УДК 347.184

Страницы в журнале: 66-71 

 

О.Ю. ЮРЧЕНКО,

соискатель кафедры гражданского права и процесса Белгородского государственного университета,  ассистент кафедры гражданского права и уголовного права Алексеевского филиала Белгородского государственного университета kseniy.ku@mail.ru

 

Рассматриваются юридические факты (действия граждан или события), которые согласно нормам гражданского законодательства Российской Федерации требуют обязательной государственной регистрации в качестве актов гражданского состояния. Обосновывается вывод о необходимости расширения перечня обстоятельств, подлежащих регистрации в органах записи актов гражданского состояния.

Ключевые слова: акты гражданского состояния, Гражданский кодекс Российской Федерации, Семейный кодекс Российской Федерации, Федеральный закон «Об актах гражданского состояния», недееспособное лицо, лицо, ограниченное в дееспособности, смена пола человека.

 

 

 Expansion of the List of Circumstances Registering in the Registry Office

 

Yurchenko O.

 

This article examines the legal facts (actions of individuals or events) that are under civil legislation of the Russian Federation require mandatory state registration as acts of a civil status. The conclusion is the necessity of the expansion of the list of circumstances to be registered in the registry office.

Keywords: act of civil status, Civil Code of the Russian Federation, Family Code of the Russian Federation, Russian Federal Law “About the acts of a civil status”, incapacitated person, limited in capacity person, sex reversal of a person.

 

Федеральный закон от 15 ноября 1997 года № 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния» (далее — Закон № 143-ФЗ) определяет акты гражданского состояния как действия граждан или события, влияющие на возникновение, изменение или прекращение прав и обязанностей, а также характеризующие правовое состояние граждан (ч. 1 ст. 3 Закона № 143-ФЗ). Таким образом, акты гражданского состояния представляют собой юридические факты, влияющие на изменение гражданского состояния лица и требующие обязательной государственной регистрации в органах записи актов гражданского состояния (далее — ЗАГС) в силу их важности как для государства, так и для населения.

К числу актов гражданского состояния согласно ч. 1 ст. 47 Гражданского кодекса РФ  отнесены рождение, заключение брака, расторжение брака, усыновление (удочерение), установление отцовства, перемена имени, смерть гражданина.

Отметим, что круг обстоятельств, подлежащих регистрации, в конкретных странах различен. Например, в Грузии к гражданским актам (так называются акты гражданского состояния) относятся не только привычные для нас перечисленные выше, но и изменение гражданства[1]. В Литве в компетенцию Учреждения регистрации гражданского состояния входит также регистрация изменения национальности[2]. В Мексике чиновники Гражданского реестра, удостоверяющие акты гражданского состояния, регистрируют в том числе и взятие под опеку, освобождение от родительской власти, ограничение дееспособности[3]. В некоторых приведенных случаях круг актов гражданского состояния шире, чем в Российской Федерации.

На наш взгляд, нет необходимости в государственной регистрации, например, фактов изменения гражданства, национальности, установления опеки. Учет названных обстоятельств ведется соответствующими ведомствами. Например, вопросами изменения гражданства занимаются миграционные службы. Понятие изменения национальности в российском законодательстве отсутствует. Текущий учет национальностей в Российской Федерации не ведется, фактически единственным источником информации о национальном составе является перепись населения. В паспорте гражданина РФ национальность не указывается, в записи акта о рождении и в свидетельстве о рождении национальность родителей указывается только по их желанию (одного из них) (статьи 22, 23 Закона № 143-ФЗ). Если гражданин РФ не согласен с записью о национальности, сделанной при регистрации акта гражданского состояния, и считает, что эти сведения указаны неверно, он вправе требовать исправления данной записи в порядке, установленном гл. IX Закона № 143-ФЗ. Также гражданин РФ вправе в судебном порядке требовать аннулирования записи о национальности (ст. 75 Закона № 143-ФЗ). Поэтому для нашего государства проблема изменения записи о национальности не является насущной.

