УДК 341.9 

Страницы в журнале: 148-152

 

А.Б. Стёпин,

кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права Астраханского государственного университета, судья Астраханского областного суда e-mail: aleksandrstjopin@rambler.ru

 

Автор исследует теоретические вопросы интерпретации методов взаимодействия российских и международных средств защиты частного права, их видовую характеристику, значение и условия реализации.

Ключевые слова: защита частного права, международные средства защиты частного права, методы взаимодействия средств защиты, средства защиты, форма защиты.

 

Мethods of interaction of the Russian and international judicial remedies of private

 

Stepin A. B.

 

The author of article on the basis of detailed studying of a scientific material investigates theoretical questions of interpretation of methods of interaction of the Russian and international protection frames of private law, their specific characteristic, value and realization conditions.

Keywords: private law protection; the international protection frames of private law; methods of interaction of protection frames; protection frames; the protection form.

 

Всеобъемлющие интеграционные процессы, происходящие в современном мире, оказывают непосредственное влияние на механизм взаимоотношений различных государств по вопросам применения средств судебной защиты частного права. В этой связи методы взаимодействия российских и международных средств судебной защиты частного права, целью реализации которых является обеспечение стабильности в правовой сфере, приобретают особое значение.

По оценке Т.Н. Нешатаевой и Н.В. Павловой, осуществляя свою главную задачу, — защиту субъективных прав — суды всех стран все чаще вынуждены обращаться к поиску позитивных норм в рамках международных источников[1]. Это означает, что для защиты частного права недостаточно применение только национального законодательства. С другой стороны, по утверждению М.М. Богуславского, в современных условиях международное право не может быть ограничено только коллизионным правом. С его точки зрения, «международное частное право — это право, регулирующее международные отношения независимо от применяемых методов. Методов может быть множество, и один не должен исключать другой»[2].

Говоря о сущности методов взаимодействия российских и международных средств судебной защиты, важно отметить их отличие от форм международного контроля в сфере защиты частного права. С этих позиций методы обеспечивают:

1) направленность на достижение правомерных целей, перечисленных в международных конвенциях;

2) ясность норм и правовых предписаний;

3) определенность обязанностей и прав субъектов частного права;

4) единое правовое пространство;

5) обеспечение контроля за действиями должностных лиц, и в первую очередь со стороны суда.

Думается, что с учетом соблюдения данных позиций правомерно говорить об эффективности взаимодействия международных и национальных средств судебной защиты частного права.

Методы взаимодействия необходимо рассматривать через призму выбора права (международного и национального). Во многом это зависит от особенностей унификации права. По утверждению М.М. Богуславского, в тех областях правового регулирования, где тенденция унификации проявляется более активно (международная торговля, перевозка, охрана интеллектуальной собственности), различий в выборе права становится меньше, в других же (семейное, наследственное право) различия сохраняются, поскольку в этих областях существенное влияние на регулирование соответствующих отношений оказывают национальные, бытовые, религиозные особенности и традиции. Возникает коллизионная проблема выбора права, подлежащего применению к тому или иному правоотношению. В данной ситуации методы взаимодействия средств судебной защиты позволяют решить проблему их достаточности для защиты частного права.

Важно также заметить, что методы взаимодействия российских и международных средств судебной защиты имеют общие условия реализации:

1) равный объем взаимодействия и взаимного влияния норм международного права и российского законодательства. Полагаем, данное условие наиболее значимо с методологической точки зрения, поскольку одна часть исследователей стоит на позиции рецепции норм международного права, а другая говорит о внутренних возможностях развития самого национального права и, соответственно, его влияния на нормы международного права; 

2) содержание норм частного права, направленных на восстановление нарушенного права, с запретительным регулированием: либо — преимущественно с обязывающим, либо — преимущественно с дозволительным[3];

3) закрепление частного права в рамках национальных и международно-правовых источников. Это условие обеспечивает полноту судебного правоприменения в отношении российского законодательства и международно-правовых источников по всем категориям рассматриваемых споров;

4) эффективное правое регулирование, направленное на создание единого механизма защиты частного права, как национального, так и международного;

5) признание приоритета международного права как во внешней, так и во внутренней политике[4]. При ином положении государство могло бы своим законом отменять для себя обязательную силу норм международного права и, следовательно, последнее перестало бы быть правом.

