УДК 347.440.3

Страницы в журнале: 56-60 

 

В.А. АНЦИФЕРОВ,

судья Арбитражного суда Краснодарского края

 

Анализируются существующие точки зрения ученых на сущность договора имущественного страхования. Автор  приводит аргументы в пользу того, что договор страхования по общему правилу является реальным, но по воле сторон может стать консенсуальным.

Ключевые слова: договор имущественного страхования, страховщик, страхователь, страховой случай.

 

About the time of the contract of property insurance

Anciferov V.

 

Are analyzed in terms of scientists at the essence of the contract of property insurance. The author argues in favor of the insurance contract as a general rule is real, but by the will of the parties may be consensual.

 Keywords: contract of property insurance, the insurer, the insured, the insurance case.

 

Обязательство имущественного страхования возникает исключительно на основании соответствующего договора.

В пункте 1 ст. 929 ГК РФ определяется договор имущественного страхования как соглашение страхователя и страховщика, по которому одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

Исполнение обязательства, возникшего в силу такого договора, начинается после его заключения.  Вопрос о моменте  заключения договора является дискуссионным.

По нашему мнению, верна точка зрения, согласно которой договор страхования является по общему правилу реальным, так как в соответствии с п. 1 ст. 957 ГК РФ, если в нем не предусмотрено иное, он вступает в силу в момент уплаты страховой премии или первого ее взноса. Следовательно, в силу соглашения сторон договор страхования может стать консенсуальным. Такой позиции придерживается большинство авторов, исследующих рассматриваемый вопрос[1].

Данная позиция может быть подкреплена материалами судебной практики. В частности, если в договоре не предусмотрен момент вступления его в силу, то таким моментом является момент уплаты страховой премии страхователем страховщику[2]. Рассуждая от обратного, получим вывод о возможности заключения консенсуального договора страхования. Именно эта позиция наиболее импонирует нам, как соответствующая нормам действующего в России гражданского законодательства.

В то же время норма п. 1 ст. 954 ГК РФ определяет страховую премию как плату за страхование, которую страхователь (выгодоприобретатель) обязан уплатить страховщику в порядке и в сроки, которые установлены договором страхования.

В соответствии с п. 1 ст. 957 ГК РФ договор страхования может быть как реальным (по общему правилу), так и консенсуальным (такое исключение может быть согласовано лишь сторонами договора). Соответственно, по общему правилу обязанностей у страхователя, тем более у выгодоприобретателя, по договору страхования не может быть (даже если они возникли, то в силу ст. 939 ГК РФ являются производными от обязанностей страхователя).

Получается, что п. 1 ст. 954 ГК РФ определяет страховую премию через исключение, вообще не урегулировав общее правило. Налицо противоречие норм п. 1 ст. 954 и п. 1 ст. 957 ГК РФ.

Данную коллизию необходимо, по нашему мнению, разрешить в пользу последней нормы, сохранив возможность заключения как реального, так и консенсуального договора страхования. Соответственно, требуется редакционная правка нормы п. 1 ст. 954 ГК РФ. Считаем необходимым предложить изменения, добавив общее правило, что сделает действующее правило данной нормы исключением.

Предлагаем изложить п. 1 ст. 954 ГК РФ в следующей редакции:

«1. Под страховой премией понимается плата за страхование, которую страхователь вносит при заключении договора или обязуется уплатить страховщику в порядке и в сроки, которые установлены договором страхования».

Встречаются иные мнения. Так, Б. Жарасбаев (Республика Казахстан) ссылается на российских ученых, «придерживающихся мнения о реальности страхового договора»[3], однако указанные в статье авторы говорят лишь о презумпции реальности договора страхования.

Иная квалификация договора страхования по моменту, с которого он считается заключенным, представлена Ю.П. Свит, которая, хотя и относит данный договор к реальным, отмечает, что судебной практикой признается возможность существования консенсуального договора страхования. При этом, по ее мнению, «отнесению договора страхования к числу консенсуальных способствует положение п. 1 ст. 954 ГК, в котором страховая премия определяется как сумма, которую страхователь обязан уплатить страховщику в порядке и сроки, установленные в договоре»[4]. Вместе с тем данный пример вряд ли можно признать удачным, так как именно приведенная норма противоречит правилу о возможности существования реального договора страхования. Это лишний раз свидетельствует о необходимости внесения изменений в п. 1 ст. 954 ГК РФ, устраняющих указанную выше коллизию.

