УДК 343
 
Н.И. ПОЛИЩУК,
кандидат юридических наук, доцент (академия ФСИН России)
 
В статье рассмотрены стадии уголовного процесса. Особо выделены первая стадия — предварительного рассмотрения сообщения о преступлении и завершающая — стадия снятия и погашения судимости; сделаны выводы о том, что существующая система стадий уголовного процесса является не до конца продуманной, так как полностью не отражает его суть, цели и задачи.
Ключевые слова: стадии уголовного процесса, уголовно-процессуальная деятельность, следственные действия.
 
The new sight at the stages of criminal process
N.I. Polishchuk
The analysis of the acting criminal process legislation reveals that the existing system of the stages of criminal process is not completely thought over and does not show its essence and all the goals.
 
Как известно, вся уголовно-процессуальная деятельность по рассмотрению уголовного дела проходит в строго установленной законом последовательности. Данная последовательность образует упорядоченную, взаимосвязанную систему действий, в которой стадии поочередно сменяют одна другую. На каждой последующей стадии оцениваются результаты предыдущей, осуществляется проверка их достоверности, законности и обоснованности. Любая стадия является относительно самостоятельной, она начинается и заканчивается составлением процессуального документа, наделяющего участников уголовно-процессуальных правоотношений специфическими, обоюдными правами и обязанностями.
Характеризуя структуру уголовного судопроизводства, последовательность развития процессуальной деятельности, крупнейший дореволюционный ученый И.Я. Фойницкий писал о том, что каждое уголовное дело имеет моменты возникновения и прекращения, между которыми укладывается ряд его промежуточных процессуальных состояний: предварительное производство и окончательное производство в суде. Первое включает в себя предварительное исследование, состоящее, в свою очередь, из дознания и предварительного следствия. На этом этапе устанавливаются обстоятельства преступления и собираются доказательства виновности лица. К предварительному производству И.Я. Фойницкий относил и решение вопроса о том, быть или не быть судебному разбирательству (предание суду), и «подготовительные к суду распоряжения». Далее следовало окончательное производство в суде, а затем — производство по пересмотру судебного приговора в апелляционном, кассационном порядке или в порядке возобновления уголовного дела[1].
Аналогичную позицию занимал Я.О. Мотовилкер, справедливо указывая на то, что «движение уголовного дела означает его переход из одного состояния в другое»[2]. Смена состояния уголовно-процессуальной деятельности всегда определяется уровнем решения проблем уголовного судопроизводства и имеет количественные и качественные характеристики.
Каждой стадии уголовного процесса присущи свои непосредственные задачи, стоящие перед уголовным судопроизводством (условия производства, круг субъектов, определенная форма процессуальной деятельности, особый характер уголовно-процессуальных правоотношений), а также итоговое решение, свидетельствующее о завершении процессуальной деятельности на данном этапе и знаменующее собой переход дела на следующую ступень уголовного судопроизводства.
На стадии возникновения правовых отношений существует единый и равный для всех граждан правовой статус, гарантированный Конституцией РФ и иными нормативными актами государства. При этом возможность совершать определенные правовые действия для одних участников уголовно-процессуальных отношений соотносится с правами, а для других — с обязанностями, где субъективные права — это меры возможного, а субъективные обязанности — должного поведения. На этом этапе в содержание правового статуса входят только те права и обязанности, которыми наделен каждый гражданин, а не те, которыми он обладает в конкретных правоотношениях[3]. Если в содержание правового статуса включить права и обязанности, вытекающие из конкретных отраслевых правоотношений, то их правовой статус будет постоянно меняться, так как права и обязанности граждан в конкретных правоотношениях неодинаковы.
Совершенно очевидно, что динамика уголовно-процессуальных правоотношений неразрывно связана со всеми стадиями уголовного судопроизводства. Именно их строгая очередность влияет на возникновение, изменение и прекращение этих отношений, определяя правовой статус субъектов. Следовательно, характерной особенностью уголовно-процессуальных отношений является тот факт, что в результате развития уголовного судопроизводства по мере изменения стадий трансформируется как круг участников, так и их правосубъектность.
