А.С. ТРИФОНОВ

 

Анализ понятия «правовой режим земель» имеет принципиальное значение для уяснения тех правовых рычагов, с помощью которых земельное законодательство регулирует широкий спектр земельных отношений. В наше время это понятие стало привычным. Однако вопросы, в чем заключается его значение и каково его содержание, остаются недостаточно выясненными.

С одной стороны, вопрос о сущности правового режима земель подвергался исследованию многими специалистами в области земельного права. Однако анализ проводился с позиций изучения отдельных прав на земельные участки, управления в сфере использования и охраны земель и т.д.[1]

С другой стороны, имеется множество научных работ, специально посвященных правовому режиму категорий или видов земель; при этом в подавляющем большинстве их суть именно этого понятия специально не затрагивается[2].

Современные представления о правовом режиме земель формировались постепенно. Впервые вопрос о земельном режиме затронул И.И. Евтихиев, отмечавший, что при общем правовом основании — государственной собственности на землю — существуют разные и не совпадающие по объему земельные режимы для отдельных разрядов земель. Под земельным режимом И.И. Евтихиевым понималась совокупность прав и обязанностей органов земельного управления в отношении данного разряда земель, т.е. правила и принципы выполнения органами земельного управления своих основных функций: административной, юрисдикционной и нормативной[3]. Таким образом, земельный режим (т. е. правовой режим земель) сводился к полномочиям органов управления землями.

Аналогичного мнения придерживался А.В. Венедиктов. Рассматривая вопрос о различиях правового режима отдельных видов государственного имущества (земли, основных и оборотных средств), он писал, что все различия в характере и назначении этих объектов отражаются лишь на объеме прав и обязанностей отдельных госорганов, ими ведающих, т.е. на правовом режиме соответствующих видов государственных имуществ[4].

В первом в нашей стране учебнике земельного права этот термин использовался весьма непоследовательно[5]. Он применялся лишь при характеристике земель специального назначения, городских земель и земель государственного лесного фонда. Характеристика земель сельскохозяйственного назначения была дана только с позиций права землепользования. Послевоенные учебники земельного права 1949 и 1958 годов имели тот же недостаток.

Первое определение правового режима государственного земельного фонда было предложено в 1966 году Н.И. Красновым[6]. Позднее он писал, что под правовым режимом государственного земельного фонда следует понимать установленный нормами советского права порядок должного поведения по отношению к земле как объекту права исключительной собственности государства, права землепользования и правовой охраны, направленный на обеспечение ее рационального использования как всеобщего условия труда и основного (главного) средства производства[7].

В своем монографическом исследовании Н.И. Краснов указывает, что под правовым режимом государственного земельного фонда следует понимать установленный нормами советского земельного права порядок возможного или должного поведения по отношению к земле как объекту права исключительной собственности государства, порядок государственного управления земельным фондом, права землепользования и правовой охраны, нацеленный на обеспечение ее рационального использования в качестве всеобщего условия труда и основного (главного) средства производства в сельском хозяйстве[8]. С тех пор данный термин использовался в юридической литературе именно в такой трактовке.

В 1976 году В.Г. Ерофеев, рассматривая правовой режим земель городов, отмечал, что с юридической точки зрения этот режим представляет собой совокупность требований, выраженных в правовых нормах, устанавливающих целевое назначение земель городов и их отдельных видов, порядок управления и пользования ими в условиях научно-технического прогресса.

Правовой режим земель городов определяет деятельность городских советов депутатов трудящихся в области регулирования земельных отношений, права и обязанности всех землепользователей в городах, а также других участников земельных отношений, возникающих по поводу эксплуатации земель городов как в целом, так и отдельных их видов для наиболее рационального использования и повышения эффективности средств, направляемых на градостроительство[9].

Г.А. Аксененок полагал, что определить правовой режим любой категории земель — это значит дать понятие этих земель как объекта данного земельного отношения, определить круг землепользователей, установить их права и обязанности, выявить порядок государственного управления этими землями и указать на те формы и меры ответственности, которые определены законом для землепользователей[10].

