В.Г. ГРОМОВ,

кандидат юридических наук, доцент, полковник милиции, начальник кафедры уголовного права и криминологии Саратовского юридического института МВД России,

О.Р. ШАЙХИСЛАМОВА,

аспирантка кафедры уголовного права и криминологии Саратовского юридического института МВД России

 

Сразу после Октябрьской революции 1917 года и свержения Временного правительства в нашей стране начали разрабатываться новые принципы исполнения наказания в виде лишения свободы, которые затем получили нормативное закрепление. Тогда же были созданы исправительно-трудовые учреждения, коренным образом отличавшиеся от тюрем царской России.

В 1920-х годах в основу законодательных актов о классификации заключенных и системе исправительно-трудовых учреждений легли учение В.И. Ленина о диктатуре пролетариата, о задачах советского суда, о соотношении убеждения и принуждения, а также указания Программы РКП(б) о переходе от тюрем к воспитательным учреждениям, принятой VIII съездом партии в марте 1919 года[1]. Тогда в самые сжатые сроки была создана принципиально новая система исправительных учреждений, отвечающая целям новой советской исправительно-трудовой политики. Для развития положений Программы был принят ряд декретов и постановлений СНК СССР. Так, Декрет от 18.07.19 г. «Об учреждении распределительных комиссий при карательных губернских и областных отделах юстиции» возлагал на эти комиссии обязанности по проведению всестороннего изучения личности и определению программы индивидуального воздействия на нее.

Уже в первые годы Советской власти большое внимание уделялось дифференцированному размещению заключенных с учетом тяжести и мотивов совершенных ими преступлений. Все заключенные делились на три категории: осужденные за преступления, не имеющие корыстного характера, осужденные за преступления корыстного характера и осужденные рецидивисты первой и второй группы.

Отбывание наказания строилось по прогрессивной системе. Исправительно-трудовой кодекс РСФСР 1924 года индивидуализировал наказания в виде лишения свободы. Он предусматривал распределение заключенных по исправительно-трудовым учреждениям разных типов и классифицировал их (заключенных) по разрядам, допуская перевод из низших в высшие и обратно в зависимости от особенностей личности, классовой принадлежности и успехов в работе и учебе[2].

С принятием Постановления ВЦИК и СНК РСФСР от 26.03.28 г. «О карательной политике и состоянии мест заключения»[3] наметилась тенденция к усилению суровости наказаний. 6 ноября 1929 г. вышло Постановление ВЦИК и СНК СССР об учреждении нового вида уголовного наказания в виде лишения свободы в исправительно-трудовых лагерях в отдаленных местностях Союза ССР. Были образованы исправительно-трудовые лагеря. В их задачу входили охрана общества от особо социально опасных правонарушителей, исправление и перевоспитание их на основе общественно полезного труда.

Отмена прогрессивной системы отбывания наказания стала шагом назад в развитии советской исправительной системы: были ликвидированы переходные дома и изоляторы специального назначения для наиболее опасных преступников, разрушилась ранее принятая дифференциация контингента, освобожденным перестала оказываться помощь в решении трудового и бытового устройства, игнорировалась индивидуальная воспитательная работа, не соблюдался принцип содержания заключенных по месту жительства и др.

1 августа 1933 г. был утвержден новый Исправительно-трудовой кодекс РСФСР, предусматривавший следующие места лишения свободы: изоляторы для подследственных; пересыльные пункты; исправительно-трудовые колонии (фабрично-заводские, сельскохозяйственные, массовых работ и штрафные); учреждения для несовершеннолетних, лишенных свободы (школы ФЗУ индустриального и сельскохозяйственного типа), и учреждения для применения к лишенным свободы мер медицинского характера (институты психиатрической экспертизы, колонии для туберкулезных и других больных).