В зависимости от вышеуказанных условий предлагается градация методов взаимодействия российских и международных средств судебной защиты по следующим основаниям.

1. По сфере действия методы подразделяются на внутренние и внешние. Основу данной классификации составляет отношение к ключевым позициям национального законодательства. Судебные средства защиты отражают возможность внутреннего законодательства защитить и восстановить нарушенное частное право.

К внутренним методам относятся: оценка состояния национального законодательства, толкование, соотношение общих и специальных норм права, конкуренция правовых норм. Эта группа методов демонстрирует также возможность судебной защиты частного права национальным судом с учетом как российской, так и международной судебной практики.

К внешним методам относятся: анализ национального законодательства, правовое сравнение, компенсация, прецедентное толкование. Эта группа методов демонстрирует возможность судебной защиты частного права международным судом с учетом как использованного внутреннего права, так и оценки ситуации с позиции международных средств судебной защиты.

2. По отношению к правовой ситуации методы подразделяются на общие и специальные. Основу данной классификации составляет типичность правовой ситуации. Нетипичность правовой ситуации может характеризоваться, например, наличием иностранного элемента, участием в правоотношении иностранного гражданина.  К общим методам относятся материально-правовой и процессуально-правовой метод, к специальным — коллизионный метод и специальное судебное толкование.

По мнению М.М. Богуславского, материально-правовой метод и коллизионный метод представляют собой два способа регулирования отношений с иностранным элементом. Наиболее совершенным, по его утверждению, является первый метод, при котором применяется материальная норма без обращения к коллизионной норме[5].

Для характеристики правоотношения с иностранным элементом можно обратиться к понятию института международного права.

С нашей точки зрения, если институт права имеет международное значение, то для его объяснения на внутригосударственном или международном уровне необходимо применение

соответствующего метода. Например, закрепленный в законодательстве России институт банкротства на международном уровне дополняется трансграничным признаком. По определению Л.П. Ануфриевой, под трансграничным банкротством (несостоятельностью) понимается самостоятельный правовой институт, обладающий как материально-правовыми, так и процессуальными характеристиками. Для регулирования данного правового института применяются два метода. Первый метод исходит из принципа универсальности (единого производства), при этом следует учитывать, что первоначальное производство об объявлении несостоятельности субъекта начинается в одном месте (в стране места жительства, места основной деятельности или места нахождения всего имущества лица, которое должно быть объявлено несостоятельным). При применении второго метода, исходящего из принципа территориальности, производство в отношении субъекта осуществляется как независимое территориальное производство в одной стране или параллельно в нескольких странах[6].

Метод специального судебного толкования связан с разъяснениями высших судебных инстанций по отдельным вопросам судебной практики, например, по вопросам усыновления, лишения родительских прав, организации досудебной подготовки.

3. По правовым последствиям нарушенного частного права методы подразделяются на реабилитационные и компенсационные. Основу данной классификации составляет содержание требований по восстановлению нарушенного частного права.

К реабилитационным методам относятся: восстановление социального статуса субъекта частного права; восстановление положения в обществе; восстановление доброго имени (чести, достоинства, деловой репутации).

К компенсационным методам относятся: восстановление имущественного положения лица, чье частное право было нарушено; возмещение материального ущерба (выплата судебных расходов, возмещение стоимости имущества).

4. По отношению к правовому договору выделяются методы, связанные с реализаций договорных отношений, и методы, не связанные с реализаций договорных отношений. Основу данной классификации составляет взаимодействие судов различных государств по оказанию другу необходимой правовой помощи.

