УДК 347.9:343.1
 
О.В. ЛЮКИНА,
 соискатель Пятигорского государственного технологического университета
 
В условиях реформирования судебной системы и построения правового государства в Российской Федерации содержание понятия «судебная система» значительно обогатилось и расширилось, в связи с чем возникла необходимость его уточнения. Понятия «судебная система» и «правовая система» диалектически взаимосвязаны и соотносятся как часть и целое. Судебная система рассматривается в качестве подсистемы правовой системы нашего государства.
В статье предлагается новое видение структуры судебной системы, анализируются ее новые элементы.
 
The new approach to a category «judicial system» in conditions of its reforming
O.V. Ljukina 
In conditions of reforming of judicial system and construction of a lawful state in the Russian Federation the contents of concept «judicial system» was considerably enriched and became wider, there was a necessity of its specification. Concepts «judicial system» and «legal system» are dialectically connected among themselves and correspond as a part and the whole. The judicial system is considered as a subsystem of legal system of our state.
In article is offered new vision of structure of judicial system, its new elements are analyzed.
Ключевые слова (keywords): судебная система (the judicial system), правовая система (the legal system), судебное право (the judicial law), правовая культура  (the legal culture), суд (the court).
 
В  соответствии со ст. 10 Конституции РФ государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Судебная власть организационно воплощается в судебной системе. В юридической литературе понятие «судебная система» принято рассматривать как совокупность иерархически выстроенных судов[1].  В условиях реформирования судебной системы и построения правового государства содержание данного понятия значительно обогатилось и расширилось, поэтому, по нашему мнению, возникла необходимость его уточнения.
Понятия «судебная система» и «правовая система» диалектически взаимосвязаны  и соотносятся как часть и целое. Не зря многие авторы отмечают, что при организации судопроизводства всегда «существенную роль играет уже сложившаяся правовая система»[2]. Судебная система входит в качестве подсистемы в правовую систему российского государства. Важен анализ каждого элемента правовой системы, так как новые интегративные качества, присущие любой системе, зависят от свойств ее элементов[3]. Причем эти свойства не могут быть правильно поняты без изучения интегративных качеств всей правовой системы. Таково ее диалектическое единство. Сама правовая система — понятие интегративное.
При включении судебной системы в состав правовой системы «происходит то же, что происходит при включении любого явления в определенную систему: оно приобретает интегративные качества, присущие системе в целом»[4].
Н.И. Матузов определяет правовую систему как «совокупность внутренне согласованных, взаимосвязанных, социально однородных юридических средств, с помощью которых государство оказывает необходимое нормативное воздействие на общественные отношения (закрепление, регулирование, охрана, защита)»[5].
Помимо права как стержневого элемента правовая система включает в себя множество других слагаемых: правотворчество, правосудие, юридическую практику, нормативные, право-
применительные и правотолкующие акты, правоотношения, субъективные права и обязанности, правовые учреждения (суд, прокуратура, адвокатура), законность, ответственность, механизмы правового регулирования, правосознание, юридические доктрины и др.[6]
Правовая система — сложное, многослойное, разноуровневое, иерархическое и динамическое образование, в структуре которого есть свои системы и подсистемы, узлы и блоки. Включение правовых учреждений, а соответственно и системы этих учреждений, в состав правовой системы позволяет говорить о судебной системе как о подсистеме в рамках правовой системы.
Однако, как отмечено выше, при анализе судебной системы чаще всего учитывается только ее организационная составляющая, т. е. система судов, хотя понятие «судебная система», на наш взгляд, гораздо шире и богаче по содержанию. Расценивая судебную систему в качестве подсистемы правовой системы, следует включать в ее структуру систему судов, судебное право, судейское право, правовую культуру и правосознание судей. Конечно, нельзя утверждать, что содержание судебной системы столь же богато и разнообразно, как содержание правовой системы, но все же это не только устройство судов в государстве, что, по существу, не более чем иерархически выстроенная совокупность государственных учреждений, призванных заниматься отправлением правосудия.
Судебная система — это комплексное явление государственно-правового характера. В системе судопроизводства должны доминировать правовые методы и средства.
Вместе с тем судебная система является разновидностью правовой системы общества, такой же, как правоохранительная, поощрительная, информационная системы и т. д. Она концентрирует в себе юридические (правовые) средства, применяемые в области правосудия. При таком подходе становится очевидным: ценность судебной системы заключается в том, что она дает дополнительные аналитические возможности для комплексного анализа правовой сферы жизни общества. Это новый уровень научной абстракции в сфере судопроизводства и судоустройства, иная плоскость их рассмотрения. Будучи достаточно широким, данный подход призван отразить тот сложный юридический мир, в котором постоянно находятся, вращаются участники судопроизводства. И в этом его несомненное преимущество.
Использование обозначенной выше трактовки судебной системы, во-первых, способствует новому осмыслению права через призму правосудия, выявлению влияния правовых отношений и правовой идеологии, сформировавшихся в сфере правосудия, на определенную область правовой действительности — судопроизводство. Во-вторых, в сфере правосудия возникли новые задачи, в решении которых должны быть задействованы в согласованном (а не в разобщенном) виде все правовые рычаги. Только комплексное воздействие может дать желаемый социальный эффект. В-третьих, рассматриваемое понятие дает возможность творчески применить системно-структурный подход к исследованию области судопроизводства, а также использовать сравнительный метод. Системное же видение любого явления — залог его адекватного и глубокого осмысления.
Сущность судебной системы определяется тем, насколько эффективно и последовательно в соответствии с принципами и основными идеями правового государства она защищает и восстанавливает те социальные ценности, которые провозглашаются Конституцией РФ и воплощаются в правовой системе.
Судебная система — это социальная организация, включающая помимо группы судов, отличающихся друг от друга, как правило, только по юрисдикционно-процессуальному признаку, еще и судебное право, судебную практику, а также правовую культуру и правосознание судей.
