Страницы в журнале: 148-154

 

30  ноября 2010 г. в  Краснодаре состоялась региональная научно-практическая конференция на тему «Юридическая наука в механизме противодействия коррупции» (далее — конференция).

Конференция проводилась третий год подряд по инициативе Краснодарского регионального отделения Ассоциации юристов России, Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Краснодарскому краю (далее — Управление Минюста России по Краснодарскому краю), Управления экономики и целевых программ Краснодарского края и Краснодарского регионального общественного благотворительного фонда «Научно-образовательные инициативы Кубани». Содействие в организации и проведении конференции, ставшей уже традиционной, оказывали Законодательное собрание Краснодарского края, администрация Краснодарского края, Нотариальная палата Краснодарского края, Адвокатская палата Краснодарского края, ведущие юридические вузы Кубани, представители гражданского общества. Информационную поддержку мероприятия осуществлял научно-практический журнал «Современное право».

Конференцию открыл Шеин Александр Георгиевич, начальник Правового управления администрации Краснодарского края, сопредседатель Краснодарского регионального отделения Ассоциации юристов России. Шеин отметил, что необходимость проведения подобной конференции вызвана актуальностью научно-правового обеспечения противодействия коррупции в современной России, а также значительным вниманием со стороны государства и общества, которое вполне справедливо данной проблеме уделяется.

За последние годы было принято большое количество нормативных правовых актов в области противодействия коррупции, среди которых Федеральный закон от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» и Закон Краснодарского края от 23.07.2009 № 1798-КЗ «О противодействии коррупции в Краснодарском крае».

Однако, несмотря на предпринимаемые государством и обществом меры, коррупция по-прежнему серьезно затрудняет нормальное функционирование всех общественных механизмов, препятствует проведению социальных преобразований и модернизации национальной экономики, вызывает в российском обществе серьезную тревогу и недоверие к государственным институтам, создает негативный имидж России на международной арене и правомерно рассматривается как одна из угроз безопасности Российской Федерации.

Так, по данным международной организации Transparency International, в 2010 году Россия заняла 154-е место по индексу восприятия коррупции из 178 возможных, поделив его с Папуа — Новой Гвинеей, Таджикистаном, Кенией и некоторыми другими странами. Из стран СНГ ситуация оказалась хуже только в Киргизской Республике, Республике Узбекистан и Туркменистане.

Конференцию продолжил Долгов Александр Александрович, руководитель аппарата Краснодарского регионального отделения Ассоциации юристов России, исполняющий обязанности директора Федерального государственного учреждения «Земельная кадастровая палата» по Краснодарскому краю. Докладчик отметил, что Краснодарское региональное отделение Ассоциации юристов России является одним из крупнейших в России и аккредитовано в качестве независимого эксперта, что дает ему право активно проводить общественную антикоррупционную экспертизу нормативных правовых актов. Также А.А. Долгов уверил присутствующих, что Краснодарское региональное отделение Ассоциации юристов России может и должно внести свой значительный вклад в общее дело противодействия коррупции не только в Краснодарском крае, но и в России в целом.

Ковалева Ирина Владимировна, исполняющая обязанности руководителя Управления Минюста России по Краснодарскому краю, поблагодарила участников и гостей конференции за поддержку инициативы проведения подобного мероприятия, а также отметила, что необходимо и в дальнейшем продолжать сотрудничество и взаимодействие органов государственной власти, органов местного самоуправления, представителей науки, гражданского общества и Ассоциации юристов России в противодействии коррупции.

В своем приветственном выступлении Сорокожердьев Василий Васильевич, кандидат экономических наук, профессор, президент Краснодарского регионального общественного благотворительного фонда «Научно-образовательные инициативы Кубани», заметил, что противодействие коррупции играет важнейшую роль в решении основных задач программы модернизации общества.

Ильяшенко Алексей Николаевич, доктор юридических наук, профессор, заместитель начальника Краснодарского университета МВД России по научной работе, в своем выступлении еще раз указал на необходимость противодействия коррупции в правоохранительной сфере.

Важность подготовки высококвалифицированных юристов в своем выступлении подчеркнул Жинкин Сергей Алексеевич, доктор юридических наук, доцент, исполняющий обязанности декана юридического факультета Кубанского государственного университета (далее — КубГУ). С.А. Жинкин отметил, что в России существуют сложившиеся традиции в области противодействия коррупции, психологической основой которой является деформация правосознания.

