Л. ЛЯШЕНКО,

старший преподаватель кафедры теории и истории государства и права Камчатского филиала Российского государственного университета туризма и сервиса

 

Модернизация правовых основ адвокатской деятельности заключается в поиске эффективных способов решения ряда насущных проблем, стоящих перед адвокатами и адвокатской корпорацией в целом. К этим проблемам, помимо сложных взаимоотношений адвокатуры с государством и эксперимента по созданию государственных юридических бюро, относятся  проблемы, связанные с получением помещений для адвокатской деятельности, некоторые проблемы деятельности юридических консультаций, заверения документов коллегии адвокатов и т.д.

Ключевые слова: адвокатура, адвокат, гражданское общество, государство, квалифицированная юридическая помощь, суд, судебная реформа, общественные объединения.

 

Modernisation of legal bases of lawyer activity consists in search of effective ways of the decision of some the essential problems facing to lawyers and lawyer corporation as a whole. To these problems, besides difficult mutual relations of legal profession with the state and experiment on creation of the state legal bureaus, the following concerns: the problems connected with reception of premises for lawyer activity, some problems of activity of legal consultations, assurances of documents of Bar, concentration of lawyers in big cities and their lack of other regions etc.

Keywords: legal profession, the lawyer, a civil society, the state, the qualified legal aid, court, judicial reform, public associations.

 

Реформирования адвокатуры и правовых основ адвокатской деятельности осуществляется в России уже на протяжении нескольких лет, с момента вступления в силу Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее — Закон об адвокатуре). Многие проблемы уже решены, некоторые находятся в процессе решения. Рассмотрим наиболее актуальные проблемы, мешающие адвокатской корпорации успешно выполнять поставленные цели и задачи.

Согласно п. 3 ст. 3 Закона об адвокатуре, в целях обеспечения доступности для населения юридической помощи и содействия адвокатской деятельности органы государственной власти обеспечивают гарантии независимости адвокатуры, осуществляют финансирование деятельности адвокатов, оказывающих юридическую помощь гражданам Российской Федерации бесплатно в случаях, предусмотренных законодательством, а также при необходимости выделяют адвокатским образованиям служебные помещения и средства связи. Органы местного самоуправления предоставляют адвокатским образованиям нежилые помещения в аренду для осуществления адвокатской деятельности.

Однако сегодня возникла проблема, связанная с тем, что Федеральный закон от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», согласно которому занимаемые адвокатскими образованиями муниципальные нежилые помещения подлежат до 1 января 2008 г. передаче в государственную собственность либо до 1 января 2009 г. — перепрофилированию или приватизации, не предусматривает для адвокатских образований никаких льготных условий приобретения арендуемых ими государственных или муниципальных нежилых помещений.

Адвокатское образование, которое не в состоянии купить помещение на аукционе, вынуждено будет отказаться от него в пользу того, кто может заплатить за него достаточно высокую рыночную цену. Поэтому органы местного самоуправления не торопятся пролонгировать с адвокатскими образованиями договора аренды нежилых помещений, в результате чего под вопросом оказывается их способность дальнейшего нормального организационного функционирования и осуществления профессиональных задач. Платить арендную плату на рыночных условиях могут не все.

Руководство ФПА России озабочено этой проблемой. В частности, на III Всероссийской съезде адвокатов была принята специальная Резолюция № 1 «О служебных помещениях адвокатских палат и адвокатских образований»[1]. Путь решения проблемы ФПА России видит в необходимости на законодательном уровне закрепить льготное право адвокатских образований на аренду, занимаемых ими помещений.

Однако здесь возникает и другая проблема: как показало комплексное исследование, представители государственной власти нередко пытаются повлиять на адвокатов, используя свои полномочия по предоставлению аренды помещений. Неуступчивых адвокатов можно выжить из помещения посредством увеличения арендной платы или просто отказать в его предоставлении под различными предлогами. Многие адвокатские образования, годами занимавшие помещения при судах и муниципальных учреждениях столкнулись именно с этим. К сожалению, необходимой поддержки со стороны органов Росрегистрации в этом вопросе адвокатские палаты не получили. Например, только руководители главных управлений по Нижегородской и Тульской областям поддержали ходатайства адвокатских палат о снижении или хотя бы сохранении ставок арендной платы, а в Астраханской и Омской областях местные власти оказали содействие адвокатским образованиям в получении служебных помещений. Однако это скорее исключение, чем правило.