В учебнике по советскому земельному праву 1981 года говорилось, что основу правового режима государственного земельного фонда составляют институты права исключительно государственной собственности, государственного управления, права землепользования и правовой охраны земли[11].

По мнению И.А. Иконицкой, правовой режим земель — это установленное нормами права возможное и должное поведение по отношению к земле как к объекту права собственности и иных прав на земельные участки, объекту государственного управления земельными ресурсами и объекту правовой охраны земли как природного ресурса, выполняющего определенные Конституцией РФ важнейшие социально-экономические функции — основы жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории[12].

Высказаны и иные точки зрения. Так, по мнению С.А. Боголюбова, правовой режим земель — это совокупность всех позитивно установленных правовых предписаний, содержащихся в императивных и диспозитивных нормах, объединяющих все права, обязанности, дозволения и запреты безотносительно к личности субъектов, которым они принадлежат или адресованы[13].

На сегодняшний день широко распространенным является представление о правовом режиме земель как о совокупности правовых норм, определяющих сущность и состав элементов этого понятия:

· права собственности на землю и права на землю лиц, не являющихся собственниками земельных участков;

· управление в сфере использования и охраны земель;

· правовая охрана земель[14].

Нередко в состав данного понятия включаются также и меры ответственности за нарушение земельного законодательства.

Думается, что в рассмотрении содержания понятия «правовой режим земель» следует отталкиваться от хорошо разработанного в юридической науке понятия «правовой режим». В самом широком понимании правовой режим — это совокупность всех позитивно-правовых предписаний, содержащихся в императивных и диспозитивных нормах, и основанных на них (или не противоречащих им) субъективно-правовых притязаний, существующих и действительных с точки зрения права и в соответствующих случаях определяющих права, обязанности, дозволения, запреты и предписания абсолютно всех лиц по поводу того предмета (явления), в отношении которого они установлены[15].

Правовой режим — это правовая характеристика явления объективной действительности. Таким образом, он объединяет всю совокупность прав, обязанностей, дозволений и запретов без учета личности субъектов, которым они принадлежат или адресованы.

Относительно каждого явления объективной действительности можно утверждать о наличии некоего отраслевого правового режима, который преимущественно и определяет правовое значение данного явления в типичной для него правовой сфере. Внутри отраслевого режима можно вычленить институционный правовой режим, в некоторых случаях — индивидуальный правовой режим данного явления. В нормативистском преломлении соотношение более широких правовых режимов с более узкими выражается как соотношение общих и специальных правовых норм.

Действующее законодательство содержит нормы, регулирующие общие, базовые элементы правового режима земли как объекта земельно-имущественных отношений, и нормы, закрепляющие особенности правового режима земель в связи с их принадлежностью к той или иной категории земель, использованием и зонированием территорий. Учитывая это, О.И. Крассов указывает на то, что понятие правового режима следует применять в отношении как всех земель (общий правовой режим земли как объекта гражданских прав), так и отдельных категорий или видов земель (например, правовой режим земель промышленности и т. д.)[16]. В данном контексте понятие «правовой режим земель» характеризуется как определенный режим законности и правопорядка, точнее говоря, как земельный правопорядок.

Анализируя нормы действующего законодательства, необходимо отметить, что правовой режим земель определяется исходя из их принадлежности к той или иной категории и разрешенного использования в соответствии с зонированием территорий и требованиями законодательства (подп. 8 п. 1 ст. 1 Земельного кодекса РФ).

Почти аналогичная норма содержится в п. 2 ст. 7 ЗК РФ, согласно которой правовой режим земель определяется исходя из их принадлежности к той или иной категории и разрешенного использования в соответствии с зонированием территорий (общие принципы и порядок проведения зонирования устанавливаются федеральными законами и требованиями специальных федеральных законов). Эти правовые нормы детализируют понятие «правовой режим земель», закрепляя правовые средства, определяющие его содержание.

