О.А. ВАСИЛЬЕВА,
главный специалист отдела ипотечного кредитования филиала № 3408 ВТБ 24
 
В  судебной практике нередко встречаются случаи признания договора незаключенным, сделки несостоявшейся в силу каких-либо причин. Последствия признания сделок недействительными прямо указаны в ст. 167 Гражданского кодекса РФ. Последствия признания договоров незаключенными в нормах ГК РФ, их предусматривающих, не оговорены. Таким образом, на практике возникает проблема правовых последствий исполнения незаключенных договоров, когда договор в силу закона считается незаключенным, и тем не менее обязательство незаключенного договора одной из сторон исполнено. 
 
Некоторые авторы, например, К.Д. Овчинникова, предлагают дополнить п. 2 ст. 167 ГК РФ о последствиях недействительности сделки общим правилом о необходимости возмещения виновной стороной убытков в границах реального ущерба[1]. В этом случае, по мнению К.Д. Овчинниковой, при признании договора незаключенным потерпевшая сторона могла бы требовать возмещения реального ущерба.
По мнению А.Я. Гудзевой, несостоявшиеся сделки следует выделить в самостоятельный институт гражданского права, предусмотрев в нем правовые последствия исполнения по ним[2].
Е.Н. Афонина полагает, что незаключенные договоры по своей природе являются одним из видов ничтожных сделок  и поэтому к ним стоит применять правовые последствия ничтожных сделок[3].
М. Семенов указывает, что под незаключенным договором законодатель понимает ничтожный договор и незаключенная сделка является видом ничтожной сделки по признаку несоответствия формы сделки по закону[4]. Свое мнение автор обосновывает тем, что для незаключенных (несостоявшихся) сделок в законе не предусмотрены особые правовые последствия, поэтому отсутствуют основания для выделения незаключенных договоров в самостоятельную группу.
В.П. Шахматов доказывал отсутствие практического значения деления сделок на незаключенные и недействительные, поскольку последствия неисполнения незаключенных сделок все равно определяются по правилам, установленным для недействительных сделок[5].
По нашему мнению, указанные выше позиции  ошибочны, поскольку применительно к незаключенным договорам существует возможность использования общих способов защиты. К таким общим способам относится, прежде всего, возможность применения норм о неосновательном обогащении. В связи с этим необходимости в дополнении п. 2 ст. 167 ГК РФ нет.
От незаключенных договоров (несовершенных сделок) следует отличать недействительные сделки. Сделки считаются несостоявшимися ввиду отсутствия предусмотренных правом общих условий, необходимых для совершения сделки (например, неполучение на оферту акцепта, неправильный акцепт, отсутствие соглашения о существенных условиях сделки). Случаем несостоявшейся двусторонней сделки является называемое в п. 3 ст. 812 ГК РФ незаключение договора займа ввиду его безденежности, а применительно к односторонней сделке — чеку — неуказание его реквизитов, когда он лишается силы чека (п. 1 ст. 878 ГК РФ).
Если сделка не состоялась, оснований для применения последствий, установленных ГК РФ для недействительных сделок, нет и должны применяться общие нормы о неосновательном обогащении (ст. 1102 ГК РФ) и гражданско-правовой ответственности (статьи 15 и 393 ГК РФ).
Сложность, однако, в том, что по юридическим последствиям исполнение несостоявшейся сделки мало чем отличается от общих последствий исполнения недействительной сделки. Кроме того, отдельные нарушения (чаще всего касающиеся порядка совершения сделки и ее формы) в одних случаях объявляются причиной ее недействительности, в других означают, что сделка не состоялась[6].
Необходимость разграничения договоров недействительных и договоров, которые не считаются заключенными (несостоявшимися), была обоснована еще Н.В. Рабинович, указывавшей, что последствиями несостоявшихся сделок являются обязательства из неосновательного обогащения, а в случаях недействительности применяются специальные последствия, установленные ГК РФ для отдельных видов недействительных сделок[7].  Такой вывод актуален и сегодня.
Для признания договора заключенным соглашение сторон должно содержать все элементы, требуемые нормами закона. К таким элементам следует относить существенные условия договора (п. 1 ст. 432 ГК РФ); передачу вещи для реальных договоров (п. 2 ст. 433 ГК РФ); государственную регистрацию договора, если в соответствии с законом нарушение требования о регистрации не влечет недействительность сделки (п. 3 ст. 433 ГК РФ); письменную форму, если стороны договорились заключить договор в такой форме, хотя законом она не требовалась (абзац второй п. 1 ст. 434 ГК РФ). Отсутствие одного или нескольких элементов свидетельствует, что договор не заключен. Исполнение одной или всеми сторонами такого договора влечет за собой определенные последствия, которые ошибочно было бы сводить к последствиям недействительности сделок.
Разграничение незаключенных и недействительных договоров имеет важное практическое значение. Пока договор не исполнен хотя бы частично одной из сторон, незаключенный договор, а равно недействительная сделка не влекут каких-либо последствий.
При исполнении недействительного вследствие нарушения требования о государственной регистрации договора применяются правовые последствия, определенные в статьях 166—167 ГК РФ. Если хотя бы частично был исполнен договор, который не считается заключенным, возникает обязательство из неосновательного обогащения и соответственно применяются юридические последствия, установленные статьями 1104—1108 ГК РФ[8].
Например, ЗАО «Зарамаггэсстрой» обратилось в Арбитражный суд Челябинской области с иском к ООО «Сервис-М» о взыскании 1 млн руб. основного долга и 62 400 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 1 января 2000 г. по 1 апреля 2001 г. Основанием для предъявления иска послужило неисполнение ответчиком обязательства по договору.
