УДК 340.113

Страницы в журнале: 11-15 

 

Е.И. УМРИХИНА,

аспирант кафедры «Правосудие» Пензенского государственного университета

 

Анализируются понятие и основные признаки правовых средств; определяется место мер безопасности в системе правовых средств; приводится классификация правовых средств по различным основаниям.

Ключевые слова: правовые средства, меры безопасности, меры защиты, меры охраны, меры правового регулирования.

 

The place of security measures in the system of legal means

 

Umrihina E.

 

The concept and the basic signs of legal means are analyzed; the place of security measures in system of legal means is defined; classification of legal means by the various bases is resulted.

Keywords: legal means, security measures, measures of protection, measures of protection, a measure of legal regulation.

 

Эффективное развитие мер безопасности в системе средств правового регулирования невозможно без четкого осознания функций каждого элемента в отдельности и их соотношения между собой в целом.

Исследование категории «правовые средства» в рамках общей теории права началось относительно недавно, хотя данное понятие используется с первой половины ХХ века. Например, Г.Ф. Шершеневич писал: «Юридические средства обеспечения интересов предполагают именно наличность воли, способной усвоить угрозу и воздержаться от нарушения»[1].

Далее в советской, а позже и в российской правовой науке понятие «средство» в соответствующем контексте употреблялось в большей степени в трудах представителей отраслевых наук[2]. Термин «средство» используется по отношению и к праву в целом, и к многообразным режимам правового регулирования, элементам его механизма в частности.

И только с конца 80-х годов ХХ века в рамках теории государства и права стали появляться работы, посвященные исследованию категории «правовое средство»[3] и общему теоретическому анализу отдельных правовых средств[4]. При этом на протяжении долгого времени сама дефиниция «правовое средство» так и оставалась неопределенной, размытой. Ее отождествляли с такими понятиями, как «правовые явления», «правовые феномены», «правовые факторы», «правовые условия».

Сам же термин «средство» широко употребляется как во внутригосударственных, так и в международных правовых документах. Например, в п. 3 ст. 2 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года закреплено следующее положение: «Каждое участвующее в настоящем Пакте государство обязуется: а) обеспечить любому лицу, права и свободы которого, признаваемые в настоящем Пакте, нарушены, эффективное средство правовой защиты, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве... с) обеспечить применение компетентными властями средств правовой защиты, когда они предоставляются».

В статье 113 Конституции Итальянской Республики 1947 года установлено, что «по поводу актов публичной администрации всегда допускается судебная защита прав и законных интересов перед органами общей или административной юстиции. Такая защита не может быть исключена или ограничена особыми средствами обжалования или в отношении определенных категорий актов»[5].

В части 3 ст. 46 Конституции РФ зафиксировано: «Каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты».

В качестве правовых средств выступают нормы и принципы права, правоприменительные акты, договоры, юридические факты, субъективные права, юридические обязанности, запреты, льготы, меры поощрения, меры наказания, акты реализации прав и обязанностей и т. п. Именно правовые средства, используемые для достижения поставленных целей, во многом придают специфику и уникальность отраслям и институтам права.

Профессор А.В. Малько, осуществивший наиболее полное и современное общетеоретическое исследование категории «правовые средства», дает им следующее определение: «Правовые средства — это правовые явления, выражающиеся в инструментах (установлениях) и деяниях (технологии), с помощью которых удовлетворяются интересы субъектов права, обеспечивается достижение социально полезных целей»[6].

Правовые средства выражают собой все обобщающие юридические способы достижения поставленных целей, отражают информационно-ресурсные качества права, выступают функциональной стороной механизма правового регулирования, приводят к определенным юридическим последствиям и обеспечиваются государством.

Исходя из определения вышеперечисленных признаков правовых средств, учитывая общепринятое понятие «средства» как в юридическом, так и в обывательском смысле, можно сделать вывод о месте мер безопасности в системе правовых средств.