Таким образом, в основе разграничения земель на категории лежит целевое назначение земель. Определение целей, для которых могут использоваться земли, является той базой, на которой строятся главные положения правового режима соответствующей категории земель. Средством уточнения и детализации правового режима конкретной категории земель служит зонирование территорий, предусмотренное ЗК РФ и Градостроительным кодексом РФ (от 29.12.2004; далее — ГСК РФ).

Являясь специфическим правовым инструментом определения правового режима земель, зонирование играет не последнюю роль в установлении режима земель промышленности (п. 2 ст. 87 ЗК РФ). Территориальное зонирование также играет важную роль при предоставлении земельных участков (п. 3 ст. 34 ЗК РФ).

Разрешенное использование земельного участка — это также элемент понятия «правовой режим земель». Однако речь здесь идет только о тех категориях земель, в отношении которых осуществляется территориальное зонирование. Такой вывод логически следует из анализа земельного законодательства и смежных с ним отраслей.

Понятие разрешенного использования земельных участков является следствием совершенствования конструкции «целевое назначение земельного участка». Использование земельных участков по целевому назначению всегда являлось и является одним из основных принципов земельного законодательства. Однако до недавнего времени данный термин употреблялся в законодательстве применительно к «основному» целевому назначению, определяемому сразу для целой категории земель.

В связи с масштабным вовлечением земельных участков промышленности в гражданский оборот возникла потребность в углубленном подходе к определению целевого назначения, а следовательно, в дополнении норм об основном целевом назначении категорий земель нормами о целевом назначении конкретных земельных участков с учетом их месторасположения и установленных ограничений (обременений), что и было осуществлено в ЗК РФ. Так на свет появилась правовая конструкция «разрешенное использование земельных участков»[17]. Впервые она была упомянута в Акте установления нормативной цены земельного участка (приложение 4 к Письму Комитета РФ по земельным ресурсам и землеустройству от 28.12.1994 № 1-16/2096 «О порядке определения нормативной цены земли»; текст документа официально опубликован не был), однако содержание данного термина не раскрывалось.

Впоследствии эта конструкция была востребована как федеральными законами, так и законами субъектов Федерации, причем в ряде региональных программ по земельной реформе формирование законодательного установления принципа разрешенного использования земель в городах и поселениях, а также процедур правового зонирования территорий поселений провозглашалось одним из элементов государственной политики по развитию оборота земли и другой недвижимости.

Попытки раскрыть содержание терминологической конструкции «разрешенное использование земельных участков» предпринимались и в юридической литературе середины 1990-х годов. Так, некоторые правоведы предлагали понимать под ней и целевое назначение земельного участка, и требования к использованию земельного участка, вытекающие из территориального планирования и зонирования, а также из установленных для данного участка ограничений и обременений[18].

На сегодняшний день содержание рассматриваемого понятия ни в земельном законодательстве, ни в юридической науке не раскрыто. Определение его дано в ст. 37 ГСК РФ и лишь применительно к градостроительству.

О.И. Крассов указывает, что попытка раскрыть содержание данного понятия, основываясь на анализе положений действующего законодательства, приводит к выводу, что суть разрешенного использования составляют права лица по использованию земельного участка, т.е. разрешенное использование — это конкретное разрешенное целевое использование земельного участка[19].

Согласно подпунктам 2 и 3 п. 1 ст. 40 ЗК РФ разрешенное использование — это правовая основа для возведения лицом, использующим земельный участок, жилых, производственных и т. п. зданий и сооружений, проведения оросительных, осушительных и т. п. работ. В то же время собственник участка обязан использовать землю в соответствии как с целевым назначением, так и с разрешенным использованием (ст. 42 ЗК РФ).

Согласно п. 2 ст. 14 Федерального закона от 02.01.2000 № 28-ФЗ «О государственном земельном кадастре» (в ред. от 22.08.2004) в Едином государственном реестре земель должны содержаться, в частности, следующие основные сведения о земельных участках: кадастровые номера; местоположение (адрес); площадь; категория земель и разрешенное использование земельных участков.