Клименкова Галина Федоровна, вице-президент Нотариальной палаты Краснодарского края, нотариус Краснодарского нотариального округа, рассказала присутствующим о роли нотариата в области противодействия коррупции.

Горбань Андрей Евгеньевич, кандидат юридических наук, начальник Правового управления Законодательного собрания Краснодарского края, выступая, обратил внимание на недопустимость формального, имитационного подхода к организации мер противодействия коррупции. Докладчик также сделал акцент на том, что антикоррупционная политика должна носить системный, постоянный и наступательный характер; при этом следует более активно использовать существующие правовые инструменты противодействия коррупции, задействовать институт парламентских расследований и проводить обязательную экспертизу принимаемых законов.

А.Е. Горбань предложил рассмотреть вопрос о внесении в УК РФ изменений, предусматривающих увеличение сроков наказания в виде лишения права занимать должности государственной и муниципальной службы либо заниматься определенной профессиональной или иной деятельностью лицам, осужденным за коррупционные преступления; признать совершение судьей, сотрудником правоохранительной службы, нотариусом, адвокатом умышленного преступления обстоятельством, отягчающим наказание; ограничить возможности назначения условного осуждения за коррупционные преступления.

Докладчик также выступил с инициативой уточнить порядок рассмотрения обращений граждан, содержащих сведения о коррупционных правонарушениях, с целью повышения действенности мер, принимаемых в связи с этим государственными органами и органами местного самоуправления, усилить научное и экспертное сопровождение при разработке проектов федеральных законов в области противодействия коррупции.

Далее тезисно представим выступления других участников конференции.

Л.В. Щенникова, доктор юридических наук, профессор, зав. кафедрой гражданского права КубГУ, выступая с докладом «Проблема борьбы с коррупцией в деятельности по совершенствованию норм профессионального нотариального права», отметила: во-первых, помимо публично-правового, важным путем искоренения коррупции является гражданско-правовое регулирование, т. е. принятие продуманных, мудрых гражданских законов. Данный факт следует учесть при подготовке проекта федерального закона «О нотариате».

Во-вторых, необходимо создавать специальные университеты элитного юридического образования и центры профессиональной подготовки нотариусов.

В-третьих, следует рассмотреть вопрос о возрастном лимите при назначении на должность нотариуса: в проекте федерального закона «О нотариате» предусмотрена минимальная планка — 30 лет, но, по опросам граждан, выявлен другой уровень — 40 лет. Проблема серьезная, поскольку закон направлен на искоренение субъективного желания нотариусов обеспечить аналогичными местами своих детей.

В-четвертых, в нормах закона должны быть прописаны четкие правила работы нотариальных контор. Такого рода конкретика есть в законе «О нотариате» Германии: например, указывается, что контора должна быть открыта для клиентов в течение всего рабочего дня. Удобство клиентов выступает главным правовым ориентиром.

В-пятых, новый закон должен позаботиться о повышении степени ответственности нотариусов за действительность результата, прописанного в акте. Если акт признан судом недействительным, нельзя бросать человека на произвол судьбы — гарантия нотариальной защиты должна быть итоговой.

Е.Г. Лисовская, начальник отдела законодательства и федерального регистра Управления Минюста России по Краснодарскому краю, в своем докладе «О деятельности Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Краснодарскому краю по проведению антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов Краснодарского края» указала на то, что коррупциогенность нормативных правовых актов обусловливается деформациями правовых норм, которые должны подвергаться тщательному анализу. И благодаря антикоррупционному мониторингу, новому и эффективному инструменту реализации нормативного правового акта, можно обнаружить ошибки коррупциогенного свойства.

За последние 3 года Управлением Минюста России по Краснодарскому краю было выявлено 27 региональных нормативных актов, содержащих положения, которые могут способствовать проявлению коррупциогенных факторов. В 21 региональном акте устранены нормы, способствующие проявлению коррупции, а в отношении 6 документов работа продолжается.

Е.Г. Лисовская выделила наиболее распространенные коррупциогенные факторы:

— чрезмерную свободу подзаконного нормотворчества: наличие отсылочных норм, неполноту в описании административных процедур, нерегламентированность совершения органами государственной власти или органами местного самоуправления (их должностными лицами) определенных действий при выполнении административных процедур;

— наличие завышенных требований к лицу, предъявляемых для реализации принадлежащего ему права, — установление к гражданам и организациям неопределенных, трудновыполнимых и обременительных требований;

— нарушение компетенции органа государственной власти субъекта Российской Федерации при принятии нормативного правового акта.

