УДК 347.77

Страницы в журнале: 106-110 

 

А.А. АНДРЕ,

аспирант Российского государственного гуманитарного университета

 

Рассматриваются проблемы терминологии, применяемой для обозначения наименований лекарственных средств; вопросы соотношения международных непатентованных наименований и товарных знаков, использования международных непатентованных наименований в качестве доменных имен.

Ключевые слова: интеллектуальная собственность, лекарственные средства, товарный знак, доменное имя, международные непатентованные наименования.

 

Names of medical products in system of means of an individualization of the goods

 

Andre A.

 

Problems of the terminology applied to a designation of names of medical products are considered; questions of a parity of the international unlicensed names and trade marks, uses of the international unlicensed names as domain names.

Keywords: intellectual property, pharmaceuticals, trade mark, domen, international nonproprietary names.

 

В  соответствии с пунктами 16—17 ст. 4 Федерального закона от 12.04.2010 № 61-ФЗ «Об обращении лекарственных средств» (далее — Закон № 61-ФЗ) название лекарственного средства включает в себя международное непатентованное наименование (далее — МНН) лекарственного средства и торговое наименование лекарственного средства.

Под МНН лекарственного средства понимается название фармацевтической субстанции, рекомендованное Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ); под торговым наименованием — обозначение лекарственного средства, присвоенное его разработчиком. В соответствии с п. 6 ст. 13 Закона № 61-ФЗ не допускается государственная регистрация:

1) различных лекарственных препаратов под одинаковым торговым наименованием;

2) одного лекарственного препарата, выпускаемого производителем под различными торговыми наименованиями и представленного на государственную регистрацию в виде двух и более лекарственных препаратов.

Как отмечается в документе «Рациональный выбор названий лекарственных средств. Методические рекомендации» (утв. Минздравсоцразвития России 10.10.2005; далее — Рекомендации), для выбора названия лекарственного препарата могут быть использованы:

— МНН в соответствии с рекомендациями ВОЗ;

— национальное непатентованное название (далее — ННН);

— торговое название.

В свою очередь торговые названия делятся на две группы:

— утвержденные при регистрации лекарственных препаратов в соответствии с требованиями законодательства о лекарственных средствах;

— дополнительно зарегистрированные в качестве товарных знаков согласно нормативным положениям законодательства об интеллектуальной собственности. Названия этой группы представляют собой особую форму интеллектуальной (промышленной) собственности, принадлежащей государству, юридическому или физическому лицу (лицам), имеющим исключительное право на их использование, охраняемое международным и российским законодательством в сфере защиты интеллектуальной собственности.

Законодательство о лекарственных средствах не дает однозначных ответов на вопросы обо всех видах названий, с помощью которых могут быть разграничены лекарственные средства, а также об их соотношении.

В подпункте 4 п. 2 ст. 18 Закона № 61-ФЗ определяется, что в заявлении о государственной регистрации лекарственного препарата указывается наименование лекарственного препарата (МНН или химическое и торговое наименования).

Не всегда в нормативных правовых актах используется корректная терминология. Так, в п. 6  Правил государственной регистрации лекарственных средств для животных и кормовых добавок (утв. приказом Минсельхоза России от 01.04.2005 № 48)[1] в числе данных, необходимых для государственной регистрации лекарственного средства или добавки, заявитель представляет в Россельхознадзор оригинальное название лекарственного средства или добавки, если оно зарегистрировано как торговый знак в соответствии с законодательством Российской Федерации о торговых знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров. Однако в российском законодательстве термин «товарный знак» применялся в соответствии с Законом РФ от 23.09.1992 № 3520-1 «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров»[2] и до вступления в силу в 2006 году части четвертой ГК РФ, что представляется не совсем корректным.

Более того, термин «товарный знак» использовался и в ряде других нормативных правовых актов: в Законе СССР от 03.07.1991 № 2293-1 «О товарных знаках и знаках обслуживания»[3], постановлении Совмина СССР от 15.05.1962 № 442 «О товарных знаках»[4], Положении о товарных знаках (утв. Госкомизобретений СССР 08.01.1974)[5], постановлении ЦИК СССР № 47, СНК СССР от 07.03.1936 № 455 «О производственных марках и товарных знаках»[6].

Рекомендации также не отличаются точностью правовых формулировок. В соответствии с п. 3 Рекомендаций «конечный этап процесса выбора заключается в опубликовании рекомендованных МНН в Информационном бюллетене ВОЗ по лекарственным средствам. Как только название будет опубликовано в качестве рекомендованного МНН, оно может использоваться при маркировке лекарственных средств, в научных публикациях, учебных изданиях, справочной или рекламной информации по лекарственным препаратам. С момента опубликования рекомендованное МНН становится общественной собственностью и не подлежит регистрации в качестве товарного знака (торговой марки)». МНН не может быть объектом права собственности, поскольку не имеет материального характера. Более целесообразно использовать формулировку: МНН не является объектом исключительного права. МНН, в отличие от товарных знаков, служат не для идентификации самого товара и его производителя, а для установления активных веществ в составе лекарственного препарата.

