УДК 347.6
 
О.А. КРЫЛОВА,
соискатель кафедры гражданского права Тверского государственного университета
 
В статье рассматриваются меры административной, уголовной, гражданско-правовой и семейно-правовой ответственности, применяемой к родителям за неисполнение обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних детей; обращается внимание на соотношение мер различных видов юридической ответственности, применяемых к родителям за неисполнение обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних детей.
Ключевые слова: ненадлежащее исполнение обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних детей; меры юридической ответственности, применяемые к родителям.
 
Measures of administrative, criminal, civil law (legal) and family law responsibilities applied to parents for non — fulfillment of maintenance and bringing up of under age children are considered in the article. Attention is payed to correlation of
measures of different kinds of legal responsibility applied to parents for non-fulfillment of their duties on maintenance and bringing up of under aged children.
Keywords: unproper fulfillment of under age children’s maintenance and bringing up, measures of legal responsibility applied to parents.
 
 
В  соответствии со ст. 63 СК РФ родители имеют право и обязаны воспитывать своих детей. Право на воспитание своего ребенка является личным правом каждого родителя. Оно заключается в возможности воспитывать своего ребенка лично, применяя все доступные способы и методы семейного воспитания.
Обязанность родителей заботиться о ребенке предполагает удовлетворение всех жизненно важных интересов и потребностей ребенка, обеспечение уважения его человеческого достоинства. Заботой о ребенке считается всемерная поддержка и оказание ему всех видов помощи: обеспечение питанием, одеждой, учебными принадлежностями и книгами, лечение в случае болезни и т. п.
Реализуя свое право на воспитание ребенка, родители обладают преимуществом на личное воспитание своих детей перед всеми другими лицами. Кроме того, родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей.
Согласно п. 1 ст. 65 СК РФ при осуществлении родительских прав родители не вправе причинять вред физическому и психическому здоровью детей, их нравственному развитию. Способы воспитания должны исключать пренебрежительное, жестокое, грубое, унижающее человеческое достоинство обращение, оскорбление или эксплуатацию детей.
В настоящее время наблюдается снижение уровня воздействия семьи на процесс социализации детей, что приводит к серьезным последствиям: увеличению числа асоциальных неформальных подростковых групп и числа детей, употребляющих алкоголь и наркотики; массовой безнадзорности несовершеннолетних[1]. По оценке научного центра здоровья детей РАМН, к 13 годам почти половина подростков уже попробовали алкоголь, в 16 лет 61,4% юношей и 63% девушек регулярно его употребляют. По данным Минздрава России, в последние годы отмечается неуклонный рост числа детей как младшего, так и старшего подросткового возраста, принимающих наркотики. За последние годы количество случаев заболевания наркоманией среди детей до 14 лет возросло в 20 раз, токсикоманией — в 15 раз. Отрыв от семьи, ослабление родительского контроля, воспитание в неполных и неблагополучных семьях, прекращение посещения школы ведут к тому, что в современных условиях дети и подростки вынуждены переживать стрессы и преодолевать психологические трудности самостоятельно. Для 48,4% подростков-наркоманов именно равнодушие взрослых является одной из основных причин приобщения к наркотикам[2].
Значительное число детей, учитываемых в соответствии со ст. 122 СК РФ в качестве оставшихся без попечения родителей, не являются сиротами. Они приобретают этот правовой статус при живых родителях, которые пренебрегают своими обязанностями. Нередки случаи и жестокого обращения родителей с детьми, их эксплуатации, унижения человеческого достоинства. Подобное поведение родителей не только способно причинить физические и нравственные страдания ребенку, но и, как правило, негативно влияет на будущую социализацию ребенка, деформирует его психику, формирует у ребенка неверное представление о семейных отношениях[3].
