УДК 340.114.3 

Страницы в журнале: 7-11

 

С.В. ЛЕВИНА,

аспирант Института права Тамбовского государственного университета им. Г.Р. Державина

 

Проанализирована необходимость реализации воспитательной функции права с целью развития правовой активности. Освещены теоретические подходы к понятиям «воспитательная функция права» и «правовая активность». Рассмотрены такие юридические категории, как «интерес», «потребность», «правовая инициатива», в качестве необходимых комплексных элементов исследуемого процесса, изучение которых будет способствовать формированию правовой убежденности, уважительного отношения к закону, выбору гражданами правомерного варианта поведения, т. е. развитию оценочно-установочных элементов правосознания.

Ключевые слова: воспитательная функция права, правовая активность, механизм реализации воспитательной функции права, принципы права, норма права, правовая инициатива, юридическое равенство.

 

Place of the educational function of law in the mechanism of formation and development of legal activity

 

Levina S.

 

In article necessity of realization of educational function of the right for the purpose of development of legal activity is analyzed. Theoretical approaches to concepts “educational right functions” and “legal activity» are shined. Such legal categories as “interest”, “requirement”, “the legal initiative” as necessary complex elements of the investigated process which studying will promote formation of legal conviction, the valid relation to the law, a choice citizens of a lawful variant of behavior, i.e. to development of evaluative-adjusting elements of sense of justice are considered.

Keywords: educational function of law, legal activity, realization mechanism of educational function of law, principles of law, legal standard, law initiative, legal equality.

 

В  юридической литературе достаточно глубоко изучены полномочия ряда основополагающих институтов. Не обделены вниманием и базовые функции права. Однако требуется их дальнейшее исследование, причем без излишней теоретизации, чтобы открыть путь к непосредственному применению знаний о назначении права к решению практических задач. Функциональный анализ права позволяет уяснить его специальные цели и роль в совершенствовании управления общественными процессами в условиях перехода к рыночной экономике и формирования правового государства.

Понятие «функция права» наиболее полно разработано в общетеоретической и отраслевых правовых науках. Функции характеризуют назначение права для общественных отношений; методологическая ценность состоит в том, что представляет собой правовое воздействие на общественные отношения в определенных направлениях.

В правовоспитательной деятельности необходимо вырабатывать у граждан правильное понимание сущности и воспитательного значения права, а самое главное — помогать осознавать ценность правовых норм в жизни общества и государства.

Тем самым у людей будет формироваться прочное убеждение в высокой ценности закона и права в целом, уважительное отношение к ним. Данный процесс невозможен без сопоставления норм права с потребностями и интересами граждан. Разъяснение и обоснование необходимой связи, существующей между потребностями граждан и законом как средством их удовлетворения, — главное направление в формировании уважения к праву и развития правовой активности. Для полезной реализации воспитательной функции права и стимулирования правовой активности нужно правильно определить реальные потребности и интересы граждан. Такая деятельность будет соответствовать природе и специфике социальных отношений, а также воспитательному назначению права.

Специфика социального назначения права обусловлена задачами, стоящими перед государством и, следовательно, функциями государства. На данное обстоятельство обоснованно обращается внимание в науке[1]. В целом же социальное назначение права точно подметил Ф. Энгельс, считая, что его роль, в сущности, сводится к тому, что оно санкционирует существующие, при данных обстоятельствах нормальные, экономические отношения между отдельными людьми[2].

Общепризнано, хотя и небесспорно, деление функций права на регулятивные и охранительные. С такой классификацией принципиально не согласна С.Т. Максименко. Она предлагает назвать эту роль права функцией организации и преобразования общественных отношений, поскольку наименование «регулятивная» ничего не добавляет к дефиниции правового регулирования, а лишь вносит путаницу. По ее мнению, выделение регламентирующей функции права смешивает понятие всего правового регулирования с отдельными его направлениями — функциями права. Поэтому более правильно констатировать, что регулирование общественных отношений как общесоциальная миссия права конкретно выражается в функциях организации и преобразования общественных отношений, охраны общественных отношений и в воспитательной функции[3].

