УДК 343.285(479.24) 

Страницы в журнале: 150-153

 

Р.Г. ГУЛИЕВ,

старший специалист отдела международных отношений Академии государственного управления при Президенте Азербайджанской Республики

 

Рассматриваются проблемы применения таких видов мер пресечения, как личное поручительство и поручительство организации. Анализируются сущность, понятие, цели и основания данных видов поручительства. Указаны конкретные недостатки, имеющиеся в практике их применения, обоснована необходимость их устранения.

Ключевые слова: поручительство, личное поручительство, поручительство организации, обеспечение надлежащего поведения, пресечение противоправных действий, борьба с преступностью, исполнение процессуальных обязательств.

 

The measure of restraint in the form of personal guarantees and sureties of the organization (according to legislation of the Azerbaijan Republic)

 

Guliyev R.

 

Article deals with problems of these types of preventive measures as a personal guarantee and surety organizations. The author analyzes the nature of the concept, purpose and reason of the above types of guarantees based on the current criminal procedure law, points to specific deficiencies in their application, and explains the need to address them.

Keywords: surety, personal surety, surety organization, ensuring the proper conduct, suppression of unlawful acts, fight against crime, pursuant to the procedural obligations.

 

Мера пресечения в виде личного поручительства состоит в принятии на себя физическим лицом письменного обязательства о том, что оно ручается за надлежащее поведение подозреваемого или обвиняемого, включающее соблюдение им общественного порядка, явку по вызовам органа, осуществляющего уголовное судопроизводство, и исполнение других процессуальных обязанностей (ст. 166 УПК Азербайджанской Республики1).

Сущность личного поручительства как меры пресечения основывается на выборе поручителей органом, осуществляющим уголовное судопроизводство, и на безоговорочном доверии к ним. Немалую роль при избрании данной меры пресечения играет и то обстоятельство, насколько следователь доверяет самому обвиняемому. Вопрос о доверии к нему решается путем сбора необходимой информации о его личности в процессе предварительного следствия либо судебного разбирательства. Обвиняемому должен доверять не только следователь, но и поручитель, ибо в противном случае он не станет ручаться за надлежащее его поведение и явку по вызовам [1, с. 109; 2, с. 36].

При изучении статей 166 и 168 УПК АР складывается мнение, что закону в лице органа, осуществляющего уголовное судопроизводство, безразличны и личность поручителя, и то, кем он является по отношению к обвиняемому (подозреваемому); выявляется также отсутствие обоснованности причин и мотивов доверия поручителей к обвиняемому (подозреваемому). Согласно положениям указанных статей, органу, осуществляющему уголовное судопроизводство, важно такое влияние и воздействие поручителя, которое обеспечивало бы надлежащее поведение обвиняемого.

По нашему мнению, в обязательном порядке должна быть выявлена личность поручителя, установлено, кем он является для обвиняемого (подозреваемого). Это может быть его родственник, друг, близкий человек, способный, если потребуется, оказать давление на обвиняемого (подозреваемого). Должны быть выявлены общественное положение поручителя, его авторитетность, род деятельности, служебные обязанности и т. д. Для этого следует собрать необходимую и достоверную информацию о поручителе, получить характеристики и справки с места его работы и с места жительства, опросить участкового, граждан, проживающих по соседству, и т. д.  Необходимо также выяснить, как обвиняемый (подозреваемый) относится к конкретному поручителю, прислушивается ли к его мнению, станет ли ему подчиняться, уважает его или просто боится.

Имея столь достоверную информацию о поручителе, органу, осуществляющему уголовное судопроизводство, несложно будет определить, сможет ли тот своим влиянием и воздействием на обвиняемого (подозреваемого) удержать его от действий, препятствующих ведению уголовного дела, сумеет ли пресечь его противоправные действия и обеспечить надлежащее поведение.

В литературе отстаивается точка зрения, в соответствии с которой «при поручительстве необходимо указывать лишь те обязательства, которые поручитель фактически может выполнить» [3, с. 257].

В соответствии со ст. 166 УПК АР, поручители должны обеспечивать надлежащее поведение обвиняемого (подозреваемого) и пресекать его противоправные действия во всех случаях. Если часть обязательств поручитель выполнить не в состоянии, то быть поручителем он не может.

