А.В. АГУТИН, 

главный научный сотрудник Московской академии экономики и права;  доктор экономических наук, доцент; 

А.Г. СААКЯН,

аспирант кафедры  уголовного процесса и криминалистики Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского; 

Д.Т. РЯЗАНОВ,

аспирант кафедры  уголовного процесса и криминалистики Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского

 

Статья посвящена формулированию и разработке определения понятия «организационно-правовой механизм использования результатов оперативно-розыскной деятельности в досудебном производстве», характеристике правовых и управленческих свойств этого понятия, а также роли системного мышления в разработке и формулировании понятия.

 Ключевые слова:  системное мышление, парадигма, наука, юридическая наука, теория, понятие, механизм, правовой механизм, организационно-правовой механизм,  результаты оперативно-розыскной деятельности,  понятие, система, досудебное производство, уголовно-процессуальная деятельность.

 

To a question on concept organizational-legal mechanism uses of results of operatively-search activity in domestic pre-judicial manufacture

A.V. Agutin, A.G. Saakyan,D.T. Ryazapov.

The article is devoted to developing a definition of «organizational and legal mechanism for using the results of preliminary investigation in pre-production, characterization of the legal and administrative properties of this concept, as well as the role of systems thinking in the development and formulation of concepts.

 Keywords: systems thinking, paradigm, science, legal science, theory, concept, mechanism, legal framework, organizational and legal mechanism, the results of preliminary investigation, the concept, system, pre-trial proceedings, criminal procedure.

 

С  целью формулирования и определения понятия «организационно-правовой механизм использования результатов оперативно-розыскной деятельности в отечественном досудебном производстве» проанализируем содержание терминов, которые  обозначают искомое понятие, затем перейдем к вычленению существенных (ключевых) признаков этого понятия  произведем анализ этих ключевых признаков.

Избранный нами подход к конструированию и формированию понятия организационно-правового механизма использования результатов оперативно-розыскной деятельности в досудебном производстве вполне укладывается в научную парадигму, свойственную сегодняшнему духу науки управления социальными процессами в юридической сфере в целом[1] и уголовно-процессуальной науки в частности[2]. Под научной парадигмой в настоящем исследовании понимается  совокупность «теорий, более или менее единодушно принятых данным сообществом»[3].

Итак, в содержательном плане научная парадигма включает в себя совокупность (систему) теорий (концепций), концептуальных схем, разделяемых и принятых данным научным сообществом.  Совокупность теорий (концепций) и концептуальных схем, принятых и разделяемых научным сообществом,  представляет собой иерархически упорядоченную, взаимосвязанную и взаимообусловленную систему, каждый из уровней которой в своем основании опирается на духовно-культурное наследие  среды своего функционирования, и имеет свои видимые и невидимые цели.

Целью настоящего исследования является конструирование (формулирование) концепции организационно-правового механизма использования результатов оперативно-розыскной деятельности в отечественном досудебном производстве. Что же следует понимать под термином «теория» и под термином «концепция»?

В Толковом  словаре русского языка термин «теория» трактуется следующим образом. Во-первых, под термином «теория» понимается учение, система научных принципов, идей, обобщающих практический опыт и отражающих закономерности природы, общества и мышления. Во-вторых, термином «теория» обозначается совокупность обобщающих положений, образующих науку или раздел какой-нибудь науки, а также совокупность правил в области какого-либо мастерства. В-третьих, сложившееся  у кого-нибудь мнение, суждение, взгляд на что-нибудь[4].

Неоднозначность понимания термина «теория» в русском языке позволяет сделать вывод, что термином «теория» обозначается многоуровневое социальное явление, включающее в себя иерархически упорядоченную, взаимообусловленную и взаимосвязанную систему.