В те годы основная масса лишенных свободы отбывала наказание в исправительно-трудовых лагерях, поэтому ИТК РСФСР 1933 года практически не применялся, а в исправительно-трудовых колониях применялись ведомственные нормативные акты[4]. К недостаткам ИТК РСФСР 1933 года следует отнести то, что он не классифицировал заключенных по числу судимостей и по мотивам совершенных преступлений. Вследствие этого лица, осужденные впервые, содержались совместно с рецидивистами, а лица, осужденные за преступления корыстного характера, — с лицами, осужденными за иные преступления.

С конца 1930-х до начала 1950-х годов кодексы фактически перестали действовать, законодательная регламентация исполнения наказания вытеснилась ведомственными актами, а судебная власть подменилась Особым Совещанием[5]. В этот период указанные обстоятельства привели к максимальной ущербности процесса выполнения исправительными учреждениями задач по перевоспитанию осужденных и предупреждению новых преступлений.

В 1956 году дальнейшее существование исправительно-трудовых лагерей было признано нецелесообразным. Они были реорганизованы в исправительно-трудовые колонии, в которых было установлено четыре вида режима: общий, усиленный, строгий и особый.

Принятый 18 декабря 1970 г. ИТК РСФСР подробно регламентировал исполнение наказания в виде лишения свободы. Так, места лишения свободы по своему предназначению делились на две группы:

1) для содержания лиц, находящихся под стражей в порядке меры пресечения, а также для содержания осужденных до вступления приговора в законную силу (камеры предварительного заключения и следственные изоляторы);

2) для исполнения приговоров к наказанию в виде лишения свободы (исправительно-трудовые колонии общего, усиленного, строгого и особого режимов, колонии-поселения, воспитательные колонии общего и усиленного режимов и тюрьмы)[6].

Формирование уголовно-исполнительной политики и права в период 1991—1996 гг. проходило на фоне коренных преобразований в экономическом, общественном и государственном строе России. Требования о развитии демократии, защите прав и свобод человека и гражданина, проявлении гуманизма в отношении правонарушителей стали определяющими факторами изменений уголовного и уголовно-исполнительного законодательства страны. Уголовно-исполнительном кодексом РФ 1997 года были предусмотрены, помимо прочих, исправительные колонии общего, строгого и особого режимов, колонии-поселения, воспитательные колонии и тюрьмы.

13 января 1996 г. Президент РФ подписал Концепцию реорганизации уголовно-исполнительной системы МВД РФ на период до 2005 года[7]. В ней было предусмотрено создание условий и порядка исполнения наказаний, обеспечивающих гуманное отношение к осужденным и стимулирование у них правопослушного поведения.

Согласно ст. 24 УК РСФСР 1960 года отбывание наказания в исправительно-трудовых колониях назначалось:

а) мужчинам:

· осужденным впервые к лишению свободы на срок не свыше пяти лет за преступления, совершенные по неосторожности, — в колониях-поселениях для лиц, совершивших преступления по неосторожности;

· осужденным впервые к лишению свободы за умышленные преступления, не являющиеся тяжкими, или осужденным впервые к лишению свободы на срок не свыше трех лет за тяжкие преступления, а также осужденным впервые к лишению свободы на срок свыше пяти лет за преступления, совершенные по неосторожности, — в колониях общего режима;

· осужденным впервые к лишению свободы на срок свыше трех лет за тяжкие преступления — в колониях усиленного режима;

· осужденным за особо опасные государственные преступления[8] либо ранее отбывавшим наказание в виде лишения свободы — в колониях строгого режима;

· признанным особо опасными рецидивистами — в колониях особого режима;

б) женщинам:

· признанным особо опасными рецидивистками, а также осужденным за особо опасные государственные преступления — в колониях строгого режима;

· осужденным впервые к лишению свободы на срок не свыше пяти лет за преступления, совершенные по неосторожности, — в колониях-поселениях для лиц, совершивших преступления по неосторожности;

· другим осужденным к лишению свободы женщинам — в колониях общего режима;

в) несовершеннолетним:

· лицам мужского пола, осужденным впервые к лишению свободы за преступления, не являющиеся тяжкими, или осужденным впервые к лишению свободы на срок не свыше трех лет за тяжкие преступления, а также лицам женского пола — в колониях общего режима;

· лицам мужского пола, ранее отбывавшим наказание в виде лишения свободы, а также осужденным к лишению свободы на срок свыше трех лет за тяжкие преступления, — в колониях усиленного режима.

