УДК 347.91/.95 

Страницы в журнале: 133-135

 

Э.М. МУРАДЬЯН

 

Статья посвящена новой форме судебных решений  по гражданским делам — пилотному постановлению, введенному в судебную практику Европейским судом по правам человека.

Ключевые слова: гражданский процесс, арбитражный процесс, судебное решение, пилотное постановление, Европейский суд по правам человека.

 

About the pilot resolution as the form of a judgment

 

 Muradyan Е.

 

The article is devoted to a new form of judicial decisions in civil cases — pilot decree, entered in the judicial practice of the European court of human rights.

Keywords: civil and arbitration procedure, the court decision, the pilot of the ruling, the European court of human rights.

 

Пилотное постановление — сравнительно новая и привлекательная форма судебного решения, введенная Европейским судом по правам человека. Пилотным постановлением ЕСПЧ дело разрешается по существу. Форму эту можно назвать загадочной: в очертания ее правоведы всматриваются в надежде увидеть еще что-то кроме того, что очевидно из самого текста публикуемых пилотных постановлений. Но, видимо, слишком рано давать ей окончательную оценку: формирование конструкции пилотных постановлений еще не завершено. Ясно одно: идея мощная и возможности ее подтверждаются судебной практикой.

В качестве иллюстрации действия пилотного постановления ЕСПЧ с учетом правовых последствий его применения можно привести хрестоматийный пример: вынесение пилотного постановления по делу позволит судам не рассматривать 80 тысяч (!) потенциальных судебных дел по тождественному предмету (требованию) и тому же правовому основанию, а 80 тысяч человек сберегут свое время и ресурсы, без которых не обошлось бы при обращении в суд в ординарном процессуальном порядке.

Пределы воздействия пилотного постановления ЕСПЧ  по сравнению с другими судебными актами по субъектному критерию необычны. При отсутствии признаков недобросовестности истца положительное решение по тождественному делу на основе пилотного постановления может быть принято судом по упрощенной процедуре. В этом проявляется законная сила, обязательность акта правосудия, а также единообразие судебной практики. Если заранее известно, что одной и той же ситуацией порождено массовое нарушение прав и на суд в связи с этим может обрушиться бесчисленное множество однородных дел, очевидно, что их обычное процессуальное прохождение будет заведомо иррациональным. Отсюда особая ответственность суда за проведение первого процесса, точность пилотной процедуры, достоверность и корректность определения состава юридически значимых фактов, исследования и оценки доказательств и, наконец, за само пилотное постановление.

Институт пилотных постановлений — один из самых перспективных процессуальных институтов социальной направленности. (Кстати, российскому процессуалисту ближе термин «пилотное решение», но это не повод «ехать в Тулу со своим самоваром»). Дело, ориентированное на пилотную процедуру и соответствующее решение, может быть начато не только лицом в своем интересе. В таком деле вполне возможно и участие субъектов, полномочных представлять и отстаивать интересы группы, коллектива, юридического лица, иной организации. Отдельного рассмотрения заслуживает вопрос о пилотном постановлении в связи с интересом общества и законности.

Пилотное постановление в строгом смысле слова — это судебный акт, которым положительно разрешено требование истца, предъявленное вследствие нарушения права системного характера (нарушения, затрагивающего права множества лиц) или системной аномальной ситуации (в социально-правовом, экономическом или экологическом аспекте). Пилотное постановление направлено на восстановление и защиту права, а также устранение причин и предупреждение негативных материально-правовых последствий такого нарушения.

Непременным признаком пилотного постановления видится его позитивный характер, подтверждение судебным актом правомерности требования заявителя (истца). Но вряд ли каждое дело, рассмотренное по пилотной процедуре, завершится постановлением, удовлетворяющим требование истца. Возможны ситуации, когда истец не доказал в суде своих прав или доказал, но при этом опирался не только на подлинные, но и на ложные (поддельные) доказательства. Наконец, суд может установить, что системное нарушение прав истца действительно имело место, однако правомерных интересов истца оно не коснулось. (Например, истец хотел протестировать судей на способность отличать основательное добросовестное требование от вымышленного.) Ни в одном из этих случаев иск не будет удовлетворен. Правда, там, где правый истец не представил доказательств, процессуальные нормы не препятствуют ему сделать это при переносе судебного заседания.

Полагаем, обязательным для пилотного постановления является следующее требование: пилотное постановление должно представлять собой судебный акт по делу, рассмотренному компетентным судом по пилотной процедуре, подтверждающий исковое требование. Смысл простой: пилотное постановление отрицательным для гражданина или организации, инициирующих процесс, быть не может. Представляется, что только при таком подходе тождественные по юридически существенным признакам дела (клоны) после вступления первого (пилотного) постановления в законную силу можно рассматривать в упрощенном производстве. В противном случае это будет рисковая процедура, а оправдания такому риску нет.

В правилах осуществления правосудия не должно быть места риску. Здесь действует принцип благоприятствования защите прав человека.

Привлекательность модели пилотного постановления — в эффективном применении инструментария судебной защиты прав человека и утверждении социальной справедливости как глобальной ценности. Принимая пилотные постановления, суд берет на себя повышенную ответственность, порой находясь на грани полномочий судебной власти и других властей. Объективно все властные структуры исходят из интереса законности и находятся в отношениях социально-правовой взаимосвязи и функциональной общности профессиональных обязанностей, кроме тех полномочий и обязанностей, осуществление которых относится к исключительному ведению институтов, указанных в Конституции РФ и федеральных законах.

 

Опыт принятия пилотных судебных постановлений в российском гражданском процессе и арбитражном процессе еще предстоит приобрести. Однако появление самой формы пилотных постановлений — несомненная заслуга как ЕСПЧ, так и персонально российских правоведов, так или иначе причастных к судебным процессам в Страсбурге.