Наряду с антикоррупционной экспертизой уже принятых актов одним из приоритетных направлений деятельности Управления Минюста России по Краснодарскому краю в сфере противодействия коррупции является недопущение закрепления в нормативных правовых актах норм, способствующих проявлению коррупции еще на проектной стадии их разработки.

Кроме того, в целях организации взаимодействия в сфере антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов Управлением Минюста России по Краснодарскому краю 5 марта 2010 г. заключено соглашение о взаимодействии с прокуратурой Краснодарского края, в котором предусмотрен ежемесячный обмен информацией о результатах проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов Краснодарского края.

И.В. Сирунянц, кандидат экономических наук, первый заместитель руководителя Управления экономики и целевых программ Краснодарского края, в докладе «Антикоррупционная экспертиза: практика применения и перспективы развития» сообщил, что одним из направлений деятельности Управления экономики и целевых программ Краснодарского края является проведение антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов органов исполнительной власти Краснодарского края.

Так, в 2009 году Управлением экономики и целевых программ Краснодарского края проведена антикоррупционная экспертиза 818 действующих нормативных правовых актов органов исполнительной власти Краснодарского края и их проектов, из них: по 723 (88%) — подготовлены положительные заключения по результатам антикоррупционной экспертизы; по 95 (12%) — выданы отрицательные заключения.

На 30 ноября 2010 г. проведена антикоррупционная экспертиза более 1500 действующих нормативных правовых актов и их проектов, и соотношение выданных положительных и отрицательных заключений осталось аналогичным результатам 2009 года.

Типичными коррупциогенными факторами являются:

— широта дискреционных полномочий (нормативный правовой акт содержит открытый перечень документов, необходимых для предоставления государственной услуги);

— отсутствие или неполнота административных процедур (нормативный правовой акт не содержит норм, предписывающих последовательность совершения управленческих действий);

— юридико-лингвистическая неопределенность (наличие в тексте неточных определений).

Важным элементом в проведении антикоррупционной экспертизы являются независимые эксперты, мнение которых помогает более широко взглянуть на проблемы и актуальные вопросы правового регулирования.

В.В. Сорокожердьев в докладе «Объективные и субъективные причины, благоприятствующие коррупции» заявил, что важнейшей причиной роста коррупции, основным препятствием для кардинальных изменений и развития государственного аппарата, бизнеса, улучшения жизни граждан в новых реалиях жизни является сложность в осуществлении процесса социально-экономической трансформации при переходе от советской плановой системы к рыночному хозяйству в такой крупной стране с геополитическими амбициями, какой является Россия.

Специфика формирования причин, благоприятствующих коррупции и обусловливающих сложность борьбы с ней, определяется также и рядом субъективных факторов: серьезными ошибками в принятии и осуществлении мер экономической и социальной политики; несоблюдением преемственности общественных институтов, приведшим к утрате необходимого доверия к власти; отсутствием системности во взаимодействии различных ветвей и уровней власти между собой и во взаимодействии с гражданами; чрезмерным усилением полномочий, бесконтрольностью и злоупотреблениями централизованной и местной бюрократии; привычкой большинства населения к высокой степени патернализма со стороны государства и т. д.

А.Н. Куц, кандидат юридических наук, декан факультета подготовки для судебной системы (юридический факультет) Российской академии правосудия, в докладе «Совершенствование механизмов противодействия коррупции в сфере правосудия» подчеркнул, что работа по созданию механизмов противодействия коррупции в сфере правосудия ведется по нескольким направлениям.

Так, по вопросам совершенствования назначения на должность судьи формируются более прозрачные механизмы подхода к отбору кандидатов на должность судьи.

Для большей гласности на сайте квалификационной коллегии судей А.Н. Куц предложил объявлять списки кандидатов, результаты сданных экзаменов, а также указывать рекомендованных к наделению полномочиями судьи, что позволит информировать граждан и тем самым предоставлять общественности возможность высказывать свою позицию по каждому из кандидатов. Благодаря подобному подходу общество сможет использовать свое право участвовать в формировании судейского корпуса.

Неуклонное соблюдение судьями требований Кодекса судейской этики также является мощным антикоррупционным механизмом. Здесь имеется два важных направления: своевременная реакция судейского сообщества на сообщения о недостойном поведении судей либо о ненадлежащем исполнении обязанностей; предупреждение судей о совершении действий, не соответствующих требованиям Закона РФ от 26.06.1992 № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации» и другим рекомендациям.