Существует и противоположная точка зрения. В частности, ряд авторов утверждают, что договор страхования всегда является консенсуальным[5] либо консенсуальным по общему правилу[6]. Одним из  сторонников такой позиции выступил Ю.Б. Фогельсон, который в дальнейшем присоединился к авторам, признающим общее правило о реальности договора страхования и возможности сторон заключить консенсуальный договор[7].

А.В. Собакинских необоснованно сужает возможности сторон в определении момента заключения договора страхования. Автор косвенно делает вывод о том, что по общему правилу договор страхования является реальным, хотя и не называет его таковым, но далее утверждает, что стороны вправе определить лишь более поздние сроки вступления договора в силу[8]. Это позволяет сделать вывод, что договор страхования, по мнению А.В. Собакинских, во всех случаях является реальным.

На наш взгляд, с момента заключения договор страхования, как и любой гражданско-правовой договор, вступает в силу и начинается его исполнение.

А.В. Собакинских считает иначе и предлагает отличать момент вступления договора в силу, «с которого у всех сторон договора возникают взаимные права и обязанности, от страхования, обусловленного договором страхования[9]. Более того, представлена интерпретация, согласно которой «страховщик принимает на себя обязанность возмещать убытки по страховым случаям, происшедшим в обусловленный договором отрезок времени, причем не обязательно после вступления договора в силу»[10].

Не менее оригинальная точка зрения высказана А.К. Шиховым, по мнению которого договор страхования является консенсуальным и одновременно реальным[11]. В то же время он «склонен не признавать реальность договора страхования»[12]. При этом приводится максимально спорная аргументация: автор ссылается на п. 2 ст. 433 ГК РФ, закрепляющий правило о реальных договорах и требующий в предусмотренных законом случаях передачи имущества в процессе заключения договора.

А.К. Шихов считает, что «страховой взнос при уплате страховой премии в рассрочку не может именоваться имуществом в рамках п. 2 ст. 433 ГК РФ»[13]. Кроме того, в более позднем издании учебника по страховому праву данный автор утверждает, что п. 2 ст. 433 ГК РФ направлен на регулирование «отношений по поводу купли-продажи[14] определенного имущества»[15].

Анализ экономической и юридической литературы приводит к выводу о том, что нередко авторы пытаются провести границу между юридически неразделимыми понятиями «момент заключения договора» и «момент начала действия договора». Это приводит к формулированию ошибочных выводов. Например, Л.В. Белинская утверждает, что договор страхования является сугубо консенсуальным, так как «для его заключения достаточно письменного соглашения сторон по принципиальным условиям договора», а «факт оплаты страховой премии означает начало действия страхового договора»[16].

Т.М. Рассолова также изолированно рассматривает как самостоятельные и различающиеся правовые явления «момент вступления договора страхования в силу» и «момент заключения договора страхования»[17].

Считаем, что в силу норм современного гражданского законодательства России договор страхования по общему правилу является реальным, но по воле сторон может стать консенсуальным. Именно поэтому правы, на наш взгляд, представители позиции, названной нами первой.

Данное решение законодателя говорит о преемственности норм, о чем свидетельствуют следующие факты. 

М.И. Брагинский обобщил ряд источников[18], согласно которым до принятия действующего ГК РФ (видимо, части второй, урегулировавшей договорные страховые отношения) господствующей была квалификация договора страхования как реального.

Рассмотрим этапы развития правового регулирования вопроса момента вступления в силу договора страхования, начиная с ГК РСФСР 1922 года.

На основании нормы ст. 389 ГК РСФСР 1922 года по общему правилу договор страхования признавался реальным, но мог стать консенсуальным по соглашению сторон. Содержание статьи было следующим: «Страхователь обязан уплачивать страховщику в условленные сроки и в условленном месте страховую премию. До уплаты премии или первого ее взноса договор страхования не вступает в силу, если иное не предусмотрено в договоре».