На уровне метасистемы  термином «теория» обозначают учения, систему научных принципов, идей, обобщающих практический опыт и отражающих закономерности природы, общества и мышления. На уровне самой системы под термином «система» понимают совокупность обобщающих положений, образующих науку или раздел какой-нибудь науки, а также совокупность правил в области какого-либо мастерства.  На уровне подсистем в термин «теория» включают сложившееся  у кого-нибудь мнение, суждение, взгляд на что-нибудь. К слову, на этом уровне, по нашему мнению, термин «теория» понимается в качестве обыденного. Вследствие чего он содержит  потенциал для исследования в области лингвистики и филологии.

Энтони Гидденс, обобщив науковедческие представления, касающиеся понятия «теория», полагает,  что в общественных науках теория преимущественно представляет собой совокупность разного рода обобщений, концептуальных схем, общераспространенных объяснительных правил[5].

К числу общественных наук относится  и  юридическая наука. Юридическая наука представляет собой систему знаний об «общих политико-юридических закономерностях возникновения, развития и функционирования государственно-правовых явлений, которые исследуются в целом»[6].

Образуют юридическую науку совокупность юридических теорий, которые в целом предстают перед нами  в качестве научной парадигмы в юридической сфере, которая включает в себя ряд обобщений, концептуальных схем, общераспространенных объяснительных правил, разделяемых и принятых данным научным сообществом[7]. Научную парадигму в юридической сфере нельзя рассматриваться в отрыве от соответствующего пространства и времени. Она в большинстве своем основывается «на тех представлениях, которых в свое время придерживались сформулировавшие их субъекты»[8].

Полагаем, что под научной парадигмой  в юридической сфере следует понимать совокупность представлений, обобщений, концептуальных схем,  общераспространенных объяснительных правил, которых в свое время придерживались сформулировавшие их субъекты и которые разделяло и принимало юридическое сообщество в научной сфере.

Итак, научная парадигма  в контексте  юридической науки представляет собой единство субъективного и объективного духа[9]. Субъективность научной парадигмы проявляется в том, что она является результатом творческой деятельности индивидуального субъекта либо научного сообщества в юридической сфере. Объективность научной парадигмы состоит в восприятии ее содержания юридическим сообществом, в силу чего научная  парадигма  в определенный промежуток времени разделяется научным сообществом в юридической науке.

Субъективная и объективная составляющая научной парадигмы в юридической науке не мистифицирует её природу, а указывает на то,  что у научной парадигмы есть свои творцы. А если имеются последние, то должны быть и те, кто всего лишь разделил (подтвердил) сформулированные (сконструированные) обобщения, концептуальные схемы и объяснительные правила (проводники научной парадигмы). Причем роль последних в становлении научной парадигмы в юридической науке не следует преуменьшать, ибо благодаря проводникам научной парадигмы она функционирует в пространстве и времени.

Изложенное означает, что структурно концепция  организационно-правового механизма использования результатов оперативно-розыскной деятельности в отечественном досудебном производстве является одним из элементов юридической теории, находящейся на стыке науки организации правоохранительной деятельности, науки уголовного процесса и науки оперативно-розыскной деятельности. В качестве метасистемы как для юридической науки, так и концепции  организационно-правового механизма использования результатов оперативно-розыскной деятельности в отечественном досудебном производстве выступает научная парадигма в юридической сфере.

Таким образом, условно юридическая наука может быть представлена в качестве  иерархически упорядоченной, взаимосвязанной и взаимообусловленной системы. На первом уровне (уровне метасистемы) результаты научной деятельности в юридической сфере выступают в качестве ее научной парадигмы. На втором уровне (на уровне системы)  продуктами научной деятельности являются соответствующие юридические теории, например, теория доказывания в российском уголовном судопроизводстве. На третьем уровне (на уровне подсистемы)  юридическая наука проявляется в соответствующих концепциях.

Так, С.Б. Ануфриев, исследовав организационные и процессуальные основания досудебного производства по уголовным делам о преступлениях коррупционной направленности, разработал концепцию досудебного производства по уголовным делам о преступлениях коррупционной направленности[10].