Согласно действующему уголовно-процессуальному законодательству все участники данных правовых отношений вступают в уголовное судопроизводство по-разному: одни — посредством реализации своих субъективных прав, другие — в силу должностных обязанностей, третьи — по воле должностных лиц, четвертые — по велению совести, пятые — в результате исполнения поручения одного из субъектов и т. п.
По нашему мнению, стадии всецело зависят от возникновения, изменения и прекращения уголовно-процессуальных правоотношений, так как ни одно процессуальное действие немыслимо вне правовой сферы. Полная либо достаточная реализация правовых отношений одной стадии неизбежно предполагает переход на следующую ступень уголовного процесса и порождает качественно новые правовые отношения, характерные для последующей стадии. На ней происходит трансформация прав и обязанностей ранее вовлеченных участников уголовного судопроизводства и появляются новые участники со своим кругом прав и обязанностей. Характерной особенностью любой последующей стадии является то обстоятельство, что она предполагает производство качественно новых следственных действий, не присущих предыдущей стадии.
В отечественной правовой науке принято выделять семь основных и две исключительные стадии. К первым относят стадии возбуждения уголовного дела, предварительного расследования, подготовительных действий к судебному разбирательству, судебного разбирательства, апелляционного производства, кассационного производства и исполнения приговора. Исключительными принято называть те стадии, в которых осуществляется пересмотр приговоров и иных решений суда, вступивших в законную силу: производство в надзорной инстанции и возобновление дел ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.
Анализируя действующее уголовно-процессуальное законодательство, мы пришли к выводу: существующая классификация является не до конца продуманной, так как полностью не охватывает все ступени уголовного процесса, что в свою очередь отрицательно сказывается на качестве решения его основных задач.
Прежде всего нам трудно согласиться с выделением стадии возбуждения уголовного дела как первой стадии уголовного процесса. Данный вывод основывается на том, что должностные лица правоохранительных органов в силу исполнения своих обязанностей и процессуальных полномочий вынуждены заниматься уголовно-процессуальной деятельностью задолго до вынесения постановления о возбуждении уголовного дела. Особенно это очевидно, когда производится проверка сообщения о преступлении. Статья 144 УПК РФ однозначно устанавливает, что дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа обязаны принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах своей компетенции принять по нему решение в срок не позднее
3 суток со дня поступления сообщения. При проверке сообщения о преступлении они вправе требовать производства документальных проверок, ревизий и привлекать к участию в них специалистов, а также производить иные процессуальные действия (ч. 1 ст. 86 УПК РФ), направленные на собирание доказательств (получение объяснений, справок, актов, характеристик и т. д.). Требования, поручения и запросы прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания и дознавателя, предъявленные в пределах их полномочий, обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами (ч. 4 ст. 21 УПК РФ).
Следовательно, уже на стадии предварительной проверки поводов и оснований, предусмотренных ст. 140 УПК РФ, уполномоченные должностные лица осуществляют уголовно-процессуальную деятельность, направленную на собирание материалов, необходимых для решения вопросов о возбуждении уголовного дела. В случае если предварительная проверка даст положительные результаты, дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа вправе вынести постановление о возбуждении уголовного дела, а в случае отрицательных результатов — постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.
Более того, формируя ныне действующий УПК РФ, законодатель изначально предусмотрел такой вариант развития уголовно-процессуальных правоотношений, разделив раздел VII «Возбуждение уголовного дела» на две самостоятельные главы. В главе 19 он детально закрепил процессуальный порядок рассмотрения сообщений о преступлении, определил поводы
и основания для возбуждения уголовного дела, установил сроки принятия решений и т. д.
Глава 20 УПК РФ полностью посвящена рассмотрению вопросов о процессуальном порядке возбуждения уголовных дел публичного и частно-публичного обвинения, об отказе в возбуждении уголовного дела и направлении его по подследственности.
