УДК 343.85 

Страницы в журнале: 130-136

 

А.А. САВЧЕНКО,

ведущий юрисконсульт  Хакасского государственного университета им. Н.Ф. Катанова e-mail: andreizzz85@yandex.ru

 

Следующим видом наказания, который может быть применен к несовершеннолетнему правонарушителю, являются исправительные работы. В соответствии с УК РФ исправительные работы, назначаемые осужденному, не имеющему основного места работы, отбываются в местах, определяемых органом местного самоуправления по согласованию с органом, исполняющим наказания в виде исправительных работ, но в районе места жительства осужденного. Исправительные работы назначаются несовершеннолетним осужденным на срок до 1 года; могут не нести ярко выраженного общественно полезного характера. За выполнение таких работ осужденному выплачивается вознаграждение. Из заработка производится удержание в доход государства в размере, установленном приговором суда, в пределах от 5 до 20%. Основной целью назначения несовершеннолетнему наказания в виде исправительных работ является привлечение его к труду для того, чтобы выполнение работ приносило пользу самому осужденному (давало определенный заработок, служило приобретению и развитию профессиональных качеств). Рассматривая данный вид наказания, необходимо сказать, что отчисление части денежных средств из заработка осужденного в доход государства определенным образом служит восстановлению социальной справедливости, поскольку данные удержания компенсируют причиненный правонарушителем вред. Суду следует назначать срок исправительных работ исходя из времени, в течение которого удержания из заработка в своей общей сумме будут соразмерны с причиненным вредом. Также суду по согласованию с органом местного самоуправления и органом, исполняющим наказание в виде исправительных работ, необходимо чрезвычайно точно и четко прорабатывать вопрос о выборе конкретного вида исправительных работ, подлежащего выполнению тем или иным осужденным (в особенности это касается выбора исправительных работ для несовершеннолетнего). Выбор этот следует осуществлять исходя из особенностей личности каждого несовершеннолетнего правонарушителя: работы должны быть посильными для осужденного, а также должен быть выбран такой вид работ, чтобы несовершеннолетний осужденный был по возможности заинтересован в выполнении соответствующих трудовых функций после отбывания наказания. Сделать это необходимо, поскольку именно так может быть достигнута главная цель применения наказания — предупреждение совершения несовершеннолетним новых правонарушений.

Исправительные работы являются редко применяемым судами к несовершеннолетним видом наказания ввиду практических трудностей его реализации. Это связано, в частности, с переизбытком рабочей силы в современном обществе, а также с нежеланием работодателей принимать на работу несовершеннолетних осужденных. Применение такого вида наказания, как исправительные работы, является более сложным процессом, чем применение обязательных работ, поэтому реализация данной процедуры должна осуществляться комплексно, совместным решением суда, органа местного самоуправления и органа, исполняющего наказание в виде исправительных работ. Полагаем, что для выработки правильного решения суду следует привлекать родителей (опекунов) несовершеннолетнего осужденного.

Особенным видом наказания, применяемым к несовершеннолетним, является ограничение свободы (ст. 53 УК РФ). Ограничение свободы заключается в установлении судом осужденному запрета уходить из дома (квартиры, иного жилища) в определенное время суток; посещать определенные места, расположенные в пределах территории соответствующего муниципального образования; выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования; посещать места проведения массовых и иных мероприятий и участвовать в указанных мероприятиях; изменять место жительства или пребывания, место работы и (или) учебы без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы. При этом суд возлагает на осужденного обязанность являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, от 1 до 4 раз в месяц для регистрации. Установление судом осужденному ограничений на изменение места жительства или пребывания без согласия указанного специализированного государственного органа, а также на выезд за пределы территории соответствующего муниципального образования является обязательным. Ограничение свободы назначается на срок от 2 месяцев до 4 лет в качестве основного вида наказания за преступления небольшой или средней тяжести, а также на срок от 6 месяцев до 2 лет в качестве дополнительного вида наказания к лишению свободы. В период отбывания ограничения свободы суд по представлению специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, может отменить частично либо дополнить ранее установленные осужденному ограничения.