С целью рассмотрения объявленной тематики подробнее остановимся на воспитательной функции права и ее роли в механизме развития правовой активности, который позволяет связать поведение людей с их материальными потребностями и интересами, создавая режим наибольшего благоприятствования для воспитательного воздействия на сознание и волю субъектов, для формирования правосознания. Здесь важно помнить, что потребности — это внутренний побудитель активности[4]. «Потребности человека, — писал видный психолог С.Л. Рубинштейн, — являются исходными побуждениями его к деятельности, благодаря им и в них он выступает как активное существо. В потребностях, таким образом, как бы заключен человек, как существо, испытывающее нужду и вместе с тем действенное, страдающее и вместе с тем активное, как страстное существо»[5].

Кроме потребностей, стимулирующим и воспитательным фактором поведения людей выступают интересы, которые, будучи социальной категорией и выражаясь в нормах права, являются своеобразным средством удовлетворения потребностей[6]. По общепризнанному мнению, интерес становится целью субъективного права и опосредствуется в субъективном праве. Интересы, заложенные в субъективном праве граждан в имущественных отношениях, будучи осознанными, оказывают непосредственное влияние на их волевое целенаправленное поведение. Поэтому и необходимо выяснить, как конкретно это происходит в рамках воспитательной функции, проанализировать ее сущность, раскрыть структурные элементы, а в конечном счете — механизм осуществления данной миссии, целью которого является формирование, стимулирование и развитие правовой активности.

Ведя речь о правовой активности, В.А. Тархов отмечает, что существование воспитательной функции права бесспорно. Одна из основных задач права, определяющая устойчивую жизненность, заключается в том, чтобы показать участникам общественных отношений, как надо действовать. Эта цель достигается воспитанием надлежащего поведения, становящегося незыблемым. Такое воспитание не может быть чуждо праву, регулирующему не только воздержание от правонарушений, но и, как правило, активное поведение[7]. В целом анализ воспитательной функции позволяет выяснить механизм превращения правовых норм в правомерное и социально активное поведение граждан.

Становится очевидным, что право управляет общественными процессами путем не только организации и преобразования общественных отношений, но и их охраны. Важнейшим направлением воздействия права на общественные отношения является воспитание. Серьезная постановка вопроса о воспитательной функции права позволяет выяснить условия, средства и приемы распространения и утверждения в сознании людей правил поведения[8]. О чем и пойдет речь далее.

Воспитательная функция права — это воспитание правом, которое уже в силу факта своего существования способно влиять на членов общества. Воспитательная функция права реализуется посредством не только норм права, но и всей системы правовых явлений: нормативных и индивидуальных актов, законности и правопорядка, субъективных прав и обязанностей. Причем исследование воспитательной функции права может быть осуществлено в соответствии со стадиями этого процесса. В частности, серьезное значение имеют процедура правотворчества, приобретение субъективных прав, возникновение обязанностей, их реализация. Особо важную роль играет процесс властного применения правовых норм, деятельность правоохранительных органов государства и органов общественных организаций[9]. Таким образом, сам факт издания правового акта оказывает непосредственное воздействие на сознание и поведение граждан, призывает их к правомерной и созидательной деятельности, а правовые требования действуют на сознание, интересы и поведение субъектов как бы автоматически.

Между тем сейчас объективно возрастающая воспитательная роль права не может быть достаточно эффективной, если не окажется подкрепленной целенаправленной воспитательной деятельностью. Право как регулятор общественных отношений действует через правосознание. С другой стороны, правосознание отражает регулирующую силу норм права, их общеобязательность. Чем лучше граждане знают правовые нормы, тем точнее законодательные положения соблюдаются и исполняются. Чем выше правосознание, тем эффективнее действует нормативная сила права[10].

Однако дело не только в этом. Главное состоит в том, что право не действует на сознание людей самим фактом своего существования. Было время, когда В.И. Ленин характеризовал декреты советской власти как средства пропаганды. Он писал: «Эти декреты, которые практически не могли быть проведены сразу и полностью, играли большую роль для пропаганды»[11]. Но чуть позже Ленин отмечал: «Была необходимая полоса пропаганды декретами; это было нужно для успеха революции. Это прошло»[12]. Причем о том, что «прошло», он напоминал не раз[13]. Вполне очевидно: в целом нормативным актам несвойственна роль пропаганды.

