УДК 341.214

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО №5 2011 Страницы в журнале: 146-150 

 

Ю.А. УМЕРЕНКО,

аспирант кафедры публичного права Всероссийской академии внешней торговли Минэкономразвития России

 

Рассматриваются некоторые теоретические аспекты международно-правовой ответственности за нарушение статуса нейтралитета, в том числе постоянного нейтралитета.

Ключевые слова: статус нейтралитета, постоянный нейтралитет, международно-противоправное деяние, международно-правовая ответственность, санкции.

 

Some aspects of the international legal responsibility for violation of the neutrality status

 

Umerenko J.

 

In the article some theoretical aspects of international legal liability of infringement of the status of a neutrality, including constant neutrality, from positions of the project of articles about responsibility of the states for international-illegal acts.

Keywords: the neutrality status, a constant neutrality, international-illegal act, international legal responsibility, sanctions.

 

Термин «нейтралитет» (нем. neutralitat) происходит от латинского neuter, что в переводе на русский язык означает «ни тот ни другой», применительно к международным отношениям — не поддерживающий чью-либо сторону.

Формирование понятия «нейтралитет» вытекало из его историко-правового понимания как политического, а в последствии политико-правового и собственно правового явления.

Нейтралитет как международно-правовое явление можно определить как принятый суверенным государством международно-правовой статус, предполагающий наличие определенных прав и обязанностей, закрепленный в соответствующей международно-правовой форме и признанный хотя бы одним государством, в соответствии с которым данное государство обязано не участвовать прямо либо косвенно во враждебных действиях воюющих государств и не оказывать прямую и косвенную помощь воюющим государствам[1].

Понятие «постоянный нейтралитет» отличается от понятия нейтралитета в его традиционном понимании. Нейтралитет в традиционном понимании предполагает неучастие государства в конкретной войне, т. е. ставит государство вне войны, а постоянный нейтралитет предполагает отказ государства на долгосрочную перспективу от использования войны в качестве средства решения международных споров. Постоянный нейтралитет, в отличие от традиционного, является более устойчивым, так как не обладает ситуативным характером, обусловленным войной.

Постоянный нейтралитет и нейтралитет в его традиционном понимании соотносятся как часть и целое: первое понятие включает в себя нейтралитет во время войны, при этом второе понятие шире в силу того, что данный статус существует вне войны и предполагает наличие прав и обязанностей, также существующих вне войны.

В общем плане постоянный нейтралитет представляет собой юридически признанный другими государствами международно-правовой статус суверенного государства, предполагающий наличие определенных прав и обязанностей, в соответствии с которыми данное государство отказывается на долгосрочную перспективу от участия в войнах, военных и экономических союзах, которые могут прямо либо косвенно вовлечь его в войну, а также от использования войны в качестве средства решения международных споров и предоставления своей территории третьим государствам для различных военных целей[2].

Стабильность статуса нейтралитета и добросовестное исполнение государствами, установившими данный статус, своих международных обязательств способствует укреплению международной безопасности. Вместе с тем на практике данный статус нередко нарушается как нейтральными, так и признавшими его государствами. Это обусловлено гибким толкованием рядом государств статуса нейтралитета с учетом собственных политических, экономических и иных интересов, что подчеркивает характер нейтралитета как политического и правового явления.

Кроме того, подобное положение дел приводит к снижению эффективности и потенциала статуса постоянного нейтралитета как средства поддержания международного мира и безопасности, в связи с чем вопрос о международно-правовой ответственности за нарушение статуса нейтралитета приобретает особую актуальность.

Международно-правовая ответственность представляет собой юридические последствия, наступающие для субъекта международного права, который нарушил действующие нормы международного права и свои международные обязательства[3].

В настоящий момент международно-правовой акт, который регулировал бы вопросы международной ответственности, отсутствует, однако Комиссией международного права ООН был разработан проект статей об ответственности государств за международно-противоправные деяния (далее — Проект). Он был одобрен резолюцией Генеральной ассамблеи ООН № A/RES/56/83[4]. Проект представляет собой кодификацию норм обычного права с уточнением их содержания.