Согласимся с мнением Л.Ю. Михеевой, которая полагает, что искоренение «социального сиротства» — вопрос скорее социально-экономический, нежели правовой[4]. Представляется, что нормализации атмосферы в российских семьях реально может способствовать прежде всего стабилизация экономических отношений, развитие рынка труда и занятости, снижение масштабов алкоголизма и наркомании. И все же, учитывая то, что обязанности родителей по воспитанию детей относятся к числу не только моральных, но и юридических, нельзя отрицать значение правовых механизмов в решении обозначенной проблемы. Известно, что наличие закрепленной в законе санкции само по себе может выступать достаточным стимулом для исполнения человеком правовой обязанности[5].
Законодательством определены два вида юридической ответственности родителей за неисполнение обязанностей по воспитанию и содержанию несовершеннолетних детей: уголовная и административная. Однако, по нашему мнению, целесообразно ввести в законодательство еще один самостоятельный вид ответственности — семейно-правовую. Вопрос о семейно-правовой ответственности в настоящее время не решен в законодательстве Российской Федерации, требует регламентации и систематизации.
Неисполнение или ненадлежащее исполнение родителями обязанностей по содержанию, воспитанию, обучению, защите прав и интересов несовершеннолетних приводит к административной ответственности родителей. Объектом данного правонарушения являются семейные отношения. Эти отношения регулируются семейным законодательством. Объективную сторону образует неисполнение либо ненадлежащее исполнение указанных обязанностей. СК РФ содержит лишь общую, рамочную норму об обязанностях по воспитанию ребенка. Поэтому понятие надлежащего или ненадлежащего исполнения обязанностей по воспитанию ребенка является оценочным и зависит от конкретных обстоятельств. Субъектами данного правонарушения могут быть законные представители несовершеннолетнего — родители, усыновители, опекуны и попечители, приемные родители.
Право на воспитание ребенка является одновременно и обязанностью родителей, за неисполнение которой ст. 156 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность. Появившаяся в отечественном законодательстве лишь в 1996 году, эта норма стала не только реально действующей, но и обнаруживает негативную тенденцию к росту фактов ее применения.
Данные статистики УВД Тверской области показывают, что количество преступлений, предусмотренных ст. 156 УК РФ, зарегистрированных по Тверской области, составило: в 2003 году — 10; в 2004 году — 9; в 2005 году — 24, в 2006 году — 20; в 2007 году — 26. За 5 месяцев 2008 года по Тверской области было возбуждено 18 уголовных дел по ст. 156 УК РФ[6].
В то же время, по нашему мнению, статистические сведения не дают полного представления о реальной распространенности жестокого обращения с детьми с учетом крайне высокого уровня латентности семейного насилия.
Объектом преступления, предусмотренного ст. 156 УК РФ, являются общественные отношения, обеспечивающие право ребенка на воспитание и заботу и закрепленные в ряде документов. Статья 54 СК РФ провозгласила, что каждый ребенок имеет право на жизнь и воспитание в семье, на заботу со стороны родителей, на воспитание своими родителями, обеспечение своих интересов, всестороннее развитие, уважение человеческого достоинства.
Выступая гарантом этого права, ст. 38 Конституции РФ закрепила: забота о детях, их воспитание — равное право и обязанность родителей. Развивая это положение, ст. 63 СК РФ
устанавливает, что родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей. Они обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей, обеспечить получение детьми основного общего образования. Наряду с этим ст. 65 СК РФ гласит: «При осуществлении родительских прав родители не вправе причинять вред физическому и психическому здоровью детей, их нравственному развитию. Способы воспитания детей должны исключать пренебрежительное, жестокое, грубое, унижающее человеческое достоинство обращение, оскорбление или эксплуатацию детей». Родители, осуществляющие свои права в ущерб правам и интересам детей, подлежат ответственности в установленном законом порядке.