Наряду с правом воспитательную функцию осуществляют и другие части надстройки. Например, правовое регулирование отношений собственности обеспечивает воспитание граждан в духе уважения к праву собственности, его правомерного осуществления и охраны. Однако за пределами права такое же воздействие, но со специфическими формами и методами оказывают нормы морали, политика, искусство, литература, общественные науки. Вся воспитательная нагрузка возлагается на право потому, что его основная и сущностная роль — регулировать общественные отношения и сугубо в этих пределах заниматься воспитанием своих субъектов. Б.С. Эбзев прав в своем утверждении, что право не является универсальным средством решения всех социальных проблем, стоящих перед обществом. Оно охватывает своим воздействием не всю массу общественных отношений, а лишь ту ее часть, которая в зависимости от объективных условий социальной жизни нуждается в юридической рег-ламентации[14].

Заводя речь о правовой активности, следует отметить, что воспитательная функция права занимает видное место в ее формировании. Право оказывает более эффективное воспитательное воздействие на своих субъектов, чем, например, правовое регулирование. Оно состоит в наличии достаточно мощного механизма стимулирования правовой активности, обеспечивающего формирование и удовлетворение жизненно важных потребностей граждан.

В основе действия этой конструкции лежат содержательная сторона структуры воспитательной функции, характеризующей ее сущность, отличительные признаки и свойства. Содержание рассматриваемой функции состоит в способах воспитательного воздействия права на сознание и поведение людей, а в конечном счете — на общественные отношения. В этой связи И.Е. Фарбер отмечал, что содержанием воспитательной функции права становится ответ на вопрос, кого воспитывает право и как оно это делает, т. е. определение  механизма воспитательного воздействия[15].

Указанное влияние наиболее выражено в методе гражданско-правового регулирования, поскольку содержание воспитательной функции обусловлено специфическими чертами способа регламентирования[16]. Гражданско-правовой метод является особым способом воздействия на сознание и поведение людей. С его помощью обеспечивается равная правовая самостоятельность всех граждан — субъектов гражданского права. Они наделяются способностью к обладанию правами, с помощью которых удовлетворяют свои интересы. Воспитательные начала функции права коренятся в первую очередь в дозволительном характере этого метода, предоставляющего участникам отношений субъективные права. Дозволенность способа проявляется, в частности, в наделении субъектов правом собственности, служащим основой других имущественных прав. Правонаделительный характер гражданско-правового метода необходимо всесторонне раскрывать в правовоспитательной работе, акцентируя внимание на его особом способе воздействия на сознание и правовую активность субъектов. Он связан с признанием за гражданами права на определенное поведение по удовлетворению их интересов, что является важным стимулирующим фактором для формирования правомерного поведения. Естество воспитательной силы правонаделения состоит в том, что мощным стимулом правомерного поведения гражданина служит не принуждение и не страх, а его сознательное стремление к реализации субъективного права, приобретенного добровольно в целях удовлетворения имущественных интересов. Как видно, в воспитательном воздействии правонаделения, дозволения решающая роль отводится интересу как побуждению к совершению действий, связанных с приобретением субъективных гражданских прав.

Интерес — это потребность, принявшая форму сознательного побуждения и проявляющаяся в жизни в виде желаний, намерений, стремлений, а в конечном счете — в тех отношениях, в которые вступают лица в процессе своей деятельности. Однако, обращая внимание на данное обстоятельство, В.П. Грибанов справедливо подчеркивал, что в правоотношениях, формирующихся по воле их участников, интерес обнаруживается независимо от субъективного права и до его возникновения, т. е. служит предпосылкой для приобретения субъективных прав и их осуществления и защиты. Удовлетворение интереса управомоченного лица является целью любого субъективного права, которое выступает как правовое средство удовлетворения интересов[17].

Указанное положение имеет важный воспитательный аспект, раскрывающий необходимость активного влияния на непростой процесс формирования сознательных побуждений граждан. Ведь интерес может быть реализован только после осознания его носителем, через сознательную практическую деятельность. Лишь осознанный интерес выступает как стимул, определенное побуждение к действию[18].

Эффективная реализация воспитательной функции права с целью развития правовой активности во многом зависит и от правовой инициативы. Правовая инициатива субъектов является мощным двигателем, приводящим в движение правовые отношения. Именно в ней живительные истоки функционирования всего механизма воспитательной функции права. Именно она является своеобразным фундаментом воспитательного воздействия на поведение участников правоотношения, формирование их правовой активности.

