Ю.В. НИКОЛАЕВА,

кандидат юридических наук,  зав.кафедрой уголовно-правовых дисциплин Московского института экономики, менеджмента и права

 

Жертвами насилия в России ежегодно становятся десятки тысяч детей. Необходимо проведение мониторинга законодательства в сфере защиты прав и законных интересов несовершеннолетних, определение приоритетных направлений в этой сфере. Требует скорейшего решения вопрос создания межведомственного банка данных о безнадзорных и беспризорных несовершеннолетних, помещенных в детские учреждения всех видов и находящихся в розыске.

Ключевые слова: дети, насилие, охрана интересов детей, несовершеннолетние, ювенальная юстиция, профилактика преступлений, безнадзорность, беспризорность.

 

The mechanism criminally-legal protection interests  of minors demands the system approach

Nikolaevа Yu. V.

Victims of violence in Russia annually become ten thousand children. Carrying out of monitoring of the legislation in sphere of protection of the rights and legitimate interests of minors, definition of priority directions in this sphere is necessary. The question of creation of an interdepartmental databank on the neglected and homeless minors who are placed in child care centres of all kinds and wanted demands the prompt decision.

Keywords: children, violence, protection of interests of children, minors, ювенальная justice, preventive maintenance of crimes, neglect, homelessness.

 

Совещание по вопросам борьбы с преступлениями против детей, состоявшееся 16 марта 2009 г., Д.А. Медведев  начал с характеристики ужасающего положения в деле охраны интересов детей, в том числе жертв насилия. Он отметил, что жертвами насилия в России стали 126 тысяч детей. В результате такого рода преступлений 1914 детей погибли, 12,5 тысячи детей числятся в розыске. По тем оценкам, которые дает Министерство внутренних дел, в социально опасных условиях живут 760 тысяч детей. Прокурорские проверки фиксируют неуклонный рост нарушений законодательства о правах и законных интересах несовершеннолетних.

Ситуация очень тяжелая. В этой ситуации бьют тревогу и государственные органы, и общественные организации нашей страны[1].

Бедственное положение несовершеннолетних в России еще больше усугубляется и ввиду того, что отечественное законодательство до настоящего времени в должной мере не гарантировало им надежную социально-правовую защиту, охватывающую экономические, организационные, психологические, педагогические, юридические и другие аспекты. Защита прав несовершеннолетних может осуществляться различными способами и средствами. Право является одним из таких средств. Однако, в общеправовой литературе элементы собственно правовой защиты, как правило, не выделяются.

Большинство исследователей механизма правового регулирования сходятся на том, что к его элементам, помимо правотворчества, движения и реализации правовых норм, следует относить еще индивидуальные акты, а также правосознание и правовую культуру[2]. Последнее до настоящего времени остается дискуссионным вопросом.

Однако, как представляется, оба феномена тесно связаны между собой, и взаимодействуют с другими элементами механизма правовой защиты — нормами права, нормативными правовыми актами, правовыми отношениями. Так, уровень правосознания является не только условием успешной защиты прав несовершеннолетних, но и служит обратной связью с нормой права, поскольку правовые представления об ее эффективности (неэффективности) являются базой для совершенствования законодательства. Поэтому следует согласиться  с высказанным Р.В. Морозовым  мнением о том, что право неразрывно связано с культурой общества. Правовая культура является составной частью общей культуры, отражающей правовую действительность. В ней находит выражение система правовых ценностей — приоритета прав человека, необходимости соблюдения законных прав и интересов ребенка и другие общечеловеческие ценности. Эти ценности обращены к сознанию и психике людей[3].

В этой связи под механизмом правовой защиты прав и законных интересов несовершеннолетних следует понимать совокупность составляющих его элементов: правовых норм, нормативных правовых актов, правовых отношений, индивидуальных актов, правосознания и правовой культуры. Результатом функционирования рассмотренного механизма является правовой режим защищенности прав и законных интересов детей в Российской Федерации. Именно поэтому, при решении вопросов, связанных с совершенствованием социально-правовой защиты прав несовершеннолетних, в первую очередь следует обратить внимание на развитие законодательной базы в данной области.

Как известно, проблема совершенствования социально-правовой защиты прав несовершеннолетних в Российской Федерации рассматривалась на самых различных уровнях. Так, 1 июня 2006 г. прошло заседание Правительственной комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, где было отмечено, что принимаемые меры неадекватны сложившейся ситуации[4]. 