В зависимости от характера и степени общественной опасности совершенного преступления, личности виновного и иных обстоятельств дела суд, с указанием мотивов принятого решения, мог назначить отбывание наказания:

1) осужденным впервые к лишению свободы на срок не свыше десяти лет за преступления, совершенные по неосторожности, — в колониях-поселениях для лиц, совершивших преступления по неосторожности;

2) осужденным, не признанным особо опасными рецидивистами, — в исправительно-трудовых колониях любого вида, кроме колоний особого режима;

3) осужденным несовершеннолетним мужского пола — в воспитательно-трудовых колониях общего режима вместо колоний усиленного режима.

Лишение свободы в виде заключения в тюрьме на весь срок наказания или часть его могло назначаться:

· особо опасным рецидивистам;

· лицам, по достижении 18-летнего возраста совершившим особо опасные государственные преступления;

· лицам, по достижении 18-летнего возраста совершившим другие тяжкие преступления, предусмотренные ч. 2 ст. 7 УК РСФСР 1960 года, осужденным за них к лишению свободы на срок свыше пяти лет.

В настоящее время первичную классификацию осужденных к лишению свободы осуществляет суд, определяя осужденным к лишению свободы в приговоре не только срок наказания, но и вид исправительного учреждения на основании ст. 58 УК РФ.

Вторичная классификация осужденных к лишению свободы исходит из положений уголовно-исполнительного законодательства и предусматривает возможность раздельного содержания различных категорий осужденных в пределах одного вида исправительного учреждения, в том числе и в пределах одного вида исправительной колонии.

Рассмотрим пункты «а» и «б» ч. 1 ст. 58 УК РФ и ч. 3 ст. 74 УИК РФ. В соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 58 УК РФ лица, осужденные за преступления, совершенные по неосторожности, а также лица, впервые осужденные за совершение умышленных преступлений небольшой или средней тяжести, ранее не отбывавшие наказания в виде лишения свободы, направляются в колонии-поселения. С учетом обстоятельств совершения преступления и личности виновного суд, с указанием мотивов принятого решения, может назначить указанным лицам отбывание наказания в исправительных колониях общего режима. В соответствии с требованиями ч. 3 ст. 74 УИК РФ кроме вышеперечисленных категорий осужденных в колониях-поселениях также отбывают наказание осужденные, переведенные из исправительных колоний общего и строгого режимов. Если учесть, что в исправительных колониях строгого режима отбывают наказание такие лица, которые совершили преступления при рецидиве и ранее уже отбывали наказание в виде лишения свободы, то в этом случае лица, переведенные из исправительной колонии строгого режима в колонию-поселение, могут оказывать отрицательное влияние на впервые осужденных к лишению свободы.

Уголовный закон устанавливает, что мужчины, осужденные за совершение тяжких преступлений, ранее не отбывавшие наказания в виде лишения свободы, а также осужденные к лишению свободы женщины должны отбывать такое наказание в колониях общего режима (п.«б» ч. 1 ст. 58 УК РФ). На первый взгляд может показаться, что в исправительных колониях общего режима отбывает наказание сравнительно однородный состав осужденных: лица, осужденные за совершение тяжких преступлений, которые впервые осуждены к лишению свободы. Однако уголовно-правовой и криминологический анализ категорий осужденных, отбывающих наказание в этих колониях, показывает, что, кроме лиц, указанных в п. «б» ч. 1 ст. 58 УК РФ, в колониях общего режима отбывают наказание:

