О.В. СТАРОВЕРОВА,

профессор кафедры налогового права и процесса Российской правовой академии Минюста России

 

Экономические процессы, происходящие как в России, так и в других государствах, далеко не всегда носят характер официальной, легальной деятельности. Теневая экономика имеет много синонимичных названий: подпольная, скрытая, альтернативная, вторая, неформальная, нелегальная, деструктивная, противоправная, криминальная и др.

В западной специальной литературе для обозначения данного явления используется не менее 18 терминов.

Теневую и легальную экономику разграничивают по критерию регистрируемости. Продуктивность такого подхода обусловлена связью теневой экономики с правилами регистрации и налогообложения экономической деятельности. Теневой экономикой (shadow economy) называют хозяйственную деятельность, которая развивается вне государственного учета и контроля, а потому не отражается в официальной статистике[1]. Эта же логика позволяет определить теневую экономику как экономическую деятельность, не подлежащую прямому налогообложению[2].

Основу теневой экономики составляют разные схемы сокрытия доходов и, соответственно, неуплата налогов[3]. В западной экономической литературе проблема неформальной экономики получила дополнительную смысловую окраску. В трудах ряда ученых она была интерпретирована не как ограниченный сегмент реальности, а как характер экономических отношений, в разной степени и в разных видах проявляющийся во всех без исключения формах хозяйствования[4]. Фактически эта посылка и обусловила обособленный правовой подход к пониманию теневой экономики как за рубежом, так и в российской науке.

Специалисты ООН на основе методологии системы национальных счетов (СНС) в целях более полного учета объемов производства ВВП предложили определять теневую экономику как неучтенную официальной статистикой экономическую деятельность. Это определение принято и Госкомстатом России[5]. В соответствии с рекомендациями ООН неучтенная экономика разделена на следующие блоки:

1) скрытая — характеризует разрешенную законом деятельность, которая официально «не показывается» или объемы которой преуменьшаются осуществляющими ее субъектами с целью уклонения от уплаты налогов, внесения социальных взносов или от выполнения определенных административных обязанностей;

2) неформальная, т. е. некорпорированная и принадлежащая домашним хозяйствам, действующим обычно на законном основании, нацеленная на производство товаров и услуг, как правило, для собственных нужд;

3) нелегальная (криминальная) — незаконная деятельность, охватывающая те виды производства товаров и услуг, которые запрещены действующим законодательством. В настоящее время к таковым относятся производство и продажа наркотиков, оружия, бизнес на проституции, контрабанда и другие виды уголовно наказуемой деятельности.

С точки зрения социально-правовых последствий уклонения от уплаты налогов интерес представляет экономика скрытая, поскольку именно она способствует росту долгов по неуплаченным налогам, подрывает основы бюджета и самого механизма социально значимого перераспределения продукта экономической деятельности. В сложившейся научной терминологии эту экономику обозначают также «полуправовой» или «серой».

Наиболее значимые ее признаки таковы:

1) хозяйствующий субъект производит товар или услугу, находящиеся в свободном, легальном гражданском обороте;

2) хозяйствующий субъект применяет такие финансово-документальные операции и приемы, которые обеспечивают полную или частичную неуплату налогов;

3) уклоняясь от уплаты налогов, хозяйствующий субъект обеспечивает себе конкурентные преимущества на том или ином сегменте рынка, причиняя вред финансовым интересам общества и государства, вытекающим из самой социально-правовой природы налогообложения.

Поскольку само существование теневой экономики связано с уклонением от уплаты налогов (в экономическом смысле), следует рассмотреть и такие ее подвиды, как «серая» и «черная». «Серая» теневая экономика — разрешенная законом, но не регистрируемая экономическая деятельность (преимущественно мелкий бизнес) по производству и реализации обычных товаров и услуг, т. е. находящихся в свободном обороте. В этом секторе производители сознательно уклоняются от официального учета, не желая нести расходы, связанные с получением лицензий, уплатой налогов (либо отчет о такой деятельности вообще не предусмотрен).

«Черная» теневая экономика (специалисты отмечают ее организованный криминальный характер) принципиально отличается от «серой» по качественным характеристикам, поскольку сопряжена с производством и реализацией товаров и услуг, запрещенных в свободном обороте, т. е. выведенных за рамки легальных экономических отношений. Как пишут Ю.В. Латов и С.Н. Ковалев, «этой деятельностью может быть не только основанное на насилии перераспределение (кражи, грабежи, вымогательства), но также производство товаров и услуг, разрушающих общество (наркобизнес, рэкет)»[6].

Следует заметить, что и в экономической, и в правовой литературе теневая экономика не получает однозначно негативных оценок. Ряд исследователей, не умаляя ее негативных социальных, экономических и правовых последствий, выделяют и позитивные ее функции.

Так, по мнению Д.А. Ли, экономике как системе, общему экономическому целому (как, впрочем, и любому другому качественному срезу социальной целостности) необходимы две подсистемы, два блока: легальный и нелегальный, или законный и противоправный (теневой). Причем между ними должна складываться относительно жесткая пропорция. Каждая из этих подсистем не должна терять свою количественную определенность, что может в достаточной степени обусловить оптимальное функционирование всей системы. Отсюда парадоксальный на первый взгляд вывод: нелегальная экономика, основу которой составляют преступления, незаконная деятельность, необходима системе в своей качественной и количественной определенности и потому на равных входит в структуру социальной целостности (общества). Резюмируя свою позицию о перспективах теневой экономики, Д.А. Ли отмечает: «Без накопления финансов в теневой экономике, без участия “теневого” капитала развитие экономики в оптимальном режиме практически невозможно. Безусловно, “теневой” капитал не способен служить панацеей от всех бед, но вкупе с другими факторами (изобретения, инновации, малый и средний бизнес, инвестиции и т. д.) он способен оптимально ускорить развитие страны»[7].