Необходимо проведение мониторинга законодательства в сфере защиты прав и законных интересов несовершеннолетних, определение приоритетных направлений в этой сфере. Требует скорейшего решения вопрос создания межведомственного банка данных о безнадзорных и беспризорных несовершеннолетних, помещенных в детские учреждения всех видов и находящихся в розыске. Необходимы неотложные меры по расширению сети учреждений дополнительного образования и досуговых центров для несовершеннолетних.

Перечисленные правительственные декларации до сих пор не получили реального развития (ни в форме законодательных инициатив, ни в правоприменительной форме). В связи с этим проблемы социально-правовой защиты несовершеннолетних не теряют своей актуальности и в настоящее время. И особенно это заметно в области уголовного права, где несовершеннолетние, будучи особым субъектом (в силу своего возраста, физиологических, социально-психологических и иных признаков[5]), должны быть обеспечены максимальным количеством гарантий их прав и законных интересов.

Анализируя состояние социально-правовых механизмов защиты прав несовершеннолетних в уголовном праве, представляется, что основными задачами поступательного развития данной области права следует считать:

—замену «карательной» модели стратегии противодействия преступности несовершеннолетних на «восстановительную» модель;

—создание в Российской Федерации единой системы противодействия преступности несовершеннолетних, включающей в себя две подсистемы: профилактику и ювенальную юстицию;

—внедрение в Российской Федерации системы ювенальной юстиции;

—создание в Российской Федерации ювенального суда и определение места данного органа в уже существующей судебной системе.

Основная причина распространенности карательной модели стратегии противодействия преступности несовершеннолетних состоит в том, что в настоящее время российские правоприменители обладают ограниченными возможностями применения мер воздействия, не связанных с лишением свободы (это ограничение зависит как от несовершенства закона, так и от недостаточного развития инфраструктуры реабилитационного пространства).

В криминологии давно обоснована необходимость разработки и принятия концепции государственной политики противодействия преступности несовершеннолетних, отсутствие которой приводит к:

—отсутствию четкого механизма взаимодействия всех субъектов системы профилактики безнадзорности правонарушений несовершеннолетних;

—непоследовательности и противоречивости принятия решений во многих областях экономической, социальной и правовой действительности;

—затягиванию процесса создания системы ювенальной юстиции;

— недопустимо медленному распространению в стране института Уполномоченного по правам ребенка, чему способствует отсутствие федерального закона[6].

Решение означенных задач совершенствования социально-правовой защиты прав несовершеннолетних невозможно без преодоления ряда проблем, существующих в настоящее время. В их числе проблемы: имплементации международных норм в российское законодательство в области совершенствования социально-правовой защиты прав несовершеннолетних; профилактики преступлений среди несовершеннолетних; институционального контроля в области социально-правовой защиты прав несовершеннолетних. Наиболее серьезные проблемы совершенствования социально-правовой защиты прав несовершеннолетних относятся к области имплементации международных норм в российское законодательство в области совершенствования социально-правовой защиты прав несовершеннолетних. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ» поставило перед судами задачу обеспечить правильное и единообразное применение судами России норм международного права при осуществлении правосудия . Вместе  с тем, реализация указанного предписания далека от идеала, как в целом, так и применительно к той области правосудия, в которой участвуют несовершеннолетние.

Например, ст. 18 Минимальных стандартных правил ООН, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила) 1985 г., содержит такой вид воздействия на несовершеннолетних, как «пробация», отсутствующий в отечественном законодательстве. Чаще всего термин «пробация» употребляется в связи с деятельностью по исполнению наказаний, альтернативных лишению свободы, которые осужденные отбывают в обществе. Пробация рассматривается как уголовный надзор (уголовная опека). Интерес к службе пробации возникает в первую очередь в связи с ее функцией исполнения наказаний, не связанных с изоляцией от обществ, например, такого их вида, как общественно полезные работы (в российском законодательстве соответствует обязательным работам, предусмотренным п. «г» ч. 1 ст. 44, ст. 49 УК РФ), а также условного наказания[7]. Внедрению пробации в уголовно-правовую систему РФ уделяется весьма пристальное внимание, в том числе и упомянутой уже Правительственной комиссией по делам несовершеннолетних и защите их прав[8].  Однако в настоящее время в России службы, аналогичной зарубежным службам пробации для несовершеннолетних, не существует.