Методы, связанные с реализаций договорных отношений: взаимная помощь; поручение проведения правовых действий (выдача лица другому государству; проведение розыскных, следственных или процессуальных действий с целью допроса ответчика судом другого государства).

Методы, не связанные с реализаций договорных отношений: рецепция, имплементация, глобализация, интернационализация.

Для общей характеристики российских и международных средств судебной защиты применяется метод глобализации, согласно которому средства, используемые при защите частного права, являются основополагающими в праве. В российской теории права юридическая глобализация иногда характеризуется как «правовая конвергенция» национальных и наднациональных (интернациональных) правовых систем, т. е. как сближение этих правовых систем на основе из взаимного обогащения, учета их преимуществ и достижений в различных сферах права[7].

Метод глобализации следует отличать от метода интернационализации. Отличие между ними заключается в выражении единых процессов в разных социально-экономических и правовых сферах. По определению И.И. Лукашука, в отношении государств и их правовых систем более точен термин «интернационализация», под которым понимается сближение политических и правовых систем государств, углубление их взаимодействия, взаимного влияния[8].

5. По отношению к правовым изменениям выделяются методы, оказывающие влияние

на изменения в законодательстве, и методы оказывающие влияния на изменения в праве. Основу данной классификации составляет совершенствование национального законодательства и его правовых основ. К методам, оказывающим влияние на изменения в праве, относятся взаимное влияние и интеграция.

Методы взаимного влияния и интеграции позволяют обогащать систему права. Российское законодательство с позиции развития внутреннего права преодолевает и дополняет отдельные положения международного права, тем самым обогащая его. Так, И.Л. Петрухин отмечает, что «пункт 1 статьи 7 Конвенции (Конвенция о защите прав человека и основных свобод. — Примеч. ред.) говорит об обратном действии закона, и в этом отношении российский закон идет дальше, чем норма Конвенции, согласно которой не может налагаться наказание более тяжкое, нежели то, которое подлежало применению в момент совершения уголовного преступления. Статья 9 УК РФ по существу повторяет в несколько измененной формулировке эту тему, но добавляя к ней другую, отсутствующую в Конвенции»[9].

Метод интеграции выражается в том, что положения международного права становятся обязательными для российского законодательства. Так, международное право стоит на позиции, что: в национальной системе права частные права могут быть установлены только законом; ограничения этих прав могут быть установлены по основаниям, предусмотренным Конвенцией и внутренним законом.

К методам, оказывающим влияние на изменения в законодательстве, относятся оценка, корреспондирование, согласование, международная судебная практика.

Метод влияния международной судебной практики на национальное законодательство выражается, например, в том, что Суд Европейского союза закрепил принцип обращения к национальным нормам, чтобы гарантировать лицу право на возврат недолжно уплаченного (франц. — droit а remboursement) и на возмещение причиненных убытков (франц. — droit а reparation). Такая судебная практика требует наличия во внутригосударственном законодательстве правовых средств обеспечения защиты прав частных лиц, вытекающих из правопорядка Европейского сообщества. Для достижения данной цели Суд Европейского союза четко определил пределы применения принципа процессуальной автономии[10]. Российское законодательство в своем развитии корреспондирует позиции суда, в связи с чем способы защиты и восстановления нарушенного права созвучны международному праву. Это имеет положительное значения для совершенствования российского законодательства.

Национальное законодательство и международное право дополняют друг друга. Право государства оценивается с позиций международного права и защиты частного права. Это — метод оценки национального законодательства и международного права.