Объективную сторону преступления, предусмотренного ст. 156 УК РФ, образует деяние, состоящее в неисполнении или ненадлежащем исполнении обязанности по воспитанию несовершеннолетнего родителем или иным лицом, на которого возложена эта обязанность, а равно педагогом или другим работником учебного или воспитательного учреждения, если это деяние соединено с жестоким обращением с несовершеннолетним. Неисполнение названными лицами возложенных на них обязанностей имеет место тогда, когда указанные лица имели реальную возможность их выполнить в соответствии с требованиями закона и нравственными принципами, но проявили полное бездействие. Ненадлежащее исполнение обязанностей состоит в небрежном, недобросовестном отношении к исполнению своих обязанностей лицами, которые были обязаны и могли выполнить требования закона, а в детских лечебных и воспитательных учреждениях — правилами внутреннего распорядка. Нельзя вменять в вину несовершение тех действий по воспитанию несовершеннолетнего, которые не входили в обязанности привлекаемого к ответственности лица.
Следует особо отметить, что неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего является преступлением только в том случае, если оно соединено с жестоким обращением с несовершеннолетним. Само по себе жестокое обращение состава преступления не образует, и уголовному преследованию обычно подвергаются лица, действия которых содержат еще и признаки других составов преступлений (например, статьи 115—117 УК РФ).
В настоящее время в теории остается спорным понимание таких вопросов, как обязательность систематического характера неисполнения обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, жестокое обращение с несовершеннолетним, соотношение жестокого обращения и насилия при квалификации действий.
Под жестоким обращением следует понимать крайне суровое, безжалостное, беспощадное, бессердечное, лишенное чувства жалости[7] обхождение с лицом, не достигшим совершеннолетия.
Исходя из сложившейся практики применения ст. 156 УК РФ, ст. 65 СК РФ и п. 11 постановления Пленума ВС РФ от 27.05.1998 № 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей», жестоким обращением с несовершеннолетними следует признавать:
1) само по себе невыполнение или ненадлежащее выполнение обязанностей по воспитанию ребенка, совершенное как путем действия, так и путем бездействия, которое по своему характеру и причиняемым последствиям носит жестокий характер: лишение питания, обуви, одежды; грубое нарушение режима дня, обусловленного психофизиологическими потребностями ребенка определенного возраста; лишение сна, отдыха; невыполнение элементарных гигиенических норм; невыполнение рекомендаций и предписаний врача по профилактике заболеваний и лечению ребенка; отказ или уклонение от оказания ребенку необходимой медицинской помощи;
2) активные действия, грубо попирающие основные обязанности субъекта воспитательной деятельности, состоящие в применении к ребенку недопустимых методов воспитания и обращения и включающие все виды психического, физического и сексуального насилия над детьми.
О.В. Пристанская выделяет следующие типичные ситуации жестокого обращения:
1) применение единственного акта или системы актов жестокости в отношении ребенка;
2) принуждение детей к применению насилия в отношении себя или сверстников;
3) оставление ребенка в опасности, без помощи;
4) попустительство насилию над детьми со стороны третьих лиц или домашних животных;
5) попустительство матерью совершению сожителем или мужем преступлений против половой неприкосновенности своих детей;
6) проявление со стороны специальных субъектов насилия к близким родственникам ребенка[8].
Несовершенство формулировки ст. 156 УК РФ не всегда позволяет привлекать к уголовной ответственности лиц, на которых возложена обязанность по воспитанию несовершеннолетнего, за неисполнение или ненадлежащее исполнение этой обязанности. Для того чтобы в деянии был состав преступления, необходимо доказать, что имело место  жестокое обращение с несовершеннолетним, только в этом случае будут основания для привлечения к уголовной ответственности.
Однако, по нашему мнению, неисполнение обязанностей по воспитанию само по себе уже значительно нарушает права и интересы несовершеннолетних и может образовывать самостоятельный состав преступления. Жестокое обращение с несовершеннолетним или применение к нему насилия следует рассматривать как квалифицирующие признаки. Кроме того, целесообразно дать точное определение жестокого обращения в уголовном праве, чтобы не допускать расширенного толкования данного понятия. Если не внести изменения в УК РФ, существующее на сегодняшний день положение дел не изменится. Это является актуальной проблемой и требует законодательного решения.
