ЕА.В. ПУШКАРЕВ,
аспирант кафедры уголовного процесса Уральской государственной юридической академии (г. Екатеринбург)
 
В  соответствии с Конституцией РФ правосудие осуществляется только судом (ч. 1 ст. 118). Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод и обеспечивается возможность обжаловать в суд решения и действия (или бездействие) органов государственной власти и должностных лиц (ч. 1 и 2 ст. 46).
 
Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда (ч. 1 ст. 49 Конституции РФ). Эта формулировка, практически дословно воспроизведенная в ч. 1 ст. 14 УПК РФ, составляет основу принципа презумпции невиновности — одного из основополагающих в уголовном судопроизводстве.
Уголовное дело подлежит прекращению за отсутствием в деянии состава преступления в случае, когда до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость этого деяния устранены новым уголовным законом (ч. 2 ст. 24 УПК РФ). В сущности, это самостоятельное основание для прекращения уголовного дела, причем относится к числу нереабилитирующих (ч. 4 ст. 133).
Вопрос о соответствии ч. 2 ст. 24 УПК РФ принципу презумпции невиновности следует рассматривать в рамках более крупной научной проблемы — противоречие или непротиворечие презумпции невиновности прекращения уголовных дел по нереабилитирующим основаниям.
Прекращение уголовного дела допускается как в досудебных стадиях производства по уголовному делу по решению прокурора, следователя, дознавателя (ст. 212, 213 УПК РФ), так и в суде при подготовке дела к судебному заседанию или в ходе судебного разбирательства до вынесения по делу обвинительного приговора (ст. 239 и 254). Прекращение уголовного дела по любому из нереабилитирующих оснований возможно только в случае, когда материалами дела полностью подтверждается факт совершения преступления обвиняемым или подсудимым. При прекращении дела по нереабилитирующему основанию дознаватель, следователь, прокурор, судья должны быть полностью быть уверены в виновности лица. Прекращение уголовного дела в этом случае не влечет за собой возникновения права на реабилитацию.
Отождествление понятий «реабилитация» и «признание лица невиновным» либо когда признание лица невиновным рассматривается как основание возникновение права на реабилитацию приводит к мнению, что прекращение уголовного дела по нереабилитирующему основанию и отсутствие права на реабилитацию означает признание обвиняемого (подсудимого) виновным в совершении преступления. Все это позволяет одним ученым-процессуалистам утверждать, что постановлением о прекращении уголовного дела по нереабилитирующему основанию обвиняемый (подсудимый) признается виновным в совершении преступления[1], а другим говорить о противоречии принципу презумпции невиновности института прекращения уголовных дел по нереабилитирующим основаниям[2].
Презумпция невиновности, по мнению М.С. Строговича, означает не субъективное мнение участников процесса, а объективное правовое положение: закон считает обвиняемого невиновным до тех пор, пока те участники процесса, которые считают обвиняемого виновным, не докажут, что он действительно виновен. Обвиняемый предполагается невиновным не в том смысле, что участники процесса высказывают мнение, что он невиновен (их мнение может быть прямо противоположным), а в том, что независимо от их мнения обвиняемый считается, признается невиновным, и только полная доказанность его виновности может опровергнуть это предположение[3].
Для опровержения презумпции невиновности необходимо, чтобы виновность лица в совершении преступления была не только доказана в предусмотренном уголовно-процессуальным законом порядке, но и установлена вступившим в законную силу приговором суда (ч. 1 ст. 49 Конституции РФ, ч. 1 ст. 14 УПК РФ). Только приговором суда человек может быть признан виновным в совершении преступления. Приговор — это решение о виновности или невиновности подсудимого и назначении ему наказания либо об освобождении от наказания, вынесенное судом первой или апелляционной инстанции (п. 28 ст. 5 УПК РФ).
Единственный процессуальный акт, которым дело разрешается по существу (установление виновности лица в инкриминируемом ему преступлении), — приговор суда. Любым иным решением нельзя признать лицо виновным в совершении преступления. По справедливому замечанию М.С. Строговича, «постановление о прекращении уголовного дела никогда не было и не является актом признания обвиняемого виновным в совершении преступления, по каким бы основаниям это постановление ни принималось и от кого бы оно ни исходило»[4].
