А.Г. ИВАНОВ,

 соискатель кафедры уголовного права и криминологии ДВЮИ МВД России, начальник отделения оперативно-розыскной части Управления по борьбе с экономическими преступлениями УВД по Хабаровскому краю

 

Статья посвящена актуальным проблемам уголовно-правовой охраны драгоценных камней от преступных посягательств. Приводится анализ законодательных норм, регулирующих оборот этих ценностей; особо отмечается несовершенство ряда норм. Подводя итог, автор указывает на необходимость внесения законодателем корректировок в нормативные документы.

Ключевые слова: драгоценный камень, янтарные образования, предмет преступления, ювелирное изделие, незаконный оборот драгоценных камней, сертификат, ограненный драгоценный камень.

 

This clause have actual problems criminally a-right protection of precious stones from criminal encroachments. Also this clause including analysis of the legislative’s norms, which regulating a circulation of this values, where giving the accent on imperfection this norms. Summing up the author specifics necessity of entering by the legislator of updating in the normative documents.

Keywords: precious stone, amber formations, subject of crime, jewel, illegal turnover of precious stones, the certificate, cut precious stone.

 

Стратегическое значение рынка драгоценных металлов и драгоценных камней для России, крупнейшего в мире продуцента платины и платиноидов, золота, алмазов, изумрудов, александритов, определяется стабильным (в долгосрочной перспективе) поступлением налогов из данной экспортно ориентированной сферы экономики в доходную часть бюджета, а также пополнением золотовалютных резервов Российской Федерации — Золотого запаса, Государственного фонда драгоценных металлов и драгоценных камней, Алмазного фонда.

Учитывая огромную экономическую значимость драгоценных камней, представляется, что государство должно обеспечить достойную охрану рассматриваемых ценностей, и прежде всего на правовом уровне. Однако изменение экономических и валютных отношений в стране привело к тому, что нормы уголовного права, предусматривающие наказание за нарушение порядка обращения данных ценностей, перестали быть эффективными в охране их от преступных посягательств. Существование в законодательстве, регулирующем обращение драгоценных камней, большого количества оговорок и противоречий, несоответствие терминов, использованных в нормативных документах, еще раз подчеркивает отсутствие отлаженной нормативно-правовой базы, на которую должны опираться уголовно-правовые нормы, охраняющие эти ценности от преступных посягательств.

Положения ст. 191 УК РФ устанавливают, что наряду с драгоценными металлами в качестве предмета данного преступления выступают природные драгоценные камни.

Федеральный закон от 26.03.1998 № 41-ФЗ «О драгоценных металлах и драгоценных камнях» (далее — Закон о драгметаллах) определяет перечень камней, которые относятся к категории драгоценных: природные алмазы, изумруды, рубины, сапфиры и александриты, а также природный жемчуг в сыром (естественном) и обработанном виде.

В соответствии с Законом о драгметаллах к драгоценным камням приравниваются уникальные янтарные образования. Правительство РФ в постановлении от 05.01.1999 № 8 «Об утверждении Порядка отнесения уникальных янтарных образований к драгоценным камням» определило, что основными критериями отнесения уникальных янтарных образований к драгоценным камням являются:

— масса — свыше 1000 г;

— форма — разнообразная, фантазийная, связанная с условиями внутриствольного образования янтаря;

— целостность — относительно монолитные по своей структуре (не менее 80%), не содержащие сквозных раковин, визуальных трещин, угрожающих целостности образца;

— включения — прозрачные образцы с хорошо сохранившимися включениями флоры и фауны размерами более 10 мм;

— цвет — разнообразная цветовая гамма, присущая янтарю.

Добывающие организации самостоятельно отбирают и представляют экспертной комиссии Министерства финансов РФ уникальные янтарные образования в соответствии с указанными критериями для их оценки и отнесения к драгоценным камням.

После проведения оценки экспертная комиссия принимает решение о признании или непризнании представленных янтарных образований драгоценными камнями. В случае отнесения янтарных образований к категории драгоценных камней на них в установленном комиссией порядке оформляются следующие документы: описание уникального янтарного образования; протокол об отнесении уникальных янтарных образований к драгоценным камням и об их оценке; акт аттестации.

