анализа межотраслевых связей гражданского права[6];
2) в субъекте правоотношений. Само понятие «пассажир-потребитель» носит межотраслевой характер. Указанные выше общественные отношения регулируются не только Законом о защите прав потребителей, но и специальными актами той отрасли, в которой осуществляется нормативно-правовое регулирование отношений между физическими и юридическими лицами в сфере оказания услуг и приобретения товаров. В связи с этим физическое лицо, которое становится стороной договора перевозки потребителей, приобретает  права и обязанности, установленные как в Законе о защите прав потребителей, так и в транспортных уставах и
кодексах.
Говоря о перевозке физического лица различными видами транспорта, мы объединяем в одном лице понятия «пассажир» и «потребитель». При этом возникает вопрос о соотношении данных понятий. Любой пассажир, которому оказывается услуга по перевозке его самого или его багажа для личных, не связанных с извлечением прибыли нужд, является потребителем. В этом смысле понятие «пассажир» приравнивается к понятию «потребитель». Физические лица могут быть потребителями в разных правоотношениях: и при покупке товаров в магазине, и при сдаче вещей в химчистку, и при поездке в автобусе. К тому же права и обязанности пассажира регулируются в основном транспортным законодательством и имеют свои ограничения по сравнению с законодательством о защите прав потребителей. В этом смысле понятие «пассажир» более узкое, чем понятие «потребитель». Иными словами, каждый пассажир является потребителем, но не каждый потребитель является пассажиром. Именно поэтому для физического лица, вступающего в правоотношения по перевозкам пассажиров, вводится понятие «пассажир-потребитель»;
3) в обязанности перевозчика до заключения договора перевозки пассажира предоставить последнему необходимую и достоверную информацию об условиях заключения и осуществления перевозки. Такая обязанность предусмотрена в правилах перевозок, утвержденных Правительством РФ в отношении перевозок различными видами транспорта. Эта обязанность перевозчика корреспондирует обязанности исполнителя по Закону о защите прав потребителей, в нормах которого предусмотрена самостоятельная ответственность исполнителя за нарушение указанной обязанности. Если же по причине недостоверной или недостаточной информации об оказываемой услуге по перевозке причинен вред жизни, здоровью или имуществу потребителя, представляется, что в данном случае перевозчик обязан его возместить в соответствии с правилами главы ГК РФ об обязательствах вследствие причинения вреда (статьи 1095—1097);
4) в ответственности перевозчика за нарушение договора перевозки потребителя, которая носит межотраслевой характер. Ответственность перевозчика строится на общих началах ответственности в гражданском праве. Как известно, для возникновения любого вида ответственности необходим определенный состав условий. В результате анализа норм различных транспортных уставов и кодексов и их соотношения с нормами гражданского законодательства можно сделать вывод, что основания ответственности перевозчика соответствуют обще-
установленным основаниям ответственности в гражданском праве. Так, для возникновения ответственности перевозчика необходим следующий состав условий:
— противоправное действие или бездействие со стороны перевозчика;
— причинение вреда, ущерба пассажиру или его багажу (грузу);
— отсутствие обстоятельств непреодолимой силы или умысла пассажира (определенных обстоятельств, не зависящих от перевозчика и приведших к причинению вреда пассажиру);
— наличие причинной связи между причиненным вредом и противоправным поведением.