Рассмотрим вопрос международно-правовой ответственности статуса нейтралитета с позиций Проекта.

Основанием для применения мер международно-правовой ответственности является совершение международно противоправного деяния, которое представляет собой нарушение международно-правового обязательства государства. Нарушение международно-правового обязательства наступает, когда деяние государства не соответствует тому, что требует от него данное международное обязательство, независимо от его характера либо происхождения. Квалификация деяния государства как международно-противоправного определяется международным правом (даже если такое деяние по внутригосударственному праву считается правомерным).

Международно-правовая ответственность за нарушение постоянного нейтралитета должна базироваться на общих началах международно-правовой ответственности, но учитывать особенности рассматриваемого явления.

Нарушение статуса нейтралитета как международно-противоправное деяние, являющееся основанием для возникновения и применения мер международно-правовой ответственности, можно определить как противоправное неисполнение либо ненадлежащее исполнение нейтральным государством либо государством, признавшим данный статус, международных обязательств, вытекающих из установления и признания данного статуса. Нарушение международно-правового обязательства является необходимым условием наступления международно-правовой ответственности.

Международно-правовую ответственность за нарушение статуса нейтралитета можно условно разделить на два блока: ответственность нейтрального государства за нарушение данного статуса и ответственность государств, признавших данный статус. Нарушения нейтральным государством международных обязательств, вытекающих из статуса нейтралитета, в свою очередь, можно разделить на две группы: прямые непосредственные нарушения и опосредованные нарушения, в том числе касающиеся неисполнения либо ненадлежащего исполнения обязанностей постоянно нейтрального государства в мирное время.

Прямое непосредственное участие нейтрального государства в войне является сознательным нарушением данного статуса и влечет его фактическое прекращение, в связи с чем государство, установившее данный статус, не вправе ссылаться на него во взаимоотношениях с другими государствами и международными организациями.

Не будет оснований для применения международно-правовой ответственности, если государство перед вступлением в войну аннулировало данный статус в установленном порядке, либо если война является средством самообороны, либо если ранее признавшее данный статус государство в установленном порядке прекратило исполнение обязательств, касающихся статуса нейтралитета другого государства.

Статьей 29 Проекта предусмотрено, что юридические последствия международно-противоправного деяния не затрагивают сохраняющейся обязанности ответственного государства по исполнению нарушенного обязательства, а ст. 30 установлено, что государство, ответственное за международно-противоправное деяние, обязано прекратить это деяние, если оно продолжается, предоставить надлежащие заверения и гарантии неповторения деяния, если того требуют обстоятельства.

В рассматриваемой ситуации данные правила неприменимы, так как, вступая в войну, нейтральное государство нарушает саму сущность данного международно-правового статуса и, следовательно, автоматически прекращает его действие, а какие-либо «сохраняющиеся» обязанности отсутствуют.

Сомнительна и возможность признавшего государства требовать от нейтрального государства (совершившего указанные деяния) прекратить это длящееся международно-противоправное деяние, а также не повторять данное деяние в будущем, так как фактически международно-правовой статус аннулируется и, следовательно, международные отношения, касающиеся установления статуса нейтралитета, прекращаются в момент вступления нейтрального государства в войну (т. е. статус не может быть восстановлен).

При наличии указанных обстоятельств государство, совершившее международно-противоправные деяния, не вправе требовать от признавшего государства исполнения обязательств, вытекающих из соответствующего признания, и ранее возникших международных обязательств.

В действиях нейтрального государства — в том случае, если оно ведет агрессивную войну, — фактически содержатся два противоправных деяния: с одной стороны, нарушение международных обязательств, связанных со статусом нейтралитета, с другой — нарушение императивных норм международного права.