Определенные затруднения вызывает вопрос о необходимости установления признака систематичности неисполнения или ненадлежащего исполнения субъектами, указанными в ст. 156 УК РФ, возложенных на них обязанностей по воспитанию детей. В связи с отсутствием легального толкования признаков данного состава преступления остается неясным, нуждается ли в доказывании наличие в действиях виновного «систематичности» жестокого обращения, под которой понимается определенная система, линия поведения субъекта по отношению к ребенку. В данном случае мы полностью поддерживаем мнение О.В. Пристанской, которая полагает, что для оконченного состава преступления достаточно одного акта жестокого обращения с ребенком, связанного с родительским или педагогическим произволом. И напротив, по отношению ко второму обязательному признаку объективной стороны рассматриваемого вида преступления — неисполнению субъектом своих обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего — должен быть доказан признак систематичности[9].
Субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется умышленной формой вины. В содержание умысла входит осознание виновным общественной опасности уклонения от выполнения возложенных обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего и жестокого обращения с ним. Изучив данный вопрос, приходим к выводу: большинство специалистов считают, что субъективная сторона выражается только лишь в прямом умысле[10]. Другие авторы, работающие над этой проблемой, допускают и косвенный умысел[11]. Еще одна группа исследователей полагает, что по отношению к наступлению вредных последствий для здоровья ребенка вина может состоять и в неосторожности. Ими допускается двойная форма вины[12].
По нашему мнению, при совершении преступлений, связанных с неисполнением обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, умысел на жестокое обращение с ребенком должен быть всегда прямым, иначе можно говорить о том, что в действиях субъекта отсутствует состав преступления.
Субъект преступления — лицо, ответственное за воспитание несовершеннолетнего. В соответствии с СК РФ обязанность воспитания несовершеннолетнего возложена на родителей (ст. 63), усыновителей (ст. 137), приемных родителей (ст. 153 ), опекунов и попечителей
(ст. 150), педагогов и других лиц.
Подавляющее большинство преступлений, выражающихся в неисполнении своих родительских обязанностей и жестоком отношении к детям (82,2%), совершали матери, что на первый взгляд весьма странно, так как мать — это самый близкий человек своим детям. Среди некоторых работников правоохранительных органов бытует мнение, что неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетних детей характерно для родителей, имеющих много детей. Материальные трудности и отсутствие по этой причине возможности обеспечить нормальные условия жизни и учебы для всех своих детей, как они полагают, негативно влияют на их отношение к детям. Однако это не всегда так. При изучении уголовных дел было установлено, что одного ребенка имели 53% осужденных, двух детей — 19%, трех — 18%, четырех и более — 10% осужденных. Таким образом, более половины преступлений совершали женщины, имеющие только одного ребенка. Единственное, что характерно для всех без исключения осужденных, — это злоупотребление алкоголем[13].
Привлекая виновного к ответственности по ст. 156 УК РФ, необходимо точно установить основание, в соответствии с которым он был обязан воспитывать ребенка, а также определить субъективную возможность виновного выполнить эту обязанность. Субъективная возможность, как известно, может зависеть от целого ряда факторов: физических и психических качеств лица, его состояния в момент совершения поступка, уровня знаний и квалификации, совокупности внешних обстоятельств, в которых он действовал[14], к тому же ее всегда надо доказывать. Если по какой-либо причине в суде будет установлена способность субъекта выполнять обязанности по воспитанию, уголовное преследование должно быть прекращено. В этом случае родители ограничиваются в родительских правах на основании ст. 73 СК РФ, усыновление может быть отменено по ст. 141 СК РФ, опекуны и попечители отстраняются от исполнения обязанностей согласно ст. 39 ГК РФ, договор о передаче детей в приемную семью досрочно расторгается согласно ст. 152 СК РФ; а лица, профессионально занимающиеся воспитанием, могут быть уволены с занимаемой должности ввиду профессионального несоответствия.