Меры безопасности всегда направлены на достижение самой безопасности, поэтому по отношению к ней будут выступать средством ее достижения или обеспечения. Поскольку обеспечение безопасности есть одна из первостепенных государственных функций, правовая основа мер безопасности не вызывает сомнений. Отсюда мы делаем вывод, что в широком смысле меры безопасности являются правовыми средствами, направленными на достижение безопасности.

Возвращаясь к признакам правовых средств, можно сказать, что меры безопасности отвечают им в полной мере.

Во-первых, меры безопасности закрепляют способы (например, обязанность владельцев  транспортных средств проводить технический осмотр), реализация которых должна привести к достижению правовой цели (участие в дорожном движении только технически исправных транспортных средств). Следовательно, меры безопасности содержат способы удовлетворения интересов определенной группы субъектов права.

Во-вторых, высокая функциональность мер безопасности в рамках правового регулирования связана с тем, что обеспечение безопасности возможно и вне применения государственного принуждения. Определенный эффект достигается уже самим фактом существования мер безопасности и негативных последствий от их несоблюдения.

В-третьих, несоблюдение мер безопасности приводит к негативным последствиям, что, в свою очередь, ведет к возникновению правовой обязанности виновного лица возместить убытки, выполнить какие-либо действия (исполнить обязанность в натуре), понести другой вид наказания. Подобный механизм разрабатывается государством и обеспечивается в принудительном порядке.

Анализ вышеперечисленных признаков позволяет сделать вывод о том, что меры безопасности являются частью системы правовых средств. Меры безопасности относятся к категории средств-установлений (инструментов) и обладают характерными для этой группы признаками: субстациональностью, информационным характером, статичностью и др. Несомненно, меры безопасности обладают самостоятельным значением для обеспечения безопасного правового и общественного режимов, но достичь оптимального результата в решении поставленной проблемы возможно только при условии комплексного использования различных правовых средств (как инструментов, так и технологий).

В целях более точного и детального правового анализа необходимо избегать широкого толкования понятия «меры безопасности». Следует учитывать, что, несмотря на его частое употребление в средствах массовой информации, публицистической и художественной литературе, понятие мер безопасности носит сугубо правовой характер, сформированный на основе анализа действующих нормативных актов.

Меры безопасности можно отнести к сложным (комплексным) правовым средствам, поскольку они включают в себя способы предупредительного воздействия, которые могут выражаться как в правоустанавливающих положениях, так и в нормах юридической ответственности. При этом следует отметить, что фактически возможно существование «простой» абсолютно определенной меры безопасности, направленной на обеспечение безопасности в каком-то определенном случае, но потенциально каждая мера безопасности — это оптимальная система закрепленных законодателем действий для обеспечения защиты правовой нормы или области общественных отношений. По такому же принципу меры безопасности находят свое отражение не только в отдельных институтах права, но и в целых отраслях.

По характеру выполняемой роли правовые средства принято делить на регулятивные и

охранительные. Следует отметить, что меры безопасности в равной степени могут использоваться как в первом, так и во втором случае. Подобная двуаспектность характеризует меры безопасности как многофункциональное и широко применимое явление.

По формальным признакам правовые средства могут быть разделены на материальные и процессуальные. Меры безопасности относятся ко вторым. Процессуальная форма присуща всякой деятельности по применению правовых норм. В этой связи представляется верным замечание В.С. Основина о том, что, «если исходить из философских категорий общего, особенного и единичного, более логичной представляется постановка вопроса о том, что должна существовать процессуальная форма в целом, существование особой процессуальной формы на уровне отдельных отраслей права и даже — отдельных правовых институтов»[7]. Процессуальность не должна рассматриваться только в связи с функционированием судебных органов, ее необходимо распространять и на деятельность других государственных структур. Повышение качества правоприменения непосредственно связано с совершенствованием системы юридических гарантий правильного применения права, одной из которых является процессуальная форма.

