Б.А. БАЗЫРОВА,

кандидат юридических наук, доцент, завкафедрой уголовного права и процесса Калмыцкого государственного университета

 

В конце ХХ — начале ХХI века семья переживает системный кризис. По существу, разрушился обычный уклад взаимоотношений между супругами, при котором женщина являлась центром внутрисемейной жизни, а мужчина осуществлял связь семьи с обществом. Перестройка взаимоотношений мужчин и женщин, отцов и детей, появление новых форм взаимоотношений с бабушками и дедушками — все это сопровождается обострением семейных конфликтов. Статистическими показателями, свидетельствующими о возросшей конфликтности в семьях, выступают значительное падение рождаемости и увеличивающееся число разводов. В последние годы в России на 10 браков приходится 7 разводов[1].

В результате около 500 тыс. детей в стране ежегодно остаются без одного из родителей. Если прибавить к этому около 350 тыс. детей, рождающихся каждый год у матерей-одиночек, то почти 900 тыс. детей ежегодно попадают в особо трудную жизненную ситуацию. Их воспитанием и материальным обеспечением занимается только мать, возможности которой осуществлять эти функции крайне ограничены[2].

В решении Межведомственной комиссии по делам несовершеннолетних при Правительстве РФ от 07.07.1998 сказано: «Детская безнадзорность и беспризорность — следствие современной социально-экономической и духовно-нравственной ситуации в России, которая характеризуется нарастанием социального неблагополучия семей, падением их жизненного уровня, дистанцированием школы от детей с трудной судьбой, криминализацией среды...»[3]

Ежегодно органами МВД России регистрируется от 150 до 160 тыс. детей, которые убегают из семьи, спасаясь от издевательств, из них 25 тыс.  находятся в розыске. Около 10 тыс. родителей лишаются судами родительских прав, и более 2,5 тыс. детей забираются у родителей без лишения их родительских прав, поскольку нахождение ребенка в родной семье представляет угрозу его жизни и здоровью.

По данным уголовной статистики, в 2000 году в России зарегистрировано 2557 преступлений (в 1998 — 2569, в 1999 — 2116), предусмотренных ст. 156 «Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего» УК РФ.

Как свидетельствует Генеральная прокуратура РФ, ежегодно около 2 млн российских детей до 14 лет подвергаются избиению собственными родителями. Для 10% ребятишек «семейные» истязания заканчиваются смертью. Две тысячи детей и подростков, устав от домашних скандалов и унижений, кончают жизнь самоубийством. За последние 10 лет количество самоубийств детей и подростков в России увеличилось почти вдвое, 4 из 10 самоубийств дети совершают дома[4].

Кроме того, детская безнадзорность тесно связана с социальным сиротством. В настоящее время число детей, нуждающихся в государственной поддержке, составляет 115 тыс., количество детей-сирот — 625 тыс. При этом дети, осиротевшие вследствие смерти родителей, составляют лишь 10%. В последние годы в 4 раза выросло число родителей, лишенных родительских прав, что говорит об увеличении масштабов их асоциального поведения.

Нездоровый, конфликтный климат в семье, ссоры, насилие, жестокость выступают мощным криминогенным фактором, формирующим насильственную и иную противоправную мотивацию, способствуют «привыканию» к такому стереотипу поведения.

Отмеченные тенденции максимально четко проявляются в нашей республике. Как известно, Республика Калмыкия в определенном смысле находится в центре Южного федерального округа и граничит с Республикой Дагестан, Ставропольским краем, Волгоградской, Ростовской областями и с Казахстаном. Географическое положение в значительной степени определяет и уровень криминальной ситуации. Так, если общий уровень жизни в ЮФО на четверть ниже, чем по России, то в Республике Калмыкия он составляет 40,5% от общероссийского уровня. Только в 2003 году по сравнению с 2002 годом в Калмыкии отмечалось снижение объемов производства сельхозпродукции на 31,7% (в ЮФО — в среднем на 2,2%); рост безработицы составил более 5% при одновременном снижении заработной платы на 1,1%.

