В.З. ГУЩИН,
доктор юридических наук, профессор кафедры гражданского права и процесса Российского государственного торгово-экономического университета
 
Юридическая ответственность по праву считается одной из фундаментальных категорий юриспруденции, неразрывно связанных с государством нормами права, обязанностью и противоправным поведением отдельных граждан и их объединений, должностных лиц государственных органов и органов местного самоуправления.
 
«Правонарушение — основание ответственности; где есть правонарушение, там есть (должна быть) ответственность; без правонарушения нет ответственности»[1]. Поддерживая данную позицию, С.Ю. Рипинский, на наш взгляд обоснованно, утверждает, что «фактическим основанием возникновения юридической ответственности любого вида является состав правонарушения. Юридическая ответственность невозможна, недопустима за что-либо иное, кроме правонарушения. Состав правонарушения является тем сложным юридическим фактом (фактическим составом), который служит основанием возникновения правоотношения ответственности»[2].
 В соответствии с видами правонарушений юридическая ответственность подразделяется на уголовно-правовую, гражданско-правовую, административную, дисциплинарную и материальную.
 Корни понятий «правонарушение» и «юридическая ответственность», как и многих иных правовых понятий и категорий, уходят в далекое прошлое человечества. Эти понятия непосредственно исходят из общенародных представлений о добре и зле, справедливости и чести, достоинстве и добродетели и выступают критерием прежде всего моральной оценки определенных качеств личности нарушителя.
В период неписаного права реагировать на причиненную обиду было делом обиженного, делом частного лица[3]. Возникающие конфликты разрешались у древних народов в основном путем насилия. Так появился институт мести, ставший прообразом понятия ответственности. Как указывает Г.В. Мальцев, «уже на ранних стадиях человеческого общества произошло зарождение примитивных процессуальных форм, упорядочивающих конфликтную ситуацию спора или наложение наказания за действия, близкие к преступлению или являющиеся таковыми»[4].
Источниками правонарушений и их ответственности вначале были первобытная мораль, традиции, ритуалы и обычаи. Особое место занимали религиозные правила, которые в древности являлись одновременно и всеобщими нормами. Позднее правила и обычаи, религиозные нормы все более и более переходили в плоскость правовую, были законодательно закреплены, стали юридическими нормами. Красноречивым подтверждением сказанного является Русская Правда как памятник древнерусского права, в котором еще сохраняются древнейшие элементы обычая, связанные с принципом талиона («око за око, зуб за зуб»), — в случаях с кровной местью. Но главной целью наказания (ответственности) становится возмещение ущерба (материального и морального)[5].
В римском праве при характеристике правонарушения часто употребляются слова «обиженный», «месть», «удовлетворение обиженного», «раздраженное чувство обиженного» и т. д., свидетельствующие об истоке правонарушения — древнем социальном конфликте[6]. С.А. Параскевова, исследуя социальные истоки гражданского правонарушения, констатирует, что как явления они кроются в конфликтном противоборстве сторон в имущественной сфере, в которой правонарушение является одним из элементов, а понятие «гражданское правонарушение» выработано наукой для фиксации социального конфликта с целью его последующего разрешения правовыми средствами[7].
Формы, содержание правонарушений и, следовательно, ответственность (в том числе гражданско-правовая) постоянно видоизменялись, однако многие из видов правонарушений и вариантов ответственности за них сохранились и действуют в настоящий период. Изучение истории развития данных институтов свидетельствует, что они могут быть научно исследованы, только лишь опираясь на анализ процесса развития общества и государства, происходящих в них социально-экономических и политических изменений, т. е. с учетом особого периода времени. Одно и то же деяние при различных исторических обстоятельствах может оцениваться и как преступление, и как проступок.
В современной литературе имеется множество различных определений правонарушения. В обобщенном виде они сводятся к тому, что правонарушение — это виновное, противоправное действие (бездействие) праводееспособного индивида, причиняющее вред обществу, государству или отдельным лицам, влекущее за собой юридическую ответственность. В зависимости от характера правонарушений, степени их вредности и опасности для общественных отношений, а также от вида применяемых за их совершение санкций правонарушения классифицируются по разным основаниям.
Законодательные определения и понятия некоторых видов правонарушений содержатся в ряде нормативных правовых актов.
Так, в ст. 14 УК РФ сказано, что «преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания».
Статья 2.1. КоАП РФ гласит: «Административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое настоящим Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность».