Что касается регистрации случаев взятия под опеку (попечительство), освобождения от родительской власти, то эти вопросы находятся в компетенции суда и органов опеки и попечительства. Более того, органы опеки и попечительства ведут учет лиц, взятых под опеку (попечительство), а также обладают информацией об объявлении несовершеннолетнего полностью дееспособным. Правда, следует признать, что зачастую на практике бывает сложно определить, является ли лицо полностью дееспособным, ограниченно дееспособным или недееспособным. Признание гражданина недееспособным или ограниченно дееспособным изменяет его правовой статус, значительно уменьшает объем существовавших прав, предоставляя при этом дополнительные гарантии соблюдения их прав и законных интересов (например, освобождение от гражданско-правовой ответственности недееспособных (ст. 1076 ГК РФ)), и влияет на их правовое положение как субъектов правоотношений. По словам С.В. Тычинина и С.Н. Котарева, характерные особенности правоспособности и дееспособности недееспособных и ограниченно дееспособных граждан определяют своеобразие их гражданской правосубъектности, которая составляет содержание их специального межотраслевого правового статуса[4].

Согласно гражданскому законодательству от имени недееспособного гражданина сделки совершает его опекун (ч. 2 ст. 29 ГК РФ), ограниченно дееспособный гражданин вправе самостоятельно совершать только мелкие бытовые сделки, иные он может совершать только с согласия попечителя (ч. 1 ст. 30 ГК РФ). Нарушение положений ГК РФ в приведенных случаях может повлечь недействительность сделок. Например, это касается совершения завещания, заключения договоров дарения, мены, пожизненного содержания с иждивением и других сделок. Нотариус не вправе из-за отсутствия документов, подтверждающих полную дееспособность обратившихся лиц, отказывать в удостоверении сделки. Нотариальные действия совершаются в день предъявления всех необходимых документов и уплаты государственной пошлины. Если же у нотариуса имеются основания предполагать, что кто-либо из участников сделки может быть ограничен в дееспособности или признан недееспособным, то у него есть право отложить совершение сделки и истребовать дополнительные сведения от физических лиц, например,  документ, подтверждающий, что в отношении такого гражданина не выносилось судебное решение о признании его недееспособным или ограниченно дееспособным (ч. 2 ст. 41 Основ законодательства РФ о нотариате).

К сожалению, очень часто договоры, касающиеся распоряжения имуществом недееспособного или ограниченно дееспособного лица, заключаются им самим под влиянием тех, кому известно о его особом правовом положении, а при выяснении всех обстоятельств совершения сделки они ссылаются на незнание этого факта. Так, Верховный Суд Кабардино-Балкарской Республики рассмотрел кассационную жалобу С.Н.Н. на решение Нальчикского городского суда по делу о признании договора дарения 1/2 доли квартиры недействительной, признании недействительной регистрационной записи о праве. Судебной коллегией по гражданским делам было установлено, что с иском к С.Н.Н. в Нальчикский городской суд обратился Л.Р.В. и, сославшись на то, что ответчик путем уговоров склонила дядю Л.Р.В., злоупотреблявшего спиртными напитками и ранее ограниченного в дееспособности по решению суда, к заключению договора дарения, требовал признать недействительной сделку, а также регистрационную запись о праве, произведенную Управлением Федеральной регистрационной службы Российской Федерации по Кабардино-Балкарской Республике. Свою позицию истец мотивировал тем, что для заключения договора требовалось согласие органа опеки и попечительства, которое получено не было. Ответчик иск не признала. Суд первой инстанции вынес решение об удовлетворении требований истца, суд кассационной инстанции его отменил и направил дело на новое рассмотрение в связи с тем, что им были усмотрены нарушения процессуальных норм права и неправильное применение норм материального права. В частности, согласно ст. 176 ГК РФ сделка по распоряжению имуществом, совершенная без согласия попечителя гражданином, ограниченным судом в дееспособности, может быть признана судом недействительной по иску попечителя, которым Л.Р.В. не являлся[5].