Опираясь на такой подход, предлагаем изложить определение судебной системы в следующей редакции: судебная система — это совокупность согласованных и взаимосвязанных учреждений и мер, с помощью которых обеспечивается защита и восстановление нарушенных прав, свобод и законных интересов субъектов права.
Кратко остановимся на составляющих элементах судебной системы.
Понятие «судебное право» не относится к устоявшимся категориям правовой науки. И.Я. Фойницкий, указывая на самую тесную связь уголовного судопроизводства с гражданским процессом по строению и по форме, отмечает, что они образуют систему судебного права[7].
Не вызывает сомнений, что судебное право выступает одной из составляющих публичного права. Основной и непременный субъект судебного права — судебная власть. В идеале назначение судебной власти по отношению к гражданскому обществу можно обозначить как
юридическое обслуживание и предоставление судебных услуг субъектам права. Судебные услуги, в отличие от обычных юридических услуг, являются публичными. Судья не становится участником какого бы то ни было соглашения с субъектами процесса и не может иметь статус стороны, представителя, посредника и т. п. Судья нейтрален, в соответствии со ст. 120 Конституции РФ он независим и подчиняется только Конституции РФ и федеральному закону. Если судья в процессе изначально отдает предпочтение одной стороне, то другая вправе заявить ему отвод. Следовательно, судебное право — это часть публичного права, включающая в себя общие положения процессуальных отраслей права как основной ее составляющей и смежных отраслей материального права, которые содержат положения, применимые в процессе судопроизводства.
Что касается следующего элемента структуры судебной системы — судейского права, то оценка его значения и места в романо-германской правовой семье в юридической литературе неоднозначна. Это полное и безоговорочное признание судейского права одной из неотъемлемых составляющих романо-германского права;  полное и столь же безоговорочное, вопреки очевидным фактам, его отрицание;  «промежуточное», двойственное отношение к судейскому праву, выражающееся, с одной стороны, в фактическом его признании и использовании, а с другой — в формально-юридическом (официальном) отрицании, точнее, молчаливом непризнании его существования[8].
Выделяют следующие формы судейского права: судебная практика, судебный прецедент, правовая позиция суда, судебное усмотрение[9].
Правосознание, являясь одним из важнейших элементов правовой культуры, активно влияет на нее. В зависимости от уровня, характера, содержания и направленности правосознания определяется интеллектуально-эмоциональное содержание правовой культуры, ее ценностные установки, приоритеты. Вместе с тем правовая культура общества также оказывает большое воздействие на состояние правового сознания, что, в частности, проявляется в процессе отражения и осмысления ценностей юридического мира[10]. Следовательно, правовая культура и правовое сознание — две взаимосвязанные юридические категории.
У истоков формирования высокого уровня правовой культуры и правового сознания судей стоит позитивное отношение к общечеловеческим нравственным и правовым ценностям. По словам Председателя Верховного суда РФ В.М. Лебедева, «судья должен быть не просто образованным человеком, но иметь высокую внутреннюю культуру, добропорядочный стержень»[11].
К сожалению, не все судьи обладают необходимым высоким уровнем правовой культуры и правового сознания[12], поэтому нельзя, на наш взгляд, считать работу государства в этом на-
правлении завершенной, скорее наоборот — необходимо сконцентрировать усилия на повышении имеющегося уровня. Однако Председатель Высшего арбитражного суда РФ А.А. Иванов подчеркнул, что «наша судебная система в состоянии справиться с паршивыми овцами, которые попали в наш состав. В России ежегодно привлекаются к ответственности порядка ста судей»[13].
Роль предложенных составляющих судебной системы в становлении современной судебной системы Российской Федерации, в ее развитии и совершенствовании неодинакова. На современном этапе развития нашего государства происходит утверждение различных форм судейского права. Как упоминалось выше, часть ученых не принимают идею наличия судейского права в рамках романо-германской правовой семьи. Однако, по нашему убеждению, современные условия развития правовой системы диктуют появление новых трактовок и современного понимания. Отсюда и необходимость переосмысления некоторых традиционных подходов к правовой системе, в том числе и к судебной системе как ее составляющей. Именно поэтому, на наш взгляд, идея судейского права вполне жизнеспособна применительно к правовой системе российского государства. Данный вывод связываем с тем, что бурное развитие общественных отношений и сложная процедура внесения изменений в действующие нормативные акты, как и принятие новых, к сожалению, не позволяют законодательству выйти на уровень «всеохватности» имеющихся в обществе отношений. В этом смысле различные формы судейского права — хорошая альтернатива, поэтому, по нашему мнению, не следует быть категоричным в отказе от такой формы правотворчества.
С различными видами правотворчества, в том числе и судейского, тесно связан вопрос обладания высоким уровнем правовой культуры и правового сознания судей. А это уже вопрос государственной важности. Ведь уровень правового сознания человека в мантии — это своего рода показатель, насколько наше государство является правовым, поэтому данному
вопросу при проведении судебной реформы следует уделить особое внимание.
Не одно десятилетие проблема судебного права остается нерешенной. Между тем прогрессивное развитие судебной системы, ее реформирование как нельзя остро ставит этот вопрос на повестку дня. Считаем вполне обоснованными предложения о принятии некоего единого документа, содержащего в себе основные процессуальные и организационные принципы, которые были бы справедливы для всех видов процессов. По вполне резонному умозаключению Э.М. Мурадьян, «главными вопросами судебного закона представляются: судебная власть; общие принципы судопроизводства; распределение подведомственности между судами; определение статуса сторон и иных участников судебного дела; безусловные (базовые) процессуальные права сторон; судебные доказательства (единые правила); акты правосудия, их обязательность и сила»[14]. Такой нормативный акт позволит прежде всего разгрузить процессуальные кодексы и оставить в них положения, характерные лишь для конкретного вида процесса.
Изложенный выше анализ элементов судебной системы выявил имеющиеся проблемы в этой сфере: недостаточный уровень правовой культуры и правосознания судей и работников аппарата судов, нерешенность вопроса судебного права, неоднозначность позиции относительно места и роли различных форм судейского права в правовой системе России и т. д. Эти и другие проблемные моменты являются препятствиями для прогрессивного развития судебной системы российского государства, поэтому Правительству РФ, по нашему мнению, следует уделить им соответствующее внимание при формулировании целей и задач осуществляемой судебной реформы.
 
