УДК  347:341

Страницы в журнале: 91-93 

 

Т.В. ШАХАНОВ,

аспирант кафедры теории и истории государства и права Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского

 

На примере современного международного спортивного права рассматривается вопрос о том, насколько эффективно может быть правовое регулирование, осуществляемое автономным правом, не связанным с государством.

Ключевые слова: спортивное право, Суд Европейских сообществ, ФИФА, УЕФА, автономное право.

 

Possibility of autonomous legal order on an example of the modern sports law

 

Shahanov T.

 

In the article author raises the issue of efficiency of legal regulation, provided by an autonomous legal order, which is not linked to any of existing states. In particular, the modern sports law is used as an example of such autonomous law.

Keywords: sports law, Court of Justiese of the European Union, FIFA, UEFA, lex mercatoria.

 

В  последнее время все большее внимание уделяется проблемам автономного правового регулирования. В международной торговле сложилось право, независимое от какого-либо государства, — lex mercatoria. В мировой практике есть прецеденты применения национальных норм не только международными коммерческими арбитражами, но и национальными судами[1]. Однако, на наш взгляд, чтобы с достоверностью утверждать, что в современном мире право, созданное помимо воли государства, получает все большее и большее распространение, необходимо найти дополнительное подтверждение того, что внегосударственное право может эффективно применяться. В настоящей работе мы рассмотрим автономное спортивное право, именуемое также lex sportiva, обозначим случаи его применения, сравним lex sportiva с современным lex mercatoria, действующим в международной торговле, и постараемся обосновать вывод о том, насколько в других сферах может быть жизнеспособным автономное право, не связанное с каким-либо государством.

Как отмечают многие авторы, в 1970-х годах произошла коммерциализация спорта: из массового развлечения спорт превратился в серьезный бизнес, в который стали инвестироваться значительные средства[2]. Можно говорить о реальном автономном спортивном праве именно начиная с этого времени, когда спорт стал профессиональным, появились коммерческие трансляции матчей, спонсорские соглашения. Как следствие, возникло и немало споров по тем или иным вопросам, связанным со спортом. В результате разрешения таких споров выработались некие общие принципы, которые, найдя поддержку в исследованиях теоретиков, дали толчок к признанию нового правового порядка — спортивного права. Спортивное право сочетает в себе принципы международного, административного, гражданского, а также уголовного права[3].

Начиная с 1990-х годов, Суд ЕС вынес целый ряд решений, прежде всего в сфере конкурентного права, в которых предусмотрел ряд исключений для спортивных организаций. Так, в деле Футбольной ассоциации Шотландии против Комиссии ЕС решался вопрос о правомерности ограничений трансляций футбольных матчей Аргентины (чемпиона) на территории Шотландии. Формально эти ограничения носили антиконкурентный характер, однако, как было установлено судом, Футбольная ассоциация Шотландии в своих действиях руководствовалась правилами ФИФА. Шотландская сторона утверждала, что свободная трансляция иностранных матчей способна причинить вред индустрии футбола внутри страны, так как может снизиться количество зрителей, посещающих матчи шотландского чемпионата, что, в свою очередь, способно нанести ущерб профессиональному, любительскому и детскому футболу в стране. В заявлении ассоциации указывалось, что подобной политики придерживаются все национальные федерации и что определение баланса трансляций зарубежных и внутринациональных матчей является общераспространенной в этой сфере практикой. Суд ЕС поддержал позицию Футбольной ассоциации Шотландии[4].

Можно также обратиться к делу Лехтонена, в котором суд указал, что в отношении баскетболиста, чей переход из финского в бельгийский клуб был совершен после закрытия трансфертного окна, может быть сделано исключение из принципа свободы перемещения рабочей силы, который является одной из основных гарантий свободного рынка.

Как видно из этих примеров, Суд ЕС допускает существенные исключения для спорта. Какова же ситуация внутри спортивного сообщества?

Как указывает один из исследователей спортивного права Кен Фостер, в современном мире регулирование спорта осуществляется спортивными федерациями, которые выработали собственные законы, кодексы и даже конституции. Автор приводит высказывание президента Международной ассоциации легкоатлетических федераций (IAAF) о том, что национальные суды создают много проблем для антидопинговой работы, но президента IAAF по большей части мнение суда не интересует, так как «у нас есть свои правила, которые имеют первостепенное значение»[5].

Еще в 1981 году, став президентом Международного олимпийского комитета, Хуан Антонио Самаранч высказал идею создания независимой спортивной юстиции, и уже в 1983 году МОК утвердил устав Международного спортивного арбитража, расположенного в Лозанне (Швейцария), который в настоящее время является основным органом, формирующим прецедентную систему автономного спортивного права[6].

Кен Фостер различает международное спортивное право, которое  определяет как принципы международного права, применимые к спорту, и глобальное спортивное право, которое может быть определено как транснациональный глобальный правопорядок, созданный международными структурами, осуществляющими управление спортом. Основной характеристикой глобального права, по мнению К. Фостера, является то, что оно построено прежде всего на контрактных обязательствах, которые подчиняют стороны юрисдикции международных спортивных федераций, а также  то, что оно не устанавливается каким-либо одним государством. По словам Фостера, мы имеем дело с глобальным правом вне государства[7].