Следующим кодифицированным актом был ГК РСФСР 1964 года, глава 33 «Государственное страхование» которого содержала всего 5 статей. Статьи 387 и 388 прямо закрепляли обязанность страхователя по договорам обязательного и добровольного страхования вносить страховые платежи. В свете названных норм аргументированной выглядит критика М.И. Брагинского[19] комментариев к соответствующим нормам, авторы которых утверждали о реальности договора страхования[20]. Однако при этом как М.И. Брагинский в современной литературе, так и О.С. Иоффе — автор комментария к главе 33 ГК РСФСР 1964 года, призывали к необходимости учета роли подзаконных нормативных правовых актов в регулировании гражданских отношений советского периода. Ключевая роль в таком регулировании принадлежала правилам различных видов страхования. В соответствии со ст. 390 ГК РСФСР 1964 года правила страхования утверждались в порядке, устанавливаемом Советом Министров СССР. О.С. Иоффе указывал, что именно в соответствии с любыми правилами страхования договоры страхования признавались реальными[21]. 

В качестве примера приведем наиболее  поздние союзные правила страхования. Так, в соответствии с п. 13 Правил страхования грузов[22] договор страхования вступает в силу на следующий день после уплаты страхового платежа, если иное не предусмотрено в договоре.

И, например, на основании п. 34 Правил добровольного страхования домашнего имущества[23] договор страхования домашнего имущества вступает в силу:

— при уплате страховых платежей наличными деньгами — со следующего дня после их уплаты;

— при перечислении страховых платежей путем безналичного расчета — со дня, установленного для выдачи заработной платы (заработка), из которой согласно поручению страхователя перечислены страховые платежи.

Таким образом, современный законодатель уже на высшем правотворческом уровне закрепил традиционную для отечественного гражданского права характеристику договора страхования как реального по общему правилу, но допустил существование консенсуальной модели по соглашению сторон.

Момент заключения договора имущественного страхования оказывает существенное влияние на характер распределения прав и обязанностей сторон.

По данному критерию договор страхования также нельзя отнести лишь к одному виду. В частности, если сторонами заключен реальный договор и сумма страховой премии уплачена страхователем в полном объеме в процессе заключения договора, последний следует квалифицировать в качестве односторонне обязывающего.

Если же заключен консенсуальный договор страхования либо реальный, но с уплатой страховой премии в виде повременных страховых взносов, договор является взаимным (двусторонне обязывающим, синаллагматическим).

Именно поэтому спорной в силу своей неполноты представляется позиция авторов (А.К. Шихова, Ю.П. Свит, Т.М. Рассоловой), во всех случаях называющих договор страхования двусторонне обязывающим[24]. Т.М. Рассолова, например, так раскрывает данный признак договора страхования: «...одна сторона — страхователь — обязывается к уплате известного вознаграждения (страховой премии), другая — страховщик — принимает на себя риск, т. е. обязанность нести гражданскую ответственность за те последствия для жизни или имущества данного лица, которые могут произойти от наступления предусмотренного страхованием события»[25]. Данный пример исключает вариант реального договора страхования, в котором страховая премия уплачивается в полном объеме в процессе заключения договора, т. е. общее правило, закрепленное в п. 1 ст. 957 ГК РФ.

Кроме того, назвав договор страхования реальным, Т.М. Рассолова утверждает о полной предопределенности вывода об отнесении договора к односторонне обязывающим или взаимным. Характеризуя исследуемый договор как реальный, она указывает, что он является двусторонним, а таковым, по ее мнению, «может быть лишь консенсуальный договор страхования»[26]. Здесь, на наш взгляд, содержатся как внутреннее противоречие, так и спорность вывода: взаимным будет не только консенсуальный, но и реальный договор страхования, если премия подлежит уплате в виде страховых взносов. Налицо логическая ошибка выводов при заслуживающей внимания аргументации, представленной автором.

Таким образом, единственным основанием возникновения обязательств имущественного страхования может служить договор имущественного страхования. Данный договор является реальным по общему правилу, но может стать консенсуальным по воле сторон. В зависимости от условий внесения страховой премии он может быть как односторонне обязывающим, так и взаимным.

 

Библиография

1 См., например: Комментарий Гражданского кодекса РФ, части второй / Под общ. ред. В.Д. Карповича. — М., 1996. С. 274; Гражданское право России. Часть вторая. Обязательственное право: Курс лекций / Отв. ред. О.Н. Садиков. — М., 1997. С. 503—504; Гражданское право: Учеб. Т. 2 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. — М., 2000. С. 497; Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. первая: Общие положения. — М., 2001. С. 195; Хаскельберг Б.Л., Ровный В.В. Консенсуальные и реальные договоры в гражданском праве. — М., 2004. С. 25—29, 38; Брагинский М.И. Договор страхования. — М., 2000. С. 77; Дедиков С.В. Обязательное страхование автогражданской ответственности: Вопросы и ответы. Вып. 1. — М., 2004; Гражданское право России. Обязательственное право: Курс лекций / Отв. ред. О.Н. Садиков. — М., 2004. С. 613—614; Зенин И.А. Гражданское право: Учеб. для вузов. — М., 2007. С. 447;  Дедиков С.В. Страхование экспортных кредитов от коммерческих и политических рисков // Законы России: опыт, анализ, практика. 2008. № 5; Гражданское право: Учеб. для вузов: В 3 ч. Часть вторая / Под ред. В.П. Камышанского, Н.М. Коршунова, В.И. Иванова. — М., 2009. С. 538; Гражданское право: Учеб. / Под общ. ред. С.С. Алексеева. — М.; Екатеринбург, 2010. С. 324.