Другой пример из судебной практики показывает, что даже недееспособного гражданина не всегда бывает легко отличить от дееспособного. Так, Ленинский районный суд г. Иркутска рассмотрел гражданское дело о признании брака между Т.Г.М. и Г.А.Р. недействительным, аннулировании записи о расторжении брака между Т.Г.М. и Г.А.Р., применении последствий недействительности брака между Т.Г.М. и Г.А.Р. В судебном заседании было установлено, что решением Ленинского районного народного суда г. Иркутска, вступившего в законную силу 11 июля 1989 года, Т.Г.М. вследствие психического расстройства была признана недееспособной. В дальнейшем при вступлении в брак с Г.А.Р. и при его расторжении Т.Г.М. скрыла эту информацию. Об этих обстоятельствах семье Г.А.Р. стало известно только после смерти Г.А.Р., когда возник спор по поводу его наследства между родственниками Г.А.Р. и Т.Г.М., которая скончалась раньше своего бывшего мужа. В 1992 году, будучи супругами, Т.Г.М. и Г.А.Р. стали участниками приватизации и заключили соответствующий договор (каждому из супругов принадлежало по 1/2 доли в праве собственности на квартиру). После смерти Т.Г.М. ее доля в праве собственности на квартиру перешла по наследству к бывшему супругу согласно решению суда, которым за Г.А.Р. был установлен факт нахождения на иждивении Т.Г.М. После смерти Г.А.Р. квартира перешла по наследству к его дочери (истице), которая уже успела квартиру продать. Однако в 2011 году Ленинский районный суд отменил по вновь открывшимся обстоятельствам ранее вынесенное решение, которым за Г.А.Р. было признано право собственности на долю бывшей супруги. Тогда в суд обратилась сестра (опекун) Т.Г.М. с требованием прекратить право собственности на 1/2 долю квартиры Х.Ю.А., купившей данное жилое помещение у дочери Г.А.Р. По итогам рассмотрения дела суд вынес решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, поскольку брак после его расторжения не может быть признан недействительным за исключениями, установленными ч. 4 ст. 29 Семейного кодекса РФ, но не имеющими отношения к рассматриваемому делу[6].

Решением обозначенной проблемы может стать введение обязательной регистрации в органах ЗАГС случаев признания граждан недееспособными или ограниченно дееспособными с последующим внесением соответствующих сведений (по аналогии со штампом о постановке на регистрационный учет по месту жительства) в паспорт гражданина РФ, являющийся основным документом, удостоверяющим его личность. Соответственно, ст. 47 ГК РФ должна быть дополнена такими фактами, подлежащими регистрации в органах ЗАГС, как  признание гражданина недееспособным или ограниченно дееспособным.

Бурное развитие современной медицины повлекло появление новых вопросов, в том числе и правовых, например, о смене пола человека. Поскольку полная статистика о количестве проведенных операций в России не публикуется[7], трудно назвать точное количество лиц, столкнувшихся с юридическими проблемами процедуры смены пола. Но, как справедливо отмечает М.Н. Малеина, для юристов (в отличие от специалистов многих других наук), чтобы сделать определенные выводы, не имеет значения количество, даже единичные ситуации требуют решения[8].