· лица, совершившие тяжкие и особо тяжкие преступления в несовершеннолетнем возрасте, но к моменту вынесения приговора достигшие совершеннолетия (согласно специальной переписи осужденных 1999 года в колониях общего режима содержалось 5,5% осужденных, совершивших особо тяжкие преступления[9]);

· осужденные к исправительным работам или ограничению свободы, если эти наказания за злостное уклонение от их отбывания заменены судом лишением свободы;

· ранее переведенные в колонии-поселения из колоний общего режима, но за злостные нарушения установленного порядка отбывания наказания возвращенные по постановлению суда в исправительные колонии общего режима;

· совершившие преступления по неосторожности и отбывающие наказание в колониях-поселениях, но за злостные нарушения установленного порядка отбывания наказания направленные судом в исправительные колонии общего режима;

· все осужденные, переведенные из воспитательных колоний по достижении ими совершеннолетия, если они не оставлены в этих колониях в соответствии с ч. 1 ст. 139 УИК РФ, а также осужденные, достигшие 21 года (согласно ч. 3 ст. 140 УИК РФ).

Анализ уголовно-правовой характеристики осужденных, отбывающих наказание в колониях общего режима, показывает, что впервые осужденные к лишению свободы составляют 85,1%; вторично осужденные — 10,9; осужденные более двух раз — 4%[10].

В исправительных колониях общего режима, предназначенных для содержания женщин, отбывают наказание все осужденные к лишению свободы женщины (п. «б» ч. 1 ст. 58 УК РФ), в том числе при любом виде рецидива.

В исправительных колониях строгого режима отбывают наказание в виде лишения свободы следующие категории осужденных мужчин:

· ранее отбывавшие такое наказание и совершившие преступления при рецидиве;

· осужденные к лишению свободы за совершение особо тяжких преступлений, ранее не отбывавшие наказания в виде лишения свободы;

· переведенные из исправительной колонии особого режима в исправительную колонию строгого режима по отбытии осужденными в исправительной колонии особого режима не менее половины срока, назначенного по приговору суда (п. «б» ч. 2 ст. 78 УИК РФ).

В п. «б» ч. 1 ст. 58 УК РФ говорится, что мужчинам, осужденным к лишению свободы за совершение тяжких преступлений, ранее не отбывавшим наказания в виде лишения свободы, наказание назначается в исправительных колониях общего режима. Но при этом не указывается, где должно отбывать наказание лицо, совершившее аналогичное преступление и ранее отбывавшее наказание в виде лишения свободы за совершение преступления по неосторожности.

И еще: в случае, когда лицо совершило преступление при рецидиве или опасном рецидиве и ранее не отбывало наказания в виде лишения свободы, а за новое преступление ему назначается такое наказание, определение места отбывания наказания вновь отдается на усмотрение суда, чего в принципе не должно быть на практике.

Из текста ст. 58 УК РФ также не усматривается, где должны отбывать наказание осужденные к лишению свободы мужчины, ранее уже отбывавшие такое наказание и вновь совершившие преступления при опасном рецидиве, хотя это, на наш взгляд, должно быть ясно и однозначно оговорено в законе.

Представляется очевидным, что категории лиц, которых следует относить к ранее отбывавшим наказание в виде лишения свободы, необходимо закрепить в УК РФ, так как решение этого вопроса в значительной степени влияет на правовой статус осужденного. В настоящее время перечень этих категорий содержится в постановлении Пленума Верховного суда РФ, которое является не нормативным актом, а только одним из видов толкования закона.