В соответствии со ст. 42 Проекта государство, выступающее в качестве потерпевшего, вправе призвать к ответственности другое государство, если нарушенное обязательство является обязательством в отношении этого государства в отдельности или группы государств, включающей это государство, или международного сообщества в целом и нарушение этого обязательства особо затрагивает это государство или носит такой характер, что радикальным образом меняет положение всех других государств, в отношении которых существует обязательство.

Таким образом, можно сделать вывод, что нейтральное государство может быть привлечено к ответственности по инициативе как признавшего данный статус государства, так и государства, в отношении которого нарушены императивные нормы международного права. Прямое непосредственное нарушение нейтральным государством своих международных обязательств является одновременно нарушением данного статуса и нарушением основополагающих принципов международного права.

Ответственность государства, нарушившего статус нейтралитета, возникает в отношении государства, признавшего данный статус, и государства, в отношении которого совершена агрессия. Если это одно и то же государство, то такое совпадение должно рассматриваться как квалифицирующий признак, отягчающий ответственность государства-нарушителя.

Ответственное государство обязано полностью возместить вред, причиненный международно-противоправным деянием. Согласно ст. 31 Проекта вред включает любой ущерб (материальный или моральный), нанесенный международно-противоправным деянием. Возмещение вреда осуществляется в форме реституции, компенсации и сатисфакции. Размеры возмещения вреда, а также различное сочетание форм международно-правовой ответственности должны определяться соответствующим международным судом.

По отношению к государству, признавшему статус нейтралитета и не являющемуся государством, в отношении которого совершена агрессия, основной формой международно-правовой ответственности будет являться сатисфакция, которая заключается в признании нарушения, выражении сожаления, официальном извинении или облекается в иную подобающую форму.

Нарушением статуса нейтралитета считается опосредованное (косвенное) участие нейтрального государства в войне, например оказание экономической или консультативной помощи одному из воюющих государств, предоставление своей территории для прохода войск. Подобные нарушения статуса нейтралитета, безусловно, противоречат сущности нейтралитета, но в меньшей мере, чем прямые непосредственные нарушения. Такие действия могут быть прекращены, а государства, признавшие статус нейтралитета, в подобных ситуациях вправе требовать прекращения международно-противоправных деяний. При этом можно говорить о нарушении статуса нейтралитета и наличии оснований для возникновения международно-правовой ответственности.

Экономическая и иная косвенная помощь со стороны нейтрального государства может оказываться как через различные хозяйствующие субъекты, так и через третьи государства, не обладающие статусом нейтралитета и, следовательно, не имеющие ограничений во взаимоотношениях с воюющими государствами. В подобных случаях весьма сложно обнаружить факт косвенной помощи со стороны нейтрального государства и установить наличие международно-противоправного деяния.

Статьей 8 Проекта установлено, что поведение лица (группы лиц) рассматривается в международном праве как деяние государства, если это лицо (группа лиц) фактически действует по указаниям либо под контролем этого государства. Проект устанавливает множество случаев, когда поведение и деяния различных лиц и органов трактуются как происходящие непосредственно от государства как субъекта международного права.

В вопросе вменения государству противоправного деяния ключевую роль играет установление факта связи между деятельностью соответствующих лиц и наличием указаний государства. Государства должны добросовестно и неукоснительно соблюдать взятые на себя международные обязательства, в том числе не совершать действий, противоречащих данным обязательствам, а также предусмотреть внутренние механизмы, исключающие возможность косвенного нарушения обязанностей, вытекающих из статуса нейтралитета.

Что касается косвенного нарушения статуса нейтралитета с участием третьих государств, то государство, которое помогает или содействует другому государству в совершении международно-противоправного деяния, несет за это международно-правовую ответственность при одновременном соблюдении двух условий: если данное государство делает это, зная об обстоятельствах международно-противоправного деяния, и если деяние признавалось бы международно-противоправным в случае его совершения данным государством. Вместе с тем деяния третьего государства, которые противоречат статусу нейтралитета и соответствующим международным обязательствам другого государства, не являются международно-противоправными в силу отсутствия соответствующих международных обязательств (т. е. двух необходимых условий привлечения другого государства к международно-правовой ответственности нет). Подобные деяния должны вменяться нейтральному государству, в противном случае не возникнет оснований для привлечения его к ответственности.