Остается нерешенным вопрос о независимости судей. В настоящее время отношения между судебными инстанциями в ряде регионов носят характер административного соподчинения и обязательных указаний, которые даются в непроцессуальной форме.

Нормальными формами взаимоотношений судов различных инстанций должны быть только предусмотренные процессуальным законодательством рекомендации по практике применения законодательства, данные Пленумом Верховного суда РФ, и обсуждение обобщений по судебной практике.

Предпринимаемые сегодня меры по введению системы электронного правосудия будут способствовать большей открытости и гласности правосудия, смогут повысить степень доверия граждан к суду.

А.Н. Куц предложил предусмотреть в процессуальном законодательстве такое полномочие судьи, как пресечение действий, направленных на противодействие самому правосудию. Одной из форм такого полномочия (реагирования) следовало бы возродить институт частных определений (постановлений); установить ответственность физических, юридических и должностных лиц за уклонение от исполнения судебного документа, расценивая такие действия как противодействие либо воспрепятствование правосудию с вытекающими формами ответственности за такие действия.

В.Д. Ярыш, кандидат юридических наук, доцент кафедры теории и истории государства и права КубГУ, в докладе «Дарение и дача взятки преподавателю высшего учебного заведения: разграничение понятий» осветил вопросы о том, является ли преподаватель вуза субъектом преступления, предусмотренного ст. 290 ГК РФ, а если является, то декриминализирует ли норма п. 1 ст. 575 ГК РФ деяние, описанное в норме ст. 290 УК РФ, если стоимость дара не превышает 3 тыс. руб.

В противовес буквальному толкованию норм права сложившаяся правоприменительная практика исходит из того, что преподаватель — субъект преступления, предусмотренного ст. 290 «Получение взятки» УК РФ.

Для квалификации передачи имущества в качестве дарения, т. е. правомерного действия, решающее значение имеет отсутствие какого-либо встречного предоставления со стороны одаряемого.

Если такое встречное предоставление одаряемого имеет гражданско-правовой характер, то такой договор дарения в силу п. 2 ст. 170 ГК РФ как притворная сделка будет недействителен из-за его ничтожности. К ответственности правонарушитель привлечен не будет.

Если встречное предоставление одаряемого имеет публично-правовой характер в виде действий (бездействия) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц в виде общего покровительства или попустительства по службе, то такой договор является ничтожной сделкой в соответствии со ст. 168 ГК РФ, так как прямо нарушает диспозицию нормы ч. 1 ст. 290 УК РФ. Такой «одаряемый» привлекается к ответственности за получение взятки.

Ф.Г. Шахкелдов, доктор юридических наук, профессор, председатель Кубанской коллегии адвокатов Адвокатской палаты Краснодарского края, в докладе «Коррупционные проявления в правоохранительных органах, связанные с провокацией преступления» отметил, что принятые государством меры борьбы с коррупцией пока неэффективны. Ярким примером являются события в станице Кущевская, когда коррупционные проявления в правоохранительных органах послужили провокацией преступления.

Необходимо строгое соблюдение и исполнение законов, важно «изжить» в законах фразы, носящие декларативный характер, а не обязывающие каждого бороться с этим злом и проявлять к нему ненависть.

Ю.И. Верхотуров, кандидат юридических наук, доцент кафедры теории и истории государства и права КубГУ, выступил с докладом «Зарубежный опыт противодействия коррупции и возможности его применения в Российской Федерации», в котором отметил, что в настоящее время коррупция является главной угрозой национальной безопасности России и рассматривается как одна из глобальных проблем современности, мешающая развитию всех стран мира.

Трагедия в станице Кущевская показала, к каким последствиям приводит сращивание коррумпированных правоохранительных органов с организованной преступностью. Из подобных событий можно сделать вывод, что меры государства, направленные на снижение уровня коррупции в России, являются недостаточными. Поэтому необходимо внимательно изучать и использовать опыт противодействия коррупции ведущих зарубежных стран.

Одним из основных факторов, способствующих устойчивому росту коррупции в России, является весьма распространенная практика «продажи» должностей, непотизм как прямое следствие отсутствия кадровой политики, как на федеральном уровне, так и в регионах. Еще одна причина роста коррупции — фактическое бесправие государственных и муниципальных служащих перед произволом руководителей.