Юридическая наука, будучи одновременно социальным явлением и социальным процессом, имеет  не только многоуровневую структуру. Она еще и двулика. В этом смысле юридическую науку можно представить в роли двуликого Януса[11]: один лик  (взгляд) юридической науки повернут лицом к  субъекту, средствам и объекту  научной деятельности, а другой, — на правоприменительную деятельность. Правоприменительная деятельность в нашем случае проявляется в качестве правоохранительной деятельности, уголовно-процессуальной деятельности и оперативно-розыскной деятельности. Таким образом,  будет являться вполне обоснованным суждение, согласно которому, каждый из уровней юридический науки обладает подобной двуликостью: один лик обращен собственно на структуру юридической науки, а также  на ее потребности (нужды), а второй, — на разрешение проблем практики, включая и практику борьбы с преступностью юридическими средствами.

Двуликость юридической науки  дает  нам право  высказать  следующее суждение: продукты юридической науки (соответствующие знания) имеют определенную двуликость, а, следовательно,  направленность. Одни знания имеют своей целью объяснить, описать и спрогнозировать развитие процессов и явлений, свойственных юридической практике. Другая группа знаний предназначена для собственных нужд и потребностей юридической науки. Естественно, дверь между этими двумя группами знаний держится открытой, однако не исключает специфику каждой из них.

Произведенная классификация знаний юридической науки подводит определенный теоретический фундамент для выдвижения тезиса  о  получении специфических знаний в зависимости от того, какую цель преследует как  исследование в целом, так и сам исследователь. В случае, когда исследователь имеет цель  выработать рекомендации,  направленные на совершенствование юридической практики, полученные знания будут иметь преимущественно практический (эмпирический) характер. Когда исследователь ставит задачу внести свой вклад в теоретического познание для нужд и потребностей юридической науки, он, применив соответствующий научный инструментарий, получит   преимущественно теоретические знания.

Понятие организационно-правового механизма использования результатов оперативно-розыскной деятельности в отечественном досудебном производстве является продуктом юридической науки (в нашем случае концепции). В этом смысле слово «концепция» употребляется для обозначения взаимосвязанной, взаимообусловленной и иерархически упорядоченной теоретической группы юридических знания. Изложенное ни в коем случае не указывает на невозможность употребления слова «концепция» применительно к практической группе знания. Наоборот, такое словоупотребление должно приветствоваться и обозначать  уже не взаимосвязанную, взаимообусловленную и иерархически упорядоченную совокупность знаний  о понятии, либо подобную совокупность самих понятий, а взаимосвязанную, взаимообусловленную, иерархически упорядоченную совокупность знаний о юридической (уголовно-процессуальной)  деятельности, в нашем случае правоохранительной деятельности, уголовно-процессуальной деятельности и оперативно-розыскной деятельности.

Оба вида знания, а следовательно, и соответствующие концепции будут иметь место в настоящем исследовании. Конечно, отмеченное не означает, что обе эти концепции вступят между собой в определенную конкуренцию. Ни в коем случае. Их размежевание во многом обуславливается особенностями объяснения и описания процессов и явлений, свойственных  каждой из них.

В подтверждение сказанного обратимся к установлению научного потенциала концепции как средства исследования  проблемы понятия организационно-правового механизма использования результатов оперативно-розыскной деятельности в отечественном досудебном производстве. Потребность в подобном  исследовании состоит в следующем. Во-первых,  исследование проблемы организационно-правового механизма использования результатов оперативно-розыскной деятельности посредством концепции потенциально предполагает конструирование (формулирование) понятия «организационно-правовой механизм использования результатов оперативно-розыскной деятельности в отечественном досудебном производстве. Во-вторых,  исследование  указанной проблемы посредством концепции полезно и тем, что создаваемое понятие  способно не только описать факты, свойственные данному понятию, но и дать им объяснения. В-третьих, на концепцию возлагается также «обязанность предсказывать как ранее неизвестные факты, так и те, которые могут иметь место в будущем»[12]  в ходе исследования понятия «организационно-правового механизма использования результатов оперативно-розыскной деятельности в отечественном досудебном производстве».  