Отсюда объективно складывается ухудшение общей криминальной ситуации, которая характеризуется ростом числа вымогательств (на 182,1%), грабежей (на 43,6%), краж (на 40,9%), хулиганств (на 36,8%), разбойных нападений (на 21,4%), убийств и похищений (на 18,2%), умышленных причинений тяжкого вреда здоровью (на 12,5%). При этом совершение преступлений в состоянии опьянения составило 24,5%. Вместе с тем выявление фактов сбыта наркотиков составило 73,4%; на доследование было возвращено на 14,2% больше уголовных дел, чем в 2002 году.

По данным социологического опроса ГУ МВД России по ЮФО, работой милиции не удовлетворены 34,5% опрошенного населения в Республике Калмыкия.

Кроме этого, результаты проведенного анкетирования 150 осужденных несовершеннолетних и такого же количества законопослушных подростков показали, что 79% осужденных и 32% законопослушных подростков г. Элисты подвергались насилию в семье, в том числе систематическому — 71 и 28% опрошенных соответственно. В то же время на улице (во дворе, в баре, на дискотеке и т. д.) от плохого обращения со стороны сверстников пострадало соответственно 7 и 4% подростков. Отсюда можно сделать вывод, что подростки подвергаются насилию наиболее часто именно со стороны членов семьи. Кроме того, в 30% неблагополучных семей систематически употребляются спиртные напитки, в 40% устраиваются скандалы, ведется антиобщественный образ жизни.

Также исследование показало, что более 30% семей являются полными и внешне благополучными. Вместе с тем родители проявляли неумение или нежелание воспитывать своих детей, не осуществляли контроль их свободного времени, крайне редко с ними общались. Одновременно была выявлена еще одна проблема: 30% правонарушителей происходят из семей, характеризующихся сравнительно высоким доходом (4000 — 5000 руб. на каждого члена семьи). В данном случае ненормальную нравственную атмосферу вокруг подростка создают любящие и желающие ему добра родители, не обладающие достаточным уровнем педагогической культуры.

Отсутствие теплых эмоциональных контактов с родителями в семье может повлечь необратимые нарушения в психике ребенка, а в последующем — агрессивное поведение.

Как заметил известный врач и педагог доктор Б. Спок, «преступники вырастают из детей, страдающих не от недостатка наказаний, а от недостатка любви»[5]. Многочисленные наблюдения за детьми и эксперименты с животными приводят исследователей к выводу, что наказание не только не устраняет агрессивность, но и поощряет и усиливает ее. Криминологам и работникам правоохранительных органов хорошо известно, что подавляющее большинство лиц, совершивших насильственные преступления, в детстве подвергались унижениям, наказаниям, страдали от жестокого обращения со стороны взрослых.

Избитые дети, как правило, не хотят возвращаться в семью. Кризисная служба не может обеспечить их убежищем. Ребята прячутся у знакомых или бродяжничают. Очень часто их подбирают люди из криминальной среды.

Наши законы не предусматривают быстрой реакции на издевательство над детьми. В УК РФ есть ст. 113, карающая за истязание, но на практике она почти не применяется. Российские криминологические разработки внутрисемейных преступлений против детей находятся, за исключением исследованной проблемы детоубийства, пока на начальной стадии[6].

Когда-то было сказано: «Если мы сможем вылечить семью, мы сможем вылечить мир». Семья, несомненно, продолжает играть важную роль в нашей жизни и в жизни общества, членами которого мы являемся[7]. Именно поэтому нельзя допускать ее разрушения. Законодатель должен искать и находить любые возможности для оказания помощи и защиты прав лиц, образующих семью и заинтересованных в ее сохранении.