Разрешенное использование представляет собой результат отнесения участка к соответствующей категории земель и территориального зонирования в отношении участка земли.

Итак, учитывая все вышесказанное, можно сделать вывод: под правовым режимом земель понимается совокупность всех действующих правовых предписаний, определяющих разрешенное использование, правила и условия включения в гражданский оборот земельных участков, их охраны, учета и мониторинга, в соответствии с принадлежностью земельных участков к той или иной категории земель и территориальным зонированием.

О.И. Крассов в своих работах указывал на несколько существенных моментов при определении понятия правового режима земель[20].

1. Установленное в ЗК РФ представление о правовом режиме земель не имеет общего характера, оно неприменимо ко всем без исключения категориям земель, по крайней мере на данном этапе развития законодательства. И.О. Крассов объясняет это тем, что разрешенное использование, определяемое путем территориального зонирования, устанавливается главным образом в отношении земель поселений, следовательно, его нельзя рассматривать в качестве общего принципа земельного законодательства.

Думается, что с данным выводом нельзя согласиться. Во-первых, ЗК РФ и ГСК РФ не являются единственными нормативными правовыми документами, закрепляющими общие принципы и порядок проведения зонирования территорий. Это следует из смысла п. 2 ст. 7 ЗК РФ, где установлено, что общие принципы и порядок проведения зонирования территорий устанавливаются федеральными законами и требованиями специальных федеральных законов. Таким образом, возможно принятие специального закона, закрепляющего особенности зонирования земель, входящих в иные (кроме земель поселений) категории земель.

Во-вторых, ст. 86 ЗК РФ предусматривает зонирование пригородных зон, находящихся за пределами земель поселений и относящихся к землям иных категорий. В то же время статус пригородной зоны вносит существенные коррективы в правовой режим земельного участка.

2. Указанное в законодательстве представление о правовом режиме земель не охватывает всех правовых способов, с помощью которых обеспечивается установление соответствующего правового режима земель. В ЗК РФ говорится только о делении земель на категории, зонировании территории и разрешенном использовании. Между тем имеются иные важные и реально применяемые правовые инструменты: публичный сервитут (ст. 23 ЗК РФ), лесной, водный сервитуты и установление ограничений прав на землю (ст. 56 ЗК РФ). Например, неотъемлемым элементом правового режима земель промышленности являются ограничения прав лиц, использующих земельные участки, путем установления зон с особыми условиями использования земель, санитарных зон, охранных зон и т. п. Задача установления таких зон — ограничить права лиц, использующих земельные участки, обычно в публичных интересах.

Думается, данный вывод О.И. Крассова также нельзя признать обоснованным, так как и его собственное вышеизложенное понимание сущности разрешенного использования земельного участка, и положения действующего законодательства, в частности ст. 1 ГСК РФ, п. 2 ст. 7, ст. 56 ЗК РФ, позволяют говорить о том, что ограничения прав лиц, использующих земельные участки, входят в содержание понятия «разрешенное использование земельного участка».

Однако, учитывая цели данной статьи, в качестве рабочего понятия правового режима земель в настоящем исследовании целесообразно использовать вышеприведенное определение правового режима земель.

В.И. Сенчищев считает методологически целесообразным выделить в рамках правового режима некую его часть, которая остается неизменной вне зависимости от усмотрения сторон правоотношения и включает таким образом императивные нормы относительно исследуемого явления — правовой статус[21].

Вместе с тем, хотя правовой статус с точки зрения объема правового регулирования включается в правовой режим явления объективной действительности, он является определяющим элементом всего правового режима. И с этой позиции необходимо отметить достаточно сложную структуру взаимосвязи понятий «правовой режим» и «правовой статус». Поскольку правовой статус является определяющим звеном правового режима, то правовой режим в одном из проявлений представляет собой некую потенциальную правовую возможность (для субъектов, разумеется) внутри границ, очерченных правовым статусом явления.