Как следует из материалов дела, между ООО «Сервис-М» и ЗАО «Зарамаггэсстрой» заключен договор купли-продажи от 20.06.2000  № 6/20, в соответствии с условиями которого истец передает ответчику в счет оплаты за продукцию векселя на сумму 1 млн руб., а ответчик обеспечивает своевременную подготовку необходимой документации, контролирует своевременность поступления заявок и отгрузки цемента, осуществляемых ЗАО «Уралцемент». Во исполнение данного договора истец передал ответчику простые векселя на общую сумму 1 млн руб., о чем свидетельствует акт приема-передачи от 20 июня 2000 г.
Суд первой инстанции и апелляционный суд отказали в иске, посчитав, что договор № 6/20, на котором основаны исковые требования, является незаключенным, поскольку в нем отсутствуют существенные условия (цена, ассортимент, количество), в связи с чем у ответчика не возникло обязанности по оплате долга.
Президиум Высшего арбитражного суда РФ решение первой инстанции и постановление апелляционной инстанции отменил как принятые с неправильным применением норм материального права и по неполно исследованным материалам дела. Признавая договор незаключенным, суд не принял во внимание исполнение договора одной из сторон путем передачи векселей в счет оплаты цемента, которое было принято другой стороной. Кроме того, признание договора незаключенным влечет за собой неосновательное обогащение ответчика, который не только не поставил продукцию, но и не вернул предварительную оплату (векселя)[9].
Таким образом, из приведенного примера следует, что договор является незаключенным в случае, если в нем указаны не все существенные условия, характерные для данного вида обязательства; исполнение такого договора одной из сторон влечет за собой неосновательное обогащение другой стороны.
В соответствии со ст. 425 ГК РФ договор вступает в силу с момента его заключения, а в случае, когда он не заключен и обязательство не возникает, то нет и правового основания для исполнения таких соглашений. Если все же это произошло и одна сторона за счет другой без соответствующих оснований приобретает или сберегает имущество, то имеет место неосновательное обогащение —  ведь на основании п. 1 ст. 1102 ГК РФ лицо, которое без оснований, установленных законом, иными правовыми актами или сделкой  приобрело или сберегло имущество за счет другого лица, обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст. 1109 Кодекса.
По общему правилу имущество в натуре, составляющее неосновательное обогащение (исполненное одной из сторон по признанному незаключенным договору), должно быть возвращено потерпевшему также в натуре. В случае невозможности возвращения имущества в натуре потерпевшему должна быть возмещена действительная стоимость этого имущества на момент разрешения спора. Если неосновательное обогащение получено в виде денежных средств (например, по признанному незаключенным договору купли-продажи покупатель исполнил свою обязанность оплатить товар или сделал предоплату), сумма неосновательного обогащения подлежит взысканию в пользу потерпевшего. Фактически это означает, что по признанному незаключенным договору подлежит взысканию сумма основного долга, если не заявляется требование о возвращении сохранившегося имущества в натуре, при условии что договорная цена соответствует цене за аналогичные товары (работы, услуги).
В случае неисполнения договора в натуре (передача имущества, выполнение работ), признанного незаключенным, потерпевший имеет право на:
1) возвращение или возмещение всех доходов, которые извлек или должен был извлечь из этого имущества приобретатель с того времени, когда узнал или должен был узнать о неосновательности своего обогащения (п. 1 ст. 1107 ГК РФ);
2) взыскание убытков, вызванных последующим изменением стоимости имущества, если приобретатель не возместил стоимость немедленно после того, как узнал о неосновательности обогащения (п. 1 ст. 1105 ГК РФ).
В случае же исполнения признанного незаключенным договора денежными средствами на сумму неосновательного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими денежными средствами с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности своего обогащения (п. 2 ст. 1107 ГК РФ).
Особенностью мер защиты по признанному незаключенным договору является то, что они применяются не на основании норм договорного права, а на основании норм внедоговорных обязательств о неосновательном обогащении.
Таким образом, если договор согласно закону считается незаключенным (п. 1 ст. 555, п. 1 ст. 654, п. 3 ст. 607, п. 3 ст. 812 ГК РФ), то у потерпевшей стороны есть возможность возвратить имущество, денежные средства, а также получить возмещение всех доходов, которые извлек или должен был извлечь приобретатель из этого имущества, обратившись в суд с иском о взыскании неосновательного обогащения.
 
Библиография
1 См.: Овчинникова К.Д. Преддоговорная ответственность // Законодательство. 2004. № 3, 4. С. 23.
2 См.: Медведев М.Ф. Проблемы соотношения общих и специальных норм в гражданском праве Российской Федерации // Проблемы современного этапа реформ в России: федеральный и региональный аспекты. — Волгоград, 2005.
С. 281—292.
3 См. там же.
4 См.: Семенов М. Что такое незаключенная сделка? // ЭЖ-Юрист. 2001. № 9. С. 3.
5 См.: Шахматов В.П. Составы притворных сделок. — Томск, 1967. С. 90—92.
6 См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (части первой) / Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. — М., 2004. С. 204.
7 См.: Рабинович Н.В. Недействительность сделки и ее последствия. — Л., 1960. С. 19—21.
8 См.: Болтанова Е.С. Правовая интерпретация государственной регистрации договоров //Журнал российского права. 2002. № 1. С. 18.
9 См.: Кияшко В.А. Правовые последствия признания договора незаключенным (сделки несостоявшейся) // Право и экономика. 2003. № 9. С. 31.