В настоящее время назрела необходимость законодательного урегулирования вопросов жестокости и насилия во внутрисемейных взаимоотношениях. Такая примерная программа законопроектной работы Государственной думы России уже существует и предусматривает подготовку закона «О жестоком обращении в семье»[8].

С учетом отечественных исследований, зарубежного и международно-правового опыта в законодательном порядке нужно разрешить прежде всего вопросы:

· о создании семейных судов (подобные суды с функциями, несколько отличными от тех, которые предлагаются для России, имеются в Австрии, Польше, США, Японии), рассматривающих уголовные дела о внутрисемейных преступлениях, о преступлениях, совершенных несовершеннолетними, а также все семейные и связанные с семейными отношениями гражданские дела[9];

· о введении применяемого австрийскими семейными судами посредничества для разрешения конфликтов между членами семьи в качестве альтернативы уголовной ответственности[10];

· об установлении за совершение внутри семьи побоев и причинения легкого вреда здоровью административного взыскания в виде штрафа и применяемого в случае повторности семейного насилия ареста;

· об усовершенствовании государственной системы статистики преступлений путем включения в нее показателя о наличии между лицом, совершившим преступление, и потерпевшим семейной связи[11].

Итак, насилие в семье, психологический дискомфорт внутри нее — основные причины роста беспризорности несовершеннолетних и, как следствие, роста подростковой преступности. До тех пор пока в государстве не будет действовать соответствующая социальная политика, пока не будут предприняты меры по оздоровлению института семьи, уровень беспризорности и степень криминализации подростковой среды будут характеризоваться достаточно высокими показателями.

Определяя причины семейных конфликтов, сегодня как никогда приходится учитывать и те негативные ситуации, которые возникают в связи с занятостью женщин на работе и дома, с недостатком свободного времени для отдыха и воспитания детей. Именно поэтому значительная часть женщин считает, что в семейной жизни и в быту невозможно избежать серьезных конфликтов, скандалов.

Криминологические исследования также установили, что противоречия, возникающие при выполнении женщинами многочисленных социальных ролей, в большой степени определяют не только конфликтное поведение самих женщин, но и тех людей, которые связаны с ними, в том числе и воспитываемых ими детей.

В этих условиях по вполне понятным причинам растет не только вероятность насильственного разрешения конфликтов, возникающих в семье и угрожающих в первую очередь жизни и здоровью детей, но и само криминальное насилие как явление, охватившее все сферы современного российского общества и государства.

 

Библиография

1 См.: Михеев А.Р. Взгляд на демографические тенденции // ЭКО. 1998. № 4; Концепция демографического развития Российской Федерации на период до 2015 года (утв. распоряжением Правительства РФ от 24.09.2001 № 1270-р).

2 См. выступление бывшего председателя Комитета Государственной думы Федерального собрания РФ по делам женщин, семьи и молодежи А.В. Апариной на Съезде Союза общественных сил за спасение детей России (04.04.1998).

3 Бюллетень Министерства труда и социального развития РФ. 1998. № 3. С. 54.

4 См.: Белая книга детства в России. Объективные свидетельства российской прессы. Показания 1998 —1999 годов. — М., 1999. С. 22.

5 Литературная газета. 1968. № 10. С. 11.

6 См.: Лукичев О.В. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика детоубийства: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — СПб., 1997.

7 См.: Харчев А.Г., Мацковский М.С. Современная семья и ее проблемы. — М., 1979; Антонов А.И. Кризис семьи и пути его преодоления. — М., 1995.

8 См.: Примерная программа законопроектной работы Государственной думы Федерального собрания РФ на 1995 год // СЗ РФ. 1994. № 6. С. 957.

9 См.: Gondolf E.W. Assessing woman battering in Mental health services. Trousand Oaks, London, New Delhi. 1996.

10 См.: Egger R., Froschl E., Lercher L. Gewalt gegen Frauen in der Familie. — Wien, 1995. P. 193.

11 См.: Op cit. P. 197.