УДК 347.918
 
Л.А. ПРОКУДИНА,
кандидат юридических наук, доцент кафедры судебной власти и организации правосудия Государственного университета — Высшей школы экономики
 
Статья посвящена вопросам формирования своеобразной процессуальной формы рассмотрения экономических споров, характерным признаком которой стала ее «профессионализация», включающая привлечение в процесс специалистов в качестве полноправных судей, разрешающих экономический спор (арбитражных заседателей).
Рассматривается современное состояние функционирования этого института в арбитражных судах России и аналогичных институтов за рубежом.
 
Article is denoted to theme of creating special process form of trial on economic cases. The main characteristic of the form is professionalization, which includes as a part experts including as judges (arbitration court assessors). The article examines up-to-date functioning of this institute it Russian arbitrage courts and foreign institutions with such responsibilities.
Ключевые слова (keywords): арбитражный заседатель (arbitration court assessor), профессионализация (professionalization), специальные знания (special knowledge), процессуальная форма (process form).
 
Исследование развития арбитражного процессуального законодательства приводит к выводу о том, что в действующем АПК РФ сделан серьезный шаг в направлении формирования профессионального процесса, максимально пригодного для разрешения весьма сложных экономических споров в условиях участия в процессе профессионалов.
В настоящее время арбитражная процессуальная форма приобрела определенную степень своеобразия, важные особенности, позволяющие арбитражным судам успешно осуществлять правосудие по экономическим спорам хозяйствующих субъектов, а в предусмотренных законом случаях — и физических лиц.
Основным отличием рассматриваемой процессуальной формы в современных условиях представляется вполне устойчивая тенденция к оптимизации и ускорению процедур за счет усиления профессиональных начал, что предопределяется субъектным составом основных участников хозяйственной деятельности и, следовательно, лиц, участвующих в арбитражных делах.
Определились следующие основные направления оптимизации арбитражной процессуальной формы:
— привлечение носителей специальных профессиональных (не правовых) знаний для отправления правосудия наравне с федеральными судьями;
— отказ от некоторых отраслевых принципов (непрерывности);
— введение дополнительных обязанностей для лиц, участвующих в деле;
— постепенный переход к письменному типу процесса;
— введение жестких сроков для осуществления участниками процесса своих процессуальных прав.
В результате подобной оптимизации арбитражного судопроизводства формируется более жесткая процедура рассмотрения споров, что оправдано наличием в нем преимущественно профессиональных участников, выступающих в гражданских правоотношениях на началах профессионального предпринимательского риска. Предпринимательская деятельность — это самостоятельная деятельность, осуществляемая на свой страх и риск, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке. Специалисты в области предпринимательского права делают акцент на таких квалифицирующих признаках данного вида деятельности, как систематичность в извлечении прибыли в качестве основной цели предпринимательства (даже если в результате получена не прибыль, а убытки) и предпринимательский риск в качестве мощного стимула к успешной работе[2]. В этой связи логичным продолжением профессионального предпринимательского риска как специфического признака предпринимательских отношений становится его проецирование на процедуру защиты нарушенных или оспоренных субъективных экономических прав.
При формулировании определения термина «профессионализация» следует, на наш взгляд, исходить из смысла понятия «качество» как философской категории, выражающей неотделимую от объекта его существенную определенность, благодаря которой он является именно этим объектом, а также понятия «свойство» как категории, выражающей сторону предмета, обусловливающую его отличие от других предметов[3]. Следовательно, профессионализация судопроизводства в арбитражных судах — это качество судопроизводства, обусловленное особенностью субъектного состава арбитражно-процессуальных правоотношений, проявляющееся в формировании жесткой конструкции процессуальных регламентов. Эти регламенты характеризуются прежде всего ограничением оказываемой арбитражным судом помощи лицам, участвующим в деле, а также возложением на них целого ряда обязанностей по совершению процессуальных действий.
Участие представителей экономической общественности в арбитражном процессе представляется позитивным шагом в обеспечении как транспарентности судопроизводства, так и введения в арбитражный процесс новой формы использования специальных знаний его участников. Специалисты привлекаются в процесс уже не в качестве экспертов, заключение которых становится доказательством по делу, а в качестве полноправных судей, способных помочь судье-профессионалу разобраться в возникшем споре и вместе с ним правильно разрешить его. Подобным образом обеспечивается непосредственное влияние специальных знаний на принимаемое решение.