Пленум Верховного суда РФ в Постановлении от 12.11.2001 г. № 14 «О практике назначения судами видов исправительных учреждений» разъясняет, что лицо мужского пола, осужденное к лишению свободы при особо опасном рецидиве преступлений (ч. 3 ст. 18 и п. «г» ч. 1 ст. 58 УК РФ), должно отбывать наказание в исправительной колонии особого режима независимо от того, отбывало оно лишение свободы за ранее совершенное преступление или нет. Толкуя таким образом закон, Пленум ВС РФ оставил без внимания требование соблюдения принципов дифференциации и индивидуализации наказания, изложенных в ст. 8 УИК РФ, а также требование раздельного содержания лиц, осужденных к лишению свободы впервые, и лиц, ранее отбывавших этот вид наказания (ч. 2 ст. 80 УИК РФ).

Кроме того, эти требования УИК РФ нарушаются в п. «в» ч. 1 ст. 58 УК РФ, где указывается, что мужчинам, осужденным к лишению свободы за совершение особо тяжких преступлений, ранее не отбывавшим наказание в виде лишения свободы, а также при рецидиве преступлений, если осужденный ранее отбывал наказание в виде лишения свободы, отбывание наказания назначается в исправительных колониях строгого режима. То есть лица, впервые осужденные к лишению свободы, могут содержаться совместно с лицами, ранее отбывавшими этот вид наказания. Направление осужденных за совершение особо тяжких преступлений (то есть впервые осужденных к лишению свободы) в колонии строгого режима, где отбывают наказание рецидивисты, на наш взгляд, не совсем оправданно и противоречит исправительной педагогике.

Нет сомнения в том, что совместное содержание в колониях строгого и особого режимов лиц, неоднократно отбывавших наказание в виде лишения свободы, и лиц, впервые отбывающих этот вид наказания, отрицательно влияет на последних и весьма серьезно осложняет в целом процесс исправительного воздействия на осужденных.

Следует заметить, что в новом отечественном законодательстве впервые появилась норма, предусматривающая отдельные исправительные учреждения для осужденных — бывших работников суда и правоохранительных органов (ч. 3 ст. 80 УИК РФ). В УК РФ по этому поводу вообще никаких указаний нет. Это приводит к тому, что решение вопроса о назначении для данных категорий осужденных вида исправительного учреждения целиком и полностью возлагается на суды. А ведь суд при назначении вида исправительного учреждения должен руководствоваться только уголовным законом!

Чтобы свести до минимума деформацию личности осужденного в условиях изоляции, когда осужденный и без того изолирован от общества как в физическом, так и в моральном плане, необходимо поместить его в условия, максимально учитывающие его интересы и психологические особенности, то есть обращать внимание на раздельное размещение различных категорий осужденных в соответствующем учреждении (т.е. исходя из практической классификации).

Если проанализировать действующее уголовное и уголовно-исполнительное законодательство в части распределения осужденных по исправительным учреждениям и расселения осужденных внутри последних, то нетрудно будет заметить, что в нем не отражены критерии, характеризующие саму личность осужденного. Законодатель рекомендует судам и администрации исправительных учреждений при решении данного вопроса уделять основное внимание степени тяжести, форме вины совершенного преступления, возрасту виновного (достижение совершеннолетия) и полу. Не нашли отражения в законе и редко учитываются в правоприменительной практике такие критерии классификации осужденных, как: характер совершенных ими преступлений (насильственное или не насильственное; корыстное или не корыстное; сексуальное или не сексуальное и пр.); мотивы содеянного (ревность, ненависть, зависть, месть, хулиганские побуждения и пр.); возрастная группа (раздельное содержание предусматривается: в воспитательных колониях — лиц в возрасте от 14 до 16 лет; от 16 до 18 лет; от 18 лет до 21 года; в исправительных учреждениях — лиц молодого, зрелого, пожилого возраста); психологическая совместимость; направленность методик обращения с виновными в процессе исправительного воздействия и др. А ведь именно эти критерии могли бы существенно повлиять на процесс оптимизации личности осужденных[11].