Особо необходимо остановиться на ответственности перевозчика за причинение морального вреда пассажиру-потребителю. В данном случае ответственность зависит от наличия или отсутствия вины в действиях (бездействии) перевозчика и от характера причиненного потребителю вреда или ущерба. ГК РФ закрепил в ст. 1100 два возможных варианта компенсации морального вреда:
— независимо от вины перевозчика — когда нарушение договора перевозки повлекло причинение вреда жизни и здоровью потребителя, что, в свою очередь, привело к нравственным и физическим страданиям последнего;
— при наличии вины перевозчика — во всех остальных случаях при причинении имущественного вреда, например, при потере багажа, задержки прибытия и отправления транспортного средства;
5) в вопросе компенсации морального вреда. В транспортном законодательстве ни слова не сказано о компенсации за причиненный моральный вред пассажиру. Но о возможности компенсации должна идти речь в соответствии с нормами Закона о защите прав потребителей и положениями ГК РФ. Как мы уже выяснили, понятия «моральный вред» и «компенсация морального вреда» регулируются гражданской отраслью права и законодательством о защите прав потребителей. При этом нормы ГК РФ, регулирующие компенсацию морального вреда, причиненного источником повышенной опасности, затрагивают правоотношения по перевозкам. Соответственно существует межотраслевая связь, которая хоть и не указана напрямую в законе, но действует по аналогии. Те же самые рассуждения возникают при обращении к Закону о защите прав потребителей, который четко указал на то, что моральный вред подлежит возмещению исполнителем услуг при нарушении им тех прав потребителя, которые предусмотрены соответствующими законами и правовыми актами Российской Федерации. Таким образом, если перевозчиком нарушены права потребителей, закрепленные в транспортных уставах и кодексах, и такое нарушение прав привело к причинению морального вреда, то потребитель имеет основания для его компенсации. Это пример влияния гражданского права и законодательства о защите прав потребителей на транспортное право. Как указывает М.Ю. Челышев, данное влияние выражается в применении судом межотраслевой аналогии. Другими словами, нормы гражданского права заимствуются для регламентации отношений, возникающих в сфере действия транспортного права[7];
6) в способах защиты прав потребителей в правоотношениях по перевозкам. Анализируя транспортное законодательство, мы приходим к выводу, что для защиты своего нарушенного права потребитель может обратиться к общегражданским способам защиты, которые предусмотрены ст. 12 ГК РФ (в частности, самозащита, возмещение убытков, взыскание
неустойки, компенсация морального вреда, изменение или прекращение правоотношений, признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления).
Интересным является такой способ защиты нарушенного права, как изменение или прекращение правоотношения в перевозке. Хотя в транспортном законодательстве данный способ непосредственно не назван, потребитель может изменить или прекратить договорные отношения с перевозчиком в случае отмены или задержки авиарейса, отсутствия места в вагоне или самолете, указанного в билете пассажира, и в ряде других случаев. Так, в случае невозможности предоставить пассажиру место в вагоне согласно проездному документу (билету) железная дорога обязана предоставить такому пассажиру, при его согласии, место в другом вагоне, в том числе в вагоне более высокой категории, без взимания дополнительной платы. В случае непредоставления пассажиру места, указанного в проездном документе (билете), и его несогласия воспользоваться другим местом возникает право пассажира продлить срок действия проездного документа (билета) на время до отправления следующего поезда, в котором ему будет предоставлено место, а при отказе от поездки — получить полную стоимость проезда, т. е. прекратить правоотношения с перевозчиком.