Другие системные проблемы совершенствования социально-правовой защиты прав несовершеннолетних связаны с профилактикой преступлений среди несовершеннолетних. Исторический обзор свидетельствует, что на всех этапах деятельности Российского государства в области борьбы с преступностью одним из главных направлений всегда являлось предупреждение преступлений. Профилактика преступлений обязательно входила в число приоритетных задач государства и выдвигалась на передний план и представляет собой вид социальной деятельности, заключающейся в осуществлении мер, направленных на выявление, устранение и нейтрализацию причин и условий преступности. Как известно, несовершеннолетние представляют собой такую группу населения страны, которая в меньшей степени способна к защите своих прав, законных интересов, в том числе, и от преступных посягательств. В этой связи задача государства в лице законодателя состоит в том, чтобы максимально эффективно обеспечить их защиту от преступного воздействия не только сверстников, но в особенности со стороны совершеннолетних лиц.

Один из элементов такой профилактики включает совершенствование уголовного законодательства, анализ которого позволяет заключить — примерно 50% преступлений, где законодатель специально выделяет в качестве потерпевшего несовершеннолетнего, отнесены к категории преступлений небольшой или средней тяжести. Этот факт влечет за собой определенные правовые последствия в виде возможности освобождения виновных от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст.75 УК) или примирением с потерпевшим (ст.76 УК), а также условным осуждением (ст.73 УК). К числу таких преступлений законодатель, например, отнес: оставление в опасности (ст.125 УК); понуждение к действиям сексуального характера (ст.133 УК); половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста (ст.134 УК); развратные действия (ст.135 УК); вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления или антиобщественных действий (ст.150 и 151 УК) неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего (ст.156 УК) и др.

Повышенная общественная опасность таких преступлений для нормального физического, нравственного развития несовершеннолетних, для становления в качестве полноценных членов общества бесспорна, также как и те последствия, которые преступления за собой влекут. Логичны и очевидны меры со стороны законодателя, необходимые для действенной защиты прав и законных интересов несовершеннолетних от преступного воздействия со стороны совершеннолетних.

Говоря о проблемах институционального контроля в области социально-правовой защиты прав несовершеннолетних, следует отметить наличие рассредоточенности функций и полномочий контроля в области социально-правовой защиты прав несовершеннолетних по различным министерствам, агентствам, службам и структурам государственного и муниципального управления (Министерство здравоохранения и социального развития РФ и соответствующие региональные структуры; Министерство образования и науки РФ и соответствующие региональные структуры;  Министерство внутренних дел РФ — отделы (подразделения) по делам несовершеннолетних; уголовно-исполнительные инспекции по работе с несовершеннолетними при Федеральной службе исполнения наказаний, существующей в системе Министерства юстиции РФ; службы опеки и попечительства, относящиеся в настоящее время к органам местного самоуправления; комиссии по делам несовершеннолетних, являющиеся межведомственными органами по координации деятельности в отношении детей, — на основании Федерального закона № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних";  и другие). Поэтому только специализированная Федеральная служба по защите прав ребенка, создаваемая на федеральном и региональном уровнях, может обеспечить соответствующую координацию профильной деятельности вышеназванных структур и реализацию государственной политики в области развития человеческого потенциала и защиты прав детей, а также контроля и надзора за ее осуществлением.

Подводя итоги сказанному, отметим следующие принципиальные моменты:

1. Под социально-правовой защитой прав несовершеннолетних следует понимать многогранную деятельность, охватывающую экономические, организационные, психологические, педагогические, юридические и другие аспекты. В функциональном плане эту деятельность следует рассматривать при анализе механизма правовой защиты прав и законных интересов детей, что позволит раскрыть его содержание как действующего правового организма.

2. Под правовой защитой понимается защищенность прав и законных интересов юридическими средствами. К основным средствам данной защиты следует относить такие элементы правового регулирования, как нормы права, правовые отношения, индивидуальные акты, правосознание и правовую культуру.

3. Задачами совершенствования социально-правовой защиты прав несовершеннолетних надо назвать следующие:

—замена «карательной» модели стратегии противодействия преступности несовершеннолетних» на «восстановительную» модель;

—создание в Российской Федерации единой системы противодействия преступности несовершеннолетних, включающей в себя две подсистемы: профилактику и ювенальную юстицию;

—внедрение в Российской Федерации системы ювенальной юстиции;

—создание в Российской Федерации ювенального суда и определение места данного органа в уже существующей судебной системе РФ.