Механизм влияния воспитательной функции предусматривает широкое использование таких актов, которые исходят от самих субъектов, от их сознательных, волевых и целеустремленных действий. Это диктуется специфическими особенностями правовых взаимодействий. Дело в том, что для нормального развития правоотношений важно наделить субъектов правовой инициативой. Она необходима для удовлетворения субъектами своих имущественных потребностей. Собственный интерес субъектов к имущественным правам и, самое главное, интерес к их осуществлению — объективная основа предоставления правовой инициативы участникам отношений. Подобное наделение имеет место в нормах гражданского права, регламентирующих, в частности, институты дееспособности, сделки, договоров.

Правовая инициатива субъектов означает, что приобретение субъективных прав как реализация заложенных в правоспособности возможностей происходит по инициативе ее обладателей путем совершения ими соответствующих действий. Наделение правом помимо или вопреки воле лица, выраженной в его целенаправленных действиях, противоречило бы самому характеру дозволительного регулирования[19].

Кроме того, можно сказать, что при помощи воспитательной функции права обеспечивается равная правовая самостоятельность всех субъектов права. Юридическое равенство субъектов, исключающее власть и подчинение между ними, является важной чертой метода гражданско-правового регулирования. Оно основано на экономическом равенстве лиц, обладающих имущественно-распорядительной самостоятельностью. Юридическое равенство субъектов обусловлено эквивалентно-возмездной природой имущественных отношений; оно во многом ассоциируется с социальной справедливостью и в этом плане представляет собой большую воспитательную ценность.

В качестве структурного элемента воспитательной функции права следует рассматривать и его принципы, закрепленные в нормах права. Многие из них имеют воспитательное значение и выступают как обеспечительные правовые средства, воздействуя на правосознание граждан и формируя их правовую активность.

Принципы права отражают существенные стороны и связи (закономерности) предмета и метода воспитательной функции права и тем самым становятся руководящими идеями и основополагающими началами в процессе формирования и развития правовой активности[20]. Уяснение основных положений права поможет эффективно использовать его нормы в правовоспитательных целях. Пока принципы права не будут отражены в сознании субъектов права, они не смогут стать основой стимулирования к действию. Установки должны быть осознанны. Только тогда действия граждан приобретают целенаправленный характер.

Итак, правовая активность должна соотноситься с содержанием принципов права. Это, в частности, необходимо в случаях, когда граждане совершают действия (сделки), не предусмотренные нормами права. Здесь правила, являясь исходными началами, позволяют восполнить пробелы в законодательстве.

 В современных научных публикациях, посвященных принципам права, указывается, что многие предлагаемые ранее основы содержали общеполитические начала, ничего общего не имевшие с законодательной природой[21]. Немало принципов получили идеологическую окраску, и из них выветривалось правовое содержание[22]. Речь, например, идет о таких статутах, как руководящая и направляющая роль КПСС, планирование, демократический централизм, сочетание централизованного управления с хозяйственной инициативой и самостоятельностью предприятий, преимущественная охрана социалистической собственности. В конечном счете при определении принципов права явно недостаточно выявлялись основные его черты и свойства, не показывалось, в частности, воспитательное значение права[23].

Поэтому для формирования правовой активности важно выявить и глубоко осмыслить сугубо правовые свойства принципов права, регулирующего товарно-денежные, имущественные отношения и открывающего широкий простор, например, для реального стимулирования предпринимательской инициативы.

С учетом происходящих кардинальных изменений в законодательстве и перехода к рыночной экономике к таким принципам вполне обоснованно сейчас относят: допущение различных форм собственности, в том числе частной, признание их равенства; предоставление участникам экономического оборота широкой самостоятельности; строгая имущественная ответственность; полное восстановление нарушенного положения субъектов гражданского права.

Вместе с тем под флагом деидеологизации делаются попытки игнорировать ряд важных статутов права, которые, в частности, наиболее ярко проявляются в его воспитательной функции. Это такие принципы, как равенство субъектов гражданских правоотношений, сочетание прав и обязанностей, сочетание индивидуальных и общественных интересов, инициативы; без их учета трудно формировать правовую активность.

Перечисленные основные принципы гражданского права имеют ярко выраженный воспитательный оттенок. Их уяснение будет способствовать формированию правовой убежденности, уважительного отношения к закону, выбору гражданами правомерного варианта поведения, т. е. развитию оценочно-установочных элементов правосознания. Это касается принципов равенства и защиты всех форм собственности, предоставления участникам правовых отношений широкой самостоятельности, свободы договора, строгой имущественной ответственности[24].