На необходимость этого указывали классики российской процессуальной науки. Так, В.А. Краснокутский еще в начале прошлого века писал, что во всяком торговом деле есть две стороны — фактическая, вполне понятная только специалисту-купцу и с трудом усваиваемая юристом, и юридическая, почти недоступная купцу (не юристу). И та и другая стороны дела должны быть рассмотрены в коммерческом суде и надлежаще оценены судьями, а для этого необходимы те, кто обладает знаниями, во-первых, торгового быта, во-вторых, общего и торгового права. Участие эксперта приводит к замедлению процесса, поэтому целесообразно введение в состав суда купеческого элемента. Однако этого еще недостаточно, необходимо сверх того обеспечить участие данного элемента в решении дела наряду с элементом юридическим в полном их взаимодействии (в дореволюционном процессе такие представители купеческого элемента в торговом процессе назывались товарищами председателя)[4].
В соответствии со ст. 1 Федерального закона от 30.05.2001 № 70-ФЗ «Об арбитражных
заседателях арбитражных судов субъектов Российской Федерации» арбитражными заседателями являются граждане Российской Федерации, наделенные полномочиями по осуществлению правосудия при рассмотрении арбитражными судами субъектов Российской Федерации в первой инстанции подведомственных им дел, возникающих из гражданских правоотношений.
Арбитражные заседатели — это непрофессиональные судьи, участвующие в разбирательстве дела. В соответствии с законом это могут быть граждане, достигшие 25 лет, имеющие высшее профессиональное образование и обладающие опытом работы в сфере предпринимательской или иной экономической деятельности не менее 5 лет (ст. 2 указанного закона), т. е. достаточно опытные представители бизнеса. Списки таких участников процесса формируются по предложениям деловых кругов, например, торгово-промышленных палат субъектов Российской Федерации, объединений и ассоциаций предпринимателей, а затем утверждаются Президиумом Высшего арбитражного суда РФ для каждого арбитражного суда. Стороны по спору, возникшему из гражданских правоотношений, вправе ходатайствовать о рассмотрении их дела с привлечением арбитражных заседателей, для чего могут выбрать их из списка кандидатов.
При рассмотрении дела арбитражные заседатели обладают всеми правами судьи: они участвуют в исследовании доказательств, в принятии решения по делу, подписывают решение, обладают всеми гарантиями независимости и неприкосновенности судьи.
Вместе с тем статистические данные свидетельствуют пока о весьма незначительном уровне использования на практике института арбитражных заседателей. Так, в 2005 году с участием арбитражных заседателей было рассмотрено лишь 1115 дел, а в 2007 году дел было всего 1220, что составляет значительно менее 0,01% от всех исковых споров[5]. Список арбитражных заседателей есть в каждом арбитражном суде, однако участвующие в процессе лица, как правило, не осведомлены о возможности привлечения заседателей в процесс, арбитражные судьи подчас не разъясняют этого права сторонам. Арбитражные судьи говорят о том, что привлечение арбитражных заседателей к рассмотрению дела  весьма усложняет организацию процесса, поскольку приходится согласовывать приемлемую дату и время судебного заседания не только с участвующими в деле лицами, но и с довольно занятыми по основной работе арбитражными заседателями. Особые сложности возникают, когда завершить рассмотрение дела в одном судебном заседании не удается.