Из приведенных положений законодательства следует, что янтарные образования в качестве драгоценных камней можно рассматривать только после экспертной оценки и при наличии названных документов. Если такие документы имеются, говорить о незаконности оборота рассматриваемых ценностей не имеет смысла, а соответственно, и любые операции с документально подтвержденными янтарными образованиями будут являться правомерными.

При отсутствии указанных документов на янтарные образования нельзя сделать вывод о том, что они отнесены к категории драгоценных камней и на них распространяются правила, установленные Законом о драгметаллах, поэтому нельзя утверждать о наличии состава преступления, предусмотренного ст. 191 УК РФ.

Следовательно, янтарные образования теоретически можно рассматривать как предмет преступления, предусмотренного ст. 191 УК РФ, но практически отнести сделки с янтарными образованиями к незаконному обороту драгоценных камней трудно. Тем не менее в постановлении от 05.01.1999 № 8 определено, что операции с уникальными янтарными образованиями, отнесенными к драгоценным камням, их учет, хранение, транспортировка, составление отчетности осуществляются в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Теперь рассмотрим, как на законодательном уровне регулируется оборот добытых из недр и не прошедших огранку драгоценных камней.

Согласно п. 1 ст. 4 Закона о драгметаллах правом добычи драгоценных камней обладают исключительно организации, получившие специальные разрешения (лицензии). Добытые из недр драгоценные камни являются собственностью субъектов их добычи (п. 4 ст. 2). Добытые или рекуперированные драгоценные камни в рассортированном виде при продаже субъектами их добычи и производства в приоритетном порядке предлагаются:

1) специально уполномоченному федеральному органу исполнительной власти для пополнения Государственного фонда драгоценных металлов и драгоценных камней Российской Федерации;

2) уполномоченным органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации, на территориях которых были добыты эти драгоценные металлы и драгоценные камни, для пополнения соответствующих государственных фондов драгоценных металлов и драгоценных камней субъектов Российской Федерации (п. 5 ст. 2).

Уникальные драгоценные камни предлагаются по договорной цене субъектами их добычи для приобретения в приоритетном порядке специально уполномоченному федеральному органу исполнительной власти, а затем уполномоченным органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации, на территориях которых были добыты эти самородки и драгоценные камни (п. 4 ст. 20).

Закон о драгметаллах устанавливает, что драгоценные камни учитываются на балансе их владельцев и поступают в гражданский оборот в соответствии с правами владельцев, устанавливаемыми данным законом и договорами (п. 3 ст. 20). Не проданные в приоритетном порядке указанным покупателям драгоценные камни могут быть реализованы субъектами их добычи и производства любым юридическим и физическим лицам (п. 5 ст. 20).

Исходя из приведенных норм, можно сделать вывод, что необработанные драгоценные камни могут находиться в гражданском обороте у физических лиц. О каком государственном контроле за оборотом рассматриваемых ценностей может идти речь и как в таком случае применять положения ст. 191 УК РФ? В данной ситуации представляется правильным руководствоваться положением п. 2 ст. 20 Закона о драгметаллах, где определено, что «драгоценные камни подлежат обязательному учету по массе и качеству при добыче, производстве, использовании и обращении».

Тогда, при отсутствии на драгоценные камни соответствующих документов учета, можно утверждать, что данные ценности находятся в обороте (хранение, сделка, перевозка, пересылка) с нарушением правил, установленных законодательством Российской Федерации, и необходимо квалифицировать данные деяния как преступление, предусмотренное ст. 191 УК РФ.

Так, 6 декабря 2005 г. Якутский городской суд Республики Саха (Якутия) признал гражданина П. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 191 УК РФ, которое выразилось в незаконном хранении природных алмазов. Гражданин П. хранил в тайнике, оборудованном в месте его временного проживания, похищенные кристаллы необработанных алмазов в количестве 160 штук общей массой 177,8 карата общей стоимостью 74 732,95 долл. США (2 119 172,4 руб.). Никаких документов учета на данные драгоценные камни гражданин П. представить не смог[1].