Государство, которое руководит другим государством и осуществляет контроль над ним в совершении последним международно-противоправного деяния, несет международную ответственность, если данное государство делает это, зная об обстоятельствах международно-противоправного деяния, и если деяние явилось бы международно-противоправным в случае его совершения данным государством. Такое правило не позволяет избежать международно-правовой ответственности нейтральным государством в случае руководства действиями другого государства.

Представляется, что нейтральное государство, нарушившее обязанности, вытекающие из статуса нейтралитета, должно нести международно-правовую ответственность независимо от того, кем совершено такое деяние: органами и лицами данного государства либо третьим государством, если оно руководило подобными действиями; однако проведенный анализ доказывает наличие механизма, позволяющего нейтральному государству избежать международно-правовой ответственности за нарушение статуса нейтралитета, так как оно, не руководя действиями другого государства, может фактически использовать его в качестве посредника (т. е. из-за отсутствия у государства-посредника международных обязательств его действия не могут быть признаны международно-противоправными деяниями). При этом остается лишь надеяться на принцип добросовестного выполнения государством международных обязательств и его последовательную реализацию нейтральным государством.

С теоретической точки зрения государство, обладающее статусом нейтралитета, с целью экономического развития готово пойти на нарушение своих обязательств, вытекающих из такого статуса. Это, во-первых, не так явно противоречит сущности нейтралитета, во-вторых, может остаться неизвестным. В случае же обнаружения таких действий к нейтральному государству вряд ли будут применены серьезные меры международно-правовой ответственности, способные предотвратить совершение подобных деяний в будущем. Для пресечения таких нарушений санкции должны носить экономический характер и превышать по объему размер полученной государством выгоды в несколько раз.

В мирное время основной обязанностью постоянно нейтрального государства является запрет на предоставление своей территории для использования в качестве военных целей, а также на участие в различных экономических и военно-политических союзах, которые могут прямо или косвенно втянуть это государство в войну. Ответственность за нарушение такого запрета связана с внешнеэкономической деятельностью государства, и здесь применимы меры международно-правовой ответственности. При вступлении в международную организацию постоянно нейтральное государство не может заведомо знать, будет ли членство нарушать его обязанности, вытекающие из статуса постоянного нейтралитета. В том случае, если подобное членство заведомо предполагает нарушение таких обязанностей, государство при вступлении должно либо сделать оговорку об ограничении участия в определенной деятельности, либо вовсе отказаться от членства.

Предоставление постоянно нейтральным государством своей территории для различных военных целей является нарушением статуса постоянного нейтралитета. В период вооруженного конфликта на территории бывшей Югославии постоянно нейтральная Швейцария предоставила свое воздушное пространство для пролета самолетов в район боевых действий[5], однако международно-правовая ответственность для Швейцарии не наступила. Это свидетельствует о том, что при очевидном противоречии подобных действий статусу постоянного нейтралитета такие действия являются нарушением данного статуса, но не его прекращением. Отсутствие международно-правовой ответственности в подобных случаях способствует ненадлежащему исполнению обязанностей, вытекающих из статуса нейтралитета, и умалению принципа добросовестного выполнения международных обязательств.

Второй блок нарушений составляют международно-противоправные деяния, совершенные государствами, признавшими данный статус. Признавшее государство должно выполнять по отношению к нейтральному государству обязанности, вытекающие из императивных норм международного права. Нарушение признавшим государством территориальной целостности нейтрального государства будет одновременно являться нарушением основополагающих принципов международного права и нарушением международных обязательств. Подобные деяния со стороны признавшего государства должны повышать степень его ответственности.