Нельзя определить место мер безопасности в структуре правовых средств с позиций значимости их последствий. В теории права принято делить правовые средства на обычные (штраф) и исключительные (смертная казнь), при этом характеристика дается исходя из последствий для человека. Но если оценка касается мер безопасности, то учитывать необходимо прежде всего область их правового применения. Одна и та же мера безопасности обычна в одной ситуации и исключительна — в другой. Правовые меры безопасности могут относиться к предмету, его габаритам, характеристикам и свойствам. Например, лифт. Одна из самых часто встречающихся мер безопасности, закрепленная в инструкции по эксплуатации (техническая норма права), — запрет использовать лифт при перегрузке. По своим последствиям такая мера безопасности может считаться обычной, потому что последствия ее несоблюдения нежелательны, но не критичны; она не подлежит защите на государственном уровне, нарушитель «расплачивается» личным дискомфортом. Но если рассматривать такую меру безопасности по отношению к авиаперелетам, то ситуация меняется в противоположную сторону, потому что несоблюдение этой меры безопасности угрожает жизни и здоровью многих людей, и последствия могут приобрести исключительный характер. Хотя мера безопасности, по сути, остается одной и той же — не допускать перегрузки при использовании технического средства, — несоблюдение ее в различных областях имеет неодинаковые последствия, в том числе и правовые.

Правовые средства принято делить также по информационно-психологической направленности на стимулирующие и ограничительные. Представляется, что меры безопасности, несомненно, носят ограничительный характер. Свобода субъекта права в определенных действиях ограничивается ровно настолько, насколько это необходимо для обеспечения безопасности его самого или остальных субъектов права.

По виду правового регулирования меры безопасности относятся к нормативно-правовым средствам. В теории права выделяют также  индивидуальные правовые средства, выражающиеся в персональных предписаниях, актах. Но меры безопасности, закрепленные в государственной системе права, не могут быть индивидуальными. В идеале меры безопасности должны быть предельно понятны и просты в исполнении, рассчитаны на неопределенный круг лиц. Субъект при соблюдении правил и предписаний не должен сталкиваться с трудностями. Только такая система мер безопасности может быть эффективна. Один из критериев простоты — унифицированность. Правило должно быть единым для многих субъектов и обстоятельств. Соответственно, индивидуальные меры безопасности не вписываются в эту концепцию. По нашему мнению, они сделают систему мер безопасности запутанной и громоздкой.

Достаточно тесно меры безопасности взаимодействуют с таким средством-установлением, как право гражданина на судебную защиту. Право человека на судебную защиту его прав и свобод прямо закрепляется в ст. 46 Конституции РФ. Кроме того, ст. 18 Конституции РФ указывает, что права и свободы человека и гражданина определяют смысл законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием. Следующим уровнем нормативно-правового закрепления данных конституционных прав являются нормы действующего отраслевого законодательства, а именно федеральные конституционные и федеральные законы (Закон РФ от 27.04.1993 № 4866-1 «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан»). Соответствующие нормы представляют собой право на судебную защиту в объективном смысле — комплексный правовой институт[8]. В субъективном смысле право на судебную защиту есть закрепленная в Конституции РФ и отраслевом законодательстве в соответствии с международными правовыми стандартами юридическая возможность каждого на свободный доступ к правосудию и справедливое судебное разбирательство[9]. Данное право состоит из двух аспектов: материального (наличие непосредственно нарушенного или оспариваемого права) и процессуального (сама возможность обращения в суд с иском). Такой процессуальный аспект, как возможность обращения в суд, предполагает, что результатом реализации права на судебную защиту будет справедливое решение, которое восстановит баланс правовой справедливости в обществе, тем самым будет обеспечена безопасность правового поля. Другими словами, процессуальное качество права на судебную защиту является мерой безопасности, закрепленной на конституционном уровне и обеспечиваемой государством. Это также согласуется и с тем, что право на судебную защиту, точно так же как и меры безопасности, носит процессуальный характер.

Право граждан на судебную защиту, как и меры безопасности, являясь установлением, не способно обеспечить достижение целей, стоящих перед правовым регулированием, без использования правовых технологий (средств-деяний), к которым можно отнести судебные средства, правотворческие средства, правоприменительные и правореализационные средства. При этом по-настоящему реализованным право на судебную защиту можно считать только после исполнения судебного решения и восстановления нарушенных прав и свобод человека[10].

