УДК 340.113.1 

Страницы в журнале: 3-7

 

Е.О. ЧИНАРЯН,

кандидат юридических наук, доцент кафедры семейного и ювенального права  Российского государственного социального университета

 

Наука о юридической технике основывается на фундаменте общей методологии, базирующейся в своей совокупности на философских отраслях: онтологии, гносеологии, аксиологии и логике. В то же время она имеет специфику, в качестве которой выступают такие методы создания права, как новеллизация, традиция, кодификация и рецепция.

Ключевые слова: философия права, методология правотворчества, методы законодательной техники.

 

Legislative techniques

 

Chinarjan E.

 

The science of legal techniques relies on the foundation of common methodology, based on a set of philosophical branches: ontology, gnosiology, axiology and logic. At the same time, it is distinguished by the use of such methods of lawmaking as novelization, tradition, codification and reception.

Keywords: legal philosophy, lawmaking methodology, legislative techniques.

 

Бесспорно, что без общих научных понятий правотворчества, в которых резюмируются результаты абстрагирующей работы мышления, ни одна отрасль юридической науки не может плодотворно разрабатывать вопросы своей специальной сферы знаний. Однако, хотя роль общих философских понятий огромна, они, конечно, не могут заменить исследования правовой действительности прочими методами, имеющими по сравнению с ними более специальный характер и конкретизирующими диалектический метод в процессе применения.

Методы познания могут быть классифицированы на несколько видов. Наиболее важным представляется выделение эмпирических и неэмпирических методов. Важнейшим неэмпирическим методом является, несомненно, философский метод. В концепциях философии права, разработанных с позиций юриспруденции, при всех их различиях доминируют, как правило, правовые направления исследования. Философский профиль права обусловлен потребностью в его философском осмыслении. Подобно общей философии, философия права имеет свои собственные отрасли: онтологию, гносеологию, аксиологию и логику.

Правовая онтология определяет природу (сущность, бытие) права. С онтологических позиций заслуживает внимания чрезвычайно широкий объем понятия «правовая норма». Речь идет о качественном изменении роли и содержания нормы «в общем русле преобразования отношений между правом и властью, юридизации смысла и существа официального нормотворчества в рамках социально-исторического процесса перехода от абсолютизма, авторитаризма и тоталитаризма к правлению права и правовой государственности»[1].

Ведущей идеей правовой гносеологии является познавательное отношение к действующему праву, попытка теоретического (философско-правового, научного) осмысления его природы, роли и назначения. Гносеологический подход позволяет выявить соотношение и различие объективного по своей природе формирования права и субъективного, властно-волевого процесса создания закона; трактовку проблемы общеобязательности закона, его обеспеченности государственной защитой.

Правовая аксиология определяет, какие ценности являются правовыми, т. е. какие ценности должно претворять в жизнь право, какова их природа, соотношение. В юридической аксиологии речь идет об оценке правового смысла и значения закона и государства, об их правовом качестве и соответствии целям и требованиям права. Закон и государство ценны лишь как правовые явления и значимы настолько, насколько они причастны праву, выражают и осуществляют цель права и являются правовыми.

Значение аксиологического метода велико для правотворчества и для юридической техники, так как в ходе правотворчества необходимо определить ценности (цели), которые призвано осуществить право. Кроме того, аксиологический метод имеет значение для определения эффективности права и его изменения, что, в свою очередь, является одним из видов создания права.

Логический метод имеет несколько проявлений. Во-первых, это диалектическая логика, раскрывающая закономерности процесса познания: стадии познания единичного факта, явления; обобщения; познания внутренней закономерности, на которой высказываются суждения, в какой степени исследуемое соответствует своей всеобщей форме[2]. Во-вторых, формальная логика, изучающая формы мысли — понятия, суждения, умозаключения — со стороны их логической структуры. Благодаря формальной логике можно определить структуру понятий, отношения между ними, на основе которых дается толкование тех или иных терминов и удается разработать определенный понятийно-категориальный аппарат[3].

Кроме философских методов, исследующих право само по себе и отвечающих на вопросы: что есть право (онтология), как познается право (гносеология) и в чем ценность права (аксиология), — догматический, нормативный и социологический методы исследуют право как реальное явление, существующее в данное время, а также способы, правила, приемы его создания, толкования, классификации, систематизации, комментирования и т. д. Речь идет об идейно-нормативном содержании права и о его нормативной структуре, которые подчиняются своим специфическим закономерностям и имеют особый логический статус.

