Х.А. УМАРОВ,

адъюнкт кафедры уголовно-правовых дисциплин и организации профилактики преступлений Академии управления МВД России

 

Коррупция как негативное социально-правовое явление представляет собой реальную угрозу не только Таджикистану, молодому государству, вышедшему из внутреннего вооруженного конфликта и вставшему на путь правового, светского и суверенного государства, но и всему мировому сообществу. Президент Таджикистана Э.Ш. Рахмонов в ежегодном послании Маджлиси Оли Республики Таджикистан назвал коррупцию основным сдерживающим фактором развития экономики государства.

За период с 2001 по 2005 год увеличилось количество преступлений коррупционного характера, однако расследованных уголовных дел намного меньше, чем зарегистрированных. Так, зарегистрировано 326 преступлений, предусмотренных ст. 319 «Получение взятки» УК Республики Таджикистан, и только 216 из них были расследованы и направлены в суд. Аналогично обстоят дела и по другим составам преступлений коррупционного характера. Нельзя забывать и о латентности по этим преступлениям. Специалисты оценивают степень латентности коррупционных преступлений от 10 до 5 и даже 2% (по отдельным видам)[1].

Расследуемые дела часто не доходят до суда, и одна из причин этого заключается в проблеме квалификации правоприменителем данной категории преступлений. Многие проблемы, связанные с квалификацией служебных преступлений правоприменителями (судьями, прокурорами, следователями, оперативными работниками), разрешены. Однако принятие нового уголовного закона повлекло за собой появление новых проблем, которые препятствуют осуществлению правосудия. Правоприменители испытывают определенные трудности, допускают ошибки в процессе квалификации содеянного, вынуждены необоснованно прекращать уголовные дела по преступлениям коррупционного характера.

Одна из проблем — необходимость привлечения к уголовной ответственности должностного лица, получившего взятку за правомерные действия. Как отмечает П.С. Яни, «если вознаграждение не обусловливает незаконных действий чиновника, оно не может расцениваться как взятка»[2]. В то же время ч. 1 ст. 319 УК Республики Таджикистан предусматривает ответственность в случае получения взятки должностным лицом за действия (бездействие), входящие в его служебные полномочия. Когда должностное лицо получает взятку за незаконные действия (бездействие), правоприменитель должен расценивать это как квалифицированный вид получения взятки (ч. 2 ст. 319), т. е. ответственность за получение взятки в случае совершения должностным лицом правомерных действий не исключена.

Следующая проблема относится к применению примечания к ст. 320 «Дача взятки» УК Республики Таджикистан, закрепляющего, что лицо, давшее взятку, не привлекается к уголовной ответственности, если имело место вымогательство со стороны должностного лица или если взяткодатель добровольно сообщил о случившемся органу, имеющему право возбуждать уголовное дело.

Многие практические работники считают, что необходимо предусмотреть освобождение такого лица от ответственности, если оно передало по требованию чиновника взятку за незаконные действия, например за заведомо необоснованное прекращение уголовного дела. Это недопустимо. Под вымогательством необходимо понимать требование должностного лица под угрозой совершения действий, которые могут причинить ущерб законным интересам взяткодателя, либо умышленное поставление последнего в такие условия, при которых он вынужден дать взятку с целью предотвращения вредных последствий для его правоохраняемых интересов (п. 12 постановления Пленума Верховного суда Республики Таджикистан от 04.06.1992 № 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве»). В случаях, когда имеет место передача взятки за незаконное деяние, о вымогательстве речи быть не может.

Одной из актуальных проблем квалификации данной категории преступлений является уголовно-правовая оценка действий должностных лиц, в основном сотрудников органов внутренних дел, государственной безопасности и прокуратуры, а также граждан, передающих должностному лицу деньги при проведении оперативно-розыскных мероприятий по разоблачению взяткополучателя. Так, если гражданин тайно (без согласия должностного лица) помещает под ковер служебного кабинета должностного лица или в карман его пиджака предмет взятки с целью последующего его разоблачения и задержания с поличным, то действия гражданина подлежат квалификации по ст. 321 «Провокация взятки» УК Республики Таджикистан. В действиях гражданина усматривается попытка передачи должностному лицу без его согласия денег, ценных бумаг, иного имущества или оказания ему услуг имущественного характера в целях искусственного создания доказательств совершения преступлений либо шантажа. В этом случае должностное лицо не привлекается к ответственности, так как в его действиях (бездействии) отсутствуют признаки какого-либо состава преступления.

Иначе обстоит дело, когда в результате уговоров должностное лицо совершает преступление, предусмотренное ст. 319 «Получение взятки» УК Республики Таджикистан, т. е. соглашается на вручение ему взятки. Вручающее предмет взятки лицо не провоцирует виновного и, следовательно, ответственности по ст. 321 «Провокация взятки» нести не будет.

Когда гражданин склоняет должностное лицо путем уговора совершить вышеуказанное преступление, то и сам совершает преступление, предусмотренное ч. 4 ст. 36 и ст. 319 УК Республики Таджикистан (подстрекательство к получению взятки). Возникает вопрос: как в этом случае можно разоблачить взяточника?

Привлечь к ответственности должностное лицо за получение взятки, не привлекая к уголовной ответственности гражданина, передающего деньги и ценности, возможно только в случае, если должностное лицо само проявит инициативу на передачу ему взятки, и не имеет значения, будет ли это деяние вымогательством или нет.

В целях выявления преступления коррупционного характера и разоблачения взяткополучателя соответствующие оперативные подразделения Таджикистана должны руководствоваться п. 14 ст. 6 Закона Республики Таджикистан от 11.12.1999 «Об оперативно-розыскной деятельности», регламентирующим проведение такого мероприятия, как оперативный эксперимент. Одним из основных требований, содержащихся в этом законе, является положение о том, что инициатива передачи взятки должна исходить от самого должностного лица.

 

Библиография

1 См.: Толеубекова Б.Х., Корзун И.В. Борьба с преступностью в Казахстане: прогнозы и перспективы. — Алматы, 1998. С. 29—31; Тенденция современной преступности: совершенствование уголовно-правовой борьбы с ней. — М., 1990. С. 24.

2 Яни П.С. Актуальные проблемы квалификации служебных преступлений // Проблемы борьбы с коррупцией. — М., 1999. С. 80—81.