Библиография
1 См.: Колоколов Н.А. Судебная власть: о сущем феномене в логосе. — М., 2005. С. 135—136; Колоколов Н.А., Павликов С.Г. Теория судебных систем: особенности конституционного регулирования, судебного строительства и организации судебной деятельности в федеративном государстве. — М., 2007. С. 103—113; Лебедев В.М. Судебная власть в современной России: проблемы становления и развития. — СПб., 2001. С. 216—238, и др.
2 См., например: Спиридонов Л.И. Социология уголовного права. — М., 1986. С. 82.
3 См.: Блауберг И.В., Садовский В.Н., Юдин Э.Г. Системный подход в современной науке // Проблемы методологии системного исследования. — М., 1970. С. 16—17.
4 Алексеев С.С. Общая теория права. Т. 2. — М., 1981. С. 295.
5 Матузов Н.И. Правовая система и личность. — Саратов, 1987. С. 26.
6 См.: Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права. — М., 2005. С. 175.
7 См.: Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 1. — М., 1910. С. 4.
8 См.: Марченко М.Н. Разнообразие взглядов на судейское право в современной романо-германской правовой семье // Правоведение. 2007. № 3. С. 20.
9См. подробнее: Марченко М.Н. Судебное правотворчество и судейское право. — М., 2008. С. 84—142.
10 См.: Байниязов Р.С. Понятие и значение правосознания. — Саратов, 2006. С. 24.
11 Российская газета. 2008. 11 июня.
12 См., например: Российская газета. 2007. 4 мая, 19 июля.
13 Российская газета. 2008. 10 июня.
14 Мурадьян Э.М. Истина как проблема судебного права. — М., 2002. С. 10.