III Всероссийский съезд адвокатов констатировал, что неоправданно высокие расходы адвокатских образований и адвокатских палат на аренду служебных помещений приведут к свертыванию бесплатной юридической помощи малообеспеченным гражданам и вынужденному повышению размеров адвокатских гонораров, которые будут платить граждане, обращающиеся за юридической помощью.

Крайне сложная ситуация с пребыванием адвокатских образований в занимаемых помещениях, как уже говорилось, сложилась в Хабаровском и Красноярском краях, Карачаево-Черкесской Республике и Пензенской области, так как занимаемые ими помещения выставлены на аукцион, а адвокатским образованиям было предложено освободить их до 1 января 2007 г. ФПА РФ направила соответствующие письма руководству субъектов РФ и территориальных органов Росрегистрации, а также информировало Управление по надзору в сфере адвокатуры и нотариата, однако какова реакция перечисленных органов на эти обращения неизвестно. Не нашли поддержки в Росрегистрации и предложения Федеральной палаты адвокатов заключить соответствующее соглашение о взаимодействии либо создать Координационный совет[2].

Нередко адвокатам не предоставляют помещения для свиданий со своими подзащитными. Например Г.Б. Мирзоев считает, что «одна из важнейших проблем нашей профессиональной деятельности — отсутствие помещений для адвокатов в судах. Разве это нормально, когда адвокат не имеет элементарных условий, чтобы поработать с документами, спокойно подготовиться к судебному разбирательству, вынужден делать это едва ли не на задворках? А ведь он, между прочим, по закону такой же полноправный участник судопроизводства, как прокурор и судья»[3]. Это — грубейшее нарушение прав адвоката.

Таким образом, III Всероссийский съезд адвокатов с сожалением констатировал декларативность некоторых норм Закона об адвокатуре, в том числе положения о том, «что в целях обеспечения доступности для населения юридической помощи и содействия адвокатской деятельности органы государственной власти при необходимости выделяют адвокатским образованиям служебные помещения и средства связи»[4].

Существуют и другие организационно-правовые проблемы. Так, вызывает возражение п. 7 ст. 22 Закона об адвокатуре, который требует, чтобы к уведомлению прилагались нотариально заверенные копии учредительного договора и устава коллегии. Представляется излишним требование о нотариальном заверении таких документов. Какая необходимость в том, чтобы документы заверялись нотариально при реорганизации или ликвидации образования, тем более что в адвокатской палате уже имеются нотариально заверенные копии учредительных документов, полученных при создании коллегии адвокатов.

Таким образом, считаем необходимым дополнить п. 7 ст. 22 Закона об адвокатуре,  изложив его в следующей редакции: « …К уведомлению должны быть приложены нотариально заверенные копии учредительных документов. Если коллегия не проходила перерегистрацию с момента ее учреждения, то к уведомлению могут быть приложены копии учредительных документов, заверенных руководителем коллегии адвокатов, либо уполномоченным на это лицом».

По нашему мнению, явным пробелом в Законе об адвокатуре является то, что он не указал, что физическим лицам (не адвокатам), запрещается использовать термины, связанные с адвокатурой. Согласно ст. 5 Закона об адвокатуре, использование в наименованиях организаций и общественных объединений терминов «адвокатская деятельность», «адвокатура», «адвокат», «адвокатская палата», «адвокатское образование», «юридическая консультация» или словосочетаний, включающих в себя эти термины, допускается только адвокатами и созданными в порядке, установленном Законом об адвокатуре, организациями. Если исходить из буквального толкования Закона, этот запрет относится непосредственно к организациям и общественными объединениям, и ничего не говорится о физическом лице. Как известно, физические лица могут заниматься предпринимательской деятельностью, в том числе связанной с оказанием юридической помощи; для этого им достаточно зарегистрироваться в качестве предпринимателя без образования юридического лица. При этом действующая редакция ст. 5 Закона об адвокатуре фактически не может запретить ему использовать вышеуказанные термины в своей деятельности.

Следовательно, мы считаем необходимым изложить ст. 5 Закона в следующей редакции: «Использование в наименованиях организаций, общественных объединений и индивидуальных предпринимателей терминов «адвокатская деятельность…».