Нормы транспортного законодательства, предусматривающие изменение или прекращение правоотношений по перевозке как способ защиты нарушенного права, корреспондируют нормам Закона о защите прав потребителей. Право предъявлять требования к исполнителю об изменении или расторжении правоотношения потребитель получает как в случае обнаружения недостатков в оказанной услуге (ст. 29 Закона о защите прав потребителей), так и в случае нарушения сроков ее выполнения (ст. 28 Закона о защите потребителей). При выборе того или иного правомочия по поводу изменения или прекращения правоотношения потребитель не связан какими-либо ограничениями, за исключением случаев, прямо предусмотренных в законодательстве;
7) в процедурах применения ответственности к перевозчику, в которых усматривается связь материального права с процессуальным и тесно переплетаются нормы транспортной отрасли права с гражданскими и гражданско-процессуальными нормами права. Так, порядок предъявления претензий для каждого вида транспорта урегулирован нормами соответствующих транспортных уставов и кодексов, в которых предусмотрены формы предъявления требований пассажиров-потребителей, сроки их предъявления, лица, имеющие право обращаться с соответствующими претензиями к перевозчику, а также сроки, предоставленные перевозчику для ответа на претензии. Срок исковой давности по требованиям, вытекающим из договора перевозки потребителей, определяется нормами ГК РФ и транспортных уставов и кодексов. При этом необходимо отметить, что единого срока исковой давности, установленного для правоотношений по перевозкам, нет. В соответствии с п. 3 ст. 797 ГК РФ срок исковой давности по требованиям, вытекающим из договора перевозки груза, устанавливается в один год. В ст. 125 УЖТ РФ закреплено, что иски к перевозчикам, возникшие в связи с осуществлением перевозок грузов, багажа, грузобагажа, предъявляются в соответствии с установленной подведомственностью, подсудностью в течение года со дня наступления событий, послуживших основаниями для предъявления претензий. Статья 42 Устава автомобильного транспорта срок исковой давности в один год устанавливает для предъявления требований в отношении возмещения ущерба потребителю, причиненного недостачей, повреждением (порчей), утратой и просрочкой доставки багажа, груза. Разработчики КВВТ РФ  пошли дальше и установили разные сроки исковой давности: по требованиям к перевозчику или буксировщику, возникающим в связи с осуществлением перевозок грузов или буксировки буксируемых объектов, — один год; по требованиям к перевозчику, возникающим в связи с осуществлением перевозок пассажиров и их багажа, — 3 года; по требованиям, возникающим в связи со столкновением судов и с осуществлением спасательной операции, — 2 года (ст. 164).
Исключение составляет срок исковой давности по требованиям о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью пассажира. Поскольку ответственность перевозчика за данный вред подчинена общим правилам об обязательствах за причинение вреда (гл. 59 ГК РФ) и вынесена, таким образом, за рамки транспортного права, по данным требованиям действует общий 3-летний срок давности.
Процедура предъявления исковых заявлений, вытекающих из правоотношений по перевозкам, урегулирована нормами ГПК РФ. Так, согласно ст. 22 ГПК РФ исковые дела с участием граждан о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов, по спорам, возникающим из гражданских правоотношений, подведомственны судам общей юрисдикции. Из анализа статей ГПК РФ можно сделать вывод, что иски к перевозчикам, вытекающие из правоотношений по перевозке пассажиров, подсудны районным судам по месту нахождения перевозчика, к которому в установленном порядке была предъявлена претензия (п. 3 ст. 30). В данном случае — это пример исключительной подсудности, когда рассмотрение определенной категории дел в силу прямого указания в законе возможно лишь в строго определенных по месту расположения судах.
Таким образом, межотраслевые связи в договорных отношениях по перевозке пассажиров-потребителей находят свое отражение в применении участниками договора норм разных отраслей права; в установлении для одной из сторон особого правового статуса (пассажира-потребителя), в связи с чем у другой стороны (перевозчика) появляется дополнительный объем обязательств; а также в возможности сторон договора обращаться к межотраслевым способам защиты нарушенных прав и в установлении особых норм ответственности для перевозчика.
 
Библиография
1 Федеральный закон от 10.01.2003 № 18-ФЗ «Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации».
2 См. постановления Правительства РФ от 06.02.2003 № 72 «Об утверждении Правил оказания услуг по перевозке пассажиров, багажа, грузов для личных (бытовых) нужд на внутреннем водном транспорте»;  от 02.03.2005 № 111 «Об утверждении Правил оказания услуг по перевозкам на железнодорожном транспорте пассажиров, а также грузов, багажа и грузобагажа для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности».
3 См.: Челышев М.Ю. Концепция оптимизации межотраслевых связей гражданского права: постановка проблемы. — Казань, 2006. С. 21, 40.
4 См.: Челышев М.Ю. Указ. раб. С. 37.
5Федеральный закон от 08.11.2007 № 259-ФЗ «Устав автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта».
6 См.: Челышев М.Ю. Указ. раб. С.  145, 146.
7 См. Челышев М.Ю. Указ. раб. С. 108.