Некоторые авторы полагают, что помимо указанных мер поручители «обязаны немедленно сообщать соответствующему органу о достоверно известном или возможном уклонении обвиняемого и о перемене обвиняемым места жительства» [4, с. 579].

Трудно согласиться с этим мнением. Дело в том, что в уголовно-процессуальном законодательстве республики такие обязательства не установлены. В статье 166 УПК АР указано, какие именно обязательства по обеспечению надлежащего поведения обвиняемого (подозреваемого) берет на себя поручитель. За неуведомление о возможном либо намеренном уклонении обвиняемого (подозреваемого) от уголовного судопроизводства и о смене им места жительства поручители ответственности не несут. Это может считаться гражданским долгом перед государством, но не является юридической ответственностью  [3, с. 92].

Законом предусмотрено внесение на депозитный счет суда в государственном банке суммы штрафа (пятьсот минимальных размеров оплаты труда), которая может быть взыскана в случае невыполнения поручителем взятых на себя обязательств (ст. 166.2 УПК АР), но не в случае неуведомления органа, осуществляющего уголовный процесс.

В литературе предлагаются и более решительные меры, которые поручители должны применять в отношении обвиняемых (подозреваемых). Так, З.Д. Еникеев рекомендует: «Для успешного выполнения поручителями своих обязанностей важно… разъяснить им возможные его способы: непосредственное воздействие на обвиняемого методом убеждения, действиями нравственного характера, его задержание и доставление в соответствующий орган милиции или следствия при попытке к побегу, предотвращение действий, направленных против следствия, и пресечения продолжения преступных действий. То, что они могут применять указанные меры физического принуждения, основано на законе. Действия граждан, направленные на пресечение преступных посягательств и задержание преступника... являются правомерными» [5, c. 14].

Мы вполне разделяем данное суждение. Так как в статьях 166 и 168 УПК АР не указано, какими методами поручители должны обеспечивать надлежащее поведение обвиняемого (подозреваемого), то поручители  могут выбирать и применять моральные, психологические и физические методы перевоспитания, убеждения и воздействия.

Поручители являются гражданами, оказывающими содействие органам, осуществляющим уголовное судопроизводство, в перевоспитании правонарушителей и в борьбе с преступностью. Именно поэтому поручители вправе применять указанные выше меры в целях пресечения любых противоправных действий обвиняемого (подозреваемого), которые могут помешать ведению уголовного дела.

В статье 168 УПК АР говорится, что поручители в любой момент производства по уголовному делу могут отказаться от поручительства, а также указано, в каких случаях денежная сумма, внесенная в обеспечение штрафа, должна возвращаться поручителю, а в каких подлежит обращению в доход государства.

Ответственность поручителей в виде денежного взыскания за уклонение обвиняемого (подозреваемого) от следствия и суда, за его ненадлежащее поведение «следует считать дополнительной гарантией надежности личного поручительства, так как основной его гарантией является доверие со стороны судебно-следственных органов к поручителям и авторитет последних для обвиняемого (подозреваемого)» [6, с. 233].

В случае отказа одного из поручителей от поручительства не обязательно заменять меру пресечения в виде личного поручительства другой мерой, можно найти нового поручителя. Тем более что закон устанавливает возможность наличия от двух до пяти поручителей при избрании меры пресечения в виде личного поручительства. И если один из поручителей не может выполнять свои обязательства, это еще не значит, что не смогут и другие. Однако когда отказываются все поручители, на наш взгляд, бессмысленно искать новых. Орган, осуществляющий уголовное судопроизводство, обязан находить реальных поручителей, которые своим авторитетным влиянием на обвиняемого (подозреваемого) могут оказать помощь в ведении дела. А так как в связи с профессиональной деятельностью и с точки зрения профессионального опыта должностными лицами органа, осуществляющего уголовное судопроизводство, такие поручители ранее уже были найдены и выбраны, но не справились со своими обязанностями, нет смысла продолжать поиск. В подобном случае, по нашему мнению, мера пресечения должна быть изменена на более строгую.