Адвокат вправе сам выбирать место осуществления своей деятельности, что на практике приводит к определенным трудностям, а именно к концентрации адвокатов в крупных городах. С одной стороны это плюс, так как адвокат получает хорошую практику, имеет больше возможностей применить свои знания и получить за это достойное вознаграждение, но с другой стороны это ведет к недостатку квалифицированных специалистов в маленьких городах и поселках. В результате возникает проблема, связанная с перенасыщением адвокатов на рынке юридических услуг в крупных городах и их недостаток в других районах. Также возникает немало злоупотреблений в этой области. Например, как отмечает президент Адвокатской палаты Воронежской области В. Калитвин, «практика незаконного получения адвокатского статуса в других территориальных образованиях — не воронежское изобретение. В Москве тоже работают адвокаты, получившие статус в АП Чечни, но в большом городе они не так заметны»[5]. Президент адвокатской палаты Самарской области Т. Бутовченко отмечает, что «в адвокатский реестр Самарской области попало, как выяснилось, 77 “мертвых душ”»[6].

Таким образом, просто необходимо создавать программы для привлечения адвокатов в малонаселенные и труднодоступные районы, для этого необходимо предусмотреть для них льготные условия, а именно: освобождение от обязательных отчислений на нужды адвокатских образований, производить им дополнительные выплаты и вознаграждения, оказывать активное содействие в получении на льготных основаниях помещений в аренду или даже в безвозмездное пользование для адвокатской деятельности, а возможно и для проживания и т.п. При этом финансирование должно осуществляться за счет средств ФПА России, адвокатской палаты субъекта Федерации, членом которой является адвокат, за счет пожертвований и иных источников, в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации.

Адвокатура сильно отличается от иных объединений, в частности, ее нельзя путать с различными общественными объединениями. Функции адвокатуры имеют государственную значимость, так как прямо связаны с осуществлением правосудия, охраной прав и законных интересов граждан и организаций, в связи с этим адвокатура имеет особенный правовой статус, гарантии осуществления адвокатской деятельности, которые обеспечиваются государством. Однако адвокатуру нередко пытаются приравнять к иным общественным организациям. В частности, немало проблем вызвали поправки к закону «О некоммерческих организациях», так как когда разрабатывали данные поправки, скорее всего не подумали о том, что адвокатура тоже является некоммерческой организацией. «Поправки установили необходимость отслеживать финансовые потоки со стороны иностранных государств в адрес некоммерческих организаций, и то, на какие цели они расходуются. Вследствие чего с адвокатуры также стали требовать отчеты и другие финансовые документы, что фактически затрагивает адвокатскую тайну и ведет к нарушению Закона об адвокатуре. Съезд принял специальное обращение к Государственной Думе»[7]. По этому поводу Е. Семеняко критично заметил, что это очередное головотяпство, и адвокаты надеятся, что депутаты Госдумы в кратчайшие сроки исправят эту ошибку в законе.

В связи с этим ФПА России инициировала внесение поправок в Федеральный закон  от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях», предусмотрев особое положение при проверке адвокатуры с учетом соблюдения адвокатской тайны.

На основании поступающей из адвокатских палат субъектов Федерации (Республика Алтай, Республика Карелия, Карачаево-Черкеская Республика, Вологодская область и др.) информации о проведении территориальными органами Федеральной регистрационной службы проверок адвокатских палат и адвокатских образований в порядке реализации полномочий по контролю за деятельностью некоммерческих организаций Совет ФПА России принял

3 апреля 2007 г. соответствующее решение (протокол № 10)[8] по данным фактам. Более того, Совет расценивает некоторые действия проверяющих органов как очевидное превышение полномочий. В итоге Совет решил направить в Госдуму сообщение с просьбой максимально ускорить принятие внесенного депутатом А.М. Макаровым законопроекта «О внесении дополнений в Федеральный закон “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации”» в предложенной редакции, учитывая принципиальную возможность скорейшего разрешения данной ситуации для адвокатуры. «Мы — корпорация, мы — не общественная организация, мы — профессиональное сообщество, которое оказывает юридическую помощь всем, кто к нам обращается. Мы — не политическая организация» — отмечает Г.М. Резник[9].