Обобщая вышеизложенное, следует отметить, что и правовая активность — категория, которая широко освещается в научной литературе. Однако необходимо учесть: правовой активности уделяется недостаточно внимания, хотя ее роль в обществе чрезвычайно высока. Именно правовая активность способствует упорядочению общественных отношений, необходимых для нормального функционирования и развития общества, обеспечению правопорядка. Будет неправильным говорить, что социальная роль правовой активности сводится к удовлетворению общественных нужд. Не следует забывать об интересах самих субъектов правовых действий. Неправильно также считать, что, говоря о правовой активности, мы имеем в виду конкретного гражданина или коллектив. Это относится и к обществу, и к праву — и то и другое должны поощрять и стимулировать правовую активность, пресекать деяния субъектов, препятствующих ее эволюции[25]. В свою очередь наличие развитой правовой активности общества гарантирует оздоровление природной основы человека, совершенствование системы законов, укрепление исполнительной власти. В этом перечне задач важнейшее значение имеет эволюция духовного мира человека, повышение степени его социальной рефлексивности, формирование зрелого правосознания и сознательности в целом[26], что может быть обеспечено воспитательной функцией права.

 

Библиография

1 См.: Манохин В.М. Советское административное право: Курс лекций. — Саратов, 1968. Ч. 1. Вып. 1. С. 3; Байтин М.И. Сущность и остальные функции социалистического государства. — Саратов, 1979. С. 266—300.

2 См.: Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. Т. 21. — М., 1961. С. 509—510.

3 См.: Максименко С.Т. Функции советского гражданского права // Актуальные вопросы советской юридической науки. — Саратов, 1978. Ч. 2. С. 6—7.

4 См.: Советский энциклопедический словарь. — М., 1990. С. 1059.

5 Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. — М., 1989. С. 108.

6 См.: Баринов Н.А. Гражданско-правовые проблемы удовлетворения имущественных потребностей советских граждан: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. — М., 1988. С. 14—17.

7 См.: Тархов В.А. Понятие гражданского права. — Саратов, 1987. С. 92.

8 См.: Фарбер И.Е. О воспитательной функции общенародного права // Советское государство и право. 1963. № 7. С. 39—41.

9 См.: Реутов В.П. О разграничении функций права и правового регулирования // Правоведение. 1974. № 5. С. 24—25.

10 См.: Фарбер И.Е. Правосознание как форма общественного сознания. — М., 1963. С. 57—58.

11 Ленин В.И. Доклад о работе в деревне 23 марта 1919 г. // Полн. собр. соч. Т. 38. — М., 1967. С. 198.

12 Он же. Письмо Л.Б. Каменеву от 3 марта 1922 г. // Там же. Т. 44. С. 429.

13 См.: Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений. — Свердловск, 1972. С. 65.

14 См.: Эбзев Б.С. Конституционные основы свободы личности в СССР. — Саратов, 1982. С. 96.

15 См.: Фарбер И.Е. Воспитательная функция советского права // Государство и коммунизм: Некоторые вопросы теории государства и права в современный период: Сб. ст. / Под ред. Д.А. Керимова. — М., 1962. С. 126.

16 См.: Яковлев В.Ф. Указ. раб. С. 65.

17 См.: Грибанов В.П. Интерес в гражданском праве // Советское государство и право. 1967. № 1. С. 53—55.

18 См.: Гукасян Р. Проблемы интереса в советском гражданском процессуальном праве. — Саратов, 1970. С. 9.

19 См.: Яковлев В.Ф. Указ. раб. С. 89—90.

20 См.: Лебедев К.К. Инициатива субъектов как принцип советского гражданского права // Правоведение. 1970. № 4. С. 34.

21 См.: Садиков О.Н. Принципы нового гражданского законодательства // Советское государство и право. 1991. № 10. С. 20.

22 См.: Толстой Ю.К. Принципы гражданского права // Правоведение. 1992. № 2. С. 49.

23 См.: Тархов В.А. Указ. раб. С. 94.

24 См.: Рыбаков В.А. Проблемы формирования гражданско-правовой активности (Вопросы теории и практики): Моногр. — Уфа, 1993. С. 19—31.

25 См.: Савицкий М.А. Теория государства и права: Учеб. для вузов. — М., 2009.

26 См.: Бармашова Т.И. Диалектика сознательного и бессознательного в механизмах правовой активности // Вестн. КрасГАУ. 2006. № 11. С. 266.