По утверждению М.И. Абдуллаева, главная задача метода согласования норм внутригосударственного права с международно-правовыми актами — это приведение в соответствие с международно-правовой системой национально-правовых норм. Государство, принявшее на себя обязательство соблюдать и выполнять добросовестно международно-правовые акты, должно согласовать свое национальное законодательство с международным правом. Все субъекты внутригосударственного права должны содействовать эффективному использованию государством своих межгосударственных прав и добросовестному выполнению им его межгосударственных обязанностей, все последующие действия этих субъектов должны согласовываться с положениями международного права. Таким образом, законодатель принимает меры к согласованию норм внутригосударственного права с международным правом. Независимо от того, какому из рассмотренных выше методов законодательство страны отдает предпочтение, необходимость согласования национального права с международным при противоречии норм внутригосударственного права с международным правом остается актуальной проблемой[11].

В международной судебной практике встречаются иные разновидности методов взаимодействия международных и национальных средств защиты частного права. Например, английская судебная практика идет по пути отыскания права, свойственного данному договору, применяя метод локализации договора, согласно которому стороны могут свободно избрать право, но только такое, которое связано с данной сделкой. Как отмечает английский ученый Дж. Чешир, суд должен избрать закон так, как это сделали бы «справедливые и разумные люди,.. если бы они подумали об этом при заключении договора»[12].

В последнее время особое место во взаимодействии российских и международных средств судебной защиты заняли методы международной правовой помощи, взаимного признания и исполнения иностранных судебных решений, а также решений международных коммерческих арбитражных судов, международного соглашения.

Обеспечением взаимодействия методов судебной защиты являются такие факторы, как интересы безопасности, повышение благосостояния социальной группы, взаимозависимость. Иностранными авторами отмечается, что взаимозависимость является основой социальной организации и может рассматриваться как важный фактор при объяснении развития права[13].

Итак, благодаря использованию методов взаимодействия российских и международных средств судебной защиты частного права российские граждане получили прямой доступ к европейской системе правосудия в лице Европейского суда по правам человека, т.е. дополнительные способы справедливого разрешения дела; на международном уровне Россия утверждается как государство демократических преобразований; повысилась требовательность к работе правоохранительных и судебных органов в соответствии с национальными и международными стандартами; возникли взаимные обязательства Совета Европы и России в сфере защиты частного права; ускорена российская реформа законодательства, регулирующего отрасли частного права.

 

Библиография

1 См.: Нешатаева Т.Н., Павлова Н.В. Новый ГПК Российской Федерации и международно-правовые стандарты // Практика применения Гражданского процессуального кодекса РФ /под ред. В.М. Жуйкова, С.В. Никитина. М., 2004. С. 170. 

2 См.: Богуславский М.М. Международное частное право. М., 2005. С. 11.

3 См.: Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений. Свердловск, 1972. С. 51.

4 См.: Карташкин В.А. Права человека в международном и внутригосударственном праве. М., 1995. С. 131.

5 См.: Богуславский М.М. Указ. раб. М., 2005. С. 10.

6 См.: Ануфриева Л.П. Соотношение международного публичного и международного частного права: правовые категории. М., 2002. С. 244.

7 См.: Ершов В.В. Прецеденты толкования Европейского суда по правам человека //Российское правосудие. 2007. № 1 (9). С. 22; Нерсесянц В.С. Процессы универсализации права и государства в глобализирующемся мире //Государство и право. 2005. № 5. С. 37. 

8 См.: Лукашук И.И. Взаимодействие международного и внутригосударственного права в условиях глобализации //Журнал российского права. 2009. № 3. С. 9.

9 См.: Комментарий к Конвенции о защите прав человека и основных свобод и практике ее применения /под ред. В.А. Туманова, Л.М. Энтина. М., 2002. С. 125.

10 См.: Иванов М.А. Правовое регулирование возврата недолжно уплаченного налога и возмещения причиненных убытков в ЕС (на примере Франции) //Налоги (газета). 2006. № 1. С. 3.

11 См.: Абдулаев М.И. Теория государства и права: Учеб. для вузов. М., 2004. С. 81.

12 См.: Богуславский М.М. Указ. раб. М., 2005. С. 118.

 

13 См. например: Brus M. Third Party Dispute Settlement in Interdependent World. Dordrecht, 1995. P. 45.