Догматический метод применяется для познания конкретного содержания права, его смыслового значения. Каждая норма права одновременно есть суть и явление; она выражает одно значение или систематизированную совокупность значений, связанных таким образом, что образуют целое. Для толкования недостаточно установить суть отдельных знаков или каких-либо совокупностей, поскольку смысловое явление представляет собой одновременно и некое смысловое целое, в котором каждое значение находится в определенной связи с другими значениями, влияющими друг на друга. Для образования комплексного единства нормы права необходимо, чтобы несколько значений были определенным образом связаны между собой. В противном случае возникает лишь нагромождение смыслов. Догматический метод применяется для познания определенного аспекта, элемента права как нормативного явления, для познания содержания, изучения понятий и установления мысли (идеи), содержащейся в норме (гермевтика). Предмет, для исследования которого применяется догматический метод, — это знаки, выражающие идейно-понятийное содержание правовой нормы, толкование в рамках самой нормы тех элементов, которые ее образуют.

Нормативный метод заключается в выявлении и выделении отдельных черт и элементов в норме права путем сравнения, анализа и иных логических операций. Он устанавливает, что каждая норма состоит из гипотезы, диспозиции, санкции и что только связь этих ее составных частей обеспечивает реализацию положения и выполнение социальной функции. С помощью нормативного метода логическим путем происходит выделение общих правовых представлений из конкретных, создается широкое понятие, включающее это общее и конкретное в той части, которая является для них общей частью. Нормативный метод служит и для того, чтобы расположить понятия в соответствии со степенью их обобщения, а также для систематической классификации правовых норм в соответствии с их содержанием.

Особое значение при создании права приобретает соотношение теоретической и практической деятельности. Это обусловлено прежде всего тем, что право отражает объективную реальность. Социологический метод познания используется в разных сферах права: в области изучения социальной стороны права методом наблюдения социальных явлений и процессов и в рамках догматико-нормативного метода, когда он используется в области юридической техники при создании и применении права. При помощи социологического метода исследуются отношения между обществом и правом, воздействие, оказываемое обществом на право, его содержание и функционирование, а также влияние права на общество, в ходе которого право ориентирует на определенную форму поведения членов общества. Социологический метод позволяет установить, какие интересы находятся в состоянии конфликта, какие интересы необходимо защищать, помогает вскрыть причинные связи между поведением людей и достижением целей права, зависимость этих связей от языково-логических структур нормы права. Само право есть выражение социальной реальности. В процессе создания права законодатель преобразовывает обычную реальность в правовые явления, пригодные для осуществления функции права. Этот процесс, требующий профессиональных средств, способов, методов и приемов, на протяжении длительной истории права постепенно совершенствовался, однако реальность всегда богаче своего отражения в праве, а потому требует неустанного пристального внимания. Защищаемые нормой социальные интересы невозможно выявить чисто логическим путем, поскольку они представляют собой общественные явления. С логической точки зрения безразлично, какой интерес защищает данная норма. Поэтому на смену логическому приходит социологический метод исследования нормы права.

Однако наряду с этим необходимо использование и логического метода. Право, как отмечалось, состоит из элементов (норм, понятий), между которыми существуют логические связи. Они позволяют понять значение нормы и права в целом. Законодателю следует постоянно помнить, что его творение должно быть правильно понятым и истолкованным в процессе реализации.

Каждый общий или специальный метод — это не механическое соединение правил, принципов познания, а целостное образование — методология права. Методология объединяет все виды методов, используемых в теоретико-познавательных или познавательных целях. Однако очевидно, что методы познания отличаются от практических методов преобразования. Данное обстоятельство лежит в основе разделения методологии познания права и методологии практического создания права, которое называется юридической техникой, а его методы, соответственно, юридико-техническими методами (или методами юридической техники). Дело в том, что в процессе познания мира человечество накопило различные знания, в зависимости от которых определяются методы познания. Философские знания определяют философские методы, специальные знания — специальные методы. Первые имеют основополагающее значение и широкое применение, вторые — более узкое, вспомогательное значение. Соотношение между ними — соотношение между общим и частным. Общие методы дают ключ к пониманию мира в целом, частные методы (методики) — к пониманию отдельных сторон и раскрытию специфических закономерностей.

Общие категории правотворчества, составляющие его методологию, не исчерпывают всей сложности правотворчества. С ними взаимодействуют более узкие специальные категории — методические, которые раскрывают то, как принципиально общественная жизнь и общественные отношения воссоздаются в правовой норме, как соотносится правовая норма с действительностью и миропониманием законодателя. Методы правотворчества неотделимы от общей методологии, и это вполне понятно, так как законодательный метод есть практическая реализация целей и задач методологии. Соотношение между методологией и методикой правотворчества — не что иное, как соотношение между содержанием и формой, в силу того что законодательная действительность — это одновременный процесс поисков правового содержания и адекватной ему правовой формы. На этой диалектике содержания и формы и основываются известные истории правотворчества четыре метода создания права: новеллизация, традиция, рецепция и кодификация.