Следующим видом наказания, применение которого возможно к несовершеннолетним, является лишение свободы на определенный срок. В соответствии с ч. 6 ст. 88 УК РФ «наказание в виде лишения свободы назначается несовершеннолетним осужденным, совершившим преступления в возрасте до шестнадцати лет, на срок не свыше шести лет. Этой же категории несовершеннолетних, совершивших особо тяжкие преступления, а также остальным несовершеннолетним осужденным наказание назначается на срок не свыше десяти лет и отбывается в воспитательных колониях. Наказание в виде лишения свободы не может быть назначено несовершеннолетнему осужденному, совершившему в возрасте до шестнадцати лет преступление небольшой или средней тяжести впервые, а также остальным несовершеннолетним осужденным, совершившим преступления небольшой тяжести впервые». Полагаем, что данный вид наказания необходимо рассмотреть в двух аспектах его применения: как лишение свободы в форме условного осуждения и как реальное лишение свободы.

При совершении несовершеннолетним различного рода хищений назначение наказания в виде условного лишения свободы является часто применяемым судом видом наказания. Данную практику следует считать достаточно гуманной по отношению к несовершеннолетним, что соответствует принципу гуманизма уголовного законодательства. При назначении такого вида наказания восстановление социальной справедливости можно считать достигнутым только при условии возложения на осужденного обязанности полностью загладить причиненный таким преступлением вред потерпевшей стороне. Такая обязанность выражается в выплате потерпевшему денежных средств, компенсирующих причиненный вред. В данном случае возникает ситуация, сходная по своему характеру с назначением несовершеннолетнему наказания в виде штрафа. Как правило, подросток не имеет собственного заработка или имущества, на которое может быть обращено взыскание, и соответствующая сумма выплачивается родителями несовершеннолетнего. Таким образом, представляется крайне сложным добиться достижения целей применения наказания. По-мнению И.Л. Трунова и Л.К. Айвар, «несовершеннолетние мгновенно усваивают в силу своей незрелости такое отношение к условному осуждению и оценивают его как безнаказанность. Условное осуждение без комплекса мер социального воздействия специально обученным персоналом не приносит должного эффекта»[2]. Следует отметить, что в результате применения такого вида наказания часто имеет место рецидив преступлений, которые нередко оказываются более тяжкими, чем ранее совершенные.

Рассматривая такой вид наказания, как реальное лишение свободы, необходимо отметить, что в настоящее время существуют две точки зрения относительно эффективности его применения.

Согласно первой точке зрения данное наказание соответствует целям применения наказания и является достаточно эффективным. Например, И.А. Уваров полагает: вместо того, чтобы применять к несовершеннолетним, впервые совершившим противоправное деяние, наказание, не связанное с лишением свободы, суду следует назначать наказание в виде реального лишения свободы. И.А. Уваров основывает свое мнение на том, что среди несовершеннолетних, которым было назначено наказание в виде условного лишения свободы, крайне высок процент рецидивных преступлений. Вследствие этого суд выносит более суровое наказание, чем то, которое было назначено за совершение предыдущего преступления. Таким образом, И.А. Уваров пытается уберечь подростков от более строгого наказания суда, считая, что пенитенциарная профилактика преступлений при отбытии наказания в виде недлительного лишения свободы окажет эффективное, предупреждающее совершение новых противоправных деяний воздействие на несовершеннолетнего. В число мероприятий, направленных на реализацию пенитенциарной профилактики преступлений среди социальных групп, где складываются конфликтные ситуации, а также индивидуальной пенитенциарной профилактики лиц девиантного поведения, И.А. Уваров включает следующие: «1) обеспечение безопасности осужденных и персонала; 2) максимальную гуманизацию процесса исполнения наказания, при котором была бы исключена неоправданная жесткость со стороны сотрудников исправительных учреждений; 3) обеспечение благоприятного (для исправления) здорового психологического климата среди осужденных (доступность положений закона и требований администрации исправительных учреждений); 4) дифференцированную работу с осужденными в зависимости от уровня криминальной зараженности личности (учитывая при этом и их преступный опыт, имевшийся ранее); 5) обеспечение условий для социальной адаптации (факторы: отрицательное влияние других осужденных или превышение полномочий со стороны персонала); 6) применение всех предусмотренных уголовно-исполнительным законодательством средств исправления (воспитательная работа, обучение, труд и т. д.); 7) оказание психологической помощи осужденному в конкретной жизненной ситуации; 8) работа общественных и религиозных организаций»[3].