Поручительство организации в качестве меры пресечения состоит в письменном обязательстве заслуживающего доверия юридического лица, прошедшего государственную регистрацию в соответствии с законодательством Азербайджанской Республики, в том, что данное юридическое лицо ручается за соответствующее поведение подозреваемого или обвиняемого собственным авторитетом и предварительным внесением на депозитный счет суда в государственном банке денежной суммы (тысяча минимальных размеров оплаты труда), которая может быть взыскана с него в случае невыполнения принятого на себя обязательства (ст. 167 УПК АР).

Права и обязанности организации-поручителя, а также порядок их осуществления те же, что и при личном поручительстве, и указаны они в ст. 168 УПК АР.

В литературе, а также среди практических работников бытует точка зрения, в соответствии с которой поручительство организации может быть применено в отношении обвиняемых (подозреваемых), совершивших преступления, не представляющие большой общественной опасности [7, с. 61, 62].

Мы не согласны с таким суждением, поскольку законодательством такие ограничения не предусмотрены. Основания применения мер пресечения указаны в ст. 155 УПК АР. Они являются общими для всех мер пресечения. Также в ст. 155.2 УПК АР приведены обстоятельства, которые должны учитываться при выборе конкретной меры пресечения. Поэтому, если есть основания полагать, что какая-либо организация (юридическое лицо) способна в силу влияния своего авторитета воздействовать на обвиняемого (подозреваемого), орган, осуществляющий уголовный процесс, вправе выбрать рассматриваемую меру пресечения.

Сущность меры пресечения в виде поручительства организации та же, что у личного поручительства. Вместе с тем есть некоторые различия в методах воздействия на обвиняемого (подозреваемого). Так, надлежащее поведение обвиняемого (подозреваемого) обеспечивается воздействием на него не физического лица, а юридического — организации, т. е. при содействии всего коллектива этой организации.

В данной ситуации, по нашему мнению, неприемлемы методы физического принуждения. Являясь поручителем, организация должна осуществлять непрерывный и серьезный контроль над обвиняемым (подозреваемым), учитывать отношение к нему коллектива, решить вопрос о его трудовой и общественной занятости, назначить ему наставника, привлекать к общественной деятельности, помогать в решении социально-бытовых проблем и т. д. При таких методах перевоспитания обвиняемый (подозреваемый) будет осознавать необходимость в том, чтобы завоевать доверие коллектива, опасаясь, что в противном случае к нему может быть применена более строгая мера пресечения [3, с. 102].

Авторы комментария к УПК АР высказывают следующее суждение: «Когда имеются основания для выбора применить поручительство личное или поручительство организации, предпочтение должно быть отдано последнему» [8, с. 197;  9, с. 153].

По нашему мнению, с этим суждением нельзя согласиться. Не всегда организация может оказать необходимое воздействие на обвиняемого (подозреваемого). На человека, как правило, большее влияние могут оказать его родные и близкие, а не чужие ему люди. В любой ситуации человек отдаст предпочтение тому, кто играет постоянную и важную, а не временную роль в его жизни. Здесь возникает также вопрос о желании поручителей сделать все возможное для обеспечения надлежащего поведения обвиняемого (подозреваемого), а также для пресечения его противоправной и преступной деятельности. Каждая мера пресечения реальна по-своему.

 

Литература

 

1. Квачевский А. Об уголовном преследовании, дознании и предварительном исследовании преступлений по судебным уставам 1864 г.: Теоретическое и практическое руководство. Ч. 3: О предварительном следствии. Вып. 2. — Спб., 1870. — 805 c.

2. Люблинский П.И. Свобода личности в уголовном процессе. — Спб., 1906. — 793 c.

3. Михайлов В.А. Меры пресечения в российском уголовном процессе. — М., 1996. — 304 с.

4. Уголовный процесс / Под ред. А.В. Смирнова. — СПб., 2004. — 704 с.

5. Еникеев З.Д. Меры процессуального принуждения в системе средств обеспечения обвинения и защиты. — Уфа, 1978. — 156 c.

6. Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальное принуждение. — Воронеж, 1975. — 276 c.

7. Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности в совет-

ском уголовном процессе. — М., 1973. — 200 с.

8. Божьев В.П. Научно-практический комментарий к УПК РФ. — М., 2004. — 678 с.

 

9. Комментарий к УПК РСФСР / Под общ. ред. В.М. Лебедева. — М., 1996. — 613 с.