Как было сказано выше, при грамматическом толковании норм Закона о драгметаллах допускается нахождение в собственности у физических лиц необработанных природных драгоценных камней, чего нельзя сказать о самородном драгоценном металле, который в соответствии с Законом о драгметаллах должен поступать только на аффинаж предприятиям, определенным законодательством. Данная неурегулированность вызывает определенные трудности на стадии квалификации преступления, предусмотренного ст. 191 УК РФ, в частности четкого определения предмета преступного посягательства.

Иначе Закон о драгметаллах подходит к обращению драгоценных камней, непригодных для изготовления ювелирных изделий, относя их к продукции производственно-технического назначения и устанавливая для данной категории ценностей свободный оборот без каких-либо ограничений, предусмотренных данным законом (п. 3 ст. 22).

Основными критериями отнесения драгоценных камней (алмазы, рубины, сапфиры, изумруды и александриты) к непригодным для изготовления ювелирных изделий, установленными Правительством РФ[2], являются их размерно-весовые, цветовые и качественные характеристики, а также экономическая целесообразность их переработки на предприятиях ограночной промышленности.

Отнесение драгоценных камней к непригодным для изготовления ювелирных изделий производится организациями, осуществляющими их первичную классификацию, которые обязаны оформить на указанные камни документы установленного образца (паспорта или сертификаты).

Тогда при отсутствии документов, подтверждающих, что драгоценные камни относятся к категории непригодных для изготовления ювелирных изделий, и каких-либо других документов учета данные ценности необходимо рассматривать как предмет преступного посягательства, предусмотренного ст. 191 УК РФ.

Далее хотелось бы рассмотреть правовое положение ограненных драгоценных камней и легальность нахождения их в гражданском обороте.

В действующем законодательстве отсутствует единый нормативный правовой акт, устанавливающий четкие правила обращения драгоценных камней на территории Российской Федерации. Поэтому при определении правомерности оборота данных ценностей необходимо обращаться к ряду норм, закрепленных в различных правовых документах, что вызывает определенные затруднения у правоприменителя.

Одним из таких документов является постановление Правительства РФ от 19.01.1998 № 55 «Об утверждении Правил продажи отдельных видов товаров, перечня товаров длительного пользования, на которые не распространяется требование покупателя о безвозмездном предоставлении ему на период ремонта или замены аналогичного товара, и перечня непродовольственных товаров надлежащего качества, не подлежащих возврату или обмену на аналогичный товар других размера, формы, габарита, фасона, расцветки или комплектации», где в п. 61 устанавливаются правила продажи изделий из драгоценных металлов и драгоценных камней. Данными правилами определено, что продажа ограненных бриллиантов, изготовленных из природных алмазов, и ограненных изумрудов осуществляется только при наличии сертификата на каждый камень или набор (партию) продаваемых камней. Ограненные природные драгоценные камни должны иметь индивидуальную упаковку.

Однако под действие указанного нормативного акта подпадают только ограненные бриллианты и ограненные изумруды, а регулирование оборота остальных драгоценных камней (рубинов, сапфиров и александритов) не рассматривается. Поэтому приходится обращаться к постановлению Правительства РФ от 05.04.1999 № 372 «О сертификации драгоценных металлов, драгоценных камней и продукции из них», которое определяет, что сертификации подлежат ограненные драгоценных камни в соответствии с Общероссийским классификатором продукции ОК 005-93 в случае реализации физическим лицам в розничной торговле. Указанный классификатор определяет, что к данной продукции относятся все виды вставок. В постановлении Правительства РФ от 18.06.1999 № 643 «О порядке опробования и клеймения изделий из драгоценных металлов» определено, что клеймению государственным пробирным клеймом подлежат изделия, изготовленные из драгоценных металлов и их сплавов с использованием различных видов художественной обработки, со вставками из драгоценных, полудрагоценных, поделочных и цветных камней, других материалов природного или искусственного происхождения или без них, применяемые в качестве различных украшений. Соответственно, можно утверждать, что к ювелирным вставкам относятся любые ограненные драгоценные камни.