Кроме того, классификация осужденных к лишению свободы и их раздельное содержание должны основываться на пенитенциарных и психолого-педагогических признаках, так как одной из целей наказания является ресоциализация осужденных. Для повышения эффективности исправительного воздействия большое значение имеет и пенитенциарный рецидив, который в настоящее время не учитывается при определении вида исправительного учреждения. Поэтому нередко лица, неоднократно отбывавшие наказание в виде лишения свободы, отбывают очередное наказание в колониях общего режима или в колониях-поселениях, оказывая отрицательное влияние на осужденных впервые.

В соответствии со ст. 53 УК РФ лицам, осужденным за совершение умышленных преступлений и не имеющим судимости, назначается наказание в виде ограничения свободы на срок от одного года до трех лет, а лицам, осужденным за преступления, совершенные по неосторожности, — на срок от одного года до пяти лет. Пункт «а» ч. 1 ст. 58 УК РФ гласит, что лицам, которым должно быть назначено наказание в виде лишения свободы в колониях-поселениях, с учетом обстоятельств совершения преступления и личности виновного, суд может назначить отбывание наказания в исправительных колониях общего режима. Из этого можно сделать вывод, что лица, которые ранее реально отбывали наказание в виде лишения свободы и могли отбывать его неоднократно, но не имеют судимости в силу ее снятия или погашения на момент совершения нового (умышленного или по неосторожности) преступления, могут отбывать наказание в виде ограничения свободы. А лица, осужденные за совершение таких же преступлений и ранее не отбывавшие наказания в виде лишения свободы, направляются отбывать его в колонии-поселения или даже в исправительные колонии общего режима!

Обобщая изложенное, можно сформулировать следующие выводы. Во-первых, несмотря на прогрессивное развитие и достигнутые успехи, существующая уголовно-правовая классификация осужденных недостаточно совершенна. Во-вторых, указанные нами пробелы в законодательстве не способствуют реализации принципов гуманизма, дифференциации и индивидуализации исполнения наказания в отношении перечисленных категорий осужденных. В-третьих, следует как можно быстрее устранить отмеченные недостатки,  чтобы ликвидировать чрезмерно широкие возможности «усмотрения суда», ограничив их в определенной мере рамками закона.

 

Библиография

1 См.: Дементьев С.И. Классификация заключенных и система советских исправительно-трудовых учреждений: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. — Свердловск, 1967. С. 7.

2 См.: Дементьев С.И. Указ. соч. С. 8; Еженедельник советской юстиции. 1928. № 4.

3 См.: Российское законодательство X—XX вв. Т. 1. — М., 1984. С. 87.

4 См.: Симонян А.В. Лишенные свободы и их распределение по исправительным учреждениям: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. —  Ростов н/Д., 2002. С. 13.

5 См.: Постановление СНК СССР от 07.04.30 г. / СЗ СССР. 1930. № 22.

6 См.: Симонян А.В. Указ. соч. С. 13—14.

7 См.: Российская газета. 1996. 4 сент.

8 По УК РСФСР 1960 года особо опасными государственными преступлениями являлись: измена Родине (ст. 64); шпионаж (ст. 65); террористический акт (ст. 66); террористический акт против представителя иностранного государства (ст. 67); диверсия (ст. 68); вредительство (ст. 69); антисоветская агитация и пропаганда (ст. 70); пропаганда войны (ст. 71); организационная деятельность, направленная к совершению особо опасных государственных преступлений, а равно участие в антисоветской организации (ст. 72); особо опасные государственные преступления, совершенные против государства трудящихся (ст. 73).

9 См.: Мелентьев М.П. Классификация осужденных к лишению свободы и вопросы назначения им вида исправительного учреждения // Российский следователь. 2002. № 3. С. 30.

10 См. там же.

11 См.: Минязева Т.Ф. Уголовно-правовая охрана личности осужденных к лишению свободы и ее оптимизация // Уголовно-правовая охрана личности и ее оптимизация / Под. ред. Б.Т. Рагильдиева. — Саратов, 2003. С. 70—71.