Согласно ст. 106 НК РФ «налоговым правонарушением признается виновно совершенное противоправное (в нарушение законодательства о налогах и сборах) деяние (действие или бездействие) налогоплательщика, налогового агента и иных лиц, за которое настоящим Кодексом установлена ответственность».
В соответствии со ст. 192 ТК РФ за совершение дисциплинарного проступка, т. е. неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить дисциплинарные взыскания.
Следует отметить: даже при беглом анализе названных норм российского законодательства, определяющих понятие перечисленных правонарушений, видно, что важнейшей составной частью их субъективной стороны является вина правонарушителя, на основании чего многими учеными делается вывод: «там, где нет вины, не может быть ответственности»[8].
Структура каждого правонарушения согласно общей теории права состоит из объекта, субъекта, т. е. объективной и субъективной сторон. Гражданскому деликту присущи в основном те же элементы состава правонарушения, что и иным правонарушениям. Вместе с тем гражданское правонарушение отличается от иных деликтов по ряду оснований.
По мнению В.Л. Кулапова, гражданские правонарушения (проступки) отличаются от иных проступков прежде всего специфическим объектом посягательства. Это имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения, регулируемые нормами гражданского права, а также некоторыми нормами трудового, семейного, земельного права[9]. Они совершаются в сфере имущественных и неимущественных отношений, имеющих интеллектуальную ценность как для конкретных лиц, так и для всего общества. Свое внешнее выражение, указывает М.Н. Марченко, гражданские правонарушения находят в причинении гражданам или их организациям имущественного вреда, неисполнении договорных обязательств, распространении сведений, задевающих честь и достоинство граждан, заключении незаконных сделок, нарушении гражданских прав тех или иных лиц либо организаций[10].
В отличие от других деликтов, определение гражданскому правонарушению в российском законодательстве не дано. В соответствующих статьях ГК РФ лишь говорится об имущественной ответственности гражданина и ответственности юридических лиц, перечисляются конкретные санкции, применяемые за те или иные гражданские правонарушения. Среди них возмещение убытков, взыскание неустойки, компенсация морального вреда и т. д. Согласно п. 1 ст. 396 ГК РФ уплата неустойки и возмещение убытков в случае ненадлежащего исполнения обязательства не освобождают должника от исполнения обязательства в натуре, если иное не предусмотрено законом или договором.
Представляется, что отсутствие в ГК РФ определения гражданского правонарушения является недоработкой законодателя. Это приводит к многочисленным дискуссиям, а порой и к судебным ошибкам.
Например, ст. 169 ГК РФ гласит, что сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна. При наличии умысла у обеих сторон такой сделки — в случае исполнения сделки обеими сторонами — в доход Российской Федерации взыскивается все полученное ими по сделке, а в случае исполнения сделки одной стороной с другой стороны взыскивается в доход Российской Федерации все полученное ею и все причитавшееся с нее первой стороне в возмещение полученного.
В теории и, особенно, на практике возникает сложность в вопросах трактовки понятия сделки «заведомо противной основам порядка или нравственности». Каждый судья трактует это по-своему, поэтому и судебные решения принимаются неоднозначные.
Исследование юридической ответственности свидетельствует, что в начальный период она носила смешанный характер, т. е. включала и уголовную, и гражданско-правовую ответственность. В дальнейшем в процессе развития и совершенствования права в его системе происходит отделение гражданско-правовой ответственности от уголовной . Оба вида ответственности становятся обязательными, осуществляемыми и гарантированными государством. Причем для гражданско-правовой ответственности характерным является не любое государственное принуждение, а связанное с необходимостью возмещения имущественного ущерба или морального вреда.
До сих пор в юридической литературе вопрос о понятии гражданско-правовой ответственности является предметом дискуссии.
Например, В.А. Тархов в 1973 году отмечал, что гражданско-правовая ответственность — это необходимость дать отчет о своих деяниях, а также инициативное, неуклоняемое, строгое, полное исполнение своих обязанностей[11].
По мнению С.Н. Братуся, гражданско-правовая ответственность — это мера государственного или общественного принуждения, включая понуждение должника к исполнению принятой на себя обязанности[12].
Н.Д. Егоров пишет, что под гражданско-правовой ответственностью следует понимать санкцию, применяемую к правонарушителю в виде возложения на него дополнительной гражданско-правовой обязанности или лишения принадлежащего ему гражданского права[13].