Отождествлять понятия «реабилитация» и «признание лица невиновным» либо рассматривать признание лица невиновным как основание возникновения права на реабилитацию и делать вывод, что отказ в праве на реабилитацию означает признание лица виновным, неверно. По мнению В.С. Раменской, реабилитация отличается от простого вынесения оправдательного решения, хотя эти понятия тесно взаимосвязаны. Реабилитация в отличие от оправдания осуществляется уже с момента провозглашения оправдательного приговора, даже до вступления его в законную силу. Оправдание и реабилитация имеют в уголовном процессе разное значение. В результате оправдания предъявленное обвинение признается необоснованным, лицо — невиновным. Признание лица невиновным представляет собой формальную реабилитацию, один из моментов фактической реабилитации. Оправданием не устраняются все неблагоприятные последствия, причиненные подсудимому. «Реабилитация — это признание государством в лице дознавателя, следователя, прокурора или суда незаконности уголовного преследования путем издания постановления, определения или приговора и обеспечение возможности реабилитированному восстановить нарушенные права, свободы и возместить весь причиненный ему вред»[5].
Прекращение уголовного дела по любому из нереабилитирующих оснований, в том числе в связи с принятием нового уголовного закона, устраняющего преступность и наказуемость деяния, не противоречит принципу презумпции невиновности. Постановлением о прекращении уголовного дела не может быть установлена виновность лица в совершении преступления.
Важным для ответа на вопрос о соответствии Конституции РФ прекращения уголовного дела в связи с принятием нового уголовного закона, устраняющего преступность и наказуемость деяния, является определение Конституционного Суда РФ от 05.11.2004 № 345-О по жалобе В.Т. Филиппова на нарушение его конституционных прав ч. 2 ст. 24, ч. 4 ст. 133, ст. 239 и п. 1 ст. 254 УПК РФ.
Постановлением городского суда уголовное дело в отношении В.Т. Филиппова, обвинявшегося в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 264 (нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств) УК РФ, было прекращено на основании ч. 2 ст. 24, ст. 239 и п. 1 ст. 254 УПК РФ.
В.Т. Филиппов не признавал себя виновным в совершении инкриминировавшегося ему деяния и полагал, что как самим фактом прекращения уголовного дела по указанному основанию, так и наступившими последствиями (в частности, отсутствие права на возмещение вреда, причиненного в результате привлечения к уголовной ответственности), были существенно нарушены его права и законные интересы. Он обжаловал принятое судом решение в кассационном порядке. В удовлетворении жалобы ему было отказано со ссылкой на то, что при наличии обстоятельств, указанных в ч. 2 ст. 24 УПК РФ, дело во всяком случае подлежит прекращению.
По мнению заявителя, содержащиеся в ч. 2 ст. 24, ч. 4 ст. 133, ст. 239 и п. 1 ст. 254 УПК РФ нормы, не предоставляющие обвиняемому право возражать против прекращения уголовного дела в случае, когда до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость соответствующего деяния устраняются новым уголовным законом, и требовать рассмотрения дела судом по существу, нарушают гарантируемые ст. 52 и 53 Конституции РФ право потерпевших от злоупотребления властью на доступ к правосудию и право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями органов государственной власти или их должностных лиц.
Конституционный Суд РФ не согласился с мнением заявителя, указав при этом, что правосудие по своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что отвечает требованиям справедливости и обеспечивает эффективное восстановление в правах. Суд как орган правосудия призван обеспечивать в судебном разбирательстве соблюдение требований, необходимых для вынесения правосудного, т. е. законного, обоснованного и справедливого, решения по делу. В рамках уголовного судопроизводства это предполагает установление обстоятельств происшествия, в связи с которым было возбуждено уголовное дело, его правильную правовую оценку, выявление конкретного вреда, причиненного обществу и отдельным лицам, и действительной степени вины (или невиновности) лица в совершении инкриминируемого ему деяния.
Если новым уголовным законом устраняются преступность и наказуемость какого-либо деяния, в постановлении о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием в деянии состава преступления констатируется невозможность дальнейшего осуществления уголовного преследования в отношении подозреваемого или обвиняемого, хотя ранее выдвигавшиеся против него обвинения и не признаются необоснованными. В таких случаях объективно ограничиваются права участников уголовного судопроизводства, в том числе право доказывать свою невиновность в совершении преступления и возражать против прекращения дела в соответствии с ч. 2 ст. 24 УПК РФ, а также право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием.