Другой причиной, тормозящей использование данного института, являлось отсутствие в АПК РФ института отвода арбитражного заседателя по конкретному делу по мотиву его личной, прямой или косвенной заинтересованности в исходе дела или наличия иных обстоятельств, которые могли вызвать сомнения в его беспристрастности, либо если он находится или ранее находился в служебной или иной зависимости от лица, участвующего в деле, либо делал публичные заявления или давал оценку по существу рассматриваемого дела. Перечисленные основания, безусловно, влекут отвод арбитражного судьи (пункты 5—7 ст. 21 АПК РФ).  В отношении же арбитражного заседателя, обладающего при рассмотрении дела правами судьи, указанные основания не влекли аналогичных последствий. На практике информация о заинтересованности арбитражного заседателя может стать известной участникам процесса лишь после начала слушания дела. Это обстоятельство приводило к опасениям сторон, арбитражных судей, руководства арбитражных судов, не склонных рисковать перспективой отмены решения, что соответственно влекло фактически полный отказ от использования института арбитражных заседателей[6]. В настоящее время постановлением Конституционного суда РФ от 25.03.2008 № 6-П «По делу о проверке конституционности части 3 статьи 21 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами закрытого акционерного общества “Товарищество застройщиков”, открытого акционерного общества “Нижнекамскнефтехим” и открытого акционерного общества “ТНК-ВР Холдинг”» данное положение исправлено. В частности, в постановлении указывается, что, во-первых, по смыслу ст. 46 Конституции РФ во взаимосвязи со ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, право на беспристрастный суд, предполагающее отсутствие предубеждения и пристрастности судей, является одним из неотъемлемых свойств права на судебную защиту и необходимым условием справедливого судебного разбирательства; воторых, требование беспристрастности носит принципиальный характер и распространяется равным образом на всех судей —  как осуществляющих судебную власть на профессиональной основе, так и входящих в состав суда в качестве заседателей. В этой связи Конституционный суд признал ч. 3 ст. 21 АПК РФ не соответствующей Конституции РФ, ее статьям 46 (ч. 1), 55 (ч. 3) и 123 (ч. 3), в той мере, в какой предусматривалась возможность отвода арбитражного заседателя по основаниям отвода судьи, если он лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе дела либо имеются иные обстоятельства, которые могут вызвать сомнение в его беспристрастности; если он находится или ранее находился в служебной или иной зависимости от лица, участвующего в деле, или его представителя; если он делал публичные заявления или давал оценку по существу рассматриваемого дела.
Таким образом, сложившееся противоречие в арбитражном процессуальном законодательстве, служившее одной из причин сдерживания  использования института арбитражных заседателей, в настоящее время устранено.
Еще одним негативным фактором, тормозящим использование арбитражных заседателей как института привлечения профессиональных знаний в области предпринимательства, экономики, управления, является, на наш взгляд, неудачно сложившаяся практика их персонального состава. Так, через 2 года после введения этого института половину кандидатур арбитражных заседателей составляли юристы и только у трети имелся опыт работы в сфере экономической и финансовой деятельности, столько же заседателей имели опыт работы на руководящих должностях, а количество работающих в сфере предпринимательской деятельности было весьма незначительным[7].  Подобная ситуация снижает позитивный фактор самого рассматриваемого института, поскольку арбитражные судьи так и не могут получить необходимых знаний в области предпринимательской деятельности. Использование юридических знаний арбитражных заседателей может сыграть свою позитивную роль в арбитражном процессе, однако это не столь актуально.
По нашему мнению, столь невысокий уровень востребованности данного института — явление временное. В перспективе стороны арбитражного процесса поймут преимущества рассмотрения сложных дел (с точки зрения характера коммерческой деятельности) с участием профессионалов-предпринимателей, способных помочь судье разобраться в специфике этой сферы деятельности.
Примером может служить дело Федеральной налоговой службы (истца) и компании «ПрайсвотерхаусКуперс Аудит», занимавшейся аудитом ОАО «НК “Юкос”». Аудиторская компания настояла на участии в рассмотрении этого дела арбитражных заседателей. Мотивом подобного ходатайства послужило то обстоятельство, что процесс сложен с технической точки зрения, а поскольку одним из принципиальных моментов разногласий с Федеральной налоговой службой являлось понимание роли и функций аудиторов, то участие в вынесении решения специалистов, знакомых с работой аудиторских компаний, должно было помочь принятию справедливого и законного решения.
По другому делу — по иску Росимущества к ОАО «Апатит», где также принимали участие арбитражные заседатели, Арбитражным судом г. Москвы 3 ноября 2006 г. было отказано в иске государству, причем это решение было принято вопреки голосу председательствующего судьи большинством арбитражных заседателей, являвшихся представителями бизнес-сообщества. Эксперты оценили такое решение как проявление независимости суда и прогнозировали, что интерес представителей бизнеса к арбитражным заседателям, особенно при рассмотрении споров с государством, заметно возрастет[8].