Соглашаясь в принципе с данным подходом, хотелось бы более четкого толкования некоторых правовых положений, регламентирующих процессуальный порядок производства педварительной проверки сообщений о пре
ступлении. Так, не совсем понятно установление законодателя, закрепленное в ч. 1 ст. 144 УК РФ, о том, что при проверке сообщения о преступлении дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа вправе привлекать специалистов. Не ясно, о каком субъекте уголовного процесса идет речь. Если о специалисте как участнике уголовного судопроизводства (ст. 58 УПК РФ), то до возбуждения уголовного дела его в принципе не может быть. В этой связи трудно представить и саму процедуру предупреждения специалиста о недопустимости разглашения данных предварительного расследования и тем более о его ответственности, наступающей в соответствии со ст. 310 УК РФ. Если речь идет о других лицах, призванных оказывать помощь в осуществлении проверки, то почему на законодательном уровне не определены их права, обязанности, законные интересы и ответственность.
Заметим, что стадия возбуждения уголовного дела является определенным мостком, который соединяет стадию предварительного рассмотрения сообщения о преступлении со стадией предварительного расследования преступления. Значит, первой стадией уголовного процесса нужно считать стадию предварительного рассмотрения сообщения о преступлении, так как именно на ней производится первоначальная уголовно-процессуальная деятельность, направленная на получение результатов, необходимых для возбуждения уголовного дела.
В связи с этим целесообразно на законодательном уровне закрепить требование о том, что перед началом осуществления предварительной проверки дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа обязаны вынести постановление о производстве предварительной проверки сообщения о преступлении. Данный процессуальный документ будет свидетельствовать о возникновении уголовно-процессуальных отношений и позволит должностным лицам до возбуждения уголовного дела на законных основаниях производить следственные действия. Кроме того, наличие постановления будет способствовать правильному исчислению процессуальных сроков, предусмотренных ст. 144 УПК РФ, и, следовательно, уменьшит количество злоупотреблений со стороны работников, осуществляющих предварительную проверку.
По нашему мнению, на стадии предварительного рассмотрения сообщения о преступлении целесообразно расширить перечень следственных действий, производимых до возбуждения уголовного дела. С этой целью, помимо осмотра места происшествия, освидетельствования и осмотра трупа, следует разрешить производство судебной экспертизы, а также выемку документов, необходимых для проведения документальных проверок и ревизий. Своевременно произведенная выемка предотвратит возможность подделки, фальсификации, уничтожения документов, экспертиза позволит достоверно оценить подлинность подписей, печатей, документов и т. д.
Трудно также согласиться с тем, что завершающей стадией уголовного судопроизводства является стадия исполнения приговора, так как на ней правовые отношения уголовно-правовой сферы не прекращаются. Статья 86 УК РФ устанавливает: лицо, осужденное за совершение преступления, считается судимым в течение определенного промежутка времени — начиная со дня вступления обвинительного приговора суда в законную силу и заканчивая моментом погашения или снятия судимости. По нашему мнению, после двух исключительных стадий уголовного судопроизводства, которые имеют место на стадии исполнения приговора, наступает завершающая стадия уголовного процесса — стадия снятия и погашения судимости.
Современное уголовное законодательство Российской Федерации предусматривает два способа прекращения судимости:
— погашение (наступает автоматически, вне зависимости от волеизъявления лица, по истечении установленных ст. 95 УК РФ сроков;
— снятие (осуществляется досрочно по ходатайству лица, находящегося в состоянии судимости в течение установленных сроков).
Неснятая или непогашенная судимость выступает в качестве основного аргумента, характеризующего личность подозреваемого (обвиняемого), влияет на квалификацию деяния, учитывается при рецидиве преступлений и при назначении наказания (ст. 86 УК РФ), выступает в качестве одного из отягчающих обстоятельств (ст. 63 УК РФ), доминирует в решении вопроса об избрании меры уголовно-процессуального пресечения, рассматривается при решении вопроса об освобождении от уголовной ответственности и т. д. Более того, в практике некоторых судов имеют место случаи, когда во вводной части приговора они указывают на фактическую и юридическую судимость[4].