Следует признать: при расследовании преступлений, предусмотренных ст. 156 УК РФ, у следствия возникают определенные затруднения в применении данной статьи, связанные с неудачной конструкцией самой нормы, осложняющей ее разграничение со смежными составами преступлений.
Представляется, что законодателем недооцениваются последствия неисполнения родителями своих обязанностей по воспитанию несовершеннолетних детей. К лицам, совершающим преступления, предусмотренные ст. 156 УК РФ, должны применяться более серьезные меры уголовно-правового воздействия. Данный вопрос требует решения на законодательном уровне.
В последнее время в литературе появляются предложения о дополнении ст. 156 УК РФ частью второй, предусматривающей квалифицирующие составы.
Предлагается при формулировке квалифицирующего состава обратить внимание на такую относительно новую форму посягательства, как жестокое обращение с детьми публично либо в присутствии других несовершеннолетних. Несовершеннолетние обладают тонкой, ранимой психикой. Грубое и жестокое обращение с ними родителей или педагогов на глазах у посторонних лиц либо в присутствии сверстников может причинить им глубокую душевную травму, тяжелые моральные страдания, повлечь самоубийство. Кроме того, такие тяжкие последствия, как самоубийство несовершеннолетнего или причинение ему смерти по неосторожности, серьезно повышают общественную опасность содеянного и требуют усиления уголовной ответственности[15].
Резко возрастает опасность посягательства при совершении этого преступления в отношении двух и более несовершеннолетних. Следует отметить, что высока общественная опасность деяний, направленных на неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии (в частности, страдающего психическими расстройствами, лишающими его способности правильно воспринимать происходящее). Целесообразно было бы учесть эти обстоятельства в качестве квалифицирующих признаков преступления, предусмотренного ст. 156 УК РФ[16].
Ряд авторов высказывают мнение о том, что в целях совершенствования текста ст. 156 УК РФ необходимо для обеспечения более последовательной защиты интересов воспитания несовершеннолетних и реализации идеи дифференциации уголовной ответственности сконструировать квалифицированный состав данного преступления, исключив насилие из числа признаков основного состава и перенеся его в новый квалифицированный состав. При таком подходе более отчетливо будет проявляться социальная направленность нормы, которая охраняет не столько здоровье и телесную неприкосновенность ребенка, сколько процесс его нормального воспитания, обеспечивающий физическое, интеллектуальное, нравственное, социальное взросление личности несовершеннолетнего. Основной состав преступления в этом случае будет характеризоваться обращением с несовершеннолетним, заключающимся в отсутствии внимания к его интересам и заботы о его развитии, не связанным с насилием; квалифицированный состав будет содержать признаки того же деяния, совершенного с применением насилия[17].
Мы полностью поддерживаем данную точку зрения, так как неисполнение обязанностей по воспитанию само по себе уже значительно нарушает права и интересы несовершеннолетних и может составлять самостоятельный состав преступления, в то время как жестокое обращение с несовершеннолетним или применение к нему насилия следует рассматривать как квалифицирующие признаки.
Неисполнение обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних детей является одним из оснований, по которому родители (один из них) могут быть лишены родительских прав. Так, по Ржеву и Ржевскому району Тверской области в 2006 году было направлено в суд 166 материалов о лишении родительских прав, из них удовлетворено 105; в 2007 году — 281 (удовлетворено 220); за 5 месяцев 2008 года — 112 (удовлетворено 72)[18]. То есть в данном случае неисполнение обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних детей является основанием для привлечения родителей к семейно-правовой ответственности. Лишение родительских прав можно рассматривать как вид семейно-правового наказания за семейное правонарушение, совершенное родителями.
СК РФ к наиболее серьезным наказаниям родителей относит лишение родительских прав. Лишение родительских прав — мера, направленная на спасение ребенка. Законодательством установлен исчерпывающий перечень оснований для лишения родительских прав. Одним из оснований является уклонение от выполнения обязанностей родителей, жестокое обращение с детьми, в том числе осуществление физического или психического насилия над ними.