Правовой статус характеризуется таким уровнем правового регулирования, который присущ явлению объективной действительности и может быть исследован вне зависимости от того, в рамках какого правоотношения (в пределах данной отрасли права, конечно) это явление находится[22].

Диспозитивные нормы, действие которых не отменено или не изменено сторонами, по мнению В.И. Сенчищева, следует отнести к числу норм, определяющих правовой режим явления, но, как представляется, в определение правового статуса они включены быть не могут — в силу того, что их действие зависит от усмотрения сторон, а значит, может быть выяснено только в рамках возникшего правоотношения.

Объектом правового воздействия и одновременно его результатом, а следовательно, и «объектом правоотношения», в котором субъекты правоотношения имеют реальный интерес (ради чего они, собственно, и вступают в правоотношение), является правовой режим земельного участка и как его элемент — правовой статус земельного участка.

Таким образом, рассматривая правовой режим земель промышленности в отрыве от конкретных субъективных притязаний на определенный земельный участок, мы, по сути, используем самостоятельную правовую категорию правового статуса земельного участка, включающую в себя только те элементы правового режима земельного участка, входящего в категорию земель промышленности, которые не зависят от конкретного правоотношения и волеизъявления сторон правоотношения.

Одним из важных качеств правового режима является возможность его изменения. С точки зрения субъектов гражданских правоотношений, интерес представляет изменение индивидуального правового режима того явления объективной действительности, которое является его носителем. Очевидно, что если правовой статус этого явления не допускает изменения правового режима в желаемом для сторон направлении (а сам правовой статус, как уже отмечалось, не может быть подвергнут изменению по усмотрению сторон), то правоотношение, направленное на изменение правового статуса, недействительно.

Но если императивные нормы, определяющие правовой статус явления, допускают возможность изменения правового режима этого явления, т.е. допускают возможность установления, изменения и прекращения субъективных прав и обязанностей в отношении этого явления, то правоотношение, направленное на установление, изменение или прекращение правового режима названного явления, допустимо. Следовательно, для субъектов правоотношения непосредственный интерес представляет изменение правового режима именно в части установления, изменения или прекращения их субъективных прав и обязанностей.

Наиболее общие границы гражданского правового режима определяются нормами позитивного права, очерчивающими возможный правовой режим объекта. Одна из основных характеристик в этом плане — оборотоспособность объектов. Наряду с этим правовой статус явления включает и существующие субъективные права и обязанности в отношении этого явления, притязания, ограничения и иные подобные моменты, имеющие юридическое значение.

Земли промышленности образуют подкатегорию, входящую в категорию земель промышленности и иного специального назначения, и правовой режим первых опирается на единые для данной категории принципы.

Правовой режим земель промышленности опирается также на единые принципы гражданско-правового регулирования земельно-имущественных отношений: категории земель общегосударственного значения, в которую они входят, и специальных задач использования таких земель[23]. (Причем Ю.Г. Жариков использует понятие «множественность целей», а Р.Д. Боголепов — «множественность видов земель», при этом и то и другое считается особенностями правового режима рассматриваемой категории земель[24].)

Принцип общегосударственного значения означает, что земли используются преимущественно для обеспечения деятельности в сферах, отнесенных к исключительному ведению Российской Федерации, в силу чего для них установлен соответствующий правовой режим. Принцип специальных задач подразумевает, что в рамках одной категории земельные участки могут использоваться для решения различных, зачастую не связанных непосредственно задач. Но все это — специальные задачи, решение которых направлено на обеспечение устойчивого развития основных хозяйственных комплексов страны (промышленного, энергетического, космического, оборонного и др.).

Итак, основными элементами правового режима земель промышленности являются:

· целевое назначение и разрешенное использование;

· оборотоспособность;

· права и обязанности собственников, землепользователей и арендаторов земельных участков, связанные с пользованием, владением и распоряжением земельными участками;

· охрана, учет и мониторинг.