На основании изложенного можно сделать вывод, что к реализации в розничной торговле физическим лицам разрешены только сертифицированные драгоценные камни. Поэтому продажа ограненных драгоценных камней физическим лицам без сертификата на эти драгоценные камни должна расцениваться как сделка с природными драгоценными камнями, совершенная в нарушение правил, установленных законодательством Российской Федерации. В связи с этим подобные деяния подпадают под состав преступления, предусмотренный ст. 191 УК РФ, а несертифицированные драгоценные камни при этом являются предметом преступления.

Так, 13 июля 2005 г. Якутский городской суд признал виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 191 УК РФ, гражданина Б., который, будучи индивидуальным предпринимателем, осуществлял деятельность по ремонту, изготовлению и реализации ювелирных изделий. Являясь директором ломбарда, он вступил в незаконную сделку, связанную с природными драгоценными камнями — несертифицированными бриллиантами, в нарушение норм Закона о драгметаллах и п. 61 Правил продажи отдельных видов товаров (утв. постановлением Правительства РФ от 19.01.1998 № 55), согласно которому продажа ограненных бриллиантов, изготовленных из природных алмазов, осуществляется только при наличии сертификата на каждый камень или набор (партию) продаваемых камней. В нарушение постановления Правительства РФ от 05.04.1999 № 372, устанавливающего перечень видов драгоценных камней, подлежащих сертификации в Российской Федерации, согласно которому драгоценные камни подлежат сертификации в случае реализации физическим лицам в розничной торговле, а именно из корыстных побуждений, он, осознавая противоправность своих действий, тем не менее незаконно сбыл данные ограненные несертифицированные бриллианты, изготовленные из природных алмазов, в количестве 98 штук общей массой 2,354 карата общей стоимостью 783,99 долл. США (21 939 руб. 88 коп.). Суд назначил наказание в виде штрафа в сумме 110 000 руб.[3]

Однако некоторые правоведы высказывают иную позицию по вопросу отнесения ограненных драгоценных камней к предмету преступления. Так, М.В. Арзамасцев, К.В. Бессонов и К.В. Михайлов считают, что сертификат драгоценного камня — всего лишь гарантия его качества для покупателя (аналогично пробе изделия из драгоценного металла). Поэтому «отсутствие сертификата само по себе не означает, что драгоценный камень не является ювелирным. Таким образом, предметом незаконного оборота не должны считаться ограненные драгоценные камни, даже если они не включены в состав какого-либо ювелирного изделия и на них отсутствует сертификат. В то же время не ограненные, хотя и прошедшие предварительную механическую обработку камни не могут быть отнесены к ювелирным изделиям, и в случае их незаконного оборота виновные лица подлежат привлечению к уголовной ответственности»[4].

Минфин России в своем письме от 06.08.2003 № 23-02-04/752 «Об отнесении изделий к ювелирным» определил, что «ограненные камни не являются законченными изделиями, а используются лишь в качестве вставок (полуфабрикатов) в ювелирных изделиях и не подпадают под указанное понятие, они (ограненные камни, в том числе и бриллианты) ювелирными изделиями не являются». Исходя из этого, трудно согласиться с приведенной выше позицией авторов.

Практика также показывает, что ограненные драгоценные камни без сертификата признаются предметом незаконного оборота. Так, 28 января 2008 г. Центральный районный суд г. Хабаровска признал гражданина В. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 191 УК РФ, которое выразилось в совершении сделки с природными драгоценными камнями в нарушение правил, установленных законодательством. Гражданин В. умышленно совершил сделку путем продажи 18 природных ограненных драгоценных камней (трех изумрудов, трех рубинов, трех сапфиров, девяти бриллиантов) без сертификатов общей стоимостью 333,2 долл. США (8895,24 руб.)[5].