Совершенствуя российское антикоррупционное законодательство, Ю.И. Верхотуров предлагает использовать китайскую систему ротации кадров, опыт Франции, Германии и США по управлению государственной службой, включающей эффективные механизмы «защиты заслуг», обеспечивающих стабильность статуса служащего. Полезны наработки зарубежных органов власти по взаимодействию в данной сфере государственной власти с общественными организациями и гражданами. На законодательном уровне необходимо усиление гарантий безопасности журналистов.

А.Н. Жеребцов, доктор юридических наук, профессор Института экономики и предпринимательства, в докладе «Проблемы юридической техники построения правового акта как фактор его коррупциогенности» сообщил, что закрепленные в постановлении Правительства РФ от 26.02.2010 № 96 «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов» коррупционные факторы обусловлены несовершенством современной техники построения нормативных правовых актов и их проектов.

Докладчик указал, что, во-первых, необходимо кардинально менять устоявшуюся методику построения нормативных правовых актов, определяющих статус органов государственного управления.

Во-вторых, важно правильно определить и серьезно уточнить категорию «широта дискретных полномочий».

В-третьих, необходимо в акте, определяющем статус органов государственного управления, закрепить не только права данного органа, но и обязанности, что в целом потребует реального осуществления институтов юридической ответственности органа государственного управления.

В-четвертых, нельзя допускать случаи выборочного изменения объема прав, поскольку возникает возможность необоснованного установления исключений из общего порядка для граждан и организаций по усмотрению органов государственной власти или органов местного самоуправления (их должностных лиц). Подобная ситуация достаточно распространена, и обнаружение ее должно стать основанием для признания в судебном порядке подзаконного нормативного правового акта недействительным.

В-пятых, следует в качестве коррупционного фактора, нуждающегося в выявлении, предусмотреть фактор неопределенности предоставленного субъекту права.

В-шестых, необходимо упорядочить деятельность органов исполнительной власти по принятию административных регламентов своей деятельности, о чем неоднократно отмечалось в современной административно-правовой науке.

Л.В. Комарова, кандидат юридических наук, профессор кафедры государственного и административного права Краснодарского государственного университета культуры и искусств, в докладе «Уголовная ответственность за коррупцию: сравнительно-правовой анализ» указала: в УК РФ не дано законодательное определение коррупции и не регламентирован круг коррупционных преступлений. В то время как, например, Уголовный кодекс Китая устанавливает, что такое коррупция, и содержит специальную главу — главу 8 «Коррупция и взяточничество».

Сравнительно-правовой анализ ответственности за коррупцию по Уголовному кодексу Китая и УК РФ позволяет сделать вывод о том, что существует достаточно много вариантов законодательных решений противодействия коррупции и надо не только изучать, но и разумно перенимать опыт зарубежного уголовного законодательства.

И.А. Савенко, кандидат юридических наук, преподаватель кафедры уголовного права Краснодарского университета МВД России, в докладе «Уголовно-правовые средства борьбы с коррупцией» сообщил, что наказуемость коррупционных преступлений в России не вполне соответствует общественной опасности этого явления и в ряде случаев не согласуется с принципом справедливости. В связи с чем И.А. Савенко предложил:

— внести изменения в части 1 и 2 ст. 47 УК РФ: увеличить срок наказания, назначаемого в качестве основного, «от трех до двадцати лет» и в качестве дополнительного — соответственно «от одного года до семи лет»;

— дополнить санкцию ч. 4 ст. 290 УК РФ после слов «со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового» словами «либо с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до семи лет»;

— статью 104.1 УК РФ дополнить частью четвертой следующего содержания: «а) имущество, принадлежащее подозреваемому в совершении преступления, предусмотренного частью первой настоящей статьи, подлежит аресту до принятия судом решения о его конфискации или до момента доказательства правомерного характера происхождения этого имущества; б) бремя доказывания правомерного характера происхождения арестованного имущества возлагается на подозреваемого;

в) сроки давности к отношениям, регулируемым настоящей статьей, не применяются».

Б.К. Мартыненко, кандидат юридических наук, профессор кафедры общетеоретических дисциплин Российской академии правосудия, в докладе «Два года действия закона “О противодействии коррупции”. Итоги» отметил, что коррупция всегда активно развивается в стране, находящейся в стадии модернизации.

По данным ВЦИОМ, три четверти россиян (74%) отмечают высокую или очень высокую степень распространения коррупции в обществе. Только 19% респондентов посчитали ее средней, 1% — низкой, и никто не сказал, что коррупции нет совсем.