Руководством ВАС РФ также признана позитивной практика участия арбитражных заседателей при рассмотрении споров между государством и частными лицами, даже в случае вынесения решения, противоположного мнению профессионального судьи. Судьям предлагается шире привлекать к рассмотрению споров представителей предпринимательских кругов, специалистов экономических профессий и судей в отставке. При этом отмечена необходимость рассмотрения вопроса о более серьезных государственных гарантиях в данной сфере[9].
Подобный институт привлечения непрофессиональных судей в той или иной мере встречается практически во всех развитых европейских судебных системах.
Так, в Англии и Уэльсе в дополнение к ординарным судам существуют трибуналы, занимающиеся вопросами налогообложения, землепользования и землевладения, собственности, транспорта, промышленности и т. д. Процедура рассмотрения дел в них по сравнению с судами менее формализована. Членами трибуналов могут быть специалисты-эксперты, не имеющие юридического образования, при этом председатель трибунала —  как правило, профессиональный юрист[10].
Своеобразие торговых судов Франции (всего их 228) заключается в том, что они полностью состоят из коммерсантов, избираемых их коллегами для разрешения в конечной инстанции споров, касающихся торговых операций (ограничения их компетенции связаны с ценой иска). Они обладают исключительной компетенцией по таким коллективным процедурам, как изменение статуса или ликвидация по суду торгового товарищества, а также по спорам между этими товариществами и их участниками.
Споры, связанные с арендой земель сельскохозяйственного назначения, рассматриваются во Франции паритетными судами по аренде сельскохозяйственных земель (всего их 413).  В состав такого суда входят председатель (судья-профессионал) и четыре заседателя: по два от арендодателей и арендопользователей[11].
Торговый суд в Швеции рассматривает жалобы на решения окружного суда Стокгольма по делам, касающимся сферы торгового права (антимонопольное законодательство, правила рекламной деятельности и т. д.). Этот суд состоит из председателя, вице-председателя и пяти членов. Причем лишь один из них обязан иметь опыт работы в качестве судьи, остальные подбираются из числа экспертов-экономистов[12].
Следовательно, зарубежный опыт подсказывает, что при рассмотрении  экономических споров судье — профессиональному юристу весьма полезно иметь рядом коллег экономистов, банкиров, специалистов в области землепользования и т. д. Это позволяет учитывать складывающуюся практику, влиять своими решениями на ее дальнейшее развитие, делать судебную деятельность более прозрачной и понятной для предпринимательской общественности, что в итоге способствует как принятию справедливого и правильного решения по конкретному делу, так и формированию доверия и уважения к судебной деятельности.
 
Библиография
1 Статья подготовлена в рамках индивидуального исследовательского проекта № 07-01-168 «Соотношение единства и дифференциации арбитражной процессуальной формы» при поддержке ГУ—ВШЭ.
2 См.: Российское предпринимательское право: Учеб. / Под ред. И.В. Ершовой, Г.Д. Отнюковой. — М., 2006. С. 17—25; Ершова И.В. Предпринимательское право: Учеб. 4-е изд. — М., 2006. С. 5—7.
3 Философский энциклопедический словарь. — М., 1983. С. 252, 598.
4 См.: Краснокутский В.А. Русский торговый процесс. — М., 1915 (см.: Гражданский процесс. Хрестоматия: Учеб. пособие / Под ред. М.К. Треушникова. — М., 2005. С. 785).
5 Информация размещена на официальном сайте ВАС РФ http://www.arbitr.ru
6 См.: Клеандров М.И. Экономическое правосудие в России: прошлое, настоящее, будущее. — М., 2006. С. 320.
7 См.: Каширин А. Заседатель в процессе // ЭЖ-Юрист. 2003. № 36. С. 1, 6.
8 См.: Нарутто С.В., Смирнова В.А. Присяжные и арбитражные заседатели: теория и практика: Моногр. — М., 2008.
С. 169.
9 Интернет-конференция Председателя ВАС РФ 20.04.2007 // http://www.arbitr.ru
10 См.: Судебные системы европейских стран: Справочник. — М., 2002. С. 38.
11 Там же. С. 285.
12 Там же. С. 330.