В постановлении Конституционного Суда РФ от 28.10.1996 № 18-П по делу о проверке конституционности ст. 6 УПК РСФСР в связи с жалобой О.В. Сушкова был сделан еще один важный вывод, касающийся прекращения уголовных дел на стадии предварительного расследования. «…В самой статье 6 УПК РСФСР нет прямого указания на необходимость получения согласия лица на прекращение уголовного дела. При этом в практике ее применения такового согласия и не требовалось, что вело к нарушениям конституционного права на судебную защиту и презумпции невиновности.
Рассмотрение статьи 6 УПК РСФСР в системной связи с конституционными нормами, закрепляющими эти права, позволяет прийти к выводу, что уголовное дело не может быть прекращено, если лицо против этого возражает и ходатайствует о продолжении производства по делу. В этом случае производство по делу должно продолжаться в обычном порядке».
Таким образом, статьи УПК РФ, предусматривающие основание и порядок прекращения уголовного дела в связи с принятием нового уголовного закона, устраняющего преступность и наказуемость деяния, не противоречат Конституции РФ. Хотя отсутствие в уголовно-процессуальном законе нормы, предоставляющей подозреваемому, обвиняемому и подсудимому право возражать против прекращения уголовного дела в соответствии с ч. 2 ст. 24 УПК РФ, приводит к нарушениям конституционного права на судебную защиту и презумпции невиновности, а также к объективному ограничению прав участников уголовного судопроизводства, в том числе права доказывать свою невиновность в совершении преступления и права на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием.
В стадии предварительного расследования уголовное дело не может быть прекращено в случае устранения преступности и наказуемости деяния новым уголовным законом, если подозреваемый или обвиняемый против этого возражает и заявляет о своей невиновности. В этом случае производство по делу должно быть продолжено в целях реабилитации этих лиц. Производство должно быть сходно с производством по уголовному делу по п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, т. е. когда производство необходимо для реабилитации умершего.
В рамках производства по делу в целях реабилитации подозреваемого, обвиняемого недопустимо применение к последним любых мер процессуального принуждения. Если ранее была избрана мера пресечения, она должна быть отменена.
В стадиях подготовки и назначения судебного заседания и судебного разбирательства ничто не препятствует судье рассмотреть по существу находящееся в его производстве уголовное дело. Никто не освобождает от необходимости выяснения позиций сторон по делу и исследования представленных ими доводов, если до вынесения приговора новым уголовным законом устраняется преступность и наказуемость соответствующего деяния.
Если подсудимый возражает против прекращения уголовного дела по ч. 2 ст. 24 УПК РФ, приводит доказательства своей невиновности, суд после рассмотрения заявления и выявления оснований для реабилитации подсудимого согласно ч. 8 ст. 302 продолжает рассмотрение уголовного дела в обычном порядке до его разрешения по существу и постановления оправдательного приговора. Если основания для оправдания не будут установлены, дело прекращается по ч. 2 ст. 24.
Как в досудебном, так и в судебном производстве по уголовному делу при устранении преступности деяния новым уголовным законом необходимость продолжения производства по уголовному делу для реабилитации подозреваемого, обвиняемого или подсудимого непосредственно вытекает из назначения уголовного судопроизводства на защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию (ст. 6 УПК РФ).
Следует внести в ст. 24 УПК РФ положение, согласно которому при устранении преступности и наказуемости деяния новым уголовным законом уголовное дело подлежит прекращению, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации подозреваемого или обвиняемого.
 
Библиография
1 См.: Мендельсон Г.А. Передача на поруки лиц, совершивших преступления, не представляющие большой общественной опасности. — М., 1963. С. 56—57; Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе. — М., 1981. С. 152—154.
2 См.: Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса. — М., 1971. С. 112.
3 См.: Строгович М.С. Материальная истина и судебные доказательства в советском уголовном процессе. — М., 1955. С. 203.
4 Строгович М.С. Право обвиняемого на защиту и презумпция невиновности. — М., 1984. С. 110.
5 Раменская В.С. Институт реабилитации в уголовном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Екатеринбург, 2004. С. 19—23.