Определение места организационно-правового механизма использования результатов оперативно-розыскной деятельности  в отечественном досудебном производстве немыслимо без установления значимых признаков этого понятия.

В свою очередь установление специфических свойств (признаков) указанного понятия невозможно в отрыве от взаимосвязанных и взаимообусловленных понятий, в совокупности образующих концепцию  организационно-правового механизма использования результатов оперативно-розыскной деятельности в отечественном досудебном производстве.

 Концепция в целом и концепция организационно-правового механизма использования результатов оперативно-розыскной деятельности соотносятся как целое и часть. Отсюда вполне  правомерным является суждение о том, концепция организационно-правового механизма использования результатов оперативно-розыскной деятельности также представляет собой связанную систему понятий и представлений, посредством которых мышление исследователя способно реконструировать идеальные объекты, входящие в предмет настоящего исследования.

Определение (формулирование) понятия организационно-правового механизма использования результатов оперативно-розыскной деятельности представляет собой творческий процесс. Он состоит в осмыслении и выделении в явлениях и предметах  их существенных признаков.

Само понятие «концепция» выражается словом-понятием, а понятие  «организационно-правовой механизм использования результатов оперативно-розыскной деятельности» — словосочетанием «организационно-правовой механизм использования результатов оперативно-розыскной деятельности в отечественном досудебном производстве»  .

Небезынтересно  и то, что понятия, будучи одной из форм мышления, не сводятся сугубо к логическому мышлению. Любое (каждое) понятие «у нас в мышлении фиксируется, приобретает устойчивость, определенность благодаря тому или другому слову, названию, термину. Когда мы в логике оперируем с понятием, то мы всегда имеем в виду понятие, которое связывается известным словом. Слово является заместителем  понятий. Мы можем оперировать только с теми понятиями, которые получили свое выражение в речи»[13] .  Отсюда видно, что при формулировании того или понятия мы будем оперировать словами. В этом смысле понятия являются атрибутом не только логики, но и психологии. В психологии понятия проявляются в форме представлений и «получаются из сравнения сходных представлений. Представления в свою очередь складываются из отдельных элементов. Составные элементы представления или понятия принято называть понятиями.

Представление является чувственно-наглядным обобщенным образом «предметов и явлений действительности, сохраняемый и воспроизводимый в сознании и без непосредственного воздействия самих предметов и явлений на органы чувств…».   Представление выполняет в системе взаимосвязанных суждений роль связывающего компонента. Представление «постоянно связывает значение и смысл понятий с образом вещей, явлений и в то же время дает возможность сознанию свободно оперировать чувственными образами предметов»[14].

Хотелось бы акцентировать внимание и еще на одной стороне представления. Представление как элемент сознания  связывает значение и смысл не только с образами вещей и явлений, но придает значение и смысл нашим рассуждениям как таковым. Подобное свойство представления дает возможность исследователю свободно оперировать  на уровне чувств образом того или иного понятия (представления).

 Структурно понятие «организационно-правовой механизм использования результатов оперативно-розыскной деятельности в досудебном производстве» состоит из трех понятий: понятия «организационно-правовой механизм», понятия «использования результатов оперативно-розыскной деятельности» и понятия «отечественное досудебное производство».  Каждое из перечисленных понятий, частично в свернутом, а частично развернутом виде, имеет ряд существенных признаков, осмысление которых  способно внести свою толику в конструируемое  (формулируемое) нами понятие «организационно-правового механизма использования результатов оперативно-розыскной деятельности в  отечественном досудебном производстве».  С учетом сказанного приступим к анализу структурных элементов  исследуемого нами понятия.