Приведенная позиция доминирует в зарубежной экономической литературе. Специалисты, работающие в смежных отраслях экономической и социологической теорий, отмечают следующие позитивные функции теневой экономики в рыночном хозяйстве:

1) «экономическая смазка» — сглаживание перепадов в экономической конъюнктуре при помощи перераспределения ресурсов между легальной и теневой экономикой (когда легальная экономика переживает кризис, производственные ресурсы не пропадают, а переливаются «в тень», возвращаясь в легальную после завершения кризиса);

2) «социальный амортизатор» — смягчение нежелательных социальных противоречий (в частности, неформальная занятость облегчает материальное положение малоимущих);

3) «встроенный стабилизатор» — теневая экономика подпитывает своими ресурсами легальную (неофициальные доходы используются для закупки товаров и услуг в легальном секторе, отмытые преступные капиталы облагаются налогом и т. д.)[8].

Эта позиция представляется нам принципиально важной, потому что сегодня едва ли найдется субъект, занятый сколько-нибудь значительной по масштабам финансово-хозяйственной деятельностью, которая по всем параметрам соответствовала бы официальному, регистрируемому, экономически надлежащему добросовестному поведению. Применение различных финансово-документальных технологий в целях уклонения от уплаты налогов — обычная практика хозяйствующих субъектов. Другое дело, что экономически недобросовестное поведение приобретает разные масштабы, а юридическая оценка зависит от его параметров.

Многосторонняя социальная оценка рассматриваемого явления, на наш взгляд, свидетельствует об эффекте усложнения структуры научного мышления. На смену однозначным ортодоксальным оценкам и решениям приходит стремление взглянуть на сложнейший экономико-правовой институт с разных социальных позиций. Приведенная информация о функциональности теневой экономики никоим образом не изменяет ее общую негативную оценку для экономики легальной, экономических и социальных интересов общества и государства.

Основной причиной формирования теневого сектора экономики часто называют уровень налоговых изъятий в государственный бюджет[9]. Зависимость между величиной теневого сектора, налоговыми поступлениями и налоговой ставкой объясняется при помощи модели, предложенной А. Лаффером. Его концепция занимает центральное место в современной теории фискального регулирования. В соответствии с данной моделью функциональная зависимость налоговых доходов государства от уровня налогового бремени описывается параболой, имеющей точку максимума. Увеличение ставки налога после определенного момента становится фактором снижения налоговых доходов государства, бизнес просто уходит «в тень» ввиду нерентабельности экономической деятельности, сопровождаемой слишком высокими налоговыми изъятиями.

Низкий уровень налоговой ставки также может рассматриваться как дестабилизирующий фактор. Очевидно, что речь должна идти о золотой середине, которая может, во-первых, обеспечить оптимальную собираемость налогов и пополнение государственного бюджета, во-вторых, уменьшить поле теневой экономики. Однако специалисты отмечают, что данный подход не учитывает других факторов, влияющих на тяжесть налогообложения и, соответственно, объем теневого сектора, например психологически значимые побуждения налогоплательщика к выводу капитала «из тени».

Эффект Лаффера широко применяется для прогнозирования и анализа налоговой политики. На наш взгляд, он может и должен применяться также и в криминологических исследованиях в качестве инструмента анализа причинного комплекса теневой экономики и ее составляющей — налоговой преступности.

 

Библиография

1 См., например: Фитуни Л.Л. Теневой оборот и «бегство капитала». — М., 2003. С. 12; Исправников В.О., Куликов В.В. Теневая экономика в России: иной путь развития. — М., 1997. С. 19; Латов Ю.В., Ковалев С.Н. Теневая экономика. — М., 2006. С. 14; Ечмаков С.М. Теневая экономика: анализ и моделирование. — М., 2004. С. 51.

2 См.: Margo G. Ercolany. Inflation Tax and the Hidden Economy. May, 2000.

3 См.: Макаров Д.Г. Основания и пределы криминализации общественно опасных деяний, составляющих теневую экономику (по материалам федеральных органов налоговой полиции): Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. — М., 2002. С. 20.

4 См.: Барсукова С.Ю. Неформальная экономика: экономико-социологический анализ. — М., 2004. С. 25—27.

5 См.: Методологические положения по статистике. Вып. 1. — М., 1998; Постановление Госкомстата России от 31.01.1998 № 7 «Об утверждении основных методологических положений по оценке скрытой (неформальной) экономики» (с изм. от 25.02.2000).

6 Латов Ю.В., Ковалев С.Н. Указ. соч. С. 16.

7 Ли Д.А. Экономическая ситуация в России: структурно-функциональные закономерности // Российское право в Интернете (http://rli.consultant.ru/magazine/2004/01/crim/art1).

8 См.: Cassei D., Cichy U. The Shadow Economy and Economic Policy in East and West: A Comparative System Approach // The Unofficial Economy. Consequences and Perspectives in Different Economic Systems / Ed. вy S. Alessandrini and B. Dallago. Gower, 1987. P. 140—141.

9 См., например: Теневая экономика региона: диагностика и меры нейтрализации / Под ред. А.И. Татаркина, В.Ф. Яковлева. — М., 2004. С. 33.