В рамках рассмотрения правового режима земель промышленности достаточно указать на то, что они используются или предназначены для обеспечения деятельности организаций и (или) эксплуатации объектов промышленности, т.е. предназначены для размещения промышленных, коммунальных и складских объектов, обеспечивающих функционирование объектов инженерной и транспортной инфраструктур, а также для установления санитарно-защитных зон таких объектов.

Согласно п. 2 ст. 88 ЗК РФ в состав земель промышленности могут включаться охранные, санитарно-защитные и иные зоны с особыми условиями использования земель. Делается это для обеспечения безопасности населения и создания необходимых условий для эксплуатации объектов промышленности, энергетики, особо радиационно-опасных и ядерно-опасных объектов, пунктов хранения ядерных материалов и радиоактивных веществ, транспортных и иных объектов.

Из санитарно-защитных зон наиболее распространенными являются санитарно-защитные зоны предприятий. Они представляют собой территории (площади), отделяющие предприятия, их отдельные здания и сооружения с технологическими процессами, являющимися источниками воздействия на среду обитания и здоровье человека, от жилой застройки. Санитарно-защитные зоны — обязательный элемент любого объекта, который может быть источником химического, биологического или физического воздействия на среду обитания и здоровье человека.

Использование площадей санитарно-защитных зон осуществляется с учетом ограничений, установленных действующим законодательством, санитарными нормами и правилами. Различают также санитарно-защитные зоны высоковольтных линий, санитарно-защитные зоны вокруг источника ионизирующего излучения и др. К иным зонам с особыми условиями использования земель можно отнести, например, зоны наблюдения, зоны воздействия закрытого административно-территориального образования.

В соответствии с п. 3 ст. 87 ЗК РФ земельные участки, включенные в состав таких зон, у собственников земельных участков, землепользователей, землевладельцев и арендаторов не изымаются, но в их границах может быть введен особый режим использования, ограничивающий или запрещающий те виды деятельности, которые несовместимы с целями установления зон.

Пункт 5 ст. 87 ЗК РФ устанавливает разграничение полномочий федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Федерации и органов местного самоуправления по определению порядка использования отдельных видов земель промышленности, а также по установлению зон с особыми условиями использования земель данной категории. Критериями разграничения выступают формы (государственная и муниципальная) и виды (федеральная государственная и государственная субъектов Федерации) собственности на землю.

Другим немаловажным элементом правового режима земель промышленности является их оборотоспособность. В Гражданском кодексе РФ введено понятие оборотоспособности объектов гражданских прав, которые могут свободно отчуждаться или переходить от одного лица к другому в порядке универсального правопреемства (наследования, реорганизации юридического лица) либо иным способом, если они не изъяты из оборота или не ограничены в обороте (п. 1 ст. 129). Земля и другие природные ресурсы могут отчуждаться или переходить от одного лица к другому иными способами в той мере, в какой их оборот допускается законами о земле и других природных ресурсах (п. 3 ст. 129).

Таким образом, оборотоспособность объектов гражданских прав — это возможность их перемещения от одного лица к другому в установленных законами рамках, т.е., по сути, это способность изменения их правового режима в части изменения прав и обязанностей субъектов конкретных правоотношений.

Признание земли объектом гражданских прав, права частной собственности и, следовательно, недвижимым имуществом ставит вопрос, каким образом и в каких формах может осуществляться переход прав на земельные участки от одного лица к другому.

С частной собственностью связаны следующие основные права: право владения, пользования и распоряжения. Поэтому важнейшей правовой формой оборота земель являются действия участников земельных отношений (граждан, юридических лиц, муниципальных образований и др.), направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей в отношении того или иного земельного участка[23]. Согласно российскому земельному законодательству земельный участок можно продать, подарить, отдать в залог, сдать в аренду и распорядиться им иным образом, если соответствующие земли на основании закона не исключены из оборота или не ограничены в обороте.