Естественно, что на подобный серьезный шаг решаются далеко не все, а только лишь те, кого при наличии достаточных к тому оснований врачи могут назвать больными транссексуализмом. Согласно Международной классификации болезней транссексуализм относится к психическим расстройствам и расстройствам поведения[9]. Уже классическим стал пример из судебной практики Европейского суда по правам человека, который в 1992 году рассмотрел дело по заявлению Б., выступившей против Франции, власти которой отказались выдавать ей документы в связи со сменой пола. Из обстоятельств дела было известно, что заявительница при рождении в 1935 году была зарегистрирована как ребенок мужского пола и получила мужское имя. С самого раннего возраста ребенок вел себя по-женски, так как ощущал себя девочкой, и семья относилась к нему именно так. Курс гормональной терапии привел к феминизации ее внешности. Впоследствии ей сделали операцию по изменению пола. В 1978 году она обратилась в суд с заявлением, что является лицом женского пола и просит внести изменения в ее свидетельство о рождении, чтобы зафиксировать в нем факт изменения пола и ее новое женское имя. Суд вышестоящей инстанции г. Либурна отклонил ее иск в ноябре 1979 года, а ее апелляционная и кассационная жалобы были соответственно отклонены Апелляционным судом г. Бордо в мае 1985 года и Кассационным судом в марте 1987 года. В 1987 году Б. обратилась в Комиссию по правам человека, которая и признала жалобу приемлемой, за исключением жалобы в отношении нарушения ст. 12 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (право вступать в брак и создавать семью). В 1990 году дело было передано Комиссией в Европейский суд по правам человека, который постановил, что имеет место нарушение ст. 8 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (право на уважение частной и семейной жизни), и обязал государство-ответчика возместить заявительнице моральный вред, а также все судебные издержки и расходы. В рамках судебного разбирательства Европейский суд по правам человека констатировал возможность внесения изменений в запись о поле в актах гражданского состояния согласно судебному решению с последующей сменой имени[10]. Данный пример подчеркивает, что Европейский суд по правам человека считает необходимым юридическое признание государствами — участницами Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (Российская Федерация присоединилась к ней 30 марта 1998 года) случаев смены пола человека и принятие возможных мер для защиты интересов таких граждан.

В Российской Федерации действует клиническое руководство «Модели диагностики и лечения психических и поведенческих расстройств» от 6 августа 1999 года № 311, в котором определяются основные симптомы транссексуализма, условия лечения, принципы терапии, комплекс медико-социальных мероприятий[11]. Нас не интересует медицинская сторона данной операции, мы остановимся только лишь на юридических моментах, связанных с регистрацией актов гражданского состояния. Думается, что влияние факта смены пола человека на его гражданское состояние ни у кого не вызовет сомнения. Подобное медицинское вмешательство влечет за собой изменение семейного положения, если лицо состояло в браке.

В зависимости от того, какой пол приобретает гражданин, изменяется и пенсионный возраст. Частью 4 ст. 70 Закона № 143-ФЗ предусмотрена обязанность органа ЗАГС вынести заключение о внесении исправлений или изменений в запись акта гражданского состояния, если заявителем будет предоставлен документ установленной формы об изменении пола, выданный медицинской организацией. Таким образом, в соответствии с заявлением лица и предоставленными им документами осуществляется регистрация перемены имени и внесения изменений в актовую запись о регистрации рождения.

Получается, что с точки зрения буквы закона смена пола приравнивается в юридическом плане к перемене имени, что, на наш взгляд, является совершенно неприемлемым, поскольку смена пола включает в себя и перемену имени. Помимо имени во всех документах, где это необходимо, надо изменить еще и пол, например, в медицинской книжке, водительском удостоверении, идентификационном номере налогоплательщика. Данный вопрос требует серьезного законодательного решения. При перемене имени орган ЗАГС обязан внести изменения в записи актов гражданского состояния, ранее составленные в отношении лица, переменившего имя (ч. 1 ст. 63 Закона № 143-ФЗ). Соответственно, если лицо состоит в браке, в актовую запись о регистрации брака необходимо будет вносить изменения, но сделать это невозможно, поскольку однополые браки в России не допускаются. Также необходимо будет внести изменения в актовые записи о рождении как самого заявителя, так и его детей, в случае их наличия. Правда, совсем не понятно, в каком качестве по отношению к своему ребенку будет выступать сменивший имя.

В литературе предлагаются следующие варианты выхода из сложившейся ситуации. Д.И. Степанов считает необходимым охарактеризовать изменение пола как социальную смерть и объявить такое лицо умершим в судебном порядке в соответствии со ст. 45 ГК РФ[13]. М.Н. Малеина видит решение в прекращении брака путем его расторжения в судебном порядке по причинам невозможности сохранения семьи ввиду психической и физической несовместимости, отсутствии отношений любви, дружбы, уважения и др.[13] Полагаем, что данные предложения являются не вполне удачными, поскольку объявление гражданина умершим повлечет за собой не только прекращение брака, но и родительских, трудовых и иных отношений. Правопреемниками объявленного умершим станут его наследники, а не лицо, сменившее пол. Вряд ли таких последствий (как после биологической смерти) желает сменивший пол. Расторжение брака в судебном порядке по мотивам невозможности сохранения семьи не приведет к таким последствиям, как социальная смерть, но и этот способ решения проблемы имеет отрицательные стороны. Например, обязать супругов обратиться в суд с заявлением о расторжении брака никто не вправе, то есть этот брак, или союз, однополых лиц может так и продолжать существовать.