Наиболее коррумпированными сферами и институтами общества, по мнению россиян, считаются ГАИ (33%), власть на местах (28%) и милиция (26%).

43% россиян не видят никакого результата в борьбе с коррупцией за последний год. Каждый третий респондент отмечает, что результаты есть, но они не слишком значительны (32%), а в 10% случаев наши сограждане склонны видеть ухудшение ситуации, усиление коррупции. Лишь 7% россиян видят прогресс в борьбе с этим явлением[1].

Коррупция «прочно укрепилась в сознании людей как само собой разумеющееся явление. <...> Взятка сегодня стала, по сути, культурой целого народа»[2].

Политическая система сформировала укоренившуюся элиту, объединенную коррупцией и взаимной порукой, никоим образом не заинтересованную в прозрачности этой политической системы или же в государстве и экономике, основанных на законе. Криминализация экономики и коррумпированность государственного сектора — это две стороны одной медали. Коррупция является одновременно и причиной, и следствием слабости государства как носителя государственной власти и гаранта социального благополучия общества.

Б.А. Схатум, кандидат юридических наук, доцент, декан юридического факультета филиала Санкт-Петербургского института внешнеэкономических связей, экономики и права в городе Краснодаре, в докладе «Антикоррупционная экспертиза проектов нормативных актов федерального и регионального уровней» сообщил: как показывают социологические исследования, 62% предпринимателей считают самой острой проблемой для бизнеса в современной России «коррупцию на всех уровнях власти», а 53% предпринимателей отмечают «высокие административные барьеры»[3].

Сегодня можно утверждать, что коррупция в нашей стране достигла пика «стабилизации». Это означает, что мы стоим у той черты, когда можно с тревогой в душе и громко вслух сказать: «Дальше некуда!»

Б.А. Схатум отметил, что ученые и практики рекомендуют избегать применения в законотворческом процессе архаизмов, перегрузки законодательного текста иноязычной и профессиональной лексикой, злоупотребления просторечной и жаргонной лексикой, а также правовых аббревиатур, не допускать логических противоречий и др.

А.Н. Танага, кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права Кубанского государственного аграрного университета, в докладе «Страхование как гражданско-правовое средство противодействия коррупции» отметил: перед современным гражданским правом назрела необходимость выработки категории «коррупционный деликт», а правовой базой такого деликта будут современные нормы статей 1069 и 1070 ГК РФ.

Также эффективным механизмом противодействия коррупции может выступить страхование, но при этом реализация первого предложения останется полярным явлением, так как страхование риска коррупционного деликта недопустимо в силу п. 1 ст. 928 ГК РФ, запрещающего страхование противоправных рисков.

А.Н. Танага полагает целесообразным использовать по данному вопросу опыт ряда зарубежных стран, свидетельствующий о весьма эффективном использовании страхования в указанном значении.

П.В. Каленский, кандидат юридических наук, заместитель начальника отдела Правового управления администрации Краснодарского края, в докладе «Нравственность как основа противодействия коррупции» указал: коррупция в России превратилась в норму жизни, особенно в сфере бизнеса, политики, бюрократического аппарата, в нее вовлечены в той или иной степени все слои общества, но и это не самое опасное. Наибольшую угрозу коррупция представляет национальной безопасности и целостности российского государства.

Коррупция делает бесполезным как принятие любого рода государственных решений, поскольку они не будут выполняться, так и выделение любых денежных средств, поскольку они будут разворованы.

Безусловно, противодействие коррупции должно включать целый комплекс мер экономического, организационного и наказательного характера. Однако каждый раз решение о совершении коррупционных действий принимается человеком самостоятельно, умышленно, совершая сделку с совестью. Кроме того, зачастую уже становится неприличным не предложить так называемую благодарность лицу за оказанную услугу, пусть даже это прямое исполнение должностных обязанностей. Таким образом, происходит извращение сознания и нравственности людей.

В этой связи необходимо не только государству, но и каждому из граждан России обращать внимание на соблюдение и развитие высокой нравственности и порядочности, как в государственном масштабе, так и каждой отдельной личности. Именно такой подход может и должен стать основой для искоренения коррупции.

 

Библиография

1 Жадность и аморальность: ВЦИОМ изучил коррупцию в России // http://cormap.ru/content/view/1774/107

2 Семенова И. Не пойман, но вор // Российская газета. 2002. 5 дек.

3 Аргументы и факты. 2010. 26 мая—1 июня. № 21.