Согласно второй точке зрения назначение наказания в виде реального лишения свободы является исключительной мерой ответственности для несовершеннолетнего. Его применение может быть обусловлено лишь высокой общественной опасностью подростка и невозможностью его исправления без изоляции от общества. Так, Л.И. Беляева считает: «Система правосудия в отношении несовершеннолетних направлена в первую очередь на обеспечение благополучия несовершеннолетнего и обеспечение того, чтобы любые меры воздействия на несовершеннолетних правонарушителей были всегда соизмеримы как с особенностями личности правонарушителя, так и с обстоятельствами правонарушения»[4].

Полагаем, что само по себе наказание в виде лишения свободы не достигает всех целей наказания, установленных УК РФ. Оно может лишь реализовать одну из них — восстановить социальную справедливость, поскольку осужденного, представляющего реальную общественную опасность, ограждают от общества. Однако нельзя забывать, что после отбывания наказания несовершеннолетний (или уже совершеннолетний) может представлять еще большую общественную опасность, чем до попадания в места лишения свободы.

По мнению академика В.Н. Кудрявцева, наказания, не связанные с лишением свободы, — это в некотором смысле «чистые» меры, т. е. не обремененные изоляцией человека от общества. Преимущества этих наказаний перед лишением свободы состоят в том, что осужденный остается в обществе, к нормам которого он и должен адаптироваться; эти виды наказания легко индивидуализируются; они принимаются и поддерживаются общественным мнением; стремления к мести или к устрашению в них не предусматривается. На таких наказаниях с большим основанием можно проверить эффективность стратегии исправления преступника[5].

Таким образом, рассмотрев криминологические особенности поведения несовершеннолетних преступников и существующие виды уголовно-правового воздействия на них (виды наказаний), можно сделать вывод, что для поддержания так называемой маргинальной формы предупредительной мотивации необходима более грамотная правоприменительная практика (в особенности касающаяся ювенальных судов). Данная практика должна быть выражена, во-первых, в более четком индивидуальном подходе к каждому случаю совершения несовершеннолетним преступления, выявлению психологических особенностей его личности; во-вторых, в отходе от существующей практики назначения видов наказания (либо штраф, либо лишение свободы или же условное наказание) и переходе к гуманному восстановительному правосудию, заключающемуся, в частности, в более частом применении такого вида наказания, как обязательные работы, и контроле должного его исполнения.

Органам власти субъектов Федерации необходимо разрабатывать и реализовывать различные программы по предупреждению преступлений подростков, органам местного самоуправления — внедрять данные программы, содействовать их реализации, вносить конкретные предложения в органы власти при принятии таких программ. В этом заключается взаимодействие субъектов превентивной деятельности, их совместная работа.

Рассмотрение так называемой позитивной формы предупредительной мотивации заключается в исследовании предпосылок, которые могут оказать существенное влияние на формирование такой мотивации. Возникновение указанных предпосылок зависит от создания условий, которые полагаем важным классифицировать на две группы в зависимости от субъектов деятельности. К первой группе условий относится деятельность государственных и муниципальных органов по повышению и поддержанию необходимого уровня благополучия населения, в первую очередь в экономической сфере и сфере обеспечения безопасности общества; ко второй — качественное выполнение воспитательных функций субъектами, имеющими эту прерогативу.

Рассматривая первую группу условий, прежде всего необходимо обратиться к понятию благополучия населения. Благополучие есть «спокойная, счастливая жизнь в довольстве, полная обеспеченность»[6]. Исходя из данного понятия, следует сделать вывод: главной составляющей благополучия является экономическая независимость личности, которая включает такие компоненты, как наличие жилья, постоянное место работы, постоянный достаточный заработок. Полагаем, что в понятие благополучия необходимо включить так называемую уверенность в завтрашнем дне, т. е. каждый индивид должен быть уверен, что при качественном выполнении своих трудовых обязанностей он и завтра не потеряет свое место работы, его заработная плата завтра не станет меньшей, чем полученная сегодня, не потеряет свое жилье. К сожалению, в России крайне небольшая часть населения уверена в завтрашнем дне. Следовательно, в обществе отсутствует необходимый уровень благополучия.