Новеллизация (от римской законодательной novellae) как метод связана с созданием фрагментарных законов, новых как по содержанию, так и по форме. В основе этого метода лежит сочинение новых законов в силу их отсутствия или невозможности использования имеющегося законодательства. Создание законов происходит на базе глубокого предварительного изучения общественных отношений как предмета правового отражения, обобщения практики применения права, морали и обычаев. Сформированное на основе новеллизации право должно быть наиболее совершенным и приспособленным для решения задач, которые выдвигают перед правом потребности общественного развития. В этом его ценность. Однако отсутствие предварительного опыта и практики применения нового закона делает проблематичным его эффективность.

Традиция связана с преемственностью в развитии права. При традиции происходит сохранение старых правовых форм при полном изменении содержания в соответствии с потребностями изменившихся исторических условий. В приспособлении старого права к новым реалиям огромную роль играет интерпретация и судебный прецедент. Именно они извращают первоначальное содержание старых законов, толкуют их на свой лад, и все это приводит к тому, что от старого закона остается законодательная фикция, призванная легализовать и узаконить плоды интерпретации. В силу взаимозависимости и органичного единства содержания и формы новое содержание требует и новой формы.

Сущность метода рецепции сводится к заимствованию законодательства другого государства (законодательная компиляция). Применение рецепции возможно в силу общности исторического развития государств, при котором целесообразно в целях экономии сил и средств механически перенести действие юридических законов одного государства на территории других государств. Метод рецепции, несмотря на сравнительную легкость и простоту осуществления, является малоплодотворным, так как не позволяет отразить в праве социально-экономические, национальные и другие особенности той или иной страны.

Кодификация как законодательный метод состоит в систематизированной переоценке и переработке имеющегося законодательного материала с целью создания нового права. На основе кодификации создается новый источник права, заменяющий все прежнее законодательство, подвергнутое кодификации. Кодификационное правотворчество состоит в пересмотре всего предшествующего законодательства, в пересмотре источников действующего права в целом или в отдельной отрасли, в согласовании их друг с другом. Нередко в результате кодификации происходит изменение всей правовой системы, приспособление старого законодательства к новым историческим условиям.

Процесс создания права — очень сложный процесс, поэтому отдельные методы на практике перекрещиваются и дополняют друг друга в диалектическом сочетании двух, трех, а иногда всех четырех методов и их разновидностей, причем один иногда выступает в роли технического приема для осуществления другого.

Выбор конкретного законодательного метода имеет методологическое значение для решения всех технических вопросов правотворчества. Так, кодификация как законодательный метод по отношению к методологии правотворчества в целом играет роль методики, но сама кодификация выступает как методология по отношению к техническим, технологическим приемам, входящим в кодификационный законодательный метод.

Методы юридической техники не содержатся непосредственно в теоретико-познавательных методах; они должны творчески извлекаться из научных законов. Такой творческий процесс нередко означает открытие чего-то нового, которое не может быть претворено в жизнь, поскольку техника реализации еще не разработана. «Творческая значимость техники определяется тем, что она представляет собой разработку науки вплоть до деталей, важных для практической деятельности людей»[4]. Каждая конкретная наука имеет свой метод, специфика которого определяется предметом исследования этой науки. Метод техники законодательства является частно-научным, поэтому его специфические черты обусловливаются характером предмета, и в первую очередь целями и задачами, стоящими перед юридической техникой[5]. Предметом исследования законодательной техники выступает форма законодательства, его изложение. Поэтому источником изучения формы законодательства и разработки правил законодательной техники является исследование недостатков законодательства, выявленных при его применении. По мнению А. Винавера, выявленные недостатки должны пройти еще два этапа обработки, прежде чем стать материалом для разработки средств законодательной техники: «II. Полученные в результате предыдущей операции, образцы ошибок мы классифицируем по определенным типам и видам. В результате такой классификации из пестрой картины отдельных промахов, ошибок и неясностей получится довольно полная схема тонких и опасных мест. III. Типичные ошибки приводятся в стройную схему, которая может быть использована для выработки правил техники законодательствования»[6].