Термин «торговая марка» не используется российским законодательством об интеллектуальной собственности.

Согласно Рекомендациям «во избежание путаницы, которая может представлять угрозу безопасности пациентов, товарные знаки (торговые марки) не должны составляться на базе МНН. Кроме того, использование общей основы в торговых марках существенно затруднит дальнейший выбор названий в группах веществ.

С учетом растущего числа МНН и товарных знаков (торговых марок) возможность конфликта между двумя сторонами постоянно увеличивается. Основная причина конфликтов обычно заключается в попытке организации-производителя предложить новый товарный знак, содержащий “общую основу”, учрежденную ВОЗ для МНН. Если такое название окажется под защитой в качестве товарного знака, это ограничит свободу ВОЗ по дальнейшему выбору МНН для этой группы фармакологических веществ.

Для исключения таких ситуаций в мае 1993 года на 46-м заседании Всемирной ассамблеи здравоохранения была принята резолюция WHA46.19 по международным непатентованным названиям для фармацевтических субстанций, в которой государствам—членам ВОЗ предложено:

— “ввести в действие правила и нормы, гарантирующие использование международных непатентованных названий (или эквивалентных национальных названий воспроизведенных лекарственных средств) на видном месте в целях маркировки и рекламы фармацевтической продукции;

— поощрять производителей при продвижении и сбыте продукции, поступающей из нескольких источников после окончания действия патента, пользоваться названиями фирм и международными непатентованными названиями, а не торговыми марками;

— разрабатывать указания по использованию и защите международных непатентованных названий и препятствовать использованию названий на базе МНН и особенно включению установленных основ МНН в торговые марки”».

Таким образом, МНН является одним из наименований лекарственных средств, необходимых для его регистрации и последующего использования, предлагаемый разработчиком лекарственного средства; на МНН не распространяется режим исключительного права. В отношении МНН применяются нормы публичного права, охраняющие интересы потребителей от недобросовестного использования МНН для лекарственных средств, не соответствующих зарегистрированному лекарственному средству.

В то же время, как отмечает В.А. Мещеряков, «можно с уверенностью утверждать, что в настоящее время можно зарегистрировать обозначение, сходное или идентичное с обозначением МНН, в качестве товарного знака. В литературе отмечается, что отсутствие императивного условия о недопустимости предоставления правовой охраны для обозначений, сходных с МНН, ставит решение о регистрации того или иного обозначения в зависимость от конкретных обстоятельств, возникающих при проведении экспертизы заявленного обозначения или при рассмотрении спора об охраноспособности товарных знаков»[7].

Данная проблема должна быть решена путем внесения изменений в часть четвертую ГК РФ применительно к запрету регистрации в качестве товарного знака для лекарственных средств обозначения, сходного с МНН. Пункт 2 ст. 1483 ГК РФ предлагаем изложить в следующей редакции:

«2. В соответствии с международным договором Российской Федерации не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, состоящих только из элементов, представляющих собой:

1) государственные гербы, флаги и другие государственные символы и знаки;

2) сокращенные или полные наименования международных и межправительственных организаций, их гербы, флаги, другие символы и знаки;

3) официальные контрольные, гарантийные или пробирные клейма, печати, награды и другие знаки отличия;

4) международное непатентованное наименование для лекарственных средств;

5) обозначения, сходные до степени смешения с элементами, указанными в подпунктах 1—4 настоящего пункта.

Такие элементы могут быть включены в товарный знак как неохраняемые элементы, если на это имеется согласие соответствующего компетентного органа».

Применительно ко второму названию лекарственных средств — торговому наименованию — более корректно было бы использовать устоявшуюся терминологию части четвертой ГК РФ и ранее действовавшего законодательства об интеллектуальной собственности, а именно использовать в Законе № 61-ФЗ дефиницию «товарный знак», а не «торговое наименование». В то же время возможно указание при регистрации лекарственного средства в Минздравсоцразвития России и такого наименования, которое не регистрируется в качестве товарного знака, но может быть использовано для обозначения лекарства. Таким образом, более удачной была бы формулировка «товарный знак или иное наименование, индивидуализирующие лекарственное средство».

Анализ действующего законодательства, процедуры оформления лекарственных средств позволяет сделать вывод о том, что регистрация товарного знака для обозначения лекарственного средства и регистрация лекарственного средства для целей использования, имеющая значение для определения того обозначения, под которым будет употребляться лекарственное средство, не имеют прямой взаимосвязи в законодательстве. Законодатель не соотносит право на использование в качестве наименования лекарственного средства, зарегистрированного как товарный знак, и право разработчика использовать наименование лекарственного средства, зарегистрированного для целей использования, и не предусматривает преимущество одного права перед другим при регистрации. В том случае, если название лекарственного средства зарегистрировано в качестве товарного знака, в последующем никто не может применять без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении лекарственных средств, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате употребления возникнет вероятность смешения в соответствии с п. 3 ст. 1484 ГК РФ. Охватывает ли такое использование и регистрацию лекарственного средства для целей использования под таким или сходным наименованием другим лицом? Законодатель однозначного ответа не дает.