Поддержание достойного уровня благосостояния населения является одной из внутренних функций государства. Данная функция в более широком ее рассмотрении именуется социальной. В своих работах профессор А.С. Пиголкин очень точно определяет ее характеристики: «Эта функция проявляется в поддержании необходимого уровня жизни граждан, в заботе о слабозащищенных слоях населения. Сегодня человек — главная социальная ценность. Забота о человеке, обеспечение прав личности является важнейшим принципом социальной политики демократического государства. Главное социальное назначение демократического государства — обеспечение общественного прогресса, основанного на принципах социальной справедливости. Для социального государства характерны обеспечение приоритета прав и свобод личности, забота о социально и экономически незащищенных слоях населения. Государство берет на себя значительную долю расходов, связанных с улучшением жизненных условий и обслуживанием слабозащищенных слоев населения (заботу о пожилых людях, ветеранах, подростках и инвалидах, охрану материнства и детства, помощь безработным и беженцам и т. п.)…»[7]

Очевидно, что российское государство не в достаточной степени выполняет социальную функцию. Полагаем, что ряд мер могут посодействовать более качественному выполнению социальной функции. К таким мерам можно отнести: введение «плавающей» системы налогообложения, где ставка налога напрямую зависит от объема доходов предприятий, предпринимателей; снижение налога на доходы физических лиц; введение патерналистской функции государства при оформлении гражданами ипотеки путем выплаты государством части платежа; выявление малоимущих семей, лиц,  которые находятся в крайне неблагоприятном материальном положении (такие лица могут совершить преступление с целью поиска средств к существованию; у человека может практически отсутствовать мотивация, сдерживающая его от совершения противоправных деяний), осуществление покровительства над ними.

Рассматривая вторую группу условий, влияющих на возникновение предпосылок к формированию позитивной мотивации отказа от совершения преступлений несовершеннолетними, необходимо определить круг субъектов, осуществляющих воспитательное воздействие на подростка.

К числу основных субъектов воспитательного воздействия на несовершеннолетнего относятся семья (в том числе опекуны и попечители); школа (преподавательский состав), преподаватели и тренеры различных секций, кружков, иных мест досуга, которые несовершеннолетний посещает в свободное от учебы время; органы ювенальной юстиции.

С точки зрения предупреждения совершения преступлений несовершеннолетним, основной функцией всех субъектов воспитательного воздействия является деятельность, направленная на формирование позитивной мотивации отказа от совершения противоправных деяний. Вместе с тем такая деятельность отличается в зависимости от того, кем из субъектов она осуществляется, поскольку каждый из них играет свою собственную роль в жизни несовершеннолетнего.

Первым и крайне важным субъектом воспитательного процесса является семья. Семья осуществляет воспитание с первых лет жизни ребенка, и от деятельности членов семьи в наибольшей степени зависит формирование позитивных качеств ребенка.

Для того чтобы избежать возможных негативных последствий воспитания, в первую очередь семья должна найти общий язык с ребенком, установить доверительные отношения, и если этого не происходит, то ребенок начинает искать новые коммуникации в иных сферах жизнедеятельности, общение с семьей для него отходит на второй план. Таким образом, главными лицами, с которыми происходит общение несовершеннолетнего, становятся его сверстники, знакомые, приятели, т. е. те люди, которых подросток называет своими друзьями;  этим лицам подросток доверяет свои проблемы, и с ними же в дальнейшем он может пойти на преступление. Нужно ли говорить, что большая часть преступности несовершеннолетних — это групповая преступность. Полагаем, что именно семья должна быть тем субъектом, с которым ребенок стремится строить свое общение в первую очередь. В семье необходимо поддерживать атмосферу доверия, родители, опекуны ребенка должны стать его друзьями. Для достижения данного эффекта предлагаем формировать общение в семье таким образом, чтобы ребенок обращался к родителям как к друзьям (т. е. называл их по имени). Естественно, такую форму взаимоотношений должны инициировать сами родители с ранних лет жизни ребенка — она оказывает достаточно сильный психологический эффект на формирование доверительных взаимоотношений в семье. В психологическом плане для любого человека, в том числе и несовершеннолетнего, родители так или иначе остаются родителями, но очень важно, чтобы на том этапе жизни человека, когда личность не является окончательно сформировавшейся, родители стали еще и друзьями. Важным аспектом воспитания в семье должен стать отказ родителей от насилия, как физического, так и словесного (использования различных оскорбительных, унизительных выражений по отношению к подростку).

