О.Ф. ФАСТ,

соискатель кафедры гражданского права Саратовской государственной академии права

 

Права пассажира при перевозке различными видами транспорта определены нормами Гражданского кодекса РФ, иными транспортными уставами и кодексами и конкретизируются ведомственными нормативными актами. Каждый пассажир заинтересован прежде всего в быстрой и безопасной доставке в пункт назначения.

Согласно п. 1 ст. 786 ГК РФ по договору перевозки пассажира перевозчик обязуется перевезти пассажира в пункт назначения. При этом, как указано в ст. 792 ГК РФ, перевозчик обязан доставить пассажира в сроки, определенные в порядке, предусмотренном транспортными уставами и кодексами, а при отсутствии таких сроков — в разумный срок.

Вместе с тем ст. 792 ГК РФ закрепляет обязанность перевозчика доставить пассажира в срок. Впрочем, конкретизация порядка установления сроков в транспортных уставах и кодексах невозможна в силу общего характера содержащихся в них предписаний.

В качестве перевозчика выступают предприятия транспорта общего пользования, которые в соответствии с лицензией обязаны осуществлять перевозки грузов, пассажиров и багажа по обращению любого гражданина или юридического лица (ст. 789 ГК РФ). Таким образом, договор перевозки пассажиров относится к публичным договорам (ст. 426 ГК РФ). При массовости таких договоров транспортное предприятие не в состоянии обсуждать условия договора с каждым контрагентом в отдельности и разрабатывает общие правила для всех потребителей транспортных услуг. Потенциальный пассажир вправе принимать или не принимать условия договора перевозки, предлагаемые транспортной организацией. Он может присоединиться к условиям, которые предлагает транспортная организация, или отказаться от намерения воспользоваться ее услугами. В результате публичный договор оказывается еще и договором присоединения, осуществляемым в рамках так называемого формулярного права (ст. 428 ГК РФ).

Заключив договор перевозки, пассажир вправе требовать доставки его в пункт назначения в срок, предусмотренный расписанием движения транспортного средства или расписанием, которое установлено самим перевозчиком. Нарушение расписания означает неисполнение обязанности перевозчика по договору и должно повлечь имущественную ответственность перевозчика. Однако, пользуясь правом издания правил перевозок, некоторые перевозчики стремятся максимально ограничить свою ответственность перед пассажирами за нарушение срока отправления транспортного средства и срока прибытия к месту назначения.

Сложности в реализации ответственности перевозчика за нарушение условия договора о сроке вызваны нечеткой формулировкой п. 1 ст. 795 ГК РФ, предусматривающего, что за задержку отправления транспортного средства, перевозящего пассажира, или опоздание прибытия такого транспортного средства в пункт назначения перевозчик уплачивает пассажиру штраф, если не докажет, что задержка или опоздание имели место вследствие непреодолимой силы, устранения неисправности транспортных средств.

Приобретая билет на автоперевозку, пассажир, как более слабая сторона договора, вынужден соглашаться на невыгодные для него условия, изложенные в стандартной форме билета. Но согласно п. 2 ст. 428 ГК РФ пассажир вправе защищать свои интересы даже тогда, когда договор присоединения хотя и не противоречит закону и иным правовым актам, но лишает эту сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, или ограничивает ответственность другой стороны за нарушение обязательства. Аналогичное правило содержится в ст. 16 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» (в ред. от 27.07.2006; далее — Закон о защите прав потребителей), где говорится о недействительности условий договора, ущемляющих права потребителя. Если в результате исполнения договора, ущемляющего права потребителя, у последнего возникли убытки, они подлежат возмещению изготовителем (исполнителем) в полном объеме.

Пассажир в качестве стороны договора перевозки выступает как потребитель услуг, предоставляемых транспортным предприятием. Поэтому его права защищаются не только нормами ГК РФ, транспортных уставов и кодексов, но и Законом о защите прав потребителей. Ответственность перевозчика за задерж-ку отправления транспортного средства и опоздания его прибытия в пункт назначения выражается в уплате пассажиру штрафа в размере, установленном транспортными уставами и кодексами, а также в возмещении причиненного пассажиру вреда. Однако Устав автомобильного транспорта РСФСР (утв. Постановлением Совета Министров РСФСР от 08.01.1969 № 12, в ред. от 18.02.1991; далее — УАТ) не предусматривает данной ответственности и не устанавливает размер штрафа.

Анализ судебной практики позволяет сделать вывод о том, что ни стороны спора, ни судья не могут ни определить размер фиксированной, закрепленной в УАТ суммы штрафа, ни обязать другую сторону уплатить некоторую сумму. Поэтому зачастую судебные инстанции отказывают в удовлетворении исковых требований о взыскании штрафа за задержку отправления и опоздание прибытия транспортного средства.

При разрешении дел суд должен учитывать, что в соответствии с Федеральным законом от 26.01.1996 № 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» (в ред. от 26.11.2001) и п. 1 ст. 1 Закона о защите прав потребителей отношения с участием потребителей регулируются Гражданским кодексом РФ, Законом о защите прав потребителей и принимаемыми в соответствии с ними иными законами и правовыми актами Российской Федерации.

Исходя из толкования указанных норм, данного в Постановлении Пленума Верховного суда РФ от 29.09.1994 № 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей», в тех случаях, когда отдельные виды гражданско-правовых отношений с участием потребителей регулируются помимо норм ГК РФ специальными законами Российской Федерации, к отношениям, вытекающим из таких договоров, Закон о защите прав потребителей может применяться в части, не противоречащей ГК РФ и специальному закону. При этом специальные законы, принятые до введения в действие части второй ГК РФ, применяются к указанным правоотношениям в части, не противоречащей ГК РФ и Закону о защите прав потребителей.

Поскольку УАТ был принят до введения в действие ГК РФ и Закона о защите прав потребителей, отказ в применении ответственности в виде штрафа за задержку отправления транспортного средства, перевозящего пассажира, или опоздание прибытия, на том основании, что УАТ не содержит такой ответственности, следует признать необоснованным (подобные решения базируются на неправильном применении норм материального права).

В дополнение к изложенному следует сказать, что массовые перевозки пассажиров осуществляются коммерческими организациями и выполняются транспортом общего пользования в соответствии со ст. 789 ГК РФ. Деятельность транспортной коммерческой организации является предпринимательской и осуществляется ею на свой риск, который заключается в повышенной ответственности предпринимателя по своим обязательствам.

В п. 3 ст. 401 ГК РФ указано: лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие действия непреодолимой силы. Следовательно, неисправность транспортного средства может служить основанием освобождения перевозчика от ответственности за задержку отправления транспортного средства, перевозящего пассажира, или опоздание прибытия в пункт назначения только в том случае, если эта неисправность была вызвана действием непреодолимой силы.