В правой сфере термин  «механизм» чаще употребляется в исследованиях, связанных с общей теории права. Кстати, там этот термин употребляется чаще, чем в  науках, которые непосредственно исследуют проблемы, связанные с борьбой с преступностью. Вследствие чего в общей теории права термин «механизм»  употребляется в различных смыслах. В одном случае он означает модельно-логическую схему специально-юридического воздействия[15] на социальные отношения.

Термин «механизм»[16] используется и для характеристики юридических конструкций[17]. Следовательно, в общей теории права  в смысл   термина «механизм» включают «особые законодательные конструкции, объективирующие определенный «набор» юридических регуляторов, практическое действие которого способно гарантированно обеспечить реализацию тех или иных нормативно установленных ориентиров»[18]. С позиции науковедения изложенное означает следующее.

Термин  «механизм»  имеет своим предназначением действовать в неопределенно-изменчивой среде функционирования. Последнее обстоятельство говорит в пользу того, что в общей теории права инструментарий, обозначаемый термином «механизм», используется  в тех ситуациях, когда в процессе достижения юридических целей невозможно учесть все факторы. Вследствие чего сам механизм распределяется по тем направлениям (звеньям)  правового регулирования, которые в этом смысле являются наиболее уязвимыми. При этом наиболее выгодным является распределение сопротивлений вдоль структурной границы  правового механизма. В правовой сфере в роли таких структур выступают отрасли права, правовые институты и нормы права.

При таком подходе к термину «механизм» вне поля представителей теории права остается система (комплекс) внеюридических средств, реализующихся не по нормативной заданной схеме и оказывающих воздействие на деятельность субъектов права при достижении конкретной юридической цели. Здесь речь идет о воздействии на поведение субъектов права посредством их правосознания, за счет организационных преобразований и учета факторов, не поддающихся организационному воздействию.

В контексте организационно-правового механизма использования результатов оперативно-розыскной деятельности термином «механизм» должна обозначаться система  всех необходимых и достаточных правовых и неправовых средств, посредством которых достигается значимая для уголовно-процессуальной деятельности цель. Именно в таком смысле используется слово «механизм» в уголовном процессе в сочетании со словом «деятельность» и означает это слово не что иное, как порядок совершения действий[19].

Применительно к нашему исследованию механизм означает способ (порядок) совершения действий  по использованию результатов оперативно-розыскной деятельности в отечественном досудебном производстве.

С позиции управления механизм использования результатов оперативно-розыскной деятельности в отечественном досудебном производстве есть его целенаправленное воздействие на систему уголовно-процессуальной деятельности с целью вызвать те или иные изменения осуществляемых в нем процессов. В этом смысле механизм использования результатов  оперативно-розыскной деятельности в отечественном досудебном  производстве  может быть оп-ределен как упорядочение использования результатов оперативно-розыскной деятельности, то есть приведение  результатов рассматриваемой деятельности в соответствии с объективной закономерностью, свойственной уголовно-процессуальной  деятельности в отечественном досудебном производстве. С позиции  механизма использования ре-зультатов оперативно-розыскной деятельности в уголовно-процессуальной сфере на досудебных стадиях уголовного судопроизводства изложенное означает, что посредством определенного порядка (способа) совершения действий по наделению результатов оперативно-розыскной деятельности признаками, которые  являются свойственными для уголовно-процессуальной деятельности, в качестве таковых на уровне  системы уголовно-процессуальной деятельности выступают доказательства.

Таким образом, с позиции управления механизм использования результатов оперативно-розыскной деятельности в отечественном досудебном производстве означает ни что иное как  наделение их признаками, присущими доказательствам.

 

Библиография

1 В самом общем под наукой в настоящем исследовании понимается особый вид познавательной деятельности, направленной на выработку объективных, системно организованных и обоснованных знаний о мире. См.:  Сачков Ю.В. Научный метод: вопросы и развитие. — М., 2003. — С. 5.