И.Н. Сенякин считает, что гражданско-правовая ответственность предусмотрена за нарушение договорных обязательств или за причинение внедоговорного имущественного ущерба. Наиболее характерные санкции здесь сводятся к возмещению правонарушителем имущественного вреда и восстановлению нарушенного права[14].
А.Н. Гуев дает следующее определение гражданско-правовой ответственности: это совокупность неблагоприятных правовых послед-ствий, выражающихся либо в возложении на нарушителя условий договора (требований законов, иных правовых актов, а при их отсутствии — обычаев делового оборота) мер имущественного воздействия, либо в лишении его определенных гражданских прав, либо в понуждении совершить определенные действия[15].
Наиболее обоснованное, полное и четкое понятие гражданско-правовой ответственности, на наш взгляд, дано в «Большом юридическом словаре», где сказано, что это один из видов юридической ответственности, представляющий собой установленные нормами гражданского права юридические последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения лицом предусмотренных гражданским правом обязанностей, что связано с нарушением субъективных гражданских прав другого лица. Гражданско-правовая ответственность заключается в применении к правонарушителю (должнику) в интересах другого лица (кредитора) либо государства установленных законом или договором мер воздействия, влекущих для него отрицательные, экономически невыгодные последствия имущественного характера — возмещение убытков, уплату неустойки (штрафа, пеней), возмещение вреда[16].
Аналогичное определение гражданско-правовой ответственности дано и в «Большом энциклопедическом словаре»[17].
Как один из видов юридической ответственности, гражданско-правовая ответственность урегулирована разными нормативными правовыми актами, основными и специальными. Так, в качестве общей целевой установки ст. 2 Конституции РФ говорит об обязанности государства по соблюдению, защите и охране прав и свобод человека и гражданина. Эта принципиальная целевая установка основного закона нашей страны закреплена и конкретизирована в нормах ГК РФ и ГПК РФ, содержание которых определяет и гражданско-правовую ответственность. Так, ст. 1 ГК РФ гласит, что гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты.
В ст. 12 ГК РФ, определяющей способы защиты гражданских прав, говорится, что защита этих прав осуществляется путем признания права; восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; присуждения к исполнению обязанности в натуре; возмещения убытков; взыскания неустойки; компенсации морального вреда и т. д. в зависимости от характера и сферы деятельности, в которой ущемляются права и свободы граждан.
В ст. 2 ГПК РФ подчеркивается, что гражданское судопроизводство должно способствовать укреплению законности и правопорядка, предупреждению правонарушений, формированию уважительного отношения к закону и суду.
Выбор способа защиты нарушенного права, как это отмечено Верховным судом, принадлежит не суду, а истцу.
Следует сказать, что гражданско-правовая ответственность осуществляется как в судебном (путем применения санкций), так и в административном порядке. Это положение закреплено в ст. 11 ГК РФ, которая гласит, что защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляет в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством, суд, арбитражный суд или третейский суд. Защита гражданских прав в административном порядке осуществляется в случаях, предусмотренных законом. Решение, принятое в административном порядке, может быть обжаловано в суд.
В ГК РФ содержится более 60 норм, непосредственно предусматривающих ответственность многих субъектов за различные правонарушения. Назовем некоторые из них: имущественная ответственность гражданина (ст. 24); ответственность юридического лица (ст. 56); ответственность по обязательствам Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования (ст. 126); ответственность поручителя (ст. 363); ответственность за вред, причиненный транспортным средством (ст. 648); ответственность за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда (ст. 1070).
Помимо ГК РФ, правовые нормы, предусматривающие гражданско-правовую ответственность, содержатся и в других законодательных актах (НК РФ, БК РФ, ТК РФ, СК РФ, а также в некоторых нормах международного права и международных договорах Российской Федерации).
Все перечисленные правовые нормы, определяющие и закрепляющие гражданско-правовую ответственность, выполняют ряд функций: правовосстановительную, обеспечительную, пресекательную, штрафную, предупредительную. Институт гражданско-правовой ответственности объединяет нормы права, регулирующие отношения, которые гарантируют прежде всего возможность граждан и других субъектов гражданского права восстановить нарушенные права и свободы, возместить причиненные им убытки, связанные с невыполнением или ненадлежащим выполнением договорных обязательств, и т. д.