Необходимо отметить, что родители несовершеннолетнего должны прикладывать максимальные усилия к его разностороннему развитию. Следует активно вовлекать детей в общественную жизнь, где они должны быть именно участниками общественной деятельности, а не наблюдателями. Только полноценное участие детей в жизни общества способно помочь предотвратить правонарушения со стороны детей. Необходимо изменить сложившееся мнение о второстепенной роли общественности в деятельности по предупреждению преступлений несовершеннолетних и воспитательной деятельности. Если окружающие займут пассивную позицию, то несовершеннолетними будут совершаться повторные преступления, которые, как правило, несут в себе более высокую степень опасности и по сравнению с «первоначальными» преступлениями. Воспитание несовершеннолетних (в том числе и правовое воспитание) должно быть направлено не только на формирование правомерного поведения, но и на воспитание нетерпимого отношения к правонарушениям, на повышение правовой активности[8]. Именно такую позицию должны занять школа, преподаватели и тренеры различных секций, кружков, иных мест досуга, которые несовершеннолетний посещает в свободное от учебы время.

В настоящее время проблема предупреждения преступлений несовершеннолетних остается одним из важнейших направлений правовой политики нашего государства. Поэтому задача предупреждения преступлений подростков стоит и перед органами ювенальной юстиции. В сферу деятельности данных органов должно входить воспитательное воздействие не только на подростков, но и на их родителей. Такую деятельность следует осуществлять в форме проведения лекций, воспитательных бесед как среди несовершеннолетних с девиантным поведением, так и с подростками, не совершавшими правонарушений. При обнаружении должностными лицами органов ювенальной юстиции семей, в которых детей воспитывают не должным образом, родители имеют непогашенную судимость, злоупотребляют спиртными напитками, ведут аморальный образ жизни, воспитательная деятельность должна проводиться и среди таких родителей (опекунов, попечителей).

Следует отметить, что работники системы ювенальной юстиции для осуществления воспитательной деятельности среди подростков и их родителей должны обладать соответствующими навыками, знаниями в области педагогики, социологии, психологии, этики, иметь достаточный уровень образования. «Разработанные в теории предупреждения преступлений приемы, средства и методы воспитательного воздействия на криминогенную личность основаны преимущественно на положениях педагогики и психологии. К ним, в частности, относятся убеждение, принуждение, поощрение, упражнение, внушение, разъяснение, опровержение, обращение к чувствам, просьба, проявление огорчения, доброты, внимания, моральная поддержка, укрепление веры в свои силы и др.»[9]

В качестве вывода необходимо отметить следующее. История превентивных действий российского государства и общества показывает, что в сфере преступлений несовершеннолетних не существовало цельной и эффективной системы предупреждения данного рода деяний. Образованию такого рода системы исторически препятствовали многие факторы: революционные политические изменения, войны и др.

Российское государство и право в настоящее время находятся на переходном этапе. Для современного общества (и в том числе для молодежи) характерно влияние и маргинальных, и позитивных мотиваций. Следовательно, предупреждение преступлений несовершеннолетних должно включать в себя комплекс условий, воздействующих на формирование двух данных мотиваций.

Созданию новой системы предупреждения преступлений несовершеннолетних должна предшествовать определенная смена системы координат в выстраивании предупредительной деятельности государства и общества. Субъектам предупредительной деятельности следует организовывать свою работу исходя не только из существующих знаний о количественных показателях преступлений несовершеннолетних, динамике этой преступности, видах совершаемых преступлений и т. п., но и из воздействия на существующие мотивации, сдерживающие подростков от совершения преступлений.

 

Библиография

1 Окончание. Начало см. в № 3.

2 Трунов И.Л., Айвар Л.К. Вопросы уголовного права и уголовной политики в отношении несовершеннолетних // Журнал российского права. 2005. № 10.

3 Уваров И.А. Пенитенциарная профилактика преступлений (основные понятия) // Российский следователь. 2006. № 7.

4 Беляева Л.И. Международные стандарты, касающиеся предупреждения преступности несовершеннолетних // Вопросы ювенальной юстиции. 2008. № 2.

5 См.: Кудрявцев В.Н. Стратегии борьбы с преступностью. — М., 2003. С. 194.

6 Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. — М., 1997. С. 49.

7 Пиголкин А.С. Теория государства и права. — М., 2006. С. 45—46.

8 См.: Ефименко Л.А. Криминологический анализ взаимосвязи правосознания и преступности несовершеннолетних: дис. … канд. юрид. наук. — М., 2005. С. 125.

 

9 Мусеибов А.Г. Взаимосвязи теории предупреждения преступлений с психологией и педагогикой // Общество и право. 2008. № 2.