2 Под уголовно-процессуальной наукой в своем исследовании мы понимаем систему знаний о свойствах уголовного судопроизводства, его связях, закономерностях возникновения и развития как социально-правового явления. Уголовно-процессуальная наука проявляется в соответствующих теориях уголовного процесса. См.: Агутин А.В. Мировоззренческие идеи в уголовно-процессуальном доказывании: Автореф. дис… д-ра юрид. наук.  — Н. Новгород, — 2005. — С. 19. .

3 Гудинг Д., Леннокс Дж. Мировоззрение: Для чего мы живем и каково наше место в мире. Пер. с англ. / Под общ. ред. Т.В. Барчуновой. — Ярославль, 2001.  — С. 65.

4 См.: Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка / С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. — М., 1994. — С. 783.

5  Гидденс Э. Устроение общества: Очерк теории структурации. — М., 2003. — С. 13.

6 Комаров С.А. Теория государства и права: Учебно-методическое пособие / С.А. Комаров, А.В. Малько. — М., 2000. — С. 187.

7 См.: Агутин А.В., Агутина Н.В. Теоретические и нравственные основания принципов в современном  отечественном уголовном судопроизводстве. — М., 2009. — 108 с.

8 Гидденс Э. Устроение общества…  — С. 33.

9 Подробнее о месте и роли объективного и субъективного духа в юридической сфере см.: Агутин А.В., Карамышев Д.А. К вопросу о содержании концепции обеспечения допустимости доказательств в досудебном производстве // Актуальные вопросы российского права: сборник научных статей. Вып. 9 / отв. ред. Ю.Е. Винокуров. — М.: Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2009. — С. 84-99.

10 См.: Ануфриев С.Б. Организация досудебного производства по уголовным делам о преступлениях коррупционной направленности: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2008. — С.7.

11 По мнению А.В. Агутина, многие процессы и явления, свойственные юридической науке, следует объяснять ментальными, мировоззренческими и  индивидуальными особенностями воспринимающего субъекта. «Восприятие, — отмечает А.В. Агутин, — это простейший прием логического мышления, выступающий в роли двуликого Януса, повернутый одним лицом к объекту познания  (запечатляет  то, что отражено органами чувств (дано посредством ощущения)), а другим — к субъекту (его мыслительной деятельности)». См.: Агутин А.В.  Мировоззренческие идеи в уголовно-процессуальном доказывании. — М., 2004. — С. 49.

12 Губжоков Р.Х. К вопросу о научном потенциале концепции, как средстве исследования досудебного производства по уголовным делам // Актуальные вопросы российского права: сборник научных статей. Вып. 10. / Отв. ред. Ю.Е. Ви-нокуров. — М.: Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2009. — С. 125-126.

13 Челпанов Г.И. Учебник логики. — М., 1946. — С. 8.

14 Философский словарь / Под ред. И.Т. Фролова. — 7-е изд., перераб. и доп. — М., 2001. — С. 457.

15 См., например: Алексеев С.С. Механизм правового регулирования в социалистическом государстве. — М., 1966; Малько А.В. Механизм правового регулирования // Правоведение. — 1996. — № 3; Шабалин В.А. Системный анализ механизма правового регулирования // Советское государство и право. — 1969. — № 10; Шундиков К.В. Механизм правового регулирования: Учебное пособие. — Саратов, 2001.

16 См., например: Бобылев А.И. Механизм правового воздействия на общественные отношения // Государство и право. — 1999. — № 5. — С. 104-109.

17 См., например: Решетов Ю.С. Механизм реализации советского права: Автореф. дис… д-ра юрид. наук. — М., 1986

18 Малько А.В. Указ. соч. / А.В. Малько, К.В. Шундиков. — С. 86.

19 См.: Курс советского уголовного процесса. Общая часть. — М., 1989. — С. 90.