Виды объектов, нахождение которых в обороте не допускается или допускается по специальному разрешению, должны быть прямо указаны в законе (ст. 129 ГК РФ). Ограничения оборотоспособности земельных участков установлены в ст. 27 ЗК РФ.

Неотъемлемым элементом правового режима земель промышленности являются положения действующего законодательства, касающиеся их охраны и рекультивации уже нарушенных земель. Предприятиям добывающей и перерабатывающей промышленности предоставляются земельные участки для размещения на них производственных и административных зданий и строений, атомных электростанций, тепло- и гидроэлектростанций, линий электропередач, подъездных путей, инженерных коммуникаций, перевалочных складов, баз и других объектов. По статистике, площадь земель под этими объектами составляет 2,7 млн га. В структуре земель наибольшую площадь занимают застроенные территории, пути сообщения и нарушенные земли, на долю которых приходится 76% общей площади по всем учетным категориям[24].

В структуре нарушенных земель преобладают земли, нарушенные при добыче полезных ископаемых открытым способом, занятые отвалами вскрышных и вмещающих пород, золо- и шлакоотвалами, подъездными дорогами и промплощадками.

Для обеспечения рекультивации земель, снятия, сохранения и рационального использования плодородного слоя почвы, а также усиления контроля за своевременным восстановлением нарушенных земель и вовлечения их в хозяйственный оборот Правительство РФ приняло Постановление от 23.02.1994 № 140 «О рекультивации земель, снятии, сохранении и рациональном использовании плодородного слоя почвы». В нем определено, что рекультивация земель, нарушенных юридическими лицами и гражданами при разработке месторождений полезных ископаемых и добыче торфа, проведении всех видов строительных, геологоразведочных, мелиоративных, проектно-изыскательских и иных работ, связанных с нарушением поверхности почвы, а также при складировании, захоронении промышленных, бытовых и других отходов, загрязнении участков поверхности земли, если по условиям восстановления этих земель требуется снятие плодородного слоя почвы, осуществляется за счет средств юридических лиц и граждан в соответствии с утвержденными проектами рекультивации земель.

Во исполнение п. 2 указанного Постановления Приказом Минприроды России и Роскомзема от 22.12.1995 № 525/67 были утверждены Основные положения о рекультивации земель, снятии, сохранении и рациональном использовании плодородного слоя почвы (далее — Основные положения).

Основные положения определяют общие для Российской Федерации требования при проведении работ, связанных с нарушением почвенного покрова и рекультивацией земель, и являются обязательными для исполнения всеми юридическими, должностными и физическими лицами, в том числе иностранными.

Рекультивация нарушенных земель осуществляется в целях восстановления их для сельскохозяйственных, лесохозяйственных, водохозяйственных, строительных, рекреационных, природоохранных и санитарно-оздоровительных нужд. Рекультивация для сельскохозяйственных, лесохозяйственных и других целей, требующих восстановления плодородия почв, осуществляется последовательно в два этапа: первый — технический, второй — биологический.

Согласно Основным положениям рекультивации подлежат земли, нарушенные при:

· разработке месторождений полезных ископаемых открытым или подземных способом, а также добыче торфа;

· прокладке трубопроводов, проведении строительных, мелиоративных, лесозаготовительных, геологоразведочных, испытательных, эксплуатационных, проектно-изыскательских и иных работ, связанных с нарушением почвенного покрова;

· ликвидации промышленных, военных, гражданских и иных объектов и сооружений;

· складировании и захоронении промышленных, бытовых и других отходов;

·  строительстве, эксплуатации и консервации подземных объектов и коммуникаций (шахтные выработки, хранилища, метрополитен, канализационные сооружения и др.);

·  ликвидации последствий загрязнения земель, если по условиям их восстановления требуется снятие верхнего плодородного слоя почвы;

·  проведении войсковых учений за пределами специально отведенных для этих целей полигонов.