Многие авторы сходятся во мнении, что правовые средства имеют синтетический, своего рода компромиссный характер, ибо призваны связывать идеальное (цель) с реальным (результатом)[11]. Даже этимологически термин «средство» происходит от слов «средний», «серединный». Средство является связующим звеном между субъектом и объектом деятельности, между идеальной, мысленной моделью и материальным результатом. Поэтому правовые средства, выступая специфическим посредником, с неизбежностью включают как фрагменты идеального (инструменты, средства-установления — субъективные права, обязанности, льготы, запреты, поощрения, наказания и т. д.), так и части реального (технологию, средства-деяния, направленные на использование инструментов, — прежде всего акты реализации прав и обязанностей).

Меры безопасности полностью соответствуют описанной выше характеристике правовых средств. С одной стороны, они находят свое отражение во всех сферах человеческой жизни, с другой — их необходимо четко разграничить, определить их природу, вычленить главное. Меры безопасности настолько глубоко залегают в пластах человеческой истории, что вынести их на поверхность порой бывает очень сложно. Ученый, избравший для себя такой предмет исследования, как безопасность, а также все, что с ней связано, сталкивается с непреодолимыми порой трудностями, главная из которых — не путать безопасность бытовую и безопасность, интересующую нас в масштабах государства и его правовой системы.

Подводя итог вышесказанному, можно определить, что меры безопасности являются частью правовых средств, обладают их признаками. Более того, меры безопасности относятся к разновидности средств-установлений, имеют сложную структурированную форму, действуют в системе права постоянно, носят процессуальный характер, отличаются нормативным типом правового регулирования, направлены на ограничение свободы субъектов права. Наравне с этим меры безопасности занимают особое место в системе правовых средств, поскольку объединяют в себе различные их виды, образуя прочные связи между ними. Так, с абсолютной уверенностью нельзя определить, относятся меры безопасности к охранительным или регулятивным средствам по выполняемой роли. Точно так же нельзя определить значимость последствий применения мер безопасности. Любая система характеризуется единством многих элементов. В системе правовых средств фактором, обеспечивающим ее единство, можно считать меры безопасности.

 

Библиография

1 Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. — М., 1912. С. 639.

2 См., например: Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно-процессуальном праве. — Л., 1976; Шевченко Я.Н. Средства защиты в гражданском праве // Советское государство и право. 1977. № 7. С. 55—62; Огибалин Ю.А. Средства и способы обеспечения индивидуальной свободы личности в гражданском материальном и процессуальном праве. — Тверь, 1991.

3 См.: Алексеев С.С. Правовые средства: постановка проблемы, понятие, классификация // Советское государство и право. 1987. № 6; Он же. Теория права. 2-е изд. — М., 1995. С. 217—223; Малько А.В. Правовые средства как общетеоретическая проблема // Правоведение. 1999. № 2. С. 4—16.

4 См.: Малько А.В. Поощрение как правовое средство // Правоведение. 1996. № 3. С. 26—36; Он же. Льготы и поощрения как важнейшие правовые средства регионального законодательства // Там же. 1999. № 1. С. 236—237; Разуваев А.А. Экспертиза как средство повышения эффективности процесса правореализации (вопросы теории и практики): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Саратов, 2006.

5 Конституции зарубежных государств / Сост. В.В. Маклаков. — М., 1996. С. 266—267.

6 Малько А.В. Правовые средства как общетеоретическая проблема. С. 6.

7 Основин В.С. Процессуальные отношения в советском государственном праве // Советское государство и право. 1982. № 8. С. 11.

8 См.: Банников Н.Г. Проблемы реализации права граждан на судебную защиту в Российской Федерации (общетеоретический аспект): Дис. … канд. юрид. наук. — Саратов, 2006. С. 8.

9 Там же. С. 45.

10 См.: Сенякин И.Н., Никитин А.А. Проблемы социально-правовой реабилитации маргинальной личности в России: вопросы теории и практики. — Саратов, 2009. С. 303—304.

 

11 См.: Малько А.В. Правовые средства как общетеоретическая проблема. С. 6—7.