Уклонение от выполнения родительских обязанностей предполагает систематическое, т. е. неоднократное, невыполнение родительского долга, отсутствие заботы о своих детях,
в чем бы оно ни выражалось (не кормят, не обеспечивают необходимой одеждой, медицинской помощью, ничего не делают для удовлетворения жизненно важных потребностей ребенка).
Чаще всего равнодушное отношение родителей к страдающим от голода, холода и болезней детям сочетается с безразличием к условиям их воспитания или с тлетворным, разрушающим личность ребенка собственным поведением (пьянство на глазах ребенка). В зависимости от возраста детей для них в каждом конкретном случае становятся губительными вполне определенные действия (бездействие) родителя. Например, маленький ребенок погибает потому, что его не кормят; подросток страдает от постоянного общения с опустившимися, потерявшими человеческий образ родителями, злоупотребляющими спиртными напитками.
Лишение родительских прав следует и за жестокое обращение родителей с детьми. Оно заключается в физическом и психическом насилии над детьми. В первом случае речь может идти о побоях, причинении физических страданий любым способом. Психическое насилие выражается в угрозах, внушении чувства страха, подавлении всякой воли ребенка.
Проблема неисполнения обязанностей родителей по воспитанию несовершеннолетних остается одной из самых серьезных с точки зрения ее социальных, экономических и демографических последствий, что говорит о необходимости совершенствования применения юридической ответственности в рамках уголовного, административного, семейного законодательства Российской Федерации.
Следует отметить, что неисполнение обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних детей можно отнести к семейным правонарушениям, за которые родители несут семейно-правовую ответственность в виде лишения родительских прав, что прямо предусмотрено семейным законодательством. При этом за такое же правонарушение к родителям могут быть применены меры и семейно-правовой и уголовно-правовой ответственности. Это представляется недопустимым, так как Конституция РФ прямо предусматривает, что за одно и то же правонарушение лицо не может нести ответственность дважды. На наш взгляд, это является актуальной проблемой и требует разрешения на законодательном уровне, так как нарушает права человека.
 
Библиография
1 См.: Письмо Минобразования России от 13.11.2000 № 813/28-16 «О рекомендациях для организаторов работы с детьми и подростками по месту жительства в современных условиях» // Вестник образования. 2001. № 6. С. 31.
2 См.: Рузакова О.А. Семейное право России. — М., 2004. С. 94—95.
3 См.: Михеева Л.Ю. Ответственность родителей за воспитание детей: направления реформы законодательства // Семейное и жилищное право. 2005. № 4.
4 Там же.
5 Там же.
6 Статистические данные Информационного центра УВД по Тверской области.
7 См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. — М., 1960. С. 187.
8 См.: Пристанская О.В. Применение уголовно-правовых норм, направленных против жестокого обращения с несовершеннолетними // Журнал российского права. 2001. № 8.
9 См.: Пристанская О.В. Указ. соч.
10 См.: Уголовное право России. Особенная часть / Под ред. Л.Л. Кругликова. — М., 1999. С. 186.
11 См.: Красиков А.Н. Уголовно-правовая охрана прав и свобод человека в России. — Саратов, 1999. С. 207.
12 См.: Уголовное право. Особенная часть / Под ред. А.И. Рарога. — М., 1996. С. 105.
13 См.: Широков В. Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего: криминологический анализ и пределы уголовной ответственности // Российская юстиция. 2003. № 12.
14 См.: Кудрявцев В.Н. Объективная сторона преступления. — М., 1960. С. 89—90.
15 См.: Гуль Н.В. Уголовная ответственность за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего // СПС «ГАРАНТ». 2004.
16 Там же.
17 См.: Побегайло А.Э. О законодательной регламентации профилактики семейного неблагополучия как криминогенного фактора // Законы России: опыт, анализ, практика. 2006. № 12.
18 См.: Статистические данные Информационного центра ОВД по г. Ржеву и Ржевскому району.