Условия приведения нарушенных земель в состояние, пригодное для последующего использования, а также порядок снятия, хранения и дальнейшего применения плодородного слоя почвы устанавливаются органами, предоставляющими земельные участки в пользование и дающими разрешение на проведение работ, связанных с нарушением почвенного покрова, на основе проектов рекультивации, получивших положительное заключение государственной экологической экспертизы.

Разработка проектов рекультивации осуществляется на основе действующих экологических, санитарно-гигиенических, строительных, водохозяйственных, лесохозяйственных и других нормативов и стандартов с учетом региональных природно-климатических условий и места расположения нарушенного участка.

 

Библиография

1 См., например: Галиева Р. Субъекты и объекты земельных прав // Российская юстиция. 2002. № 10. С. 11; Постатейный научно-практический комментарий Земельного кодекса Российской Федерации / Под. ред. Г.А. Волкова, А.К. Голиченкова, О.М. Козырь. — М., 2003; Галиновская Е. Кто в России решает, как использовать землю // Юристъ. 2003. № 23.

2 См., например: Ерофеев В.Г. Правовой режим земель городов. — М., 1976; Краснов Н.И. Теоретические основы правового режима земель специального назначения: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. — М., 1966; Лисина Н.Л. Правовой режим земель поселений: Учеб. пособие. — М., 2004.

3 См.: Евтихиев И.И. Регулирование земельных отношений в городах. — Горки, 1929. С. 1.

4 См.: Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность. — М., 1948. С. 352.

5 См.: Земельное право: Учеб. — М., 1940. С. 40.

6 См.: Краснов Н.И. Теоретические основы... С. 8.

7 См.: Земельное право: Учеб. — М., 1969. С. 250.

8 См.: Краснов Н.И. Общая теория советского земельного права. — М., 1983. С. 346.

9 См.: Ерофеев В.Г. Указ. раб. С. 41, 42.

10 См.: Аксененок Г.А. Правовой режим земель сельскохозяйственного назначения // Сельское хозяйство и право в СССР и Италии. — М., 1977. С. 55.

11 См.: Советское земельное право: Учеб. / Под ред. Н.И. Краснова. — М., 1981. С. 164.

12 См.: Иконицкая И.А. Земельное право Российской Федерации. — М., 1999. С. 181.

13 См.: Комментарий к Земельному кодексу Российской Федерации / Под ред. С.А. Боголюбова, Е.Л. Мининой. — 2-е изд., перераб. и доп. — М., 2002. С. 104.

14 См.: Крассов О.И. Понятие и содержание правового режима земель // Экологическое право. 2003. № 1. С. 11.

15 См.: Сенчищев В.И. Объект гражданского правоотношения. Общее понятие // Актуальные вопросы гражданского права. — М., 1999. С. 140.

16 См.: Крассов О.И. Указ. ст. С. 11.

17 См.: Анисимов А.П. Зонирование территорий городских и сельских поселений: виды и правовое значение // Право и экономика. 2003. № 6. С. 5.

18 См., например: Башмаков Г.С., Беляева З.С., Иконицкая И.А. Современные проблемы нового земельного законодательства // Государство и право. 1995. № 8. С. 40.

19 См.: Крассов О.И. Указ. ст. С. 11.

20 См.: Крассов О.И. Указ. ст. С. 11.

21 См.: Сенчищев В.И. Указ. соч. С. 144.

22 См. там же. С. 145.

23 См.: Постатейный научно-практический комментарий Земельного кодекса Российской Федерации. С. 16.

24 См.: Сельскохозяйственное, природноресурсовое законодательство и правовая охрана природы: Учебник / Под ред. Р.Д. Боголепова, И.Ф. Панкратова. — М., 1989. С. 93; Постатейный комментарий к Земельному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. Б.Д. Клюкин // Законодательство и экономика. 1992. № 8—9. С. 78.

25 См.: Кресникова Н.И. Правовые аспекты и экономическая сущность оборота земель в рыночной системе // Право и экономика. 2004. № 4. С. 18.

26 См.: Комментарий к Земельному кодексу Российской Федерации. С. 105.