Вышеприведенные положения законодательства регулируют только реализацию драгоценных камней физическим лицам. Правила, регулирующие реализацию драгоценных камней юридическим лицам, а также их хранение и транспортировку, в данных нормативных правовых актах не закреплены. В этой ситуации видится следующий выход: учитывая, что законодатель не относит ограненные драгоценные камни к ювелирным изделиям, их обращение должно осуществляться в соответствии с нормами Закона о драгметаллах, в частности с положением п. 2 ст. 20, где определено, что «драгоценные камни подлежат обязательному учету по массе и качеству при добыче, производстве, использовании и обращении». Представляется, что правомерность нахождения в гражданском обороте ограненных драгоценных камней, не относящихся к лому ювелирных изделий, должна подтверждаться наличием сертификата на эти камни, который в обязательном порядке должен выдаваться при законной их покупке. В данном вопросе имеется нюанс: на законодательном уровне порядок отнесения драгоценных камней к лому ювелирных изделий не закреплен, в связи с чем разграничение указанной категории ценностей при квалификации преступления, предусмотренного ст. 191 УК РФ, вызывает определенные затруднения. Однако, как показывает экспертная практика, ограненные драгоценные камни со следами закрепок в изделии признаются ломом ювелирных изделий и не относятся к предмету незаконного оборота.

Резюмируя все сказанное выше и учитывая положения приведенных нормативных правовых актов, можно утверждать, что основным критерием отнесения драгоценных камней к предмету незаконного оборота является отсутствие документов учета данных ценностей и сертификата, независимо от наличия либо отсутствия огранки. Однако представляется, что данная позиция законодателя не совсем удачна, так как приводит к либерализации рынка драгоценных камней и ослаблению государственного контроля за обращением ценностей. Более того, такая правовая неурегулированность затрудняет работу правоохранительных органов по выявлению соответствующих экономических преступлений.

Хотелось бы подчеркнуть, что в ранее действовавшем постановлении Правительства РФ от 27.06.1996 № 759 «Об утверждении Положения о совершении сделок с природными драгоценными камнями на территории Российской Федерации» порядок оборота рассматриваемых ценностей был четко урегулирован. Данным нормативным актом запрещалась продажа несертифицированных ограненных природных драгоценных камней физическим лицам, запрещались сделки с сырыми несортированными природными драгоценными камнями, не допускалось использование природных драгоценных камней в качестве средств платежа, а также при расчетах за кредиты, предоставляемые коммерческими банками юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям, использующим природные драгоценные камни в производстве своей продукции. Таким образом, нахождение у физических лиц необработанных и несертифицированных драгоценных камней не допускалось, что вносило определенную ясность при квалификации деяний по ст. 191 УК РФ.

В результате отмены указанного постановления[5] образовалась определенная брешь в правоотношениях, связанных с оборотом драгоценных камней, что вызывает трудности у правоприменителя при отнесении указанных ценностей к предмету незаконного оборота.

Считаем, что для решения изложенных правовых проблем и повышения эффективности правовой охраны драгоценных камней в Закон о драгметаллах следует внести изменения, ограничивающие право физических лиц на владение необработанными и несертифицированными драгоценными камнями, а также ужесточить режим совершения сделок с данными ценностями. Для правильной квалификации преступления, предусмотренного ст. 191 УК РФ, на законодательном уровне необходимо закрепить критерии отнесения драгоценных камней к лому ювелирных или бытовых изделий.

 

Библиография

1 См.: Архив Якутского городского суда. Дело № 1-2018-05г.

2 См.: Постановление Правительства РФ от 23.11.1998 № 1365 «О критериях и порядке отнесения драгоценных камней к непригодным для изготовления ювелирных изделий».

3 См.: Архив Якутского городского суда.

4 Арзамасцев М.В., Бессонов К.В., Михайлов К.В. Валютные преступления (уголовно-правовая характеристика преступлений против установленного порядка обращения валютных ценностей). — Челябинск, 2003. С. 18.

5 См.: Архив Центрального районного суда г. Хабаровска. Дело № 1-353/08.

6 См. постановление Правительства РФ от 24.08.2004 № 433 «Об изменении и признании утратившими силу некоторых актов Правительства Российской Федерации в связи с Федеральным законом “О валютном регулировании и валютном контроле”».