2 См.: Судебная практика по спорам, вытекающим из отношений по страхованию // Хозяйство и право. 1996. № 1—2; Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 28.11.2003  № 75; Обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования // Вестн. ВАС РФ. 2004. № 1.

3 Жарасбаев Б. Реальность договора страхования // Юрист (Республика Казахстан). 2004. № 8.

4 Гражданское право. Часть вторая: Учеб. / Отв. ред. В.П. Мозолин. — М., 2004.

5 См.: Белых В.С., Кривошеев И.В. Страховое право. — М., 2002. С. 149; Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части второй / Под ред. Т.Е. Абовой и А.Ю. Кабалкина; Ин-т государства и права РАН.  — М., 2002. С. 716; Гражданское право: Учеб.: В 3 т. Т. 2 / Под ред. А.П. Сергеева. — М., 2009. С. 663.

6 См.: Договоры в предпринимательской деятельности / Отв. ред. Е.А. Павлодский, Т.Л. Левшина. — М., 2008.

7 Там же.

8 См.: Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части второй (постатейный) / Отв. ред. О.Н. Садиков. — М., 1997. С. 538.

9 Там же.

10 Там же.

11 См.: Шихов А.К. Страховое право: Учеб. пособие. — М., 2003. С. 114.

12 Шихов А.К. Указ. соч. С. 114.

13 Там же.

14 Договор купли-продажи во всех без исключения случаях является консенсуальным в силу п. 1 ст. 454 ГК РФ (Примеч. авт.)

15 См.: Шихов А.К. Указ. соч. — М., 2006. С. 109.

16 Страхование: Учеб. / Под ред. Г.В. Черновой. — М.,  2007.

17 См.: Рассолова Т.М. Страховое право: Учеб. пособие для студентов вузов. — М., 2008. С. 142—143.

18 См.: Иоффе О.С. Советское гражданское право. Отдельные виды обязательств: Курс лекций. — Л., 1961. С. 428; Советское гражданское право. Т. 2 / Отв. ред. В.А. Рясенцев. — М., 1976; Лаасик Э.Я. Советское гражданское право. Часть Особенная / Под ред. Тынисмяэ; пер. с эст. В. Литвинова. — Таллинн, 1980. С. 297; Советское гражданское право / Под ред. В.Ф. Маслова, А.А. Пушкина. Т. 2. — К., 1978. С. 282; Советское гражданское право / Под ред. О.С. Иоффе, Ю.К. Толстого. Т. 2. — Л., 1971. С. 266, и др. (приводится по книге: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Договоры о выполнении работ и оказании услуг. — М., 2002. С. 556).

19 См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Договоры о выполнении работ и оказании услуг. С. 557.

20 См.: Комментарий к Гражданскому кодексу РСФСР / Под ред. С.Н. Братуся, О.Н. Садикова. — М., 1982. С. 466.

21 См.: Иоффе О.С. Советское гражданское право. — Л., 1961. С. 428; Комментарий к Гражданскому кодексу РСФСР / Под ред. С.Н. Братуся, О.Н. Садикова. С. 466; Иоффе О.С. Обязательственное право. — М., 1975. С. 735.

22 Утверждены Минфином СССР 24.12.1990  № 140 // Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств СССР. 1991.  № 8.

23 Утверждены Минфином СССР 30.08.1989  № 97 (официально не опубликованы).

24 См.: Шихов А.К. Указ. соч.  — М., 2003. С. 113—114; Гражданское право. Часть вторая: Учеб. / Отв. ред. В.П. Мозолин; Рассолова Т.М.  Указ. соч. С. 163.

25 Рассолова Т.М. Указ. соч. С. 163.

26 Там же. С. 169.