Общепризнанной обязанностью государства, признавшего статус постоянного нейтралитета, является уважение и соблюдение данного статуса, при этом объем обязанностей признавшего государства зависит от его волеизъявления. Если статус постоянного нейтралитета предполагает широкий круг обязанностей как в мирное, так и в военное время, то круг обязанностей признавшего государства носит пассивный характер. Именно поэтому нарушение статуса постоянного нейтралитета признавшими данный статус государствами более редки, чем нарушения статуса нейтралитета самими нейтральными государствами.

Несколько иначе обстоит дело, если государство, признавшее статус нейтралитета, является гарантом данного статуса. Исторически гарантии наиболее часто давались постоянно нейтральным государствам, так как постоянный нейтралитет нередко представлял собой политический компромисс между наиболее сильными государствами[6]. Государство-гарант в соответствии со своими международными обязательствами должно принимать меры, направленные на поддержание и обеспечение данного статуса, поэтому перечень обязанностей государства-гаранта должен быть конкретным, в противном случае гарант не сможет быть привлечен к международно-правовой ответственности.

Б.В. Ганюшкин, говоря о постоянном нейтралитете Австрии, справедливо отмечал, что отсутствие формальных международно-правовых гарантий постоянного нейтралитета Австрии означает лишь то, что выступление каждой из четырех держав — Великобритании, СССР, США и Франции (как вместе с другими, так и отдельно) — на защиту австрийского нейтралитета является правом, но не обязанностью каждой из них, т. е. они обязались лишь сами уважать, но не заставлять других уважать этот нейтралитет[7].

Обязательства государства-гаранта, в отличие от признавшего статус постоянного нейтралитета государства, являются активными и возникают при наличии чрезвычайных обстоятельств. Гарант при наличии соответствующего международного обязательства и наступления необходимых условий должен принять меры по восстановлению статуса нейтралитета и его поддержанию в пределах соответствующих гарантий. Неисполнение такой обязанности является нарушением международного обязательства, в связи с чем государство-гарант должно быть привлечено к международно-правовой ответственности.

С учетом политических, экономических и иных интересов и для сохранения различных ресурсов государство-гарант в зависимости от ситуации может счесть целесообразным не исполнять свои обязанности. Однако противопоставлять принципы целесообразности и добросовестного выполнения международных обязательств недопустимо.

Подводя итог, необходимо отметить, что нейтральные государства и государства, признавшие данный статус, могут не исполнять либо ненадлежащим образом исполнять свои международные обязательства в зависимости от определенных обстоятельств и факторов, которые в немалой степени обусловлены политическими и экономическими интересами государств. При этом в одних случаях можно констатировать факт нарушения статуса нейтралитета, в других — прекращение статуса нейтралитета.

Нарушение статуса нейтралитета может происходить как в активной, так и в пассивной форме. В современных условиях выявлять и пресекать пассивные нарушения статуса нейтралитета, а также привлекать за это государства к международно-правовой ответственности весьма проблематично, в связи с чем теоретическая и практическая разработка данной проблемы приобретает особую актуальность.

 

Библиография

1 См.: Оппенгейм Л. Международное право. Т. II: Война. Нейтралитет / Пер. с англ. А.А. Санталова и В.И. Шиганского; Под ред. чл.-корр. АН СССР С.А. Голунского. — М., 1950. С. 185.

2 См.: Тиунов О.И. Нейтралитет в международном праве. — М., 1968. С. 4—6; Нольде Б.Э. Постоянно нейтральное государство. — Спб., 1905. С. 126.

3 См.: Международное право: Учеб. для вузов / Отв. ред. Г.М. Мелков. — М., 2011. С. 675.

4 http://daccess-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N01/477/97/PDF/N0147797.pdf

5 См.: Антонов И.П. Право нейтралитета в германской доктрине международного права // Международное публичное и частное право. 2007. № 6.

6 См., например: Акт относительно признания и гарантии постоянного нейтралитета Швейцарии и неприкосновенности ее территории от 8 (20) ноября 1815 г.

7 См.: Ганюшкин Б.В. Нейтралитет и неприсоединение. — М., 1965. С. 42.