Трудно согласиться с утверждением отдельных ученых о том, что «погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, связанные с судимостью»[5]. Свидетельством этого является то обстоятельство, что даже после фактического отбытия уголовного наказания правовые ограничения, ущемляющие права, свободы и законные интересы лица, имеющего судимость, продолжают эффективно работать. Более того, эти ограничения распространяются не только на бывшего осужденного, но и на его близких родственников. Так, при приеме на работу или службу в правоохранительные органы Российской Федерации необходимо пройти специальную проверку на предмет наличия судимости как у самого претендента, так и у его близких родственников. Аналогичные правовые ограничения касаются лиц, желающих обучаться в специализированных учебных заведениях ФСБ, МВД, Минюста и т. д.
По нашему мнению, утверждение о том, что «основания ограничений прав и свобод базируются на положениях ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, ряда международных актов ООН и Совета Европы»[6], является не совсем корректным. Мы считаем: существующие правовые ограничения принимаются в нарушение ст. 55 Конституции РФ, устанавливающей, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Следовательно, под предлогом судимости лица не могут устанавливаться ограничения прав и свобод гражданина подзаконными и ведомственными нормативными актами.
Мы, в принципе, не возражаем против отдельных правовых ограничений в отношении лиц, имеющих судимость, так как понимаем, что эти меры продиктованы исключительно целями безопасности государства, однако считаем, что подобные ограничения должны быть изначально закреплены в Конституции РФ либо должен быть принят специальный федеральный закон, который аргументированно изложит основополагающие принципы реализации данных правовых ограничений в ведомственных нормативных актах.
Особо следует обратить внимание на одно обстоятельство: ч. 5 ст. 86 УК РФ содержит лишь декларативное положение о том, что если осужденный после отбытия наказания вел себя безупречно, то по его ходатайству суд может снять с него судимость до истечения срока погашения судимости. Вместе с тем ни в уголовном законодательстве Российской Федерации, ни в других нормативных актах не предусмотрен сам механизм реализации данного правового института. В современном законодательстве нет ясности по вопросам критериев «безупречности поведения», сроков подачи и рассмотрения ходатайств, перечня минимального количества документов, необходимых для рассмотрения дела судом, процедуры их собирания,
органов и учреждений, уполномоченных направлять запросы и представлять документы. Думается, что назрела необходимость в усовершенствовании правового механизма, регламентирующего снятие судимости, с целью устранения существующих правовых пробелов, касающихся процессуального порядка и процедуры обращения в суд. Это обстоятельство отрицательно влияет не только на правоприменительную деятельность судебных органов, обязанных принимать решения о снятии судимости, но и на реализацию прав и законных интересов лиц, имеющих судимость.
Подводя итог сказанному, можно сделать вывод о том, что судимость представляет собой специфическое правовое состояние лица, порождающее негативные правовые последствия не только для самого лица, но и для его родственников. Следовательно, уголовно-процессуальные правоотношения не прекращаются на стадии исполнения приговора, т. е. в
момент фактического отбытия уголовного наказания. Изменяясь, они продолжают существовать и обладают способностью оказывать влияние на принятие процессуальных решений и наступление правовых последствий вплоть до снятия и погашения судимости.
Таким образом, по нашему мнению, первой стадией уголовного процесса, на которой возникают уголовно-процессуальные отношения, появляются участники уголовного судопроизводства, обладающие определенными процессуальными правами и обязанностями, устанавливаются правовые основы для производства процессуальных действий, является стадия предварительного рассмотрения сообщения о преступлении. Завершающая стадия уголовного процесса — стадия снятия и погашения судимости, закрепляющая формальные основания для реализации всех конституционных прав, свобод и законных интересов.
 
Библиография
1  См.: Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 2. — Спб., 1899.
2  Мотовилкер Я.О. О предмете и движущей силе уголовного процесса // Правоведение. 1987. № 6. С. 81.
3  См.: Петров Ю.А. Соотношение понятий гражданства, правоспособности, правового положения граждан // Вестник Ленинградского университета. 1974. № 5. С. 119.
4  См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Ю.В. Грачева, Л.Д. Ермакова и др.; Отв. ред А.И. Рарог. 5-е изд., перераб. и доп. — М., 2009. С. 152.
5  Там же. См. также: Комментарий к Уголовно-исполнительному кодексу Российской Федерации / Науч. ред. А.С. Михлин. — М., 2008. С. 530.
6  Комментарий к Уголовно-исполнительному кодексу Российской Федерации