Общим условием гражданско-правовой ответственности, как и условием уголовной ответственности, является вина причинителя вреда. Так, в п. 1 ст. 401 ГК РФ подчеркивается, что лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), а в п. 2 ст. 1064 ГК РФ говорится, что лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Однако в отличие от уголовной ответственности в гражданском законодательстве предусмотрены исключения из правил о виновной ответственности, которые устанавливают перечень случаев, когда ответственность причинителя вреда наступает независимо от его вины. К таким случаям относится, например, причинение вреда источником повышенной опасности.
Согласно ст. 1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т. п.; осуществление строительной и иной связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.
Также исключением из правил о виновной ответственности является ответственность перевозчика за утрату, недостачу, повреждение груза или багажа (ст. 796 ГК РФ); ответственность страховщика (статьи 929, 934, 964 ГК РФ).
Необходимо подчеркнуть, что допущение законодателем безвиновной ответственности, в том числе и с учетом положений статей 405, 1070, 1095, 1104 ГК РФ, свидетельствует о постепенном отходе гражданского права от теории обязательной вины, т. е. от утверждения о том, что без вины нет ответственности. В отличие от уголовного и административного законодательства, которые исходят из презумпции невиновности, пока не будет доказано обратное, гражданское законодательство (ст. 401 ГК РФ) исходит из презумпции виновности нарушителя. Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство.
Среди субъектов гражданского права, привлекаемых к гражданско-правовой ответственности, ГК РФ выделяет Российскую Федерацию, субъектов Российской Федерации и муниципальные образования (ст. 126 ГК РФ).
Законодатель устанавливает, что Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования подобно любому иному субъекту гражданского права несут самостоятельную имущественную ответственность по своим обязательствам. При этом подчеркивается, что они не отвечают по обязательствам друг друга, а также по обязательствам созданных ими юридических лиц. Данное положение закона не распространяется на случаи, когда Российская Федерация приняла на себя гарантию (поручительство) по обязательствам субъекта Российской Федерации, муниципального образования или юридического лица либо указанные субъекты приняли на себя гарантию (поручительство) по обязательствам Российской Федерации.
Согласно ст. 16 ГК РФ утраты, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе издание не соответствующего закону или иному правовому документу акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом Федерации или муниципальным образованием.
В соответствии со ст. 127 ГК РФ особенности ответственности Российской Федерации и субъектов Федерации в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, с участием иностранных юридических лиц, граждан и государств определяются законом об иммунитете государства и его собственности.
В настоящее время можно говорить о двух сложившихся основных формах гражданско-правовой ответственности: деликтной и договорной. Анализ правовых норм ГК РФ свидетельствует, что деликтная форма гражданско-правовой ответственности определяется в основном отдельной главой под названием «Обязательства вследствие причинения вреда». На наш взгляд, название данной главы не соответствует ее содержанию, так как в ней нет ни одной статьи, регламентирующей обязательства или их специфику, а показаны только различные виды гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный субъектами гражданско-правовых отношений.
Представляется, что наименование данной главы целесообразно изменить на «Гражданско-правовая деликтная ответственность». В ней необходимо дать законодательную трактовку этой форме ответственности. Что касается договорной гражданско-правовой ответственности, то ее дефиниции, определения ее отличия от деликтной ответственности в ГК РФ также нет. На наш взгляд, это недочет в деятельности законодателя. Отсутствует в законе и определение понятия самой гражданско-правовой ответственности. Считаем, что она должна характеризоваться прежде всего как совокупность гражданско-правовых норм, регулирующих права и обязанности гражданских правовых субъектов при возмещении убытков, связанных с действиями (бездействием), причиняющими вред.
Законодательное определение понятий норм гражданско-правовой ответственности, как и понятие гражданского правонарушения, имеет большое значение не только для теории гражданского права, но и для практики его применения, для осуществления гарантии законности и правового порядка.
В связи с происходящими в предпринимательской сфере процессами упорядочивания корпоративных отношений актуальной остается проблема регулирования ответственности в акционерных обществах. Она назрела давно, но до сих пор, к сожалению, не решена.
Согласно ст. 126 ГК РФ публичный субъект отвечает по своим обязательствам принадлежащим ему на праве собственности имуществом, т. е., как правило, казной. В этой связи возникает проблема взыскания с казны суммы штрафных санкций, поскольку в бюджете отсутствуют средства, предусмотренные на эти цели. Закон о федеральном бюджете содержит норму, согласно которой взыскание штрафных санкций осуществляется на основании судебного решения. Представляется, что и этот вопрос должен быть отражен в ГК РФ.