Все нормы, применяемые в спорте, можно разделить на четыре группы:

— правила игры, которые представляют собой основу любого вида спорта. Как указывается в практике Международного спортивного арбитража, данные нормы не могут быть предметом арбитражного разбирательства[8]. Наиболее яркий пример — Законы игры ФИФА, утвержденные в новой редакции в июле 2008 года[9];

— этические принципы спорта, которые также иногда называют «духом игры». Именно сюда можно отнести принципы Fair Play (справедливой игры);

— международное спортивное право. Здесь речь идет об общих принципах права, применимых в спорте, как, например, право на справедливое и эффективное разбирательство;

— глобальное спортивное право.

Выделяется пять признаков, которым должна соответствовать норма, чтобы относиться к глобальному спортивному праву:

— она должна быть связана с той или иной международной спортивной федерацией;

— необходима международная юрисдикция, которая могла бы применять указанную норму;

— она должна основываться на практике и обычаях международных спортивных федераций;

— она не должна представлять общий принцип права, выявленный в ходе компаративистского анализа;

— она должна отвечать требованию о том, что глобальное спортивное право создает независимую систему, признаваемую национальными судами[10].

Одним из основных идеологов разработки теории lex sportiva является английский правовед российского происхождения М. Белов, который основывает свою теорию lex sportiva на практике Международного спортивного арбитража, арбитром которого сам и является. При этом автор подчеркивает, что арбитраж создан МОК — глобальной независимой структурой в мире спорта.

Международный спортивный арбитраж в своей практике указал, что обладает юрисдикцией на рассмотрение любых споров, связанных со спортом и имеющих материальный характер[11]. Именно в силу автономности спортивного права государства не могут его контролировать.

Сравнивая lex sportiva и lex mercatoria, М. Белов приходит к выводу о том, что оба правопорядка имеют схожий перечень свойств, главным из которых является то обстоятельство, что в основе упомянутых систем права лежат обычаи и практика международных контрактов; для разрешения споров стороны обращаются в международный арбитраж, обе системы могут содержать положения, предотвращающие применение национального права какого-либо государства. Об автономии спортивного права говорит также и то обстоятельство, что федерации обладают определенной степенью дипломатического иммунитета. Подчас МОК действует практически как государство. При этом МОК, а также ФИФА и  УЕФА являются  некоммерческими организациями, чья правоспособность определяется законодательством Швейцарии. В этом и заключается основное отличие lex sportiva от lex mercatoria: если в случае с международным коммерческим правом стороны связаны прежде всего контрактными обязательствами, то в случае lex sportiva порядок применения этих норм указан в актах федерации, обладающей некоторыми властными полномочиями по отношению к своим членам[12].

Глобальное спортивное право, на наш взгляд, по своим качествам очень близко современной lex mercatoria. Существуют определенные различия, однако невозможно, чтобы в  разных отраслях складывалось совершенно одинаковое правовое регулирование. При этом lex sportiva определенно доказывает, что автономное регулирование может быть вполне эффективно там, где не могло бы справиться государство.

На примере транснационального права мы видим, что автономное регулирование способно вполне эффективно справляться с задачами, которые на него возложены. Государства не могут надлежащим образом осуществлять регулирование каких-то узких, требующих специальных познаний сфер, поэтому не остается ничего иного, как признать действительность автономного права, а также частноправовых механизмов по разрешению споров. По нашему мнению, вполне обоснованно можно предположить, что те процессы, которые сейчас происходят в трансграничной торговле и спорте, возможно, произойдут и в других сферах.

 

Библиография

1 См.: Решение Апелляционного суда г. Гренобля от 24 января 1996 г.  [Электронный ресурс]: www.unilex.info

2 Papaloukas М. Policy, European Sports Law and Politics. — Presented at the 14th World I.A.S.L. Congress. 27—29 November 2008. Athens.

3 Idem. Sport: Case law of the Court of Justice of  the E.C. — Athens, 2008.

4 См.: Решения Суда Европейских сообществ. Case T-46-92.

5 Foster К. Is There a Global Sports Law? — Entertainment Law, Vol. 2, No. 1, Spring 2003. P. 1—18.

6 См.: официальный сайт Международного спортивного арбитража: www.tas-cas.org

7 Foster К. Op. cit.

8 Arbitration Award CAS 2004/A/593 Football Association of Wales (FAW) v. Union des Associations Europеennes de Football (UEFA), award of 6 July 2004

9 Laws of the Game 2008/2009.  [Электронный ресурс]:  www.fifa.com

10 Foster К. Op. cit.

11 Arbitration Award CAS 2004/A/593 Football Association of Wales (FAW) v. Union des Associations Europеennes de Football (UEFA), award of 6 July 2004; Arbitration Award CAS 2008/1644 Adrian Mutu v. Chelsea Foоtball Club Limited.

12 Beloff М., Kerr Т., Demetriou М. Sports Law (Oxford: Hart, 1999).