Представляется необходимым закрепить в Законе № 61-ФЗ преимущество наименования, которое зарегистрировано в качестве товарного знака, и запрет на регистрацию для целей использования такого наименования без согласия обладателя исключительного права. Регистрация наименования лекарственного средства для целей введения лекарственного средства в гражданский оборот не порождает исключительного права. В случае если оформление товарного знака имеет место после регистрации лекарственного средства для целей использования другим лицом, такие действия, влекущие в последующем запрет на использование наименования лекарственного средства, могут рассматриваться в качестве злоупотребления правом (ст. 10 ГК РФ), а с точки зрения административного права — как недобросовестная конкуренция. Согласно п. 2 ст. 14 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» не допускается недобросовестная конкуренция, связанная с приобретением и использованием исключительного права на средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ или услуг.

Для исключения коллизий было бы целесообразно определить пути взаимодействия Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (Роспатента) и Минздравсоцразвития России в части регистрации наименований лекарственных средств, в частности, в Соглашении между Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации и Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам о сотрудничестве по вопросам правовой охраны и защиты результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации, относящихся к области обращения лекарственных средств, заключенном 3 марта 2011 г.

Необходимо создание единой информационной базы данных федеральных органов исполнительной власти о зарегистрированных наименованиях лекарственных средств и осуществление автоматической регистрации товарного знака для обозначения лекарственных средств, наименование которых зарегистрировано в Минздравсоцразвития России (с экспертизой товарного знака Роспатентом).

Проблемой, на взгляд М.С. Дашяна, является использование названий лекарственных средств в Интернете: «Современная практика показывает, что использование МНН в качестве названий доменов второго уровня при сетевой адресации в Интернете не противоречит как правовым нормам, так и сложившейся практике.

Тем не менее любое физическое лицо и любая организация имеют право использовать обозначение МНН в системе доменных имен глобальной компьютерной сети. Несмотря на активные требования ВОЗ об ограничении или запрете возможности такой регистрации, на сессии Генеральной ассамблеи ВОИС (23 сентября — 1 октября 2002 г.) была одобрена рекомендация, в которой указывалось на отсутствие каких-либо определенных мер охраны в отношении МНН, а также говорилось о продолжении совместного с ВОЗ отслеживания ситуации. <…> По мнению некоторых правоведов, использование таких доменных имен может быть ограничено в рамках юрисдикции ВОИС и ВОЗ в целях избежания “недоразумений, которые могут поставить под угрозу безопасность пациентов при использовании лекарственных средств”»[8].

М.С. Дашян возражает против такой позиции. «Во-первых, координирующим органом в сфере выделения доменных имен является организация ICANN (интернет-корпорация по присвоению доменных имен и номеров), напрямую не зависящая в своей деятельности от ВОИС и ВОЗ. Во-вторых, ни Регламентом ICANN, ни нормами международного права или национального права России не предусматриваются ограничения доменных имен второго уровня по причине их идентичности или сходности с МНН. В-третьих, согласно Закону о товарных знаках (Закон СССР от 03.07.1991 № 2293-1 «О товарных знаках и знаках обслуживания. — А.А.) зарегистрированный товарный знак подлежит правовой охране в доменных именах сети Интернет и при других способах адресации (ст. 4), следовательно, ограничение использования МНН в Интернете может быть осуществлено лишь правообладателем в случае регистрации сходного или идентичного товарного знака»[9].

Для решения поставленной проблемы необходимо внести изменения не в законодательство об интеллектуальной собственности, учитывая, что доменное имя не является объектом исключительного права, а регистрация МНН в качестве товарного знака противоречит рекомендациям международных организаций, а в Закон № 61-ФЗ.

 

Библиография

1 Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2005. № 17.

2 Ведомости СНД РФ и ВС РФ. 1992. № 42. Ст. 2322.

3 Ведомости СНД и ВС СССР. 1991. № 30. Ст. 864.

4 СП СССР. 1962. № 7. Ст. 59.

5 Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств СССР. 1988. № 1.

6 СЗ СССР. 1936. № 13. Ст. 113.

7 Мещеряков В.А. О некоторых неурегулированных проблемах правовой охраны товарных знаков и изобретений в области медицины // Современное право. 2001. № 1.

8 Дашян М.С. Особенности правовой охраны фирменных наименований в Российской Федерации: противоречия и аксиомы // Право и экономика. 2006. № 11.

 

9 Он же. Охрана интеллектуальной собственности в фармацевтической сфере: к вопросу о правовом статусе международных непатентованных названий лекарственных средств // Современное право. 2004. № 10.  С. 37—40.