Таким образом, можно сделать вывод, что, несмотря на достаточно подробное урегулирование деятельности адвокатуры в Законе, некоторые проблемы все еще существуют, в частности, как никогда остро встала проблема, связанная с получением в аренду помещений для адвокатских образований. Вследствие этого необходимо на законодательном уровне предоставлять адвокатам льготы и иные послабления, учитывая особый статус адвокатуры и роли ее для общества.

Необходимо дополнить  п. 1 ст. 18 Федерального закона от 21 декабря 2001 г. № 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества» и п. 3 ст. 51 Федерального закона от 6 октября 2003 г.  № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» абзацем 2, изложив его в следующей редакции: «Адвокатское образование имеет преимущественное право на выкуп, по остаточной стоимости, государственного или муниципального помещения, которое оно арендуют непрерывно год и более».

Представляется излишним требование о нотариальном заверении копии учредительных документов в случае реорганизации или ликвидации коллегии адвокатов, так как эти документы представляются в адвокатскую палату при учреждении. В этой связи п. 7 ст. 22 Закона об адвокатуре нужно изложить в следующей редакции: «7. … К уведомлению должны быть приложены нотариально заверенные копии учредительных документов. Если коллегия не проходила перерегистрацию с момента ее учреждения, то к уведомлению могут быть приложены копии учредительных документов, заверенных руководителем коллегии адвокатов, либо уполномоченным на это лицом».

 

Литература.

 

1. III Всероссийский съезд адвокатов, прошедший 5 апреля 2007 г. Из выступления участников съезда. // Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ. 2007. № 2 (16).

2. Адвокатура и власть: неравное партнерство // СПС Консультант-Плюс. ЭЖ-Юрист от 19.02.2007.

3. Бутовченко Т. Спокойствие в адвокатском доме // Официальный сайт журнала «Российский адвокат» http:// gra.litsa.ru. Российский адвокат. 2005. № 2.

4. Интервью с Резником Г.М. Произвол в нашей стране зашкаливает, его много // Радио Свобода. эфир от 28 августа 2007.

5. Калитвин В. В обход закона // Официальный сайт журнала «Российский адвокат» http://gra.litsa.ru. Российский адвокат. 2007. № 5.

6. Мирзоев Г.Б. А проблемы остались // Официальный сайт журнала «Российский адвокат» http://gra.litsa.ru. Российский адвокат . 2007. № 5.

7. Решение Совета ФПА РФ от 3 апреля 2007 г. (протокол № 10) // www.advpalata.ru.

8. Ямшанов Б. Адвокаты назначили себе власть. Защитники официально отказались от доносов. Интервью с Президентом ФПА РФ Семеняко Е.В. // Российская газета от 17.04.2007. № 80 (4343).

 

Библиография

1 Резолюция № 1 от 5 апреля 2007 г. «О служебных помещениях адвокатских палат и адвокатских образований» (принята на III Всероссийском съезде адвокатов) // Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ. 2007. № 2 (16).

2 Адвокатура и власть: неравное партнерство // СПС Консультант-Плюс. ЭЖ-Юрист от 19.02.2007.

3 Мирзоев Г.Б. …А проблемы остались // Официальный сайт журнала «Российский адвокат» http://gra.litsa.ru. Российский адвокат . 2007. № 5.

4 III Всероссийский съезд адвокатов, прошедший 5 апреля 2007 г. Из выступления участников съезда. // Вестник Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации. 2007. № 2 (16).

5 Калитвин В. В обход закона // Официальный сайт журнала «Российский адвокат» http://gra.litsa.ru. Российский адвокат. 2007. № 5.

6 Бутовченко Т. Спокойствие в адвокатском доме // Официальный сайт журнала «Российский адвокат» http://gra.litsa.ru. Российский адвокат. 2005. № 2.

7 Ямшанов Б. Адвокаты назначили себе власть. Защитники официально отказались от доносов. Интервью с Президентом ФПА России Семеняко Е.В. // Российская газета. 2007. № 80 (4343).

8  Решение Совета ФПА РФ от 3 апреля 2007 г. (протокол № 10) // www.advpalata.ru.

9  Произвол в нашей стране зашкаливает, его много: Интервью с Резником Г.М. // Радио Свобода. 2007. 28 авг. 15:00.