Е.Е. КАПОРИНА,

заместитель руководителя управления ФССП России по Краснодарскому краю —заместитель главного судебного пристава Краснодарского края

В  соответствии с Конституцией РФ защита нарушенных прав и охраняемых законом интересов граждан и организаций в порядке гражданского судопроизводства является важнейшим средством реализации прав и свобод. Охрану этих прав осуществляют не только суды общей юрисдикции, арбитражные и третейские суды, но и органы принудительного исполнения.

Реформа органов принудительного исполнения в Российской Федерации  была начата с принятием в 1997 году федеральных законов «Об исполнительном производстве» и «О судебных приставах». Это был первый и наиболее важный этап формирования органов принудительного исполнения, связанный с постепенным реформированием законодательства и наделением органов принудительного исполнения новыми функциями. С 1 января 1998 г. были созданы подразделения судебных приставов в составе старших судебных приставов и судебных приставов-исполнителей. Впоследствии с увеличением штатной численности службы судебных приставов подразделения стали функционировать в полном составе: старший судебный пристав, судебные приставы-исполнители и судебные приставы по обеспечению установленного порядка деятельности судов.

Вторым этапом формирования правового статуса органов принудительного исполнения стало принятие в 2001 году КоАП РФ и УПК РФ, которые наделили судебных приставов функциями в сфере административной юрисдикции и уголовного преследования.

Третий этап становления службы судебных приставов в системе органов исполнительной власти связан с проведением административной реформы органов государственной власти Российской Федерации. Указом Президента РФ от 09.03.2004 № 314 «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти» была создана Федеральная служба судебных приставов, которой были переданы функции Министерства юстиции Российской Федерации по обеспечению исполнения решений судов и других органов и установленного порядка деятельности судов. Позднее указами Президента РФ были определены структура и вопросы ведения новой службы, однако сам порядок принудительного исполнения не претерпел серьезных изменений1.

Вопрос о выделении службы судебных приставов из состава судов в юридической литературе является дискуссионным. Исторически в России органы принудительного исполнения входили в состав судов. Сами судебные исполнители действовали строго под руководством судьи, вынесшего решение. Еще в Уставе гражданского судопроизводства было закреплено, что «решения Мирового Судьи приводятся в исполнение местными полицейскими чинами, или волостными и сельскими начальствами, или же судебными приставами, состоящими при Мировом Съезде. Все сии лица по исполнению решения подчиняются Мировому Судье. Полицейские чины по производству взысканий действуют наравне с судебными приставами»2.

Комментируя положения Устава, Е.В. Васьковский отмечал, что суд не обязан наблюдать за деятельностью пристава и входит в рассмотрение этой деятельности только по жалобам заинтересованных лиц. Надзор же за приставами возложен на председателей судов, которым судебные приставы обязаны доносить о начале исполнения по каждому решению, о способе исполнения и об отсрочках исполнения3. Отмечая тесную связь суда и исполнительного производства, В.Л. Исаченко определял понятие «исполнение решения суда» в узком смысле слова, т. е. как «судебные действия, по средствам коих фактически осуществляется гражданское право, присужденное одному из тяжущихся»4.

Позднее положение, когда судебный исполнитель был полностью подконтрольным суду, были восприняты законодательством России советского периода5. Многие ученые того времени отмечали многообразие функций суда в исполнительном производстве с положительной стороны. Так, судебные исполнители состояли в штате народного суда, работали под руководством председателя суда и народных судей. Приказ о назначении работника на должность судебного исполнителя председатель суда высылал председателю вышестоящего суда для утверждения. Увольнялись с работы судебные исполнители председателями народных судов4. Помимо распорядительных функций, суды были наделены широкими процессуальными полномочиями в сфере исполнительного производства. Исключительно судом решались вопросы отводов, заявленных сторонами судебному исполнителю. При этом определение об отказе в отводе могло быть обжаловано в вышестоящий суд, тогда как определение, которым удовлетворен отвод, не подлежало обжалованию6. Судом также разрешался вопрос о розыске должника, об ответственности лиц, противодействующих судебному исполнителю, и т. п.7

Интересно в ранее действовавшем законодательстве решался вопрос о территориальности исполнения: исполнительные действия осуществлялись судебным исполнителем в пределах территории суда, в котором он работал. В исключительных случаях по распоряжению народного судьи судебный исполнитель продолжал исполнительные действия и вне пределов территории суда, но в пределах одного города или района8.

Такое тесное взаимодействие суда и судебного исполнителя позволило некоторым авторам рассматривать исполнение судебных решений как деятельность суда, органов исполнения, прокурора, сторон и других участвующих в деле лиц, направленную на изменение существующих между сторонами фактических отношений в соответствии с решением суда, и вытекающие из этой деятельности процессуальные отношения9. Сам судебный исполнитель являлся единоличным судебным органом, обязанным в пределах своего участка производить все взыскания по судебным решениям10.

На этом основании большинством ученых исполнение судебных решений рассматривалось как составная часть гражданского процесса. В то же время многие  из них уже в тот период признавали статусные особенности судебного исполнителя и некоторую обособленность исполнительного производства от судебной деятельности. В частности, Б.М. Изаксон и

М.Р. Левитанус считали, что судебный исполнитель является органом власти. Ни должностные лица, ни отдельные граждане не вправе противодействовать законным действиям судебного исполнителя по исполнению решений10. Несколько позднее Л.Ф. Лесницкая, Л.В. Филатова, М.К. Юков отмечали, что, несмотря на ту огромную роль, которую суд и судья играют в исполнительном производстве, они не могут и не должны подменять органы принудительного исполнения, призванные исполнять решение юрисдикционных органов.

Читать полностью...