Решение данных задач осложнено рядом проблем, преодоление которых должно стать одной из основных задач совершенствования социально-правовой защиты прав несовершеннолетних.

4. К наиболее существенным проблемам совершенствования социально-правовой защиты прав несовершеннолетних следует отнести:

—проблемы имплементации международных норм в российское законодательство в области совершенствования социально-правовой защиты прав несовершеннолетних;

—проблемы профилактики преступлений среди несовершеннолетних;

—проблемы институционального контроля в области социально-правовой защиты прав несовершеннолетних.

5. При сравнительном анализе норм российского уголовного законодательства (в частности, положений гл. 14 Уголовного кодекса РФ, регулирующей особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних) с международно-правовыми актами (в частности, Конвенцией ООН о правах ребенка 1989 г., минимальными стандартными правилами ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила) 1985 г.; руководящими принципами ООН для предупреждения преступности среди несовершеннолетних (Эр-Риядские руководящие принципы) 1990 г.) выявляется, что некоторые положения данных актов более полно защищают права несовершеннолетних, чем отечественное законодательство.

6. В целях формирования и обеспечения реализации государственной политики в области защиты прав детей в Российской Федерации, а равно: организации и обеспечения профильного контроля и надзора, необходимо создать Федеральную службу  по защите прав ребенка.

Литература

 

1.            Алексеев С.С. Механизмы правового регулирования в социалистическом государстве. — М.: Юридическая литература, 1966.

С. 106-182.

2.            Алексеев С.С. Правоотношения в механизме административно-правового регулирования в сфере охраны общественного порядка // Общетеоретические проблемы администра-

тивно-правового обеспечения общественного порядка: Сб. науч. трудов. — Киев, Издательство НИиРИО КВШ МВД СССР, 1982. С. 39-48.

3.            Забрянский Г. И. Несовершеннолетние: преступность и противодействие (тезисы) // Вопросы ювенальной юстиции. 2006. № 4.

4.            Морозова Р.В. Правовые и организационные основы защиты прав несовершеннолетних в деятельности милиции общественной безопасности: Дис. ... канд. юрид. наук. — М., 2001. С. 57.

 

Библиография

1  http://events.kremlin.ru/transcripts/3456

2 См.: например: Алексеев С. С. Механизмы правового регулирования в социалистическом государстве. — М.: Юридическая литература, 1966., С. 106-182; Правоотношения в механизме административно-правового регулирования в сфере охраны общественного порядка // Общетеоретические проблемы административно-правового обеспечения общественного порядка. Сб. науч. тр.. — Киев: НИиРИО КВШ МВД СССР, 1982. С. 39-48.

3 См.: Морозова Р.В. Правовые и организационные основы защиты прав несовершеннолетних в деятельности милиции общественной безопасности: Дис. ... канд. юрид. наук. — М., 2001. С. 57.

4 См.: Протокол заседания Правительственной комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав. (Редакционный материал) // Вопросы ювенальной юстиции. 2006. № 4.

5 Цит. по: Забрянский Г.И. Несовершеннолетние: преступность и противодействие (тезисы) // Вопросы ювенальной юстиции. 2006. № 4.

6 См.:  Забрянский Г. И. Несовершеннолетние: преступность и противодействие (тезисы). // Вопросы ювенальной юстиции. 2006. № 4.

7 В течение многих лет в российском уголовном законодательстве употребляется словосочетание «условное осуждение». В зарубежных странах это правовое явление именуют по-разному: пробация (ст. 66.00 Уголовного кодекса штата Нью-Йорк, США), условная отсрочка наказания (§ 56 Уголовного кодекса ФРГ), условное прекращение уголовного преследования (ст. 66 Уголовного кодекса Польши), условное неприменение наказания (ст. 69 Уголовного кодекса Таджикистана) и т.п. Вместе с тем термин «условное осуждение» неточен. В ст. 73 Уголовного кодекса РФ определено: «Если, назначив исправительные работы, ограничение по военной службе, ограничение свободы, содержание в дисциплинарной воинской части или лишение свободы на срок до восьми лет, суд придет к выводу о возможности исправления осужденного без отбывания наказания, он постановляет считать назначенное наказание условным». Следовательно, суд осуществляет «безусловное» осуждение, назначает наказание, которое при наличии определенных условий реально не исполняется, т. е. является условным не осуждение, а наказание.

8 См.: Протокол заседания Правительственной комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав. (Редакционный материал) // Вопросы ювенальной юстиции. 2006. № 4.