УДК 347.9 

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО №7 2011 Страницы в журнале: 157-159

 

А.О. МАНТАШЯН,

студентка Кубанского государственного университета

 

Рассмотрены принципы исполнительного права как отрасли российского права. Проведен сравнительный анализ международных и национальных принципов исполнительного права, приведены мнения правоведов, предложены пути совершенствования законодательства.

Ключевые слова: исполнительное право, принципы исполнительного права, международное закрепление, принцип верховенства права, принцип гласности.

 

Some Aspects of Principles of Executive Law

 

Mantashyan A.

 

The problem of principles of executive law is a subject of this article. We analyzed international and national principles of executive law, examined different views of legal scholars and suggest ways of improving the legislation.

Keywords: executive law, principles of executive law, international consolidation, the principle of the rule of law, the principle of transparency.

 

Одной из главных задач, стоящих перед любым государством, является обеспечение принудительного исполнения судебных решений, выплаты установленных штрафов, пеней, платежных требований. Как неоднократно отмечал Конституционный суд РФ, защита нарушенных прав не может быть признана действенной, если судебный акт своевременно не исполняется. Именно этим обусловливается актуальность данной темы и возрастающее пристальное внимание к теоретическим и практическим вопросам исполнительного производства.

В настоящее время можно говорить о том, что под влиянием различных отраслей права сложилась относительно молодая, но уже сформировавшаяся, самостоятельная комплексная отрасль — гражданское исполнительное право России. Самостоятельность исполнительного производства подчеркивают его принципы, которые имеют как законодательное закрепление, так и практическое значение. В научной литературе проблематика принципов освещена в трудах Д.Х. Валеева, В.В. Яркова, Т.Н. Нешатаевой, Г.Д. Улетовой, К.А. Малюшина и др.

Первая проблема — международный аспект закрепления принципов исполнительного производства. Разделение принципов на международные и национальные имеет особое значение, поскольку содержание и система последних складываются под непосредственным влиянием международно-правовых актов, имеющих обязывающее значение. В настоящее время существует целый блок принципов, закрепленных в международных актах, конвенциях, соглашениях. В первую очередь следует назвать Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод 1950 года (далее — Конвенция). В часто цитируемом п. 1 ст. 6 ее специально не оговаривается право человека на безусловное и своевременное исполнение судебного решения. Тем не менее Европейский суд по правам человека последовательно выводит это право из «права на суд» при рассмотрении конкретных дел. Было бы странным, если бы п. 1 ст. 6 Конвенции детально описывал процессуальные гарантии, предоставленные спорящим сторонам (справедливость судебного разбирательства, публичность и оперативность), не защищая при этом право на выполнение судебных решений. Исполнение судебного решения, вынесенного судом, должно по этим причинам рассматриваться как неотъемлемая часть судебного процесса в смысле ст. 6 Конвенции[1].

Однако из этого не следует вывод о необходимости рассматривать исполнительное производство исключительно как часть гражданского либо арбитражного процесса[2]. Как отмечает В.В. Ярков, право на исполнение решений действительно является частью судебного разбирательства в его широком понимании и входит в целом в механизм судебной защиты, что, однако, не означает понимания исполнительного производства только как стадии судебного процесса. Европейский суд по правам человека требует от признавших его юрисдикцию государств обеспечения исполнения судебных актов, а не подчинения органов принудительного исполнения судам[3].

Международное законодательство указывает на необходимость защиты основных доходов и имущества должника, например основных хозяйственных товаров, основных социальных пособий, денежных средств на лечение и медикаменты, необходимых средств трудовой деятельности. Данный принцип нашел свое закрепление в Федеральном законе от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Закон об исполнительном производстве): в соответствии с п. 4 ст. 4 одним из принципов исполнительного производства является неприкосновенность минимума имущества, необходимого для существования должника-гражданина и членов его семьи. Исчерпывающий перечень имущества должника-гражданина, на которое не может быть обращено взыскание, закреплен в ст. 446 ГПК РФ. Как отметил КС РФ, ст. 446 ГПК РФ предоставляет гражданину-должнику имущественный (исполнительский) иммунитет, с тем чтобы гарантировать ему условия, необходимые для его нормального существования и деятельности[4].

Комитет министров Совета Европы уделяет большое внимание принципу добросовестности в исполнительном производстве, адресованному всем участникам исполнительного производства, а не только должнику. Отмечается обязательное сотрудничество сторон при проведении процедуры принудительного исполнения. Иными словами, должник должен активно стремиться исполнить требования юрисдикционных актов, а не чинить препятствия. Более того, должник должен предоставлять всю информацию о своих доходах, средствах и по другим соответствующим вопросам.

Не менее важен упоминающийся в Рекомендации Комитета министров Совета Европы от 09.09.2003 № 17 «О принудительном исполнении» (далее — Рекомендация № 17) принцип соразмерности, в соответствии с которым процедуры принудительного исполнения должны быть соразмерны исковому требованию, сумме иска и интересам ответчика. В отечественном законодательстве данный принцип нашел свое закрепление в ч. 5 ст. 4 Закона об исполнительном производстве: одним из принципов исполнительного производства выступает соотносимость объема требований взыскателя и мер принудительного исполнения.

Таким образом, можно говорить о том, что в рамках национального законодательства необходимо следовать таким международным принципам, как принцип справедливости; принцип публичности; принцип соблюдения разумных сроков; принцип независимости; принцип беспристрастности судебного пристава-исполнителя, действующего на основании закона.

Вторая проблема — место принципа верховенства права в исполнительном производстве России и его трактование европейским сообществом. В Рекомендации № 17 особое внимание уделяется необходимости усиления принципа верховенства права. Указывается, что процедура принудительного исполнения должна быть детально регламентирована в законодательстве, чтобы быть достоверной и прозрачной, а также, насколько возможно, предсказуемой и эффективной.

Анализируя практику Европейского суда по правам человека, Т.Н. Нешатаева верно указывает на то, что принцип верховенства права является одним из наиболее важных общих европейских принципов права. Главная черта данного принципа — предсказуемость правовых предписаний. Международные суды, в частности Европейский суд по правам человека, под данным принципом понимают не принцип законности, а, скорее, общий естественно-правовой принцип предсказуемости и справедливости нормативных писаных правил[5].

Что касается отечественной доктрины, то в России этот принцип практически не исследован. Данной проблематике посвящено очень мало трудов и монографий, однако принцип верховенства права можно встретить в трудах С.Ф. Афанасьева и Т.Н. Нешатаевой. Дискуссионный аспект значения принципа верховенства права налицо. Европейский суд по правам человека отводит ему главенствующую роль, а российская судебная система предпочитает ему принцип законности.

Третья проблема — место принципа гласности в российском исполнительном производстве. Нами был проведен опрос среди студентов юридического факультета Кубанского государственного университета. На вопрос «Если сведения обо всех должниках будут печататься или помещаться в Интернете в открытом доступе, повлияет ли это на возврат долга?» половина из 200 опрошенных ответили положительно. Замечено, что чем старше респонденты, тем больше внимания они обращают на моральные устои и чувство стыда перед обществом, именно поэтому многие опрошенные посчитали необходимым обеспечить гласность в исполнительном производстве.

Законодательно введенный запрет должникам выезжать за территорию России вызвал неоднозначные ответы и бурные дискуссии. На наш взгляд, необходимо четко определить случаи введения такого запрета, поскольку нельзя налагать его абсолютно на всех должников.

Следует отметить, что сегодня в России исполнительное производство не выполняет в должной мере возложенные на него обязанности. В 2009 году процент взыскания сумм по исполнительным документам не превысил 40%, и дело здесь не только в уровне квалификации приставов[6]. На наш взгляд, основная причина кроется в очевидных концептуальных пробелах Закона об исполнительном производстве. Однако не стоит слишком критично относиться к исполнительному праву, поскольку, как было отмечено выше, это еще довольно молодая отрасль, которая совершенствуется, впитывает новые элементы и ищет пути дальнейшего развития. Все принципы исполнительного права взаимосвязаны и образуют единую систему правовых основ, которая, в свою очередь, определяет демократическое содержание и форму исполнительного производства в Российской Федерации[7].

На данном этапе развития российского исполнительного производства мы считаем необходимым:

— внести изменения в Закон об исполнительном производстве, в соответствии с которыми сведения о должниках будут размещаться в сети Интернет по истечении срока добровольного исполнения, и таким образом признать принцип гласности в исполнительном производстве и обеспечить его применение;

— внести изменения в Закон об исполнительном производстве в отношении запрета на выезд, четко определить случаи, позволяющие применить данную санкцию, и случаи невозможности ее применения. Основанием разграничения может быть сумма задолженности, состояние здоровья, возраст и др.;

— не только провозглашать, но и использовать международный опыт на практике, заимствуя новые принципы, признанные европейским сообществом;

— обеспечивать дальнейшее совершенствование законодательства в области исполнительного производства, наполнить его демократическими элементами.

 

Библиография

1 См.: Малюшин К.А. Международные принципы гражданского исполнительного права Российской Федерации // Арбитражный и гражданский процесс. 2009. № 11. С. 31—36.

2 См.: Зайцев И., Худенко В. Стадии исполнительного производства в гражданском процессе // Российская юстиция. 1994. № 6. С. 39.

3 См.: Ярков В.В. Комментарий к Федеральному закону «Об исполнительном производстве» (постатейный) и к Федеральному закону «О судебных приставах». — М., 1999. С. 11.

4 Постановление КС РФ от 12.07.2007 № 10-П «По делу о проверке конституционности положения абзаца третьего части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан В.В. Безменова и Н.В. Калабуна» // КонсультантПлюс.

5 См.: Нешатаева Т.Н. Суд и общепризнанные принципы и нормы международного права // Вестник ВАС РФ. 2004. № 3.

6 По данным официального сайта Федеральной службы судебных приставов (www.fssprus.ru).

7 См.: Малюшин К.А. Указ. раб. С. 32.