С нашей точки зрения, смену пола человека следует причислить к фактам, изменяющим гражданское состояние (прекращаются брачные правоотношения, изменяется статус родителя) и требующим государственной регистрации. При этом предлагаем предусмотреть в СК РФ обязанность органа ЗАГС прекратить брак вследствие смены пола одного из супругов. Что касается изменения статуса родителя, то в этом вопросе мы солидарны с мнением тех, кто предлагает называть лиц, сменивших пол, словами «родитель», «родительница», «родивший», «воспитывающий», «биологический отец», «биологическая мать»[14]. И пусть случаев смены пола человека в России не так много, но соблюдение юридических прав и интересов даже такого немногочисленного слоя населения, безусловно, должно быть гарантировано государством.

Таким образом, к фактам, подлежащим обязательной государственной регистрации в органах ЗАГС, следует относить рождение, заключение брака, расторжение брака, усыновление (удочерение), установление отцовства, перемену имени, смерть гражданина, признание гражданина недееспособным или ограниченно дееспособным, смену пола гражданина.

 

Библиография

1 См.: Закон Грузии  от 15.10.1998 № 1644-Iс «О регистрации гражданских актов».

2 См.: Приказ Министра юстиции Литовской Республики от 19.05.2006 № 1R-160 «Об утверждении правил регистрации гражданского состояния».

3 Cм.: Гражданское и семейное право развивающихся стран: сб. нормат. актов. Гражданские кодексы стран Латинской Америки: учеб. пособие / отв. ред. В.В. Безбах. — М., 1988. С. 44.

4 См.: Тычинин С.В., Котарев С.Н. Осуществление и защита гражданских прав недееспособных и ограниченно дееспособных граждан: моногр. — М., 2011. С. 251.

5 См.: Кассационное определение Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 14.07.2010 по делу № 33-791/ 2010. URL: http://www.gcourts.ru/case/256759 (дата обращения: 27.07.2012).

6 См.: Решение Ленинского районного суда города Иркутска от 18.08.2011 по делу № 2-1685/2011. URL: http://www.gcourts.ru/case/1505978 (дата обращения: 27.07.2012).

7 См.: Палькина Т.Н. Проблемы реализации права на изменение пола // Семейное и жилищное право. 2010. № 6. С. 18.

8 См.: Малеина М.Н. Изменение биологического и социального пола: перспективы развития законодательства // Журнал российского права. 2002. № 9. С. 57.

9 Международная классификация болезней. МКБ-10: подготовлена Всемирной организацией здравоохранения 25 сентября — 2 октября 1989 года. URL: http://medici.ru/mkb10/diag2755.html (дата обращения: 14.04.2012).

10 См.: Б. против Франции: решение Европейского суда по правам человека от 25.03.1992 // Европейский суд по правам человека: избранные решения: в 2-х т. —  М., 2000. Т. 1. С. 705—729 (извлечение).

11 Приказ Министерства здравоохранения Российской Федерации от 06.08.1999 № 311 «Об утверждении клинического руководства “Модели диагностики и лечения психических и поведенческих расстройств”» // Приказы Министерства здравоохранения Российской Федерации: сб. 1999 год.  — М., 2000. Ч. 2.

12 См.: Степанов Д.И. Правовые проблемы, связанные с изменением пола человека // Законодательство. 2000. № 11. С. 77.

13 См.: Малеина М.Н. Указ. соч. С. 58.

 

14 См., например: Там же. С. 59; Ожередова С. Поменял пол — меняй и паспорт // ЭЖ-Юрист. № 11. 2008. URLhttp://www.gazeta-yurist.ru/article.php?i=158 (дата обращения: 08.10.2012).