Таким образом, частно-научный метод представляет собой совокупность способов исследования формы уголовного законодательства, определяемый задачами техники уголовного права. К числу способов исследования, составляющих метод, относятся:

1) накопление, систематизация и обобщение недостатков уголовного законодательства, выявленных при его применении;

2) анализ исторических памятников российского и зарубежного уголовного законодательства и законодательной практики;

3) изучение достижений законодательной техники зарубежных правовых систем современности;

4) изучение достижений правовой науки в области законодательной техники и выявление тенденций развития форм уголовного права.

Сочетание перечисленных способов исследования образует частно-научные методики или собственный метод техники уголовного законодательства, обеспечивающий разработки новых технических средств.

В настоящее время заметно усилилось внимание юристов к логико-семантическому, логико-структурному анализу нормативных предписаний, законодательных и правоприменительных актов. Конечный результат такого изучения сводится к разработке приемов, способов формализации нормативного материала и использованию современной компьютерной техники для решения правовых задач в правоприменительной деятельности. Рассматривая конкретно-социологические методы как средство преодоления односторонности логико-нормативного и логико-догматического методов, ученые провели ряд плодотворных исследований, в ходе которых была раскрыта гносеологическая природа данных методов, выявлена специфика их применения в праве, определен предмет конкретно-социологических исследований[7]. Становится более значимой роль математических, кибернетических методов и средств автоматизации для поиска правовой информации, обработки материалов социально-правовой статистики, моделирования рассматриваемых явлений и процессов[8]. Начиная с 60-х годов ХХ века в центре внимания ученых-юристов находятся проблемы применения системно-структурного подхода для познания правовых явлений[9]. Исходя из специфики системных связей, присущих содержанию и форме правовых явлений, выделены два типа систем: суммативные (простой конгломерат элементов) и органические (взаимодействие частей, приводящих к образованию качественно нового явления), которые, в свою очередь, дифференцированы на синтаксические и иерар-хические[10].

Система методов научного и практического (конкретно-социологического) познания правовых явлений и процессов не ограничивается названными методами. Плодотворное решение вопросов о гносеологических возможностях методов правовой науки должно соответствовать современному уровню научно-технического прогресса. Здесь необходимы специальные исследования для: 1) установления соответствия метода правовой науки ее предмету и уровню теоретических знаний; 2) определения круга общих и частных методов познания предмета правовой науки; 3) конкретизации общих и специальных методов применительно к специфике исследования; 4) формирования связи и пределов использования общих и частных методов при изучении конкретных правовых явлений и процессов. Как представляется, только такой подход позволит разработать систему методов научного познания. Процесс разработки этой системы практически также бесконечен, как и процесс развития теоретических знаний о правовых явлениях.

 

Библиография

1 Нерсесянц В.С. Философия права: Учеб. для вузов. — М., 1997. С. 52.

2 См.: Сырых В.М. Метод правовой науки: основные элементы, структура. — М., 1980. C. 17—18, 519—520.

3 См.: Войшвялло Е.К., Дегтерев Н.Г. Логика. — М., 2001. С. 223.

4 Лукич Радомир Д. Методология права. — М., 1981. С. 206.

5 См.: Ушаков А.А. О методике юридической техники (к вопросу о принципах и приемах изучения) // Учен. зап. Пермского гос. ун-та. № 104. — Пермь, 1968. С. 102, 107—108.

6 См.: Винавер А. Законодательная техника // Право и жизнь. 1926. № 2—3. С. 6—7.

7 См.: Карпец И.И. Наказание: социальные, правовые и криминологические проблемы. — М., 1973; Кудрявцев В.Н. Причины правонарушений. — М., 1976; Он же. Право и поведение. — М., 1978; Яковлев А.М. Преступность и социальная психология. — М., 1971; Он же. Предмет социально-правового исследования // Советское государство и право. 1970. № 8; Явич Л.С. Социология и право // Правоведение. 1970. № 4.

8 См.: Правовая информация / Под ред. А.Ф. Шебанова. — М., 1974; Пашкявичус В.А. Применение математических и кибернетических средств в правовых исследованиях. — Вильнюс, 1974; Гаврилов О.А. Применение в юридической науке математических методов // Советское государство и право. 1980. № 2.

9 См.: Чхиквадзе В.М., Ямпольская Ц.А. О системе советского права // Советское государство и право. 1967. № 9; Алексеев С.С. Структура советского права. — М., 1975; Кудрявцев В.Н. Причинность в криминологии. — М., 1968; Керимов Д.А. Философские проблемы права. — М., 1972; Назаров Б.Л. Социалистическое право в системе социальных связей. — М., 1976.

10 См.: Сырых В.М. Общие принципы внутренней организации правовых явлений как систем органического и суммативного типа // Учен. тр. ВНИИСЗ. 1973. Вып. 1. С. 35—46.