В ГК РФ предусмотрена ответственность:
— подрядчика за качество работ (ст. 755) и ненадлежащее выполнение проектных и изыскательных работ (ст. 761);
— банка за ненадлежащее совершение операций по счету (ст. 856);
— за вред, причиненный государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами (ст. 1069);
— органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда за вред, причиненный их незаконными действиями (ст. 1070) и т. д.
Однако для широкого круга лиц, в том числе адвокатов, которые участвуют в качестве представителей в суде и которым принадлежит важная роль в защите гражданских прав физических и юридических лиц, гражданско-правовая ответственность в ГК РФ не предусмотрена. Думается, что все лица, участвующие в гражданском судопроизводстве, имеющие при этом соответствующие права и обязанности, должны нести ответственность за их реализацию, а равно и за их нарушение. Следует сказать, что при разработке гражданско-правовых норм, определяющих права, обязанности и ответственность субъектов гражданско-правовых отношений, большое значение имеют вопросы эффективного и результативного применения этих норм на практике. Нельзя не согласиться с мнением по этому вопросу В.Н. Кудрявцева, который в одной из своих работ писал: «Эффективность права, его институтов и норм измеряется степенью достижения в процессе их применения тех целей, которые преследовались законодателем при создании этих норм и институтов»[18]. Существенный вред обществу и государству, престижу власти, а также гражданам наносится неисполнением судебных решений (сегодня исполняется только 52% принятых судом решений[19]), в том числе и по вопросам гражданско-правовой ответственности. Это еще одна из проблем в рассматриваемой сфере.
Действующее гражданское законодательство, в частности п. 2 ст. 332 ГК РФ, допускает возможность посредством совершения сделок об ответственности установления дополнительных либо исключительных санкций гражданско-правовой ответственности. Представляется необходимым внесение соответствующих изменений в действующую редакцию п. 2 ст. 332 ГК РФ, чтобы допустить возможность совершения сделок, направленных не только на увеличение гражданско-правовой ответственности (неустойки), но и на ее уменьшение.
В заключение отметим, что рассмотрение только отдельных аспектов гражданского правонарушения и гражданско-правовой ответственности свидетельствует об актуальности и сложности проблемы, о необходимости дальнейшего комплексного исследования всех правовых норм, касающихся этого института.
 
Библиография
1 Малеин Н.С. Правонарушение. Понятие, причины, ответственность. — М., 1985. С. 130.
2 Рипинский С.Ю. Имущественная ответственность государства за вред, причиняемый предпринимателям. — СПб., 2002. С. 68.
3 См.: Покровский И.А. История римского права. — Пг., 1915. С. 391.
4 Мальцев Г.В. Происхождение и ранние формы права и государства // Проблемы общей теории права и государства. — М., 1999. С. 111.
5 См.: Исаев И.А. История государства и права России. — М., 1994. С. 15.
6 См.: Покровский И.А. История римского права. — СПб., 1998. С. 378; Гримм Д.Д. Лекции по догме римского права. — М., 2003. С. 177—178.
7 Человек и закон. 2007. № 7. С. 72.
8 Малеин Н.С. Указ. соч. С. 156; Богданов Д.Е. Сделки об ответственности в гражданском праве Российской Федерации. — М., 2007. С. 59.
9 См.: Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. — М., 2003. С. 590.
10 См.: Марченко М.Н. Теория государства и права: Учеб. — М., 2003. С. 629.
11 См.: Тархов В.А. Ответственность по советскому гражданскому праву. — Саратов, 1973. С. 8—11.
12 См.: Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. — М., 1976. С. 82—84.
13 См.: Гражданское право. Ч. 1. 5-е изд. / Отв. ред. А.П. Сергеев, Ю.К. Толстой. — М., 2001. С. 83.
14 См.: Теория государства и права. С. 600.
15 См.: Гуев А.Н. Гражданское право: Учеб. Т. I. — М., 2006.
16 См.: Большой юридический словарь / Под ред. А.Я. Сухарева, В.Д. Зорькина, Б.Е. Крутских. — М., 1999. С. 463.
17 См.: Большой энциклопедический словарь. 2-е изд., перераб. и доп. / Под ред. А.М. Прохорова. — М.—СПб., 1988.С. 859.
18 Кудрявцев В.Н. Право и поведение. — М., 1978. С. 192.
19 См.: Состояние законности и правопорядка в Российской Федерации и работа органов прокуратуры (2